home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IV

Полисмен из городского управления отпер опечатанную дверь квартиры Чао Хэна. Внутри все оставалось по-прежнему. Сделав вдох, Ли Янь вновь ощутил странный, похожий на антисептик запах. Маргарет аккуратно обошла кровавые пятна на ковре, ступила в гостиную.

— Что вы рассчитываете здесь найти? — спросил старший инспектор.

Она качнула головой:

— Сама не знаю. Пока меня мучает то же ощущение, что и вас: разгадка кроется в личности Чао. Две другие смерти, может, и имеют отношение к делу, но смотрятся они… какими-то необязательными, что ли, случайными. В квартире должно присутствовать нечто такое, чего нам не хватает, чего требует интуиция. Если не здесь, то искать надо в извращенном способе убийства.

В парке Ли Янь предложил дяде подвезти его к дому, но Ифу отказался. Дорожная сумка, по его словам, была уложена, оставалось только забрать ее. На вокзал он доберется в такси, тем более что ехать туда всего три минуты. У порога родственники обнялись.

— Передавай Сяо Лин привет, — сказал Ли.

В машине водитель и его пассажирка хранили молчание. Ли Янь казался Маргарет погруженным в мысли о сестре, о нелегкой миссии, которую добровольно возложил на себя Ифу. Но и в квартире Чао Хэна детектив все еще оставался рассеянным. По собственному опыту Маргарет знала, как трудно бывает сосредоточиться на работе, когда душу тревожат проблемы личного характера. Было ясно: она должна помочь Ли переключиться.

— По-вашему, Чао сидел на балконе в ожидании позднего гостя? — намеренно громко поинтересовалась американка.

Он кивнул. Пустая бутыль из-под пива так и стояла на столике, рядом с начатой пачкой «Мальборо».

— А где CD-плейер?

Ли подошел к стереосистеме и с удивлением обнаружил, что криминалисты забыли ее выключить.

— Не хотите поставить диск, который он слушал?

Пожав плечами, сыщик вывел на дисплей цифру «9», коснулся кнопки «Пуск». В гостиной зазвучало мощное сопрано. Маргарет приблизилась к стеллажу с книгами, окинула взглядом знакомые корешки: «Наследственные болезни растений», «Методика оценки риска в генной инженерии», «Генетическая вирусология». Точно такие же тома лежали на рабочем столе Майкла. В Ли Яне эти названия сутки назад будили ощущение вражды. Сунув руки в карманы платья, Маргарет шагнула к балкону, оглядела невысокий столик и, заметив пачку сигарет, спросила себя: от чего же он их прикуривал? Перед глазами возникла почерневшая зажигалка. И тут мозг ее напряженно заработал, беспорядочная россыпь искр начала складываться в ровную цепочку. Разум с помощью интуиции последовательно сортировал всю полученную за два дня информацию. Сначала Маргарет ощутила во рту вкус цзяньбина с каплями соевого соуса, затем в каком-то тумане появилось доброе лицо Мэй Юань. Маргарет резко обернулась к Ли, но тот уже вышел из комнаты.

— Эй, куда вы пропали?

— Я в кухне.

Она бросилась на голос.

— Загадка Мэй Юань!

В лице детектива не дрогнул и мускул.

— При чем здесь загадка Мэй Юань?

Маргарет дернула головой.

— Это же чистая логика. Следите за моими словами. Человек с двумя палками, так? Если он собирается сжечь книги, то у него есть причина, да?

— Разумеется. Он хочет уничтожить их.

— Именно. Чтобы хранитель не получил доступа к знаниям.

Ли Янь пожал плечами:

— Ну и что?

— Для чего было сжигать Чао Хэна?

— Чтобы выдать убийство за самоубийство.

— Нет! Это лежит на поверхности. Однажды я работала с обгоревшим телом женщины, которая погибла в автокатастрофе. Мой скальпель наткнулся на пулю. Вот что было истинной причиной смерти! Убийца сначала застрелил женщину, потом поджег машину и столкнул ее с дороги. Так он надеялся скрыть факт убийства. Думал, огонь уничтожит все. — Правой рукой Маргарет провела по своим пышным волосам. — Улавливаете мысль?

Ли задумался.

— Считаете, в нашем случае произошло то же самое? Попытка скрыть факты? Но какие? Чао не был застрелен, его не били ножом, ему не ломали шею. Шишка на затылке и наркотик в крови — это все. Если убийца хотел избавиться от таких следов, то способ для этого выбрал не самый удачный.

Мысли Маргарет пошли по второму кругу.

— Согласна, не самый.

У американки было ощущение, будто она нашла хрупкую и очень дорогую вещицу, но предмет этот выскользнул из пальцев и исчез. Мозг успел сохранить лишь неясный контур утерянной драгоценности.

— Ч-черт! Не знаю. Все равно. — Она упрямо тряхнула волосами. — Проведите-ка меня по квартире — нужно попробовать воспроизвести события той ночи.

— Зачем?

— Это даст возможность взглянуть на них под другим углом. Сначала здесь побывали вы, теперь — мой черед. Люди часто смотрят на одно и то же, а видят совершенно разное.

Хотя слова эти Ли Яня нисколько не убедили, он все же кивнул:

— О'кей.

Когда диск с «Самсоном и Далилой» зазвучал с самого начала, они вышли на балкон. Маргарет опустилась в кресло, обвела взглядом пустынный двор внизу. В те часы, пока она ворочалась на постели в номере гостиницы, Чао сидел здесь, дожидаясь прихода ночного гостя. Было это меньше сорока восьми часов назад. Когда ее самолет приземлялся в пекинском аэропорту, Чао Хэн спокойно пил пиво.

— Он должен был увидеть огоньки подъехавшей машины, — сказал Ли. — На ночь лифт отключают, поэтому ему пришлось спуститься по лестнице, чтобы открыть дверь визитеру.

— Давайте проделаем то же самое.

Оба вернулись в гостиную, Ли Янь нажал на панели плейера кнопку «Пауза».

— Минут через пять мы вернемся, — сообщил он полисмену, который сидел в коридоре.

По узкой бетонной лестнице они спустились на пять пролетов; дверь внизу была заперта.

— У вас есть ключ? — с едва слышимой досадой в голосе спросила Маргарет.

— Нет. Его унес с собой убийца.

— Он запер после этого дверь? — Подобное допущение казалось ей дикостью.

— Может быть. Вчера, во всяком случае, она была закрыта на замок. Но это мог сделать кто-то из жильцов.

Инспектор покрутил головой: лифтовая шахта не позволяла увидеть ни лестничные пролеты, ни саму дверь.

— Значит, Чао мог рассмотреть гостя лишь после того, как открыл, — заметила американка. — А поняв, что это абсолютно незнакомый ему человек, встревожился.

— Подождите. Думаю, тут он совершил ошибку, — осенило Ли. — Мы считали, Чао Хэн ждал приятеля и раньше с убийцей никогда не встречался. Но если это был, скажем, новый поставщик зелья, то убийца скорее всего держался совершенно естественно.

— И хозяин пригласил посетителя в квартиру, — добавила Маргарет.

— Другими словами, Чао не вынуждали подниматься по лестнице под дулом пистолета. — Ли Янь признал: затея Маргарет вполне может оказаться полезной. Сколько раз дядюшка напоминал ему, что разгадку следует искать в деталях!

Они возвратились в квартиру и замерли у пятен крови на ковре.

— Убийца не собирался вести долгую беседу, — сказала Маргарет. — Похоже, он ударил Чао сразу же, как только переступил через порог. Размер вмятины на черепе подтверждает вашу гипотезу о том, что удар был нанесен рукояткой пистолета. Генетик упал, и убийца быстро вколол ему дозу кетамина. Он не мог знать, как долго жертва будет оставаться без сознания. Снял левый ботинок, спустил носок, ввел наркотик в уже истыканную иглой лодыжку. То есть он либо был хорошо знаком с Чао Хэном, либо отлично подготовил свое домашнее задание. Затем натянул на ногу носок, надел ботинок. Что дальше?

— Дальше он принялся ждать.

— Чего?

— До рассвета оставалось время. Куда безопаснее было провести его здесь, чем в парке.

— О'кей. Туда он намеревался добраться перед восходом солнца.

— Как по-вашему, правду ли говорят, что самое темное время суток наступает за час до рассвета?

— Наверное, да. За последние две ночи я имела возможность убедиться в этом. — Маргарет на мгновение смолкла. — Итак, убийца подхватил Чао и вышел, где-то между тремя и четырьмя часами утра. Но как он спускался по лестнице?

— По-видимому, взвалив тело на плечи.

— И нес его пять этажей? Этот парень явно в приличной физической форме. Однако мы торопимся. Около двух часов убийца просидел в квартире, так? Неужели не осталось никаких следов? Он мог выпить кофе, сходить в туалет, выкурить сигарету…

Детектив предупреждающе поднял руку.

— Он почти наверняка был в перчатках и не мог позволить себе ни кофе, ни сигареты. Он профессионал. Что же касается туалета, то вода в унитазе бесцветна — канализация здесь работает исправно.

— Я все же взгляну, — бросила Маргарет.

Минут пятнадцать оба ходили из комнаты в комнату, не обнаружив ничего нового. Под конец настал черед ванной. Она оставалась такой же запущенной, какой ее впервые увидел Ли Янь: грязное зеркало, выдавленные тюбики с кремами и зубной пастой. С края ванны свешивались полотенца — теперь уже сухие. Маргарет раскрыла шкафчик, скользнула взглядом по пузырькам и упаковкам таблеток.

— О Господи! Вам известно, что это?

Старший инспектор покачал головой:

— Нет. Говорят, Чао был болен.

— Здоровья ему явно не хватало. — Она потрясла полупустым пузырьком. — Эпивир, или, по международной классификации, ЗТС. Реверсивный ингибитор. Знаете о таком?

— Понятия не имею.

— Это энзим, способствует репликации ДНК. — Маргарет сняла с полки пачку таблеток. — Криксиван, протеиновый ингибитор, еще один энзим, участвующий в репликации. — Пальцы ее коснулись розового флакона. — Так-так-так, АЗТ. На Западе вы вряд ли найдете человека, который не слышал бы этих названий.

Ли Янь развел руками.

— Взятые вместе, эти препараты используются в противодействии вирусу иммунодефицита человека, ВИЧ. Они препятствуют его размножению. Похоже, наш друг мистер Чао лечился от СПИДа.

Полисмен смотрел на обоих со все возраставшим любопытством. Раздражало его лишь одно: эти двое общались меж собой на непонятном английском.

Ли начинал убеждаться в том, что янгуйцзы была права: тело генетика сожгли, пытаясь скрыть неизвестные пока следствию факты.

— Выдумаете, убийца не хотел, чтобы мы обнаружили в крови Чао Хэна ВИЧ?

— Нет, не думаю. Если это так, то он свалял дурака. Практика забора крови и тканей для анализов общеизвестна. Конечно, на ВИЧ кровь исследуют далеко не всегда, тому должны иметься особые причины. Да и зачем тогда они оставили на виду лекарства? Но прежде всего, какой вообще во всем этом смысл? Ради чего им могло потребоваться сохранить смертельный диагноз Чао в тайне?

Ответа Ли Янь не знал. Тщательно обдумав услышанное, он нахмурился.

— Почему вы все время говорите про «них», если мы знаем, что убийца действовал в одиночку?

— Но ведь его же наняли, тут у нас нет разногласий? Ни в одном из трех случаев убийца не руководствовался личными мотивами. Смерть Чао Хэна была нужна другим людям — «им». Мы бы здорово продвинулись вперед, если бы поняли — для чего.

«Вот где кроется фундаментальное различие между нами и американцами, — подумал Ли Янь. — В Штатах полиция делает основной упор на мотивы преступления, мы же собираем факты, кроху за крохой, до тех пор пока их совокупность не выстроится в строгую систему доказательств. «Для чего» является не ключом к ответу, а самим ответом. Может, работая плечом к плечу, нам удастся извлечь пользу из обоих подходов?»

Они вновь спустились в вестибюль подъезда, осмотрели лампу над входом, пересекли двор: там, где должна была стоять машина убийцы, припарковал свой джип детектив. Маргарет осмотрелась. Густая листва деревьев вдоль каменного забора не пропускала свет уличных фонарей; при отсутствии лампы над входом убийца мог, оставаясь невидимым в темноте, донести тело Чао Хэна до машины.

— Наверное, стоит проехать в парк, — предложила она. — Покажете место, на котором нашего старину Чао предали огню.

— Вы прониклись к нему симпатией? — неприязненно осведомился Ли.

Маргарет остановилась.

— Думаю, Чао был не лучшим из людей, но он медленно умирал от СПИДа, а кто-то сжег беднягу еще живым. Все-таки это больше того, что он заслуживал. Так мы едем?

— Да.

К джипу старший инспектор подошел в тот момент, когда из кабины послышался писк полицейской рации. Устроившись на заднем сиденье, Маргарет с интересом ожидала конца разговора.

— Я должен вернуться в отдел, — недовольно сообщил Ли. — Шеф вызывает, срочно.

— Зачем?

— Он не сказал.


предыдущая глава | Поджигатель | cледующая глава