home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


II

Все ножи, которыми привык так ловко орудовать Ма Юнли, — для рубки, нарезки, шинковки — были выложены на длинном металлическом столе, отражаясь в его полированной глади. Один за другим повар брал инструменты и подносил их к вращающемуся диску наждака — раз, другой, третий, пока кромка лезвия не превращалась в точное подобие бритвы. Время от времени Ма бросал внимательный взгляд на сидевшего возле стеллажа с кастрюлями друга.

— Выше голову, приятель! Все еще может обойтись!

— Не обойдется, — понуро ответил Ли Янь. — Разве что глаза мои закроются до прихода утра.

— В таком случае у тебя есть отличный предлог напиться. Хотя бы умрешь счастливым. — Ма оторвался на секунду от своего занятия, почесал подбородок. — Слышишь, счастливым! Ведь это ощущение тебе в диковинку!

Ли скорчил гримасу. На кухню он пришел уже под конец смены друга. Ужин для постояльцев отеля был приготовлен, сервирован и съеден. Дежурный повар, который обслуживал припозднившихся клиентов в круглосуточно открытом баре, сейчас курил, подпирая плечом дверной косяк. Кухню освещала лишь небольшая лампа над головой Ма Юнли.

— Ладно, попробую угадать, — сказал Ма. — Твое паршивое настроение объясняется беседой с дядюшкой Ифу?

— Я обязан отвечать на этот вопрос?

— Черт возьми, Ли, убирайся отсюда! Найди себе женщину, встряхнись. Старина Ифу — замечательный человек, но ведь ты не собираешься прожить под его крылом до конца дней? Странно, что он не заставил тебя пораньше улечься спать.

— А стоило бы, — буркнул детектив.

— Вот видишь! — Ма дугой выгнул спину. — Ты уже и рассуждаешь, как он. Спать? Парень, да на часах всего половина одиннадцатого! Ночь принадлежит молодым, ты дряхлеешь прямо на глазах!

— У меня подъем в шесть утра. Как-никак три убийства. — Ли Янь прикрыл ладонью рот; зевок вышел долгим. — Только сейчас мне не заснуть.

— Ннну-ну. И ты решил проконсультироваться у профессора Ма Юнли, известного специалиста по нервным расстройствам.

Ли швырнул в друга увесистым стальным ковшиком. Ма ловко перехватил метательный снаряд за деревянную ручку, расхохотался.

— Уже лучше! Вымотанная ищейка возвращается к жизни. — Он опустился на стоявший возле стола табурет. — Давай, давай! Что Ифу учудил сегодня?

— В мой первый же рабочий день — я имею в виду новые погоны — он прислал ко мне в кабинет специалиста по фэншую!

— Кого-кого? Ты смеешься! — Но на лице приятеля не было и следа улыбки. — Твой дядя?

— Его встревожило возможное неравновесие между инь и ян. Испугался за поток ци в чуждой для меня обстановке.

Ма Юнли со всего размаху хлопнул себя ладонями по толстым ляжкам. От громоподобного смеха богатыря за спиной детектива жалобно звякнула посуда.

— Спасибо, ты настоящий друг, — едко бросил Ли. — Мои коллеги реагировали точно так же.

— Тебя это удивляет?

— Нисколько. Но если бы подобное случилось с тобой, если бы тебя вызвал шеф, приказал немедленно избавиться от гостя, а дядюшка пообещал бы наставить шефа на путь истинный, ты бы, поверь, не так веселился.

Повар, пытаясь сдержать хихиканье, легонько ткнул Ли кулаком в ребра.

— До смеха ли тут! Хватит, дружище, взбодрись. Ты слишком серьезно относишься к жизни.

— Когда жизнь вплотную сталкивает тебя со смертью, поневоле будешь относиться к ней серьезно.

Ма качнул головой.

— Ну что вы прикажете с ним делать?

Ли Янь оставил риторический вопрос без ответа.

— И еще сестра. Опять забеременела, причем твердо намерена рожать. А завтра мне предстоит терять лицо перед начальником — из-за какой-то, будь она проклята, американки, которая считает себя умнее нас.

— Стоп, стоп. Я не поспеваю. Что за американка? О ней ты не упоминал.

— Шеф попросил ее провести для нас вскрытие. Она врач, приехала из Штатов, чтобы прочесть в университете курс лекций по судебной медицине. Чэнь Аньмин познакомился с ней на семинаре в Чикаго. Дама, видишь ли, оказывает ему личную услугу.

— Что же в этом плохого?

— Разумеется, ничего. Но университет готов, так сказать, сдать ее нам в аренду до конца следствия. Я отказался.

— Почему?

— Слишком долго объяснять.

— Результаты вскрытия вас устроили?

— Более чем.

— Тогда в чем проблема?

— Теперь уже ты рассуждаешь, как дядюшка.

— Вот оно, вот оно! — Ма понимающе прищурился. — Вот где корень зла. Ифу считает, что ты должен принять предложение.

— Которое я уже отверг.

— Поэтому, если завтра ты возьмешь свои слова назад…

— То потеряю лицо.

— А если нет?

— То смертельно оскорблю дядю.

— Небо не одобрит такого поступка.

Ли Яня почти трясло от гнева.

— Всю жизнь Ифу был исключительно добр ко мне. Даже своим нынешним положением я обязан только ему. Я никогда, никогда не позволю себе обидеть его хоть чем-то.

Ма поднял руки.

— Хорошо, хорошо. Ты любишь старика, это ясно. И все-таки временами он доводит тебя до белого каления.

Злость внезапно улеглась.

— Случается, — признал Ли.

Минуты две оба молчали. Затем Ма негромко произнес:

— Американка… Врачиха… Должно быть, старая боевая кляча?

— Не совсем, — уклонился от прямого ответа его друг.

— Но старая, да?

— Я бы так не сказал.

В груди Ма Юнли зашевелился червь сомнения.

— Если это не совсем боевая и вовсе не старая кляча, то назовем ее… молодой? Привлекательной?

— Пожалуй. Нечто вроде.

— Нечто вроде молодой? Или нечто вроде привлекательной?

— Понемногу и того, и другого. Это та самая янгуйцзы, банкет в честь которой испортил вчера вечером Маккорд.

— Ага.

— Что означает твое «ага»?

Ма с укоризной взглянул на друга.

— Потихоньку все начинает сходиться.

— Продолжай.

— Твое маленькое «я» впервые ощущает искренний интерес, твое большое «Я» опускает перед маленьким шлагбаум.

— Бред!

— Ты уверен? Мы знакомы долгие годы, Ли. Ты вечно боялся вступать во взаимоотношения с девушками, хотя бы только ради секса. Конечно, секс мог навредить твоей карьере. Сначала так было в университете, теперь то же самое и на работе. — Ма поднялся с табурета. — Знаешь, что тебе сейчас и вправду необходимо?

— Нет, но ведь ты наверняка просветишь меня.

— Почаще заваливать кого-нибудь к себе в постель. — Друг принялся развязывать поварской фартук. — Вставай и следуй за мной.

— Это куда же?

— В ночной клуб «Ксанаду», с караоке.

— Ты рехнулся.

— Ничуть. Отличное местечко, на Сидани. Открыто с восьми вечера до восьми утра. Дешевая выпивка, роскошные женщины, а кроме караоке, там исполняют песни и вживую. — Поколебавшись, Ма Юнли добавил: — Сегодня у микрофона будет стоять Лотос. — Лицо детектива мгновенно потемнело, и Ма непререкаемым тоном бросил: — Даже не начинай, хватит с меня твоего нытья!

— Одумайся, Юнли, она же проститутка. Шлюха!

В глазах повара сверкнули опасные искры.

— Еще слово, и я вырву твой грязный язык! — свистящим шепотом предупредил он.

Ли Янь смутился.

— Прости. Я просто не понимаю, как ты можешь общаться с той, которая перепробовала множество других мужчин.

— Я люблю ее, ясно? Или это считается преступлением? — Ма отвел взгляд в сторону, стиснул челюсти. — Все, о чем ты говорил, уже в прошлом. Сейчас Лотос работает только на себя, она поет.

— Тем лучше. — Поднявшись, Ли сделал шаг к двери. — Пойду, пожалуй. Не хочу, чтобы меня видели в обществе бывшей… ночной бабочки.

— Попробуй хотя бы на час-другой перестать быть обычным копом.

— Не могу. Это у меня в крови. Я коп.

— Вот как? — Ма Юнли приблизился к нему вплотную. — Зато ты с легкостью перестаешь быть другом — когда тебе это на руку. Когда тебе не нравится моя девушка. А, ладно, черт с тобой! — Резко повернувшись, он направился к выходу.

Ли Янь с горечью смотрел приятелю вслед, сердце его гулко билось.

— Ма! — Повар уже распахнул дверь. — Ма Юнли!

Переступив через порог, тот обернулся.

— Что?

Взгляды мужчин скрестились. Прошла, наверное, целая минута.

— Хорошо. Пусть будет по-твоему, — раздельно произнес Ли.


Вторник, вечер | Поджигатель | cледующая глава