home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

Кирилл. Учеба, учеба и еще раз…

Когда в начале прошлой недели я только приступил к работе над Буратино, в замок стали прибывать первые добровольцы для несения гарнизонной службы. Но прежде чем они получили доспехи и оружие, я отправил их на хозяйственные работы, а именно – на добычу местного «железного» дерева, как объяснила шаманка, в каком-то там колене родственника легендарного не то эльдрессила, не то меллорна, вокруг которого, как детишки на Новый год вокруг елочки, водят хороводы эльфы.

Работа сия трудна, муторна и тяжела. Опять же дерево достаточно редкое, его еще найти надо, его надо привезти, его надо обработать. Вот первичной обработкой этой древесины, из которой родится моя основная дружина, мои будущие стражники-стрелки и занимались. А также грубой черновой работой по вырезанию конечностей и торсов. А это очень непросто, так как «железное» дерево ну очень трудно обработать даже очень острыми ножичками и топориками, пилы тупятся в один момент. На то оно и «железное». Зато солдаты получатся крепкими.

Собственно, это я к тому рассказываю, что у меня высвободилось некоторое количество времени, но его тут же оприходовала Ссашшиллесса, предложив помимо тренировки на мечах заняться еще обучением езде на конях. А то если мне вдруг понадобится съездить в земли людей, а мне понадобится (только бы с шаманкой этот вопрос урегулировать – как-никак я все еще ее пленник, пусть и добровольный), то ехать туда на быке как-то не комильфо, понимаешь ли. А кроме того, не помешает научиться биться в седле. Тоже может пригодиться, и весьма.

Опять же не царское это дело – чурки вместе со всеми строгать. Я, конечно, мог бы поспорить, императора Петра Первого в пример привести, он не только деревяшки строгал, в кузне молотом махал, но и брадобреем в своем роде был… но не стал. Предложенное времяпрепровождение тоже полезное и нужное. Меня разве что несколько энтузиазм вампирессы напрягал…

И не зря напрягал, скажу я вам. Впрочем, против такого напряга я ничего против не имел.

Злобный конь, доставшийся нам от некроманта и ставший транспортом вампирши, катал меня кругами и восьмерками по полянке. Убедившись, что в седле я держусь, Ссашшиллесса предложила перейти на рысь. Тут я слегка напрягся. Быстрее, чем шагом, я никогда не ездил. Был, правда, случай в детстве на сенокосе, когда я разогнал лошадку на свою голову, чуть не упал, еле удержался, и повторять опыт как-то не хотелось. Но есть такое слово «надо».

– Н-но, колбаса конская! – стеганул я слегка коня по крупу.

Я думаю, он просто обиделся. Сильно. Телепат он, что ли? А ведь не удивлюсь, если так: ведь конь-то принадлежал магу и что ему стоило как-то модернизировать свое транспортное средство, чтобы конь понимал все команды мысленно? Удобно ведь.

В общем, конь заржал, будто я его не плеткой легонько хлестнул, а особо жгучей крапивой, встал на дыбы, и как результат, я отправился в полет вверх тормашками.

Приземление получилось очень болезненным. Конь скакал, лягал невидимого противника…

– Ксиррел! – бросилась ко мне вампиресса. – Как ты?!

– Да вроде в порядке…

Я попытался встать.

– Лежи, лежи, дай я сначала все проверю…

И она стала проверять, и в какой-то момент я оказался зажат в ее объятиях. Ну а там уже поцелуи начались и дальше по программе.

Интересно, подумалось мне, она это все подстроила или все же случайно получилось? Есть такое ощущение, что верна первая версия. И ведь что интересно, упал-то я как раз в тенечке…

Ептыть.


Олграна. Шаманка, камлающая на крыше замка

Мои силы за последнее время возросли, и значительно. Аура мало-помалу перестраивается, и теперь я могу гораздо больше накапливать энергии, чем раньше. Жаль только, что выработка энергии значительно отстает, но и этот момент сдвинулся с мертвой точки, как только мы организовали с Кэррэлом его кругооборот. Теперь я могу не только забирать его энергию, удерживать аурой и пользоваться ею, но еще и выработка прирастает. Думаю, чем дольше мы будем вести кругооборот энергии, тем быстрее будет усиливаться мой потенциал.

Уже сейчас я могу проводить обряды, о которых раньше не смела и мечтать, даже если бы находилась в месте Силы…

Брр… как вспомню о месте Силы, а конкретно о Чаше, так всю аж пробирает…

Чего только стоит подселение души в голема! Ведь это сложнейший и затратнейший обряд из среднего круга! До высшего мне, правда, еще топать и топать… а точнее… ну да ладно, не будем о маленьких приятностях.

Вот и сейчас провожу ритуал из среднего круга – Глаз орла. Вон он, орел, парит в вышине. Создать с ним связь, управлять его движением и смотреть его глазами – это тоже непросто. Правда, мне пока хватает сил только на прямую видимость. То есть я могу поддерживать контакт, только если сама вижу этого орла. Получается, я могу заглянуть чуть дальше, чем за горизонт. В степи это не очень нужно, там и так все хорошо видно, а вот здесь, в горах, могу рассмотреть все, что происходит за две, а то и три сопки от нас, что очень полезно.

Но ничего, когда стану сильнее, смогу посылать орла хоть на дневной переход!

А высший круг – это управление сразу несколькими птицами. М-да, только до этого мне еще несколько лет… ну почему бы и нет, Кэррэл не так уж плох, даже хорош. Был бы только еще чуточку… мощнее. Ну да не все сразу!

О, как приятно парить в вышине! Какая свобода… Неудивительно, что люди в мире Кэррэла так рвались в небо и вырвались-таки! И даже выше!!! Целый дом в пустоте над планетой построили! Может, и мне сделать этот, как его… дельтаплан? Или параплан? И полетать в небе не через орла, а лично.

Вот только ребенок…

Да, ребенок… им рисковать нельзя. Жаль только, что он замедлит мое усиление. Ведь вскоре я стану такой же, как Зеленоглазка, и не смогу…

Но ведь все сделала, чтобы не забеременеть! Это все кровь рассара. На нее ничто не действует. Вон как вампирша от его крови… торчит.

Кстати, где они?

Я заложила крутой вираж и пошла… точнее, полетела к полянке, где они занимаются обучением верховой езде.

Но где они?! Вон конь щиплет траву…

В груди колыхнулось беспокойство. Не случилось ли чего? А то эти гончие Проклятых земель время от времени всплывали в памяти. Может, еще какая охотничья тройка тут шастает? Аура рассара для них – что маяк в ночи для кораблей. И этот его Буратино, ставший своеобразным телохранителем, их не спасет, его самого на щепки распотрошат.

Надо его ауру амулетом разведчика закрыть. Долго при такой силе ауры он не протянет, но и изготовить их не проблема. И почему я раньше об этом не подумала?!

Прав человек: все мы задним умом крепки.

И чего я, собственно, туплю, гляжу простым зрением?! Надо истинным!

Посмотрела истинным. Вот он, в тенечке валяется… как же красиво его аура светится и переливается!

Перешла на обычное зрение, и…

Ах вы, паршивцы!!!

Порву кровососку!!! И его клювом в лоб долбану!

Мой орел с пронзительным вскриком, почувствовав мое настроение и желание, сам ушел в резкое атакующее пике. Но в последний момент я одумалась.

Ну и что, собственно, такого?.. В конце концов, он мне ничего не должен… ни в чем не клялся, ничего не обещал, как и гоблинке. Я только получаю с него все, что мне надо. С чего я такая нервная? Это тем более странно, что многоженство у нас, орков, в порядке вещей. Неправильная я… наверное, оттого что шаманка равна по положению мужчинам, и у меня, как и у мужчины, инстинкт собственницы развился.

Да и выглядеть я после такого буду не слишком красиво. Они ведь сразу догадаются, чьих это рук дело.

Орел расправил крылья и вышел из атакующего падения. Все еще можно свести к естественным причинам – дескать, добыча скрылась. И надо улететь отсюда.

Хотя они заметили орла и перестали.

И то радость…

Занимайтесь наконец тем, для чего вы туда поехали, а не… этим самым.

А я решила еще немного полетать. Это, оказывается, так успокаивает… А мне сейчас надо успокоиться. Взмах крыльями, еще взмах, подхват воздушного потока – и быстрый набор высоты.

Парю…

А это что за толпа?

Внизу, в седловине, двигалось настоящее стадо быков, голов под сто. А дальше так и вовсе целый табор. Повозки, повозки, еще повозки, а в них разумные – десятки, даже сотни. Многие вооружены. Кто это?

Впрочем, какая разница? Целая армия движется к нам. Я разорвала связь с орлом. Теперь надо вызвать Кэррэла и эту… кровососку. Создать полноценные амулеты связи мне не по силам, просто не знаю как, это к классическим магам, но простые «пульсары» вполне смогла.

Взяла амулет и отщелкала на нем сигнал тревоги.


Кирилл. Застуканный, но не пристукнутый

Наше с Ссашшиллессой интимное времяпрепровождение на самом интересном месте прервал вскрик орла в небе. Птица, казалось, падающая прямо на нас, расправила крылья метрах в пятидесяти над землей и ушла в сторону.

Я заподозрил неладное и посмотрел в сторону замка, хотя с поляны, где мы тренировались… если это можно так назвать, его не видно, а значит, не видно и нас. Тоже, кстати, еще один моментик в пользу теории заговора… В общем, после такого подозрительного пролета продолжать прерванное занятие я резко расхотел.

Вампиресса не настаивала. Она вроде как получила свое.

– Сашуль, а ты не боишься залететь? – поинтересовался я.

– Что сделать? Залететь? Как? Куда? – удивилась она, одеваясь.

Я чертыхнулся, глядя на это занятие. Ей бы в стриптизе работать. Отбоя от посетителей не было бы, импотентов бы на ноги ставила – точнее, то, что между ними.

Если с музыкой ничего не выйдет, построю стрип-бар. Ссашшиллесса вряд ли согласится выступать для плебса, королева все-таки (разве что для высшего света), но научить танцовщиц точно сможет. Ей ведь не впервой учительством заниматься.

– Ну, известно как… а залететь – в смысле забеременеть. Олграна вот травки всякие пила, заговоры читала, и ничто ей не помогло. Залетела и ждет малыша.

– Забавное выражение…

– Их у меня есть…

– Даже если и залечу – что с того?

– Ну, не знаю…

– Мне это не страшно.

– В смысле?

– В том смысле, что это орчанке большая неприятность. Она на некоторое время выпадет из… как ты говорил, прокачки собственной ауры и источника маны. А у меня таких проблем нет.

– Ясно.

– И потом, почему бы и не залететь! – выдала неожиданное Ссашшиллесса.

– Э-э…

– Ну да, – усмехнулась вампиресса. – Я даже рада буду родить от рассара. Сильный получится вампир. Да… я постараюсь это сделать. Мне нужен наследник и продолжатель рода. Семья. А от тебя он родится лучше, чем от кого бы то ни было.

Вот же…

– Не полукровка?

– Нет. От вампиров рождаются только вампиры, даже если вынашивала простая человечка. Вопрос только в его силе – станет ли он высшим. Считается, что шансов рождения высшего от человека выше, чем от мужчины-вампира и человечки. Так что в нашем случае, наверное, станет. Тем более учитывая, что ты рассар.

– Не думаю, что тебе будет удобно рожать сейчас…

– Почему? Ты же не прогонишь беременную из замка? – спросила, сделав умилительно жалостливое лицо, Ссашшиллесса, взяв меня за руку.

Да уж, умеет она играть.

– И потом, мне это не страшно. Я могу задержать развитие плода. Это одна из особенностей нашей расы.

– Вот как?! – удивился я. – И надолго?!

– На сколько угодно. Хоть на сто лет. Даже считается, что это необходимо делать, чтобы вампир получился сильнее. Я лично считаю, что это чушь, но мнение есть, и кто-то ему следует.

– Н-да…

Я невольно представил себе вампира-моряка. Вот ушел он в плавание, лет так на сто, возвращается домой, а его женушка с новорожденным нянчится, – и попробуй докажи, что он не твой, при такой-то способности задерживать развитие беременности.

– Но если можно задерживать развитие, то, наверное, и ускорять тоже можете?

– Можем, но это не приветствуется. Для женщины опять же вредно очень.

– Ладно. Давай уж продолжим обучение, что ли…

Но стоило нам только приступить к верховой езде, как поступил условный сигнал опасности по амулету связи.

– Возвращаемся в замок!

Я оседлал Зайчика, ревниво поглядывавшего на Буцефала вампирессы. Он даже пытался коня рогами задеть. Эти ездовые быки так воспитаны, чтобы любить возить своих хозяев.

Мне еще проблем от ревности ездовых животных не хватало, так что он быстро получил кулаком между рог.

А вот и замок.

– Что случилось? – спросил я, когда мы оказались на крыше.

– У нас гости… – ответила шаманка, стрельнув в меня хмурым взглядом.

Знает, понял я. Ну и фиг…

– Как в прошлый раз?

– Нет. На этот раз все несколько серьезнее. Около сотни воинов. Плюс обоз. Стадо. Они сюда всерьез идут.

– Но сотня воинов для нас не проблема. Ведь так? – неуверенно спросил я.

Шаманка утвердительно кивнула.

– А что по твоим коллегам?

– Я их не почувствовала, и это плохо. Отсюда и срочность вызова. Вдруг шаманы уже близко и начали проводить обряды!

– Может, их просто нет? – спросил я, сам понимая, что вопрос глупый.

– Ты сам-то в это веришь? Штурмовать такой замок без поддержки шаманов?! Это самоубийство, даже не учитывая, что здесь есть я.

– Да уж…

Воспитание мое – мой враг. В общем, мне потребовалось извиниться и вообще хотелось как-то разрулить ситуацию.

– Послушай, Олграна, я…

– Не надо ничего говорить, Кэррэл, – прервала меня орчанка, сразу же поняв, о чем я хочу с ней поговорить. – Ты в своем праве, наконец. Я получаю, что мне нужно, и больше ты мне ничем не обязан, так что волен делать все, что пожелаешь и с кем пожелаешь.

Да уж, как много ловеласов хотели бы получить подобный ответ от своих женщин… А я ведь никогда себя таковым не считал и не считаю, тем более что не являюсь. Просто так все само вышло.

– К нам выдвинулся передовой отряд… будет через час, – выдала шаманка, впав в легкий транс.

– Что ж, подождем…

В замке объявили боевую готовность, хотя к бою ничего готово не было – ни одной баллисты, стреломета и катапульты, персонал не обучен.

В общем, накосячил я в плане обороны по полной. Понадеялся, что времени еще много, делал своих деревянных солдат.

Голова у меня деревянная!

Как отобьемся, надо наконец заняться делом, а не бревна точить, решил я для себя.

Через час, как и обещала орчанка, под замком показались всадники. Передовой ехал с веткой мира или переговоров. Ехал один. Почему бы и не поговорить? Даже плохой разговор лучше хорошей драки.

Я приказал спустить ему лифт.

Каково же было мое удивление, когда наверху оказался старый знакомец Али-Баба.

– Как его зовут? – спросил я у Олграны. – Может, знаешь?

– Лагрош.

– Здравствуй, Лагрош, какими судьбами?

– Здравствуйте, господин… – поклонился полукровка-разбойник и покосился на моего носатого деревянного телохрана.

Его поклон меня несколько удивил. Не кивнул в знак приветствия и равного положения, а именно сделал легкий поклон. Такого за переговорщиками, тем более главарями банд, перед теми, кого хотят пограбить, не замечалось.

– Каким ветром сюда занесло?

– Я и мои люди хотели бы предложить тебе, господин, свою службу.

– Вот как?!

Честно сказать, меня это предложение несколько выбило из колеи. И вот вопрос – нужен ли он мне? Глупо, конечно, разбрасываться таким ресурсом, но не стоит забывать о его не совсем честном прошлом. Разбойник рано или поздно вновь сорвется на разбой. Рецидив называется.

Тем более что я на деревянных солдат ставку сделал, столько сил на заготовки угробил. Не вертать же все взад! К тому же деревяшки – как ни крути, они понадежнее будут.

С другой стороны, не обязательно полукровок держать в замке. Пусть на границе тусуются. Да, пожалуй, так и поступим.

– Сколько чел… разумных с тобой, Лагрош?

– Сто шесть воинов, господин, и еще двести баб с детьми.

– Откуда столько?!

– Беглые, господин.

– Вот так вот взяли вдруг, ни с того ни с сего – и сорвались все в бега? – не поверил я.

– Нет, господин… еще тогда, когда вы нас привели к замку и отпустили, я подумал, что вы хороший господин. Ведь могли бы нас и убить, труда бы вам это не составило… Тогда я решил забрать своих брата и сестру и податься к вам. Остальные решили так же…

– Но откуда еще почти сотня воинов, если ты брал только гражданских?!

– Со мной пошли не только гражданские, но и воины. Мы ведь в банде все вышли из разных родов, и все в итоге взяли с собой еще желающих уйти… в итоге получилось, что нас набралось столько, сколько набралось.

– Понятно. И что, вам дали вот так уйти? Да еще скота порядочно прихватив?

– Нет, господин, – хохотнул Лагрош. – Нас несколько раз настигала погоня, но мы воины не из последних, и нам удавалось отбиваться от мелких отрядов.

– М-да…

А это проблема. Беглецов обычно хотят вернуть во что бы то ни стало и жестоко при всех наказать, просто для того чтобы другим неповадно было. А это значит, что нужно ждать реальной проблемы из степи. Оно мне надо? Верно: не надо. А с этими ребятками тогда что делать? Идти им все равно некуда, все равно здесь, в горах останутся, но тогда уже от них проблемы начнутся, и все равно из степи заявятся. Что ж, придется брать их под свою руку. Все равно другого выбора нет. Да и сотня воинов лишней не будет. Казаки, блин.

– Хорошо, Лагрош, я позволяю вам остаться на этих землях. Будете моей пограничной стражей. Согласен?

– Конечно, господин!

– Местных не трогать, – добавил я.

– Это я объяснил всем в первую очередь, господин, – кивнул Лагрош.

– Тогда возвращайся к своим и передай им эту весть. А присягу воины могут принести завтра утром.

– Благодарю, господин.

Вот такие дела…


Осознав, что угроза оказалась значительно ближе, чем думалось раньше, решил проинспектировать, как там обстоят дела с заготовками для деревянных солдат. Как оказалось, черновая работа закончена примерно для десяти големов: торсы, руки, ноги, головы – все выточено, осталось только проделать тонкую работу конкретно по сочленениям.

Тут работа тоже шла – среди рекрутов нашлось несколько парней, хорошо знакомых с работой по дереву (дома строили, повозки делали), но степень готовности оставляла желать лучшего, инструмент из плохого железа очень быстро тупился. Трудная это все-таки работа, а загубить заготовки легко. В итоге в лучшем случае, с ускоренной доводкой деталей, можно собрать пару-тройку бойцов.

Маловато. Даже с учетом Буратино.

И что еще хуже, темп работы снизится на порядок. Надо наконец заниматься боевой подготовкой. А это значит – отрывать парней от работы над големами для тренировочных стрельб, а также для занятий фехтованием. Это будет делать вампиресса. Сначала, как и прежде, до обеда будет гонять индивидуально меня, а потом уже гарнизон.

Вспомнил про вампирессу, и она нашлась с отвлеченным на первый взгляд вопросом:

– Барон, а под каким знаменем вы собираетесь принимать присягу у воинов?

– Нет у меня знамени.

– Как же так?

– А вот так. Не до знамени с гербом мне как-то было. Вообще не думал об этом.

– А давайте я сошью? – предложила вампиресса. – Мне все равно ночью делать нечего. На отдых хватает два-три часа. В подземелье наотдыхалась за двадцать с лишним лет…

Знаете, мне иногда хотелось поинтересоваться, сколько ей лет, но ведь спрашивать про возраст у женщин не принято. И потом, вдруг ей больше тыщи? Не хотелось становиться в один ряд с Галкиным и Киркоровым. Так что я буду считать, что ей столько, на сколько она выглядит, а выглядела она на тридцать максимум. Ровесница.

– А так – под музыку иголкой поработаю…

– Вышить знамя за ночь?! – удивился я.

– Ну, на полноценную вышивку, да еще со сложным рисунком, ночи конечно же не хватит, но что-нибудь простое я вполне могла бы осилить. Особенно если провести лишь черновую вышивку.

– Это как?

– Это просто. На холсте рисунок вышивается не полностью из ниток, а пришиваются вырезанные из ткани другого цвета кусочки. А потом можно будет сделать все как следует.

– Действительно, это выглядит реально, – согласился я.

– Так что? А то как-то несолидно будет.

– Да я не против, – сдался я. – Вопрос только в том, есть ли у нас ткань для этого дела. Не помню я в списке Пармера пункта про ткани… и был ли он вообще?

– Для такого дела найдется. А пункт для мужчины столь незначительный, легко и запамятовать. Вам железки подавай.

– Это верно.

Да, что касается одежды, то носили мы перешитое некромантово тряпье. Его в комоде оказалось довольно много.

– Так что вы желаете видеть на своем знамени и гербе, ваша милость? – улыбнулась вампиресса.

– Может, феникса?

– Хороший выбор, – одобрила Ссашшиллесса. – И как рассару это подходит больше, чем что бы то ни было. Фениксы ведь тоже были рассарами… потому и извели их. Осталось только нарисовать – и я готова к работе.

– А чего его рисовать, голову ломать. У меня на компе есть картинка феникса. Пойдем, посмотришь, перерисуешь – и все дела.

Вампиресса по ночам, кстати, фильмы на компе смотрела. Зеленушки их раньше видели, хотя тоже были не прочь пройтись по второму разу. Ставил ей и уходил спать, компьютер потом сам вырубался, как энергия в батареях заканчивалась. Но на просмотр фильма хватало.

В комнате как-то неожиданно оказались мы все: я, Зеленоглазка, Олграна и Ссашшиллесса. Все захотели картинки посмотреть. А почему бы и нет? Фотки тоже глянем. С них я, собственно, и начал и тут же застыл, глядя на первые изображения Зеленоглазки и на нее вживую. Небо и земля. Забудьте про живот, я сейчас про лицо. Она реально сильно изменилась.

Раньше выглядела реально страшненькой, было в ней что-то звериное, а сейчас… не Анджелина Джоли, конечно, в свои лучшие годы, но что-то близкое. Губки бантиком, носик вздернут, глазки… и вообще лицо облагородилось.

Изменения заметили все, даже сама Зеленоглазка. И все посмотрели на меня как-то удивленно-осуждающе, будто я сделал что-то нехорошее. Типа пустил ветры на приеме в королевском дворце.

– Чего?.. – окрысился я.

А что, собственно, тут ведь и ежу ясно станет, что без меня, моего воздействия не обошлось. Рассар, так-растак. Оказывается, я могу не только влиять на себя, перестраивая по образу и подобию собственный организм, но еще менять тех, кто меня окружает, под свой вкус и цвет (хотя цвет как раз остался прежним). По крайней мере, тех, кто находится в плотном со мной контакте.

– А мне нравится, – приобняла меня сзади Зеленоглазка.

– Покажи мои изображения… – хриплым от напряжения голосом потребовала Олграна.

Я нашел фотки шаманки, как раз из тех, где она купалась в речке.

– Ну! Сильно я изменилась?!

Я достал зеркальце, которое орчанка с жадностью вырвала у меня из рук и буквально впилась в него глазами, то и дело сверяя изображение в зеркале с тем, что застыло на экране.

Изменения были, но не столь заметные, как в случае с Зеленоглазкой. Лицо шаманки помягчело, подобрело, что ли, стало не таким резким.

– То-то ерунда какая-то со мной творится… – выдала она наконец, но пояснять, что именно она подразумевает под ерундой, не стала. – Ты это специально сделал?

– Нет, конечно! Сама ведь знаешь, кто я, откуда и что ничего не знаю о своих свойствах, свойствах рассара. Думаю, это все произошло на подсознательном уровне…

– Да уж, очень необычное свойство, – согласилась шаманка. – Что-то еще будет…

– Это еще что, – вздохнул я и признался, что одним местом я давно гоблин.

Такого оглушительного смеха я еще никогда не слышал.


Глава 21 | Попаданец обыкновенный | Глава 23