home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Кирилл. Гражданский троеженец

Уничтожение крупных банд мертвяков заняло две недели. С одиночками местные сами с легкостью расправятся. Неожиданных неприятностей вроде происшедшей в самом начале встречи с гончими не пбыло. Так что, выведя под три сотни мертвяков – за некоторыми бандами нам все же пришлось погоняться, но от поисковых заклинаний шаманки не уйти, – мы вернулись в замок.

Олграна все это время имела сумрачный вид, то и дело косо на меня поглядывая. Даже не знаю, о чем она в этот момент думала, но мне становилось не по себе. Вроде как я в чем-то виноват. Но виноватым я себя не чувствовал – в конце концов, она сама на меня полезла! Как там, в фильме про чисто углеродную руку… не виноватый я, она сама пришла!

Сдуру под конец путешествия, уже не в силах выносить этот хмурый взгляд, я ляпнул в том плане, что, наверное, можно сделать аборт. В деревнях наверняка найдутся знахарки, сведущие в этом вопросе, если она сама не может. На что получил гневную отповедь:

– Дети – дар духов! Отказаться от дара, особенно когда мне его дали, несмотря на все мои старания, – значит прогневить их и лишиться расположения в будущем!

Немного погодя задумчиво добавила:

– Да и ребенок от рассара может получиться очень сильным… с очень сильным Даром…

Стало быть, в не таком уж отдаленном будущем, месяцев через девять, меня ждет еще одно прибавление – уже от орчанки.

Ох-хо-хох… горе мне, горе…

Вампирша эта еще… Если шаманка делала все, чтобы не залететь, а она, я думаю, в этом фишку рубит, как никто другой, сама как-то призналась, что целительство – ее конек, но все же залетела, – то, сами понимаете, подозрения на ее счет самые что ни на есть пессимистичные.

Ну, поживем – увидим.

Сама Ссашшиллесса, кстати, тоже ехала в глубокой задумчивости. Тоже, видать, размышляла о своем, о женском… счастье.

– Кирриэл! – бросилась мне на шею Зеленоглазка.

– Привет, малышка… – обнял я ее осторожно и поцеловал.

– Как хорошо, что ты вернулся… а то мне, как вы уехали, такой сон плохой приснился, что тебя чуть не убили…

– Глупости – видишь, я цел и здоров, – быстро ответил я, столь же стремительно стрельнув глазами в орчанку, уже открывшую рот, и вампиршу, чтобы не болтали лишнего.

Нечего Зеленоглазку волновать. Ей это вредно. А вот над сном стоит подумать. Может, связь какая образовалась между нами? Не просто же так ей сон приснился дурной, учитывая, что меня реально серьезно потрепали. Отмахиваться точно не стоит. Магия ведь кругом, все возможно.

– Это хорошо. Идем же!

Зеленоглазка повела меня первым делом в купальню, где и обмыла всего… и не только. Приятно, чего уж тут.

– А больше никаких снов насчет меня не снилось? – внутренне замерев, поинтересовался я, припомнив случай с вампиршей.

А то, согласитесь, как-то это будет не фонтан… Я, хм… уединюсь с кем-нибудь, а мои подружки уже все знают – им, блин, все приснилось! Это же полный северный лис! Это всем песцам песец!!!

– Нет, а что? – с подозрением поинтересовалась Зеленоглазка.

Ну и слава тебе господи!

Хотя если кое-что соотнести, то кое-что получается. Порвали гончие меня ночью, Зеленоглазка наверняка в это время спала – вот и увидела. А случай с вампиршей произошел днем, Зеленоглазка соответственно бодрствовала, может, потому и не узрела измены…

Как теорию можно принять. Но проверять ее не хочется. Конечно, я никому ничего не должен, но все равно неприятно.

– Нет, ничего… давай я тебя помою.

Зеленоглазка возражать не стала, хоть и чистая. И совсем обо всем забыла и разомлела, когда добавил поцелуев.

Ну а потом, когда в свою очередь привели себя в порядок Олграна и Ссашшиллесса, естественно, был пир горой. Пармер на кухне по случаю возвращения хозяина расстарался на славу.

– Ничего, – приободрил я его, явно запыхавшегося: одно дело приготовить на одну персону и совсем другое – на три рта три раза в день, и так каждый день. А ведь у него еще другие обязанности по замку есть. – Через день-другой подойдут работники, полегче станет.

Я, естественно, помимо парней на гарнизонную службу в стрелковые команды нанял несколько девушек на кухню. Ну и парням в некотором смысле облегчение. А мне так моих выше крыши хватит. Одна Олграна чего стоит.

– Олграна, сможешь сегодня провести обряд познания с Ссашшиллессой?

Орчанка, хмуро глянув на вампиршу, кивнула:

– Без проблем.

– А то я думаю, что пора начать экспериментировать с записью. Пока только сольно, но у меня и таких композиций хватает. А то нам скоро предстоят расходы – не хотелось бы встретить их с пустыми карманами. Да и рынок прозондировать не помешает пробными партиями, а то, может, вся эта идея не стоит и ломаного гроша. Тогда придется в темпе думать, на чем еще можно заработать.

Шаманка согласно кивнула. Вопрос этот действительно не стоило пускать на самотек.

За ужином также составили примерный распорядок дня на будущее. Мне надлежало с утра и практически до обеда вместо чистой профанации – спортивной зарядки – заниматься реальными тренировками с вампирессой, учиться фехтованию. В этом мире меча и магии это действительно может серьезно пригодиться.

После обеда я практически становился предоставлен самому себе. Но это не значит, что я собирался слоняться без дела. На ближайшее время работы у меня непочатый край.

Первым делом я решил собственноручно сделать прототип голема. Это только кажется, что они просты в изготовлении, только и нужно что несколько деревяшек прибить друг к другу. Как бы не так. Там придется серьезно повозиться, продумывая элементы крепления и сочленения.

Вампиресса после обеда будет петь под собственный аккомпанемент. По одной-две песни в день. В чем ей будет помогать на магическом уровне Олграна. Мало, конечно, но зачем шаманке перенапрягаться – ведь для нее это тоже непросто, тем более что времени много.

Драгоценных камней, конечно, для этого не хватит, но мы пока решили работать с обычными одноразовыми камешками. Пойдут они очень дешево – гораздо дешевле себестоимости, но тут ничего не поделаешь, нужно привлечь к продукту внимание, завоевать рынок – в общем, сетевой маркетинг в действии.

А вот когда одноразовые станут популярны, пойдут драгоценные «альбомы». Но тут уже нам надо подсуетиться и собрать-таки музыкальную группу. Найти певца-мужчину. Женским голосом всех песен не спеть. Совместное пение опять же.

Шаманка утром и после работы с вампирессой займется своими шаманскими делами, в которых я не секу. Будет самосовершенствоваться и заниматься самообразованием.

Зеленоглазка… Зеленоглазка, пока мы охотились на мертвяков, несмотря на свое положение, оказывается, неплохо вникла в дела замка, так что в этом плане она разгрузила Пармера. Пусть и дальше занимается хозяйственными делами.

Ну вот, вроде все заняты, никто не бездельничает. Лепота.


Ссашшиллесса. Вампирша, вошедшая в ближний круг рассара. Что касается способа, то тут просим без пошлостей!

Когда к месту битвы с бродячими мертвяками и гончими из деревни вернулась орчанка, я думала, она будет меня убивать. Глазами так и сверкала – сразу как-то догадалась, что я была близка с рассаром. Но не полезла. Шаманка, конечно, хороша, тем более что я успела оценить ее в битве с гончими, но и я не пальцем сделана, тоже кое-что могу. Так что совсем неясно, кто победил бы в схватке.

И чего только она так разнервничалась? Влюбилась, что ли? Пфр…

Чуть позднее причина ее такого состояния стала ясна. Орчанка, оказывается, забеременела от человека, хотя, как я поняла, она всеми способами старалась этого избежать. Тут, в связи с моей близостью с рассаром, уже мне стало над чем поразмыслить…

Впрочем, какая, собственно, мне разница? Ну обрюхатил меня рассар, хотя это еще неизвестно – в любом случае сама виновата, – так что ж теперь, убиваться, что ли?

А по возвращении в замок я принялась за обучение Ксиррела бою на мечах. М-да… работы непочатый край, никогда еще мне не доводилось обучать столь бездарного ученика. Каждая капля его крови, коей он мне заплатит за это обучение, будет того стоить.

На удивление неуклюжий человек… Пока он делает свой выпад, я могу его раз двадцать убить, при этом не переходя на сверхскорость.

Или, может, я предвзята? Все-таки людей я еще никогда не обучала, только вампиров, да и давно это было… Бывало, и обращенных тренировала, но они уже не совсем люди. Скорость и проворность на порядок выше.

Хм… а если его обратить, подумала я. Что в таком случае выйдет из вампира-рассара, пусть и обращенного? Думается мне, что высшему такой обращенный точно ни в чем не уступит. А может, и сам станет высшим?!

Но он на это не пойдет, так что предлагать бессмысленно. А жаль…

– Все, я больше не могу… – взмолился человек, буквально падая от усталости.

– Да, собственно, мы закончили.

Ксиррел, обрадовавшись, поплелся в замок приводить себя в порядок после тренировки.

А я даже не вспотела, так что можно сразу идти музицировать. Шаманка провела вечером обряд познания, и я получила знание языка рассара. И всю ночь слушала удивительные в своей необычности песни. Там было все вперемешку – и смешные, и грустные, лирические, и серьезные, и военные, и просто странные, непонятные.

Но сколько слушала – не прослушала и десятой части из огромного количества композиций. А парочку из прослушанных, что удалось достаточно легко переложить на общий и где не требуется много усилий по подгонке музыкального сопровождения, можно попробовать записать.

По совету Ксиррела попробую записать одну смешную песню группы «Балаган», называется «Че те надо?», тем более что она действительно легко переложилась на общий, да и с музыкой проблем нет. А песня действительно смешная – я смеялась до упаду.


Кирилл. Барон. Вроде хозяин, а вроде и пленник

Жизнь в замке после возвращения с охоты на мертвяков превратилась для меня в ад с самого утра. Встал ни свет ни заря – и целых три часа занимался одной только разминкой под руководством Ссашшиллессы. Бегал вокруг замка, прыгал, ходил на корточках, отжимался… В общем, надо мной измывались как могли.

Сдохнуть можно. Я едва держался на ногах, это при том что путешествие по лесам и горам со степью меня несколько укрепило, особенно ноги, но, как видно, недостаточно, абсолютно недостаточно.

А потом начались сами тренировки, точнее – избиение. Ссашшиллесса сначала показывала какие-то стойки, движения, выпады, удары и заставляла повторять – сначала просто так, а-ля бой с тенью, а потом уже в контакте с ней. И каждый раз жестко наказывая за, по ее мнению, неправильные действия. А поскольку неправильным получалось все, ибо, как вы понимаете, нет предела совершенству, то, сами понимаете, на мне очень скоро живого места не осталось. Эта вампиресса меня решила, наверное, просто угробить.

К счастью, рассарство дало мне одно довольно значительное преимущество – я весьма споро восстанавливался. Но ближе к обеду даже оно уже было неспособно меня поддержать, и я просто валился с ног.

Я в этот момент не без некоторой доли зависти подумал, что, несмотря на всю мою быструю восстанавливаемость, сила орка мне бы ой как не помешала! Особенно чтобы управляться с мечом. Он, как и положено тренировочному, весил намного больше боевого – это чтобы рука быстрее натренировалась тяжесть держать и потом уже настоящим мечом орудовать так же легко, как тростинкой.

К счастью, тренировка закончилась, и я едва добрался до купальни, где меня уже встречала Зеленоглазка. Да, это весьма своевременно, а то без ее помощи я сейчас даже помыться не могу… А так блаженство: лежишь в воде, а тебя моют. Ну чистый сибарит! Если бы еще не тренировки…

– Спасибо, дорогая…

Отобедав, поплелся во внутренний дворик, его хозяйственную часть – это там, где кузница и прочие службы. По моему наказу гремлины стащили туда заранее помеченные мною сухие бревна и чурки, хорошо просохшие, что вообще-то собирались пустить на дрова.

Ну вот, теперь можно заняться созданием прототипа деревянного солдата, отработать на нем все конструкторские решения, учесть все ошибки, что непременно возникнут по ходу дела, – всего ведь не предусмотреть, как ни старайся и ни прорабатывай на чертежах. Собственно, самая большая головная боль – это конечно же сочленения. Какими их делать?

Есть три способа соединения: шарнирный простой – соединение двух частей через выступ и паз, карданный и шаровой, или подшипниковый. Это я так для себя классифицировал, так как не знаю, как все это в действительности правильно называется.

Пальцы на руках без вопросов будут простейшими шарнирами, а плечи, локти, колена? Какой способ будет самым эффективным по подвижности и надежности? Конечно, шаровой-подшипниковый, это без вопросов. А вот в плане простоты изготовления – карданный.

Шар тоже вырезать не тяжело, опыт резьбы по дереву у меня небольшой, но есть, но это шар, а вот паз под него выдолбить, так чтобы шар там не гулял, – это уже настоящий геморрой. Сделать его надо тютелька в тютельку и без лишних шероховатостей, иначе все очень быстро пойдет вразнос.

Так что в этом плане предпочтительнее смотрится карданный способ. Да, деталей придется делать на порядок больше, но они все же попроще будут. Хотя само увеличение деталей сводит эту простоту на нет и снижает надежность конструкции в целом.

По уму, лучше сделать два разных прототипа и сравнить их характеристики между собой. Заставить пройти полосу препятствий на скорость, а потом еще выставить их друг против друга – и пускай уже в сражении выявится окончательный победитель. Кто рассыплется раньше, тот и проиграл.

Но делать два отдельных прототипа мне было откровенно влом – с одним бы управиться. Тем более что работа непростая, я все-таки не профессиональный резчик по дереву, – и в конечном счете решил совместить оба способа в одном экземпляре. Правую сторону решил сделать на основе шарового соединения, а левую – карданного.

Все зарисовал с мельчайшими подробностями, размерил и начал пилить, рубить и строгать…

Но прежде, конечно, проконсультировался с Олграной. А то очень мне было заманчиво создать четырехрукого бойца. Это же какая мельница получится?! Машина смерти!!!

Но – увы, меня ждал облом.

– Нет, Кэррэл, души, которые будут подселяться в твоих деревянных солдат, смогут управлять только привычной им конфигурацией голема. То есть двумя руками и двумя ногами, такими, какими они сами были при жизни.

– Печально. А если такой вариант, что две руки становятся запасными? Одну руку отрубят – голем вводит в строй запасную.

– Это можно, – согласилась шаманка.

– Что ж, так и сделаю…

За день я этого солдата конечно же не сделал. Собственно, при наличии специального инструмента (заказал его у кузнеца еще в первой деревне при поездке на охоту на мертвяков) я умудрился сделать только одну руку. И это, я вам скажу, просто отличный результат. Легче всего, конечно, сделать было пальцы, труднее всего – локтевой и плечевой суставы. И это я еще шаровой способ отрабатывал. С карданным мороки будет больше – там сверлить надо, скорость изготовления сильно упадет. Так оно, собственно, впоследствии и вышло…

Ну а вечером мы слушали «каменный» концерт из одноразовых камней с записанными на них вампирессой и орчанкой песнями. На мой взгляд, получилось неплохо. На взгляд моих подруг – тоже. Голос у Ссашшиллессы действительно оказался божественным.

– Меня другое беспокоит, – сказала вампиресса, – эти песни быстро выучат менестрели и пойдут дальше зарабатывать сами. И мы уже ничего с этого не поимеем.

Это да, это проблема. О праве интеллектуальной собственности здесь слыхом не слыхивали, да и о чем говорить, если даже дома у меня на него очень часто кладут с прибором. Да и сам я, если уж на то пошло, занимаюсь интеллектуальным пиратством. Не я же эти песни сочинил, но собираюсь на них зарабатывать.

– А может, имеет смысл как раз заключить договоры с этими бродячими артистами? – предложил я, немного подумав. – Под клятву. Они же станут основными распространителями наших музыкальных камней…

– Сложно это, – сказала шаманка. – И потом, всех менестрелей не оприходуешь…

– Да уж, беда…

Отличная идея быстрого и беспроблемного заработка медленно накрывалась медным тазом. Проблем, оказывается, выше крыши. По крайней мере, я ничего не мог придумать, как бы защитить наш бизнес.

– Будем думать. Как вариант вижу только создание собственных музыкальных групп, не для записи камней, хотя тоже можно, а как раз гастрольных, и пусть они за процент исполняют наши песни. Ну и «альбомы» распространяют.

– Это более реально, – кивнула вампиресса, – особенно если они будут выгодно отличаться качеством исполнения от прочих бродячих артистов и вхожи в самые высшие круги знати, где и уровень заработка на порядок выше.

– Или собирать на концерт толпу из жителей всего города. По бронзовой монете с носа, и это уже приличная сумма собирается. В общем, думать надо над концепцией более плотно.


Через неделю работы я своего деревянного солдата все-таки собрал. Получился он у меня два метра высотой. Дополнительная пара рук крепилась чуть снизу основных и заводилась за спину.

Как можно легко догадаться, назвал я его просто, без особых изысков, затей и претензий – Буратино. Тем более что ухряпался я с ним – что твой папа Карло… ведь куча заготовок тупо ушла в брак. Так что я очень быстро пожалел, что решил сделать бойца о четырех руках.

И это еще из мягкой породы дерева прототип. А сколько мороки будет с «железным»?! О ужас! Но, впрочем, страдать буду не я, а рабочие…

Под конец решил немного пошалить и сделал ему соответствующий длинный острый нос. А что? Дополнительный боевой элемент… Как боднет, словно дятел, так и проткнет к чертям.

Думал, туловище станет самым простым в изготовлении элементом. А чего с ним париться, обтесать чурку с местами креплениями для рук, ног и головы – и все дела. Ан нет, настоящему бойцу еще и корпусом надо поворачиваться. Так что пришлось его в районе пояса распиливать пополам и цилиндрическим шарниром соединять. Еще день работы.

Хотя думаю, что тут лучше использовать все же карданный элемент – так угол наклона больше будет, чем с шаром (проще просто некуда). Но я с ним так успел задолбаться, что решил использовать более быструю и простую в изготовлении систему, пусть и в некоторый ущерб подвижности. Прототипу и этого хватит.

Все, теперь дело за шаманкой, проведение обряда по вселению души.

Олграна, кстати, тоже готовилась к этому волнительному моменту и сделала для Буратино несколько специальных амулетов, а именно – глаза, уши и рот. Подселяемой душе тоже надо через что-то смотреть и общаться. Так что в соответствующих местах в голову украсили камни, нашлись подходящие, полупрозрачные, из простых, что буквально под ногами валяются, надо только обработать хорошо. Потом только останется изделие раскрасить.

Гремлины утащили моего голема на крышу и разложили его на подготовленной шаманкой черной плите.

– Мне обязательно присутствовать?

Я не без основания полагал, что вселение души в голема изрядно затянется.

– Конечно. Я буду привязывать их на твою ауру, чтобы ты мог их самостоятельно заряжать, а значит, ты должен находиться поблизости.

– Ясно…

После чего Олграна стала расписывать Буратино какими-то значками, что-то нашептывая, и исписала его так всего с ног до головы. Посыпала чем-то, побрызгала…

– Что это сейчас такое было? – поинтересовался я, когда шаманка закончила подготовительный процесс и отошла отдохнуть, а заодно осмотреть дело своих рук со стороны – может, еще чего поправить надо.

– Заговоры ставила. На прочность, на сопротивление огню и воде.

– Ну, насчет огня я понимаю, а воде зачем?

– Разбухнет от сырости – заклинит всего.

– Логично, – согласился я.

– Но, несмотря на все мои наговоры, огонь все равно останется для него самым страшным врагом, – сказала Олграна.

– Я понимаю.

– И кстати, мои поздравления…

– Не понял…

– Такая конструкция голема очень экономична.

– Не понял… – повторил я, хмурея еще больше.

– Вот эти все подвижные части повысят срок службы голема и снизят затраты маны к минимуму. Так что он сможет работать без подзарядки не месяц, как мы рассчитывали, а полтора или даже два, если много двигаться не придется.

– То есть… можно было сделать все намного проще?

– Ну да! Магия позволила бы двигаться голему так, как ему надо. Дерево достаточно пластично…

Я даже не знал, радоваться мне или плакать от горя. Несмотря на то что я рассчитывал на магию, мыслю я по-прежнему чисто техническими категориями, вот и создал максимально технологичного голема. А можно было просто прибить к бревну-торсу палки с ветками-пальцами – и вуаля, голем готов. Ну да сам виноват, не проконсультировался по этой части со специалистом. С одной стороны, столько напрасного труда, но с другой – значительная экономия энергии и повышение срока службы с одной подзарядки в два раза. У меня, конечно, энергии много, но все равно не стоит ею разбрасываться. Тем более если вдруг замок придется оставить на более длительное время, чем месяц… Так что нет худа без добра.

– А как, ты думал, создаются големы из земли? Тоже делают такие вот подвижные штуки?

– Ну да… не делают, просто лепят.

– Так только железных големов гномы делают. Любят они это дело.

Терминаторов клепают коротышки бородатые, подумал я с усмешкой.

– У них только локтевые суставы немного другие – поворачиваются вдоль на такой штуке, как если бы на палец наперсток надели.

Я кивнул. Сам что-то подобное сначала хотел делать, но уж больно сложно. Карданный способ намного проще.

– Давай мифрил, пора проводить обряд.

Я подал шаманке заранее зачарованный ею кусочек мифрила, что таскал все время создания Буратино с собой, заряжал ему аккумулятор от своей ауры.

Олграна взяла эту заполненную до краев энергией батарейку, вставила в специальный паз в груди, села и начала камлание. Вспыхнули курильни в ключевых точках вокруг черного камня, зазвучал бубен и голос…

В общем, как я и предполагал, эта дымная светомузыка затянулась надолго – на час, не меньше. А когда закончилась, шаманка едва сумела подняться и отойти.

– Тяжело?

– Да, в первый раз нелегко…

– Но получилось? – с волнением спросил я, видя, что голем как лежал, так и лежит бревном.

– Да… сейчас встанет…

Олграна ударила в ладоши и что-то выкрикнула на старооркском – что-то типа: встань и иди.

Голем на черном камне зашевелился. Движения его вначале получались неуверенными, но вскоре подселенная в Буратино душа освоилась, и движения стали более осмысленными.

– А кого ты подселила?

– Воина с крохотным Даром – это для лучшей понятливости твоего прототипа, так что теоретически он будет несколько умнее будущих простых солдат, но ненамного. На его магию можешь не рассчитывать. Разве что себя защитить сможет от пары слабеньких ударов.

– Хорошо. А условия какие? Ты там что-то говорила, это вроде договорной системы, а не чистое повеление.

– Условия по неопытности предложила щедрые. Душа получит посмертие после того, как это тело погибнет.

– Так им же выгоднее будет подставиться и погибнуть!

– Нет. Договор таков, что души обязаны воевать в полную силу, без подстав.

– Хорошо…

– Дальше. Ни подселить душу в другой голем, ни вернуть назад в бубен будет невозможно. Это гарантирует их верность и разумную инициативу в выполнении приказов без дополнительного контроля и принуждения.

– Ясно. А поврежденные части я могу заменять? Будут работать?

– Да, можешь. И работать тоже… должны. По поводу дополнительных условий: контракт прекращается, и они получают посмертие в момент твоей смерти. Как и в случае с собственной смертью, они обязаны защищать тебя до конца, а не подставлять. В противном случае контракт считается невыполненным, и они возвращаются в бубен.

– Хм… тоже ясно.

– Остальных придется подселять на тех же основаниях… они слышали, – стукнула пальцем по бубну Олграна, – и на меньшее не согласятся. Более опытный и сильный шаман мог бы отделаться меньшим, но увы…

Я понимающе кивнул.

Наконец деревянный солдат разобрался с управлением собственными конечностями и встал.

– Ты его хозяин – тебе с ним и общаться, – выдала мне Олграна.

Я шагнул к деревянному солдату.

– Солдат, теперь тебя зовут Буратино.

– Меня зовут Буратино… – прохрипел голем.

– Я твой хозяин. Зови меня «командир Кирилл».

– Хозяин – командир Кирилл.

О счастье! Чуть не разрыдался я от умиления на груди у этого чурбана. Хоть кто-то смог назвать мое имя, не исковеркав его до неузнаваемости! И пусть этот кто-то – голем.

– Ты подчиняешься мне или тому, кому я передам такие полномочия. Ты понял меня? Отвечать: «так точно», «никак нет» или «слушаюсь».

– Так точно.

– Отлично. Пошевели руками и ногами во всех возможных режимах работы и сделай легкую пробежку по кругу.

Голем вначале слегка запутался с руками, попробовав задействовать сразу обе пары, так что тут шаманка оказалась права.

– Работай только одной, основной парой рук. Верхней.

– Слушаюсь…

Дальше тестирование пошло успешнее, голем крутил руками, сгибал, приседал, шевелил пальцами. И как мне показалось, карданный способ все же предпочтительнее шарового – по крайней мере, в условиях такого вот кустарного изготовления. Подвижность явно выше.

– Пойдем вниз, проведем боевые испытания…

Мы зашагали к лифту. Внизу для боевых испытаний заготовили несколько чучел из хвороста. Посмотрим, как голем умеет мечами махать. Я ему подготовил два орочьих ятагана и один двуручник. Как раз такому парню по руке.

– А скольких ты вообще сможешь вот так подселить за один раз? – поинтересовался я у шаманки.

А то, сами понимаете, если изготовить сотню солдат и каждого придется оживлять с такими же усилиями, по одному в день – Олграна сейчас явно выжата до дна, – это затянется надолго. Как бы чего не вышло…

– На начальном этапе могу подсаживать по две-три простых души. Потом, с набором опыта и Силы, могу добрать и до десятка. А вот тех, что с Даром, придется уламывать поодиночке в любом случае. Разве что под конец могу замахнуться сразу на двух.

– Нормально…

Тем временем мы спустились вниз, где нас поджидали Зеленоглазка со Ссашшиллессой, пришедшие поглазеть на шоу. Оно и понятно: развлечений в замке немного, а тут такое…

– Возьми оружие… ятаганы и атакуй тех, что справа. Троих.

– Слушаюсь.

Голем, как я и ожидал, взял сразу два ятагана в руки и обрушился на чучела, буквально раскромсав их на клочки. При этом он проявил выдумку и ни разу не повторился в ударах. Бил сверху вниз, снизу вверх, поперек и наискосок, делал колющие выпады. Сначала работал левой, потом правой (левшой он, что ли, раньше был?), под конец показал класс обеими руками.

– Возьми меч и добей остальных.

– Слушаюсь…

Голем поменял оружие и разметал оставшиеся чучела.

– Какое оружие тебе понравилось больше?

– Э-э… – Голем подзавис.

И я понял почему. Видимо, он оказался заточен только на исполнение приказов. Часть функций души просто обрезана, переведена в режим «выкл.». Нужно банально убрать желания – такие как есть, пить, спать, продолжать род, наконец… Дабы избежать неприятных инцидентов с управлением и сходов големов с катушек. А категории «нравится» или «не нравится» – это тоже из области желаний.

Я уже сам хотел отменить свой запрос, чтобы не разнести систему вдрызг, но неожиданно даже для всех, и в первую очередь для шаманки, Буратино неуверенно ответил:

– …Ятаганы, командир Кирилл.

– Хорошо. Оставь себе ятаганы. Чуть позже я дам тебе все необходимое для их ношения. А пока сдай оружие, встань смирно, сейчас мы тебя раскрашивать будем…

Из стойла вдруг раздалось громкое «му».

Меня прямо торкнуло, и я повернулся к шаманке:

– Олграна, а ты ведь души умеешь вынимать и в бубен заточать?

– Только теоретически, – ответила она. – Потребуется много практических опытов, прежде чем мне удастся заключить в бубен простую душу.

– А как насчет животных?

Тут и до шаманки дошло, чего я, собственно, хочу. А хотел я конечно же получить кавалерию. Деревянную. А что? Деревянные солдаты на деревянных лошадках или быках. Все логично.

Олграна рассмеялась.

– Нет, не получится, Кэррэл.

– Почему?

– Даже души разумных сильно теряют в сообразительности, что уж говорить о животных! Они просто не приживутся.

– Жаль…

– Да, забавно было бы.

Наконец гремлины принесли кувшины с красками, и я без затей с помощью подруг разрисовал Буратино в пятнистый камуфляж. А на лицо нанес несколько черных полос. Буратино-Рэмбо, блин…

– Неплохо, – кивнула вампирша, глядя на голема. – Если остальные будут такими же, то получится серьезная армия.


Глава 20 | Попаданец обыкновенный | Глава 22