home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

17 августа 1992г Аглия, «Нора»

— Он так ни на одно письмо и не ответил! — все распылялся Рон. — И твоя идея с фельетоном была полностью глупостью!

— С телефоном, — поправил Герберт, раздумывая поднимать ему ставку или нет. Близнецы, кажется, решили объединится, дабы обыграть хоть в одной раздаче ушлого Проныру. Скорее всего, у одного из рыжих, были две пары. Слишком сильно, чтобы играть лишь парой девяток. А ранер-ранер лишь один — девятка на «последней улице». Шанс на то, что карта выпадет, настолько же мал, насколько невероятен тот сюжет событий, в котором Рональд наконец заткнется. Даже сидевшая с журналом Джиневра была с этим, скорее всего, согласна.

— Не важно! — гнул сою линию рослый парнишка. — Все равно ничего не получилось.

— Не получилось только потому, что ты решил сам разговаривать, — пожал плечами Геб. — Поднимаю на десять.

Проныра подвинул по столу десять конфет, он пошел ва-банк.

— Колл! — хором крикнули близнецы. Вся троица сидела без конфет. Банк собрал все.

— Вскрываемся.

Геб выложил свою пару, в то время как Фред обнажил полный ноль, ну а Джордж пару королей и шестерок. Ушлый тип.

— Продул, старина Геб, — ехидничал Фред. И как их вообще можно путать? Разные же люди.

— Не гони, Дред, — отмахнулся Проныра. — Ща проверим, у кого очко по ветру пойдет.

— Фу как грубо...

— ... и не интеллигентно...

— ... ты записал выражение Дред?

— Конечно, Фордж!

Дрожащими руками, мальчик потянулся к колоде, снял две верхних карты, а потом с громким хлопком и пиратской улыбкой положил на стол девятку.

— Мордред и Моргана! — воскликнули близнецы.

— Партия, господа гусары. Конфеты на бочку.

— Будь ты обычным слизеринцем...

— ... мы бы сказали, что ты жульничаешь...

— ... но ты же не совсем сумасшедший...

— ... чтобы обманывать Близнецов.

— А то! — улыбнулся музыкант, рассовывая по карманам свою законную добычу. Ну, не совсем законную.

Наивные чукотские детки, может Геб и не был слизеринцем в обычном понимании этого слова, но все же он без малого почти двенадцать лет прожил в Скэри-сквери. Играя в покер, он всегда имел пару тузов в рукаве. В любом смысле этой фразы...

— Мы должны что-то сделать! — все не унимался Рональд. Он уже встал и начал ходить кругами по гостиной.

Мистер и Миссис, свалили к бабке Лонгботтома, жившей неподалеку и дети остались одни. За старшего поставили Перси, который так и не вышел из своей комнаты, где наверняка писал сотую страницу послания несравненной Клеарвотер. Вот что потеря девственности с простыми ботаниками делает — срывает все затворки со шлюзов красноречия. Он, небось, красоту её губ уже целый час расписывает, если, конечно, не спустился до подбородка. Интересно, когда он дойдет до ножек, то Лев Толстой удавиться с зависти объему нетленки?

— Сделай, — пожал плечами Герберт. В прошлый раз он был готов сам поговорить с Поттером, но рыжий не дал ему этого сделать, выхватив трубку из рук.

— Но что?! — рявкнул рыжий, плюхаясь на диван. — Даже Гермиона не может подсказать!

— Это ты у меня сейчас так ответ выпрашиваешь или просто бесишься?

— Отвали слизень, — прошипел Рональд.

— И мне еще говорят, что я грубый, — вздохнул Герберт. — Еще партейку?

— Нет! — хором воскликнули близнецы.

— Тююю, — просипел пацан, теребя хвост банданы.

— Слушай, Проныра...

— ... может ты уже...

— ... расскажешь свой план...

— ... по спасению Гарри?

— Мне не нужна помощь от поганого слизня! — во всю мощь луженой глотки, рявкнул Рональд. Но на него никто не обращал внимания. Даже Джин. Кумир ей был, судя по всему, дороже братца. Вот они — женщины. Коварные и страшные существа.

— Есть у меня одна безумная идейка, — протянул Ланс, пожевывая принесенную со двора травинку.

— И в чем она заключается? — поинтересовался Фред.

— Если вкратце — в угоне.

— Надо полагать — папиного фордика, — хмыкнул смышленый Джордж.

— Смекаешь, — подмигнул Герберт. — Смотрите как все ладно выходит. Где Литтл-Уингинг я знаю, бывал там уже. На летающей машине мы обернемся за несколько часов, ваши предки и вернуться то не успеют.

— А как мы найдем дом Поттера? — Фред перешел на заговорщицкий шепот.

Так было заведено у Близнецов, если они не заканчивали фразы друг за другом, то говорили по строгой очередности. Такое впечатление, что у них был один разум на двоих. Наверно это здорово, иметь такого брата, который поймет даже в той ситуации, когда понять невозможно.

— Включением думалки, — вздернул палец чуть хвастливый мальчишка. — Если Поттер не отправляет письма своему корешу, следовательно, его белобрысая сова не может вылететь из дома.

— А это значит, — подтолкнул к ответу Джордж.

— Что на доме решетки! — хлопнул в ладони Ланс. — Все что нам надо будет сделать — найти на улице дом, где на втором этаже, в жилой части, будут решетки!

— Не дурно...

— ... для слизеринца!

— В деле? — спросил Герберт.

— В деле, — хором ответили и кивнули Близнецы.

— Слышь, Ронни-бой, ты с нами или в тылу отсидишься?

— С вами, — проворчал парнишка. — Джин, прикроешь?

— Да, — кивнула девчушка.

Четверка парней поднялась и поплелся на выход, к гаражу, где их ждал замагиченный форд Мистера.

— Слушайте, а кто...

— ... поведет, эту махину?

— Я, — пожал плечами Герберт, закрывая за собой дверь. На улице было хорошо.

— Ты умеешь водить? — чуть не задохнулся Рон. Скорее всего — от зависти. Не то чтобы Рон был завистливее, чем должен младший сын в семье где куча старших братьев, но все же этого (зависти) у него хоть отбавляй.

— Да, — вновь пожал плечами Ланс. — Мы с пацанами с семи лет тачки угоняли.

— А до педалей...

-... чем доставали?

— Деревянные бруски к ногами приматывали. Но сейчас с этим проблем не будет.

Четверка авантюристов дошла до гаража, где Ланс, поминая договоренность с Миссис и Мистером, открытый замок при помощи отмычек. На это у него ушли всего пара секунд. За год выставление школьных метел, парень неплохо поднаторел в этом вопросе. Раздался щелчок включаемого светильника, и среди груды хлама, синей краской заблестел старенький Форд Англия. Четырехместный семейный автомобиль, в который, в комплектации «Волшебник нахимичил», могла целая футбольная команда поместиться, да еще и место останется.

— По коням, господа. Гусарский подвиг нас зовет!

— Для гусарских подвигов...

— ... ты еще не дорос...

-... малыш Геби.

— Вот язвы, — прорычал парнишка, щелкая ключом, который лежал в бардачке. Артур, деревенский вы человек, ничего не понимаете в вопросах угона за шестьдесят секунд.

Двери гаража так и остались открытыми, а машина, становясь невидимой, скрылась в облаках.

Несколько часов спустя.

— Я точно уверен, что мы здесь уже пролетали! — чуть ли не рыдал Рыжий.

Герберт лишь мысленно ругался самыми отборными и грязными ругательствами. Кто бы мог подумать, что летать на фордике это не самое тривиальное занятие. Сперва они вообще чуть до Ламанша не долетели, пока через облачность перебивались, потом им пришлось в срочном порядке накладывать на машину чары помех и еще сотню других чар. Вернее не им, а близнецам. А все потому, что пару раз мимо пролетали военные самолеты, видимо в поисках стелса или еще какой-нибудь военной бурды. Один раз их чуть не сбил пассажирский лайнер, или они почти его не сбили, тут сразу и не поймешь. Но больше всех проблем доставляли птицы. Машину точно придется неделю отмывать от их помета и перьев. И вот сейчас, когда за бортом уже давно стемнело, а на улицах зажглись фонари, группа приключенцев наконец-то добралась до графства Суррей.

— Обломись, Рональд, — хмыкнул Геб, указывая пальцем на табличку с названием «Литтл-Уингинг». — Дамы и господа, спасибо что выбрали нашу авиа-линию, Близнецы и Проныра, желаем вам удачного вызволения Мальчика-которго-хрен-отыщешь.

Ланс заложил крутой вираж, которому позавидовал бы и истребитель, а потом резко снизился, паря почти над крышами. Заглушающие чары работали исправно и ни один из маглов так ничего и не заметил. Управление фордиком было вполне сносное. Под рулем, вместо поворотников, находилось два рычажка. Один понижал высоту, другой, соответственно — повышал. Что бы заложить вираж, нужно было одним пальцем надавить на нужный рычажок, а руками старательно крутить баранку. Может показаться, что это довольно сложно, но, право же, проще и быть не может.

— Смотрим...

— ... во все четыре...

— ... пары глаз.

Сбавив скорость до восемнадцати миль, перейдя на вторую передачу, Ланс стал медленно кружить над однотипно-богатыми домами. В каждом дворе виднелся ухоженный газон с клумбами и цветочными кустами. Под навесами стояли навороченные газонокосилки, а у некоторых обитателей даже были автоматические опрыскиватели, чьи грибные стальные купола, сверкали в свете полной луны. Мерно дребезжал замагиченый моторчик и чуть трещала подвеска, которая явно не знала что такое аэродинамика. Как она еще не отвалилась из-за сопротивления воздуха, знал лишь один Артур. Если бы не закон, по которому нельзя магичить над магловскими вещами, то на этом драндулете, вернее на этой идее, можно было бы неплохо заработать. Но чего нет — того нет.

Свернув на втором повороте, аэромобиль проплыл над домом, от которого даже с этого расстояния разило кошками. Вернее — их застарелой шерстью, туалетом и кормом.

— Нашел! — крикнул Рональд.

Рыжий беспардонно высунулся из окна и стал тыкать рукой в дом, на втором этаже которого виднелась решетка. Сидевший рядом с ним Фред, быстренько втащил братца в салон.

— Молоток, — кивнул один из Близнецов. — Теперь у маглов будет легенда, о половине мальчика, летавшего над городом.

Герберт развернул машину и подлетел к окну как можно ближе. Действительно решетки, тяжелые металлические, прибитые на стальные петли, закрепленные в полосах, вделанных в раму. Сделанно на века, но топорно. Нужно было не к раме фигачить, а к стене. Так вырывать было бы практически невозможно. А теперь, по сути, ставни держаться лишь на гвоздях, которым прибита рама. Нет, в этом доме явно живет не самый дальновидный тюремщик.

— Фордж, — прошептал Геб. — На счет три — снимай маскировку.

Мальчик положил палец на переключатель фар.

— Три!

Маскировка с громким шуршанием падающего платья, пропала, а по окнам вдарил усиленный дальний свет. Герберт стал быстро-быстро перещелкивать выключатель. Он не знал азбуку Морзе, но вы не найдете ни одного человека в Англии, который бы не знал как отсигналить SOS. Через пару мгновений, в комнате послышалось шевеление. Герберт развернул машину так, чтобы левый борт, где сидел Рональд, оказался перед окном.

— Рон? — прозвучал заспанный мальчишеский голос.

— Да, Гарри! — рыжий догадался не кричать. — Это я!

— Что ты здесь делаешь?!

Герберт был готов вдарить по газами и свалить из этого места. Нет, ну они что не могут в Норе языками почесать, чего сейчас то мыльную оперу устраивать.

— Мы прилетели тебя спасти!

После этого в салоне началось шевеление. Дред нашел на полу заранее заготовленную веревку, укрепленную чарами, и старательно примотал к ней металлическую кошку, наложив на узел чары вечного приклеивания. Умно.

— Гарри, — прошипел близнец. — Лови!

Скорее всего у очкастого сработал рефлекс, так как кошку он поймал резко и умело. Даже завидки берут.

— Прикрепи к решетке и отходи.

Поттер моментально выполнил распоряжение, видимо ему уже поднадоело изображать из себя «рапунцеля». Может, надо было попросить у него спустить свои лохмы и ими решетки вырывать.

— Готово Проныра, — оповестил меня Фред.

— Приготовились, — прорычал Герберт скорее для смелости, чем от злости.

Мальчик вдавил в пол сцепление, положил руку на поднятый ручний, а потом резко вжал газ в пол, убирая сцепление и отпуская ручник. Машина, словно рассерженный бык, взревев сорвалась с места и с мясо выдрала решетку. Дред тут же отмотал веревку и вместе с решеткой она грохнулась прямо на цветочный куст, уничтожая его, как ядерная боеголовка стерла с лица земли Хиросиму.

— Быстрее Гарри! — чуть ли не визжал Рон.

В это время Геб, пыхтя, разворачивал машину, одновременно с этим рычажком открывая багажник. Вскоре в бездонную прорву этого самого багажника перекочевал массивный сундук. Проныра тут же захлопнул его и развернул тачку бортом. Поттер, держа в руках клетку с белой совой, полез из окна. Было слишком далеко, пришлось подлетать ближе. Рыжий протянул руку и стал помогать другу забираться, что было не просто. Машина никак не хотела замирать, и качалась словно на волнах.

Вдруг на лестнице послышался крик, потом топот ног. В темноте маленькой комнатки стала видна полсока света, которая аккуратно прочерчивала дверной проем. Послышалось лихорадочное срывание амбарный замков и щеколд. Поттера что, в качестве домашнего мага держат или просто безопасность Героя превыше всего. Впрочем, Ланса это мало волновало. Он свою адреналиновую дозу получил и ничуть не сожалел о приключении.

Меньше чем через удар сердца, дверь была почти соврана с петель и в тесной комнатушке показался дородный, огромный мужик, похожий на моржа. Сперва Проныра решил что рядом с ним стоит швабра, но нет, это оказалась жутко некрасивая женщина с лошадиной шеей и лицом, которое так и не забыло ковровую бомбардировку подростковыми прыщами. Жуть. Такую, только если с пакетом на голове и пятью литрами внутри, как говорили старшие в приюте.

— Не уйдешь, мелкий засранец! — прорычал этот фанат фаст-фуда и рванул к лохматому.

Поттер уже почти забрался в салон, но все же не успел. Его схватили мощные руки и потащили вниз. Паренька держал и Фред и Рональд, но им было не так удобно, как оперевшемуся о стену борцу сумоисту. Дело запахло керосином.

— Держи руль! — крикнул Проныра Джорджу.

Завзятый шутник тут же схватился за баранку. Геб, не теряя времени, открыл дверь, и свесился так, чтобы можно было дотянуться до толстых, жирных ручищ. Мелькнуло лезвие ножа и раненным бизоном взвыло сало на ножках. Тюремщик гриффиндорца, от боли или от неожиданности, разжал хватку, не справился с равновесием и полетел вниз, окончательно приканчивая куст и больно ушибаясь о решетку. Ланс понадеялся, что он себе что-нибудь сломал. Герберт убрал свою бабочку, закрыл дверь, поблагодарил подельника кивком и вцепился в руль. В это время на заднем сидении уже примостился Поттер.

— Герберт?! — кажется, Волосы-ананас был поражен до глубины души.

— Нет, дьявол. Крестный фей твой! Пристегните ремни господа, мы отчаливаем.

Парнишка вдарил по газам, и машина взвилась в небо, становясь невидимой. Литтл-Уингинг резво превращался в маленькую точку

И еще несколько часов спустя

Немного попетляв в потемках, в поисках нужного шоссе, Герберт наконец вышел на нужный курс. Все это время тройка рыжих засыпала Поттера ничего не значащими историями и расспросами. Ланс мог поклясться, что порой слышал мерное сопения очкастого сокурсника. Что неудивительно, такое приключение и притомить может, даже бывалого Проныру клонило в сон.

Машина медленно, нехотя снижалась, но так и не коснулась шинами земли. Ехать по бездорожью, в густой, влажной траве, это воистину безумная затея, завязнуть как нечего делать. Так что, держа над поверхностью около метра, фордик неспешно скользил, рассекая ночной воздух. Вокруг летали светлячки, сопровождая, как они скорее всего думали — своего большого брата, у которого почему-то аж два огня. Вдалеке пели цикады, и, как и всегда, мерно шуршали кроны деревьев. Но если прислушаться, замереть на месте, застыть как камень, принесенный в древности ледником, то можно услышать их далекий шепот. Конечно, любой скажет, что это лишь воображение облачает безличное шуршание в таинственный голос, но если в мире магии возможны призраки, то почему невозможны разговаривающие деревья? Вот только о чем они говорят. Может быть рассказывают друг другу смешные анекдоты, от которых трещит кора, а может страшилки, а может и древние как мир истории, неизвестные никому, кроме обитателей лесов.

Герберт выплыл из своих полу сонливых, вязких мыслей и сделал он как нельзя кстати. Впереди показался гараж, вот только его массивные железные двери были заперты. Возможно, об этом позаботилась джин, но вот слегка приглядевшись, парнишка увидел что на дверях висит тяжелый амбарный замок. Вся фишка в том, что чтобы закрыть этот замок, защелкнув скобу и заперев наглухо ворота, Джиневре понадобилось бы резко вырасти сантиметров на десять и потяжелеть кило на двадцать. Мелкая девчонка, попросту не справилась бы с такой задачей. А значит — полундра.

— Джордж, держи руль, — второй раз за день, произнес Ланс, сбавляя ход до минимума.

Рыжий, немного подозрительно взглянул на подельника, но все же схватился за баранку. Ланс хмыкнул, он своей дело сделал...

— Классная была тусовка, — хмыкнул Геб. — Адьос.

С этими словами парнишка открыл дверь и с метровой высоты спрыгнул в мокрую траву. Перекатившись, Герберт заложил крюк и побежал к бочке, которая должна была стоять под карнизом. Как он и думал, с другой стороны дома в окне спальни Мистера и Миссис, горел свет и маячили два силуэта. Кажется, авантюристы слишком припозднились и взрослые успели вернуться. Что ж, это теперь не его — Ланса, проблемы. Он не вызывался огребать вместе со всеми.

Привычно оттолкнувшись от бочки и буквально взлетев по стене и выше — на крышу, парнишка проник в собственную комнату. Разве что не единым движением скинул с себя одежду, взмахом палочки снял запирающее заклинание с люка и нырнул под одеяло. Спустя пару минут на первом этаже раздались громкие крики, которые на мгновение стихли, а потом все по новой. Около десяти минут прошло, как под чердаком заслышались аккуратные шаги, меньше через удар сердца люк тихонько скрипнул.

— Спит? — послышался мужской шепот.

— Да, — отвечал ему женский. — Пойдем.

Шаги все удалялись, а Геб потихоньку засыпал. Это был чумовой день и парень понял, что не прочь его повторить. Вот только, желательно, без всяких миссий по спасение, а просто погонять на авиомобиле. Да, это было бы интересно.

29 августа 1992г Англия, лес близь Оттери.

Мальчик ступал осторожно. Он аккуратно огибал веточки, лежавшие по всему лесу в разве что не хаотичном беспорядке. Парнишка замирал, когда ветер дул ему в спину и буквально прижавшись к теплой земле, ждал когда он сменит направление. Ланс приподнялся и внимательно посмотрел на след. Маленький олененок, судя по глубине, пробежал здесь не больше десяти минут. А направление двух узорчатых углов, показывает что пока что юный охотник идет по верному маршруту. И снова парнишка двинулся в путь.

Вот овражек, его нельзя перепрыгивать, чтобы не спугнуть птицу или притаившуюся в кустах змейку. Мальчик осторожно спустился в низину и пригибаясь, побрел дальше. Перед тем как подняться, над уровнем земле показалась черноволосая макушка, сверкнули ярко-голубые глаза на темном белке, а уж потом появились и остальные части тела.

Наконец, ребенок услышал неестественный, случайный хруст. Тут же волшебник обернулся камнем, прижавшись к стволу массивного дерева. Там, за кустом, слышалось журчание ручейка и свист ветра, гулявшего по поляне. Он уже почти у цели. Геб медленно стек по стволу дерева, по подполз к кусту и стал аккуратно отодвигать веточку, следя за тем, чтобы ветер дул ему в спину. Ветку нельзя было резко дергать, или наоборот — слишком медлить, привлекая к себе внимания. Здесь требовалась золотая середина. Через маленькую прорезь, показалось стадо оленей, под предводительством вожака. Он их нашел.

— Попались! — завопил парнишка, выпрыгивая из кустов и приземляясь на колени и пальцы рук, словно обезьяна.

Олени, ничуть не испугавшись, посмотрели на гостя, а потом их вожак, словно человек, устало фыркнул. Тут же на поляне стали появляться из кустов медведи, рыси, волки, лисы, зайцы и одинокий лось. Но ни один из хищников не рыкнул на травоядное, а ни один травожуй не испугался своего природного противника. Се звери занимались своими делами, словно так и должно быть.

— Ну как, я ведь хорош, да? — Герберт повернулся к огромной рыси, которая подошла к нему и стала тереться об руку.

Хищный лесной кот посмотрел на мальчика, а потом, как недавно олень, по-человечески пренебрежительно фыркнул.

— Так плохо? — приуныл юный волшебник.

Рысь покачала головой, показывая, что можно было бы и получше. Он вдруг несильно сжала руку парнишки своими зубами и потащила его к кустам. Там она показала ему на след и старательно затерла его лапой, а потом ощутимо толкнула мальчика в бок. Все пару месяцев назад, мальчик бы потерял равновесие и упал, но сейчас он умело сбалансировал и покачнулся как травинка на ветру.

— Я не виноват, что у меня нет меха на лапах, — закатил глаза Геб, показывая на свои босые ноги, покрытые комками грязи.

Рысь рыкнула, давая понять, что это не её проблемы. Вообще, от такого рыка у обычного человека, да и не человека, кровь должна застыть в жилах, а душа совершить круиз до пяток и обратно, но Ланс лишь обиженно насупился и побрел обратно на поляну. Там он уселся в центре, скрестил руки на груди и продолжил дуться, изображая из себя обиженного котенка.

К нему подошел взрослый волк, альфа-самец и вожак стаи. Он цапнул парнишку за ухо и ткнул мордой в лицо, а потом улегся, положив свою огромную голову на колени ребенка.

— Вот видишь, — улыбнулся мальчик рыси, которая презрительно наблюдала за этой сценой. — А он считает, что я справился.

По поляне пронеслось презрительное фырканье различных зверей, даже олени позволили себе заметить, что такая охота не застала бы их врасплох, даже будь они сыты и сонливы. Даже старая медведица, всегда радушная к мальчику, легонько шлепнула его лапой по спине. Опять же, пару месяцев назад, Герберт чуть сознание не потерял от такого «легкого» шлепка, и еле сдержал предательские слезы. Но сейчас действительно почти ничего не почувствовал.

— Можно мы уже поиграем? — взмолился мальчик.

Молодое поколение зверей начало радостно выть, рычать и ворчать, беснуясь вокруг взрослых животных. Те лишь с прискорбием смотрели на улыбающегося мальчишку, а потом дружно устало засипели. Общественность приняла это за согласие и тут же бросилась в свару. Как и всегда, все началось с маленькой потасовки, Герберт пытался затрепать каждого щенка, котенка, медвежонка, олененка, рысенка и иного малолетнего зверя, а они норовили его несильно куснуть за какую-нибудь часть тела. После чего начинались обычные салочки. Дети носились по поляне среди других животных, гоняясь друг за другом, словно безумные чертики. Взрослые смотрели на это с некоторым недовольством.

Герберт, увернувшись от взмывшего в воздух рысенка, нырнул в сторону и тут же попал в хитрую ловушку, споткнувшись о волчонка. Он упал и его мигом накрыло визжащее меховое одеяло. Парнишка засмеялся, до того было щекотно. Игры продолжались около часа, а потом, когда все притомились, то парнишка попросту улегся среди животных и, подложив руки под голову, уставился в небо.

Да, он всегда хорошо ладил с четвероногим собратом. Самые страшные бродячие псы никогда на него не лаяли, а наоборот — лоснились и лизали руки. Сторожевые псы лишь скулили, прося чтобы их погладили, кошки и коты так и крутились рядом, норовя потереться о мальчонку. Но парнишка никогда не думал что почти все лето проведет в лесу, выбираясь из него лишь чтобы позавтракать и заняться Чарами.

Герберт решил для себя, что больше не будет устраивать учебный марафон. В конце концов, его соображалки вполне хватит чтобы усваивать материал и на уроках, а более тщательно можно позаниматься в берлоге. Так что Ланс заказал себе по почте учебник Чар третьего курса (второго он еще в прошлом семестре прошел) и стал заниматься лишь ими, изредка прерываясь на Нумерологию и Руны, которые вновь пошли весьма туго. Конечно были еще и ритуалы Анимагии, но их не берем в расчет.

После знаменательного инцидента с ночным загулом, как его назвала Миссис, пришлось серьезно попыхтеть, чтобы выбить себе вольготные условия. Теперь Герберт Ланс был обязан каждое утро появляться на завтраке, Миссис еще пыталась настоять и на ужине, но Проныра, заранее сняв бандану, применил весь свой арсенал «мордах» и многодетная мать не устояла. После этого, каждые божий день, а порой и ночь, мальчик проводил в лесу.

Но здесь он не только бегал, резвился и играл со зверьками, хотя чего там — практически только этим он и был занят. Но! Довольно часто звери заставляли его заниматься. Бег с оленем наперегонки, заплыв с медведями против течения в поисках форели. Потом борьба с этими самыми медведями, взрослые боялись помять хлипкого человечка, поэтому Проныра боролся с подростками, которые были как раз под его комплекцию. Если олени и медведи были заняты, то волки учили парнишку как бежать на полной скорости, загибая невероятные углы, при этом не теряя из виду жертву, еще они учили его устремляться в прыжке, разве что тенью не размазываясь. Рыси показали как взбираться на самые гладкие деревья и как охотиться так, чтобы никто в лесу не узнал о твоем присутствии. Зайцы обучали путать след, а лисы распутывать любой хитросплетенный узор. Бобры, как задерживать дыхание на долгий срок и притворять в воде корягой. Птицы пытались научить паренька летать, но мальчик лишь выбил себе плечо. После чего остальное зверье стало тщательно отгонять летунов от поляны. За два месяца, мышцы, которые тренировались лишь железом, нисколько не выросли, но стали куда как крепче, пластичнее и выносливее. В итоге, мальчик зрительно похудел, но ощущал себя лучше чем весной. А уж бесконечные игры с пушистыми комками доставляли просто море радости. Но лето заканчивалось и надо было вспоминать о походе за учебниками, о несделанных заданиях по Зельям и Трансфигурации, которые упрочились на пьедестале самых нелюбимых предметов. И, понятное дело, нужно было тщательно продумать предстоящую авантюру, о которой Ланс никому не рассказывал. Впрочем, все продумывание авантюры сводилось к тому, что мальчик просто решился на этот шаг. В конце концов, если бы он действительно составил какой-то план, то, для начала, это была бы уже не авантюра, а настоящая операция, а во-вторых, так было бы банально — не интересно.

Герберт поднялся на ноги и оглядел поляну.

— Мне пора, — сказал мальчик. — Вернусь через год.

Звери подняли головы и по очереди подошли, чтобы ткнуть, куснуть или лизнуть парнишку. Маленькие зверьки бесновались у ног и каждый получил свою порцию почесываний, на что ушло немало времени.

— До встречи! — крикнул мальчик, бегом отправляясь в сторону «Норы».

За Лансом никто не следовал, в лесу невозможно догнать ветер, а спустя два летних месяца, по лесным тропинкам Проныра передвигался только так — как ветер. Только птицы пытались соревноваться с ним в скорости, паря позади и лишь изредка выбиваясь вперед.

30 августа 1992 г Англия, «Нора»

Проныра поставил точку в своем сочинении на тему трансмутации и свернул пергамент в свиток, убирая его в коробку к остальным. Парнишка потянулся, хрустя позвонками и взглянул за окно. Дьявол, если верить солнцу, а не верить ему нельзя, то он сейчас опоздает. Геб быстро облачился в свои новенькие, самостоятельно выглаженные, шмотки и поспешил покинуть комнату.

Он буквально скатился по лестницам, а потом спрыгнул на ковер гостиной. Здесь уже все собрались. Все — кто должен был отправиться в великий поход на запад, где их будет ждать жерло вулкана, в котором следует утопить Кольцо Всевластия и... В общем, семейство Уизли в количестве четырех штук и еще два приписанных к ним новобранца, собирались посетить Косой Переулок, дабы затариться всей необходимой макулатурой и иными архиважными вещичками.

— Герберт, — возмутилась Молли. — Почему ты не в мантии?

— Эту фигню я нацеплю, лишь когда на календаре заалеет 1 сентября, — брезгливо фыркнул Ланс, смотря на хламиды в которые были облачены остальные.

Миссис и Мистер дружно закатили глаза, но ничего не сказали. Уже привыкли и к манере общения парнишки и к его закидонам. За спинами взрослых притаился Поттер. Вы хоть представляете себе, что такое жить с Гарри под одной крышей? Нет? Сущий, мать его, кошмар! Этот лохматый очкарик является апогеем стеснительности, скромности, неуверенности в себе, вежливости и воспитанности. Порой Герберту становилось стыдно за свои босотские замашки. Глядя на этого ангелочка воплоти, можно было действительно начать корить себя за бандитское нутро. Боже, тут сразу вспоминается случай, когда Ланс нашел в комнате Близнецов, где на нем проводили тестирование какой-то алхимической хрени (сам вызвался, из-за любопытсва), журнал «Волшебные девчонки». Из названия нетрудно догадаться, что это такой магический аналог Плейбоя, вот только картинки в нем движутся. Понятное дело, когда на носу тринадцать лет, то волей неволей а заинтересуешься подобными вещами. Вечерком, сидя в гостиной, парнишка листал журнал истекая слюной и понимая что штаны он все же выбирал неправильно, нужно было брать с расчетом на то, что внизу может стать тесновато. Так вот, в гостиную ввалился Гарри, которому приспичило выпить стаканчик воды. Ланс не жадный человек и всегда готов поделится с ближним радостью, поэтому пригласил гриффиндорца к просмотру. Всего через минуту, Поттер, красный как переспелый помидор, разве что не чадя паром из ушей, унесся в комнату Рона, куда его расселило правление в лице Миссис и Мистера. И таких случаев была уйма. В общем, если на свете есть орден ортодоксальных домашних мальчиков, то Гарри Поттер стал бы их вечным лидером и духовным наставником. А джин стала бы его правой рукой. Стоило рыжей девчонке заметить на горизонте очки велосипеды, как он превращался в светофор (столь же часто меняла окрас) и спешила покинуть зону поражения больших зеленых глаз. Две стеснительности нашли друг друга, тут и не поспоришь.

— Гарри, ты наверно не летал на порохе, — заметила Миссис.

Ланс фыркнул и все же не удержался от шуточки.

— Я пытался его на бочку с динамитом посадить, но он чего-то отказался.

Взрослые посмотрели на него с укоризненной, Джин с затаенной ненавистью, Рон с легкой подлецой и завистью, ну а Поттер... Поттер просто покраснел.

— Нет, миссис Уизли, — просипел парнишка.

— О, здесь ничего сложного, — тут же начала причитать Молли, души не чаявшая в лохматом мальчике. — Берешь горсть пороха, встаешь в огонь, кидаешь себе его под ноги и четко произносишь — «Косой Переулок».

Поттер как-то неуверенно кивнул, что не укрылось от пристальных взглядов взрослых.

— Перси, покажи ему.

Высокий, но худощавый парень кивнул и шагнул, загребая пороху. Этот зубрила в принципе не собирался бродить вместе с семьей, а намеревался встретиться со своей подружкой, по которой ночами разве что белье не пачкал.

— Косой переулок, — рявкнул Перси и исчез во вспышке зеленого пламени.

Гарри, взлохматив волосы, подталкиваемый полной женщиной, шагнул к камину, на мгновение замерев в нерешительности. Это нетрудно понять. Попробуйте сами шагнуть в пламя, с порохом в руке. Очкарик зачерпнул из горшочка черных гранул и замахнулся рукой, подняв её слишком высоко. Часть просыпалась и попала ему в нос.

— Лтыйпрулк, — чихнул он и исчез в пламени.

Некоторое время в гостиной висела тишина.

— Что он сказал? — пришибленно произнесла Молли.

— Вот черт, — процедил сквозь зубы Герберт, разозленный сам на себя. — И как я сам не догадался попутешествовать по каминной сети.

— Герберт! — прикрикнула Миссис. — Артур, что нам делать? Гарри ведь может потеряться!

— Нам надо поскорее попасть в переулок!

После этой фразы народ разве что не одновременно ломанулся к камину. В итоге Ланс покидал дом последним. Поминая путешествие при помощи портала, он готовился к худшему. И не зря. Если в случае портала, парня сжимало в одну точку, то сейчас его вытягивало в длинную струну, паутинку или ниточку. Вдохнуть было невозможно, а от безумной пляски образов, видений и различных картин, кружилась голова. Но через мгновение все закончилось. Отплевываясь от золы, Ланс ловко выпрыгнул в зал Дырявого Котла. Геб увидел белые пятна на коленях Рона и Джинни и чуть злорадно ухмельнулся. Они не устояли на ногах, а он сохранил равновесие. Вот такой вот он молодец.

— Малой! — прозвучал зычный бас.

Герберт огляделся и увидел за стойкой бессменного бармена.

— Том! — обрадовано воскликнул мальчик и подбежал к стойке.

Старый хозяин таверны с легкой улыбкой протянул парнишке руку. Ладонь Геба буквально утопала в мужицкой лапище.

— Как дела, малец? Как грызьба гранита наук?

— Да все отлично Том. Ни одной отметки ниже «П».

— Брешишь!

— Вот те зуб. Чо я, чайка что ли, чтобы брешить направо и налево.

— Ну щегол даешь... А я в твои годки и «У» был рад.

— Пф, — фыркнул парень. — Знай наших.

— А шож ты меня продинамил с хаткой? — вдруг подмигнул бармен. — Я то думал, шо и этим летом твое бренчанье послушаю.

— Да вот, — развел руками парникша. — Ситуевина сложилась прелюбопытнейшая. Видишь рыжее семейство?

Бармен сощурил глаза, все так же протирая стакан, а потом посмотрел на Мистера и Миссис, которые сейчас о чем-то переговаривались. Видимо спорили где лучше всего искать Поттера.

— Уизелов шоль?

— Ага.

— Ну вижу. Так и шо с того?

— А то, что я к ним на житомку определен. Кукую в «Норе».

— Эка тебя подветрило, — покачал головой Том. — Нормально хоть, не сильно прессу давят?

— Да все пистолетом, — отмахнулся мальчишка. — Нормальные граждане, только с закидонами всякими.

— Ну и справненько тогда.

Мальчик хотел было еще раз поблагодарить хозяина таверны за прошлое лето, но его окликнули.

— Герберт! — прокричала Миссис. — Идем.

— Давай малец, — кивнул бармен. — До встречи.

— До встречи, Том.

Мальчик подбежал к семейству, которые сейчас приняло весьма боевой вид. Вместе они подошли к кирпичной стене, где Артур пощелкал по нужным кирпичам. Через открывшуюся арку они попали в магическую часть Лондона. А Герберт за год успел и подзабыть как здесь все чудно и волшебно. И весьма оживленно. Целые толпы бродят, словно живое, разноцветное море.

— Гермиона! — раздался крик.

Ланс, закатив глаза, посмотрел в сторону, куда уже умчался Рональд. Там, у магазина с летающими котлами и звенящими пробирками, стояло вполне себе обычное состоятельное семейство. Высокий мужчина в стильной одежде, женщина в дорогом деловом костюме и взъерошенная девочка в черной мантии. Дэнжер обернулась и улыбнулась своему другу, на мгновение заключив его в крепкие объятья. Рыжий смутился. Еще один стесняха. И куда катиться мир, если теперь девочки обнимают парней, тем самым смущая их. Половая революция нависла над Англией, пора делать ноги.

— Добрый день, — неловко поздоровался Рональд. — Вы родители Гермионы?

— Она — да, — кивнул в сторону жены, высокий мужчина. — Про себя не могу утверждать со стопроцентной точностью.

— Папа! — взвизгнула девочка.

Герберт аж присвистнул, такие шуточки откалывать перед незнакомыми людьми, это надо иметь немаленькие яйца. Увы, но свист мальчика был услышан всей честной компанией, которая сейчас обменивалась рукопожатями, объятьями и всем прочим, чем должны обмениваться симпатизирующие друг другу родители двух друзей.

— А ты, надо полагать, Герберт Ланс, — с небольшой злостью в глазах, произнес мужчина.

Мальчик сразу сориентировался, он знал что это за злость. Точно так же звери смотрят на тех, кто имел несчастье тронуть их потомство. Наверно, парнишке стоило занервничать, но право же, вы думаете после двух месяцев в лесу, среди самых опасных зверей, хоть что-нибудь могло заставить мальчика нервничать?

— Во плоти, — шутливо поклонился мальчик.

Взрослые дружно посмотрели на парнишку с укором, но ему было все равно. Уизли так и не смогли реанимировать в душе парнишки рудимент под названием — скромность.

— Гермиона о тебе писала, — заметила строго выглядящая женщина. — В основном негативное.

— Вот это да, — выдохнул мальчик. — Я еще на сцену не успел выйти, а обо мне уже пишут! Что же будет года через три? New Salem Times признают меня самым сексуальным магом поколения?

— Герберт! — хором воскликнули Мистер и Миссис.

Никто не знает, что произошло бы потом, но в то же мгновение из-за поворота показался великан Хагрид, ведущий за собой чумазого Поттера, у которого поломались очки.

— Гарри! — теперь уже в роли хористов выступили Дэнжер с Рональдом.

Дети тут же полезли обниматься, после чего последовала длинная процедура знакомства, закончившаяся в кафе у Фортескьи. Ланс, не изменяя себе, взял три шарика мороженного и горячий шоколад, заплатив за себя сам. Босоте претил тот факт, что кто-то может платить за него, это было как-то ... мерзко. Вскоре выяснилось что Поттер побывал в Лютном переулке, и судя по заговорщицким переглядам Трио, что-то там увидел. Хагрид свалил по своим делам, поэтому стали знакомиться взрослые.

Родители Гермионы на первый взгляд казались абсолютно разными людьми: мистер Ричард Грейнджер — высокий, красивый мужчина с вечно встрёпанной шевелюрой, весельчак и балагур, успевший в свои тридцать семь лет сменить кучу профессий, начиная грузчиком и заканчивая помощником главного врача в стоматологической поликлинике. По этому поводу он всегда любит шутить: «Я прошёл большой руководящий путь от сперматозоида до помощника одного из главных коновалов в этой части Лондона». Миссис Мария Грейнджер являлась прямой противоположностью своему мужу: ростом она едва доставала ему до плеча, черты лица имела скорее мягкие, чем красивые. Одетая в строгий костюм в купе с серьёзным выражением лица, она производила то же впечатление, что и Гермиона в первый день знакомства — Всезнайка, вечно лезущая командовать.

И, судя по всему, была негласной главой семьи, раз уж дочь настолько сильно походила на свою мать. Впрочем, Проныру, опять же, мало волновали эти люди. Он лишь изредка бросал взгляд на улицу, пытаясь найти себе развлечения. Ему было слишком скучно, все вокруг будто пробивалось через густой кисель. Слишком много слов сыпалось со всех сторон, слишком медленно двигались люди на улице. Слишком активно жестикулировали посетители в кафе. Все это не нравилось мальчику, и он все чаще мысленно переносился на поляну к своим четвероногим друзьям.

— О боже! — вдруг вскрикнула Миссис. — Во Флориш и Болтс скоро начнется Мероприятие!

Да-да, именно так, Мероприятие, с большой буквы. Молли Уизли просто обожала популярного, среди магов, писателя — Гилдероя Локахрата. Сам Ланс, полистав пару книжек этого графомана, потом жалел что не может выжечь из памяти этот слащавый бред, не имевший в себе не то что никакой литературной ценности, но еще и написанный самым бедным и скучным языком. Но маги хавали, потому как с магловской литературой они были мало знакомы и просто не имели выбора.

Компания собрала манатки и рванула вниз по улице, всего через десять минут оказавшись у дверей магазина. Сегодня книжная лавка явно собрала аншлаг. Среди бесчисленных полок толпилась уйма самого разномастного народу. Но всех их объединяло то, что в руках они держали цветастые книги, и все, будто обезьяны под гипнозом питона, пялились на кассу, где на своеобразном возвышении, стоял писатель. Он был высокого роста и приятен на лицо, но слишком много жеманности мелькало в жестах, тоне и улыбке. Будто смотришь на типичного представителя слабожопой прослойки. Герберта передернуло. Он никогда не испытывал толерантности к геям и им сочувствующим. Слишком это было омерзительно и противоестественно, от этого разило точно так же, как и от привидений, упырей, троллей и Зелий.

Молли Уизли стала расталкивать толпу, пробиваясь в фанатскую зону, где томно вздыхали девочки волшебницы от шестнадцати и до двадцати четырех. Купленный котел с книгами «заботливая» мать всучила своей дочери, которая чуть не рухнула под тяжестью. Если бы не все те колкости и тонны язвы, которые Джин низвергала на голову Ланса, то он бы обязательно забрал у неё ношу. Ну а так — Геб сделал вид, что ничего не заметил.

— Мерлин, да это же сам Гарри Поттер! — Локхарт чуть петуха не дал, когда стал втаскивать чумазого Волосы-ананас, к себе на импровизированную сцену. — Дамы и господа, рад сообщить вам что наше маленькое мероприятие посетил сам Гарри Поттер!

Народ заохал заахал, писатель подманил фотографа и жестом показал ему сделать снимок. Сам резко наклонился к грифу и что-то ему прошептал, параллельно улыбаясь. Гарри тоже сделал попытку улыбнуться, но у него это получилось не так эффектно как у писаки, видно тот немало тренировал этот голливудский смайл.

— Горд сообщить вам, леди и джентльмены, что Гарри Поттеру не только не придется платить за полное собрание моих сочинений, которое он получит в подарок. Но так же, в этом учебном году, я буду иметь счастье, преподавать в лучшей магической школе мира. Дамы и господа, позвольте представиться, Гилдерой Локхарт, преподаватель Защиты от Темных Искусств!

Снова защелкали фотоаппараты, Гарри резко спрыгнул вниз держа перед собой груду книг. Впрочем, макулатура быстро перекочевала в руки Молли, которая стала пробиваться за автографами. Самой женщине было несподручно заниматься сразу двумя делами — толкаться и держать книги, поэтому она запрягла и Артура с предками Дэнжер. Дети остались наедине, стоя у витрина, на которой лежали куда более интересные труды, нежели «Как я победил Вампира, не испачкав мантию от Гемильё». И как он до такого названия додумался? Может педики-волшебники не только в задницу дает, нон еще и в мозг? Мерзость какая.

— Боже, нам так повезло, — вздыхала Гермиона. — Локхарт великий волшебник.

— Ага, — скривился Ланс. — Единственное что у этого дебила велико, так эта дырка между булками.

— А у тебя велико лишь раздутое эго, и количество грязи во рту, — огрызнулась Гермиона.

— Могу снять штаны и продемонстрировать что у меня еще велико.

Девочка залилась румянцем и стала медленно открывать и закрывать рот, парни лишь выпучили глаза. Проныра закатил глаза. С этими домашними просто невозможно скрестить «шпаги красноречия» в достойно перепалке. Только перейдешь на какие-то грязные уколы, как они начинают изображать из себя речных и морских жителей. Скука.

— Вижу семейство Уизли не только бедно, но еще и безумно, — прозвучал напыщенный, ломающийся голосок. — Оказывается у них еще и дочь есть.

С лестницы второго этажа спускался Драко Малфой, как всегда одетый с иголочки и выглядящий как прилизанный глист.

— Девочка, на твоем месте, я бы лучше пошел в школу голым, чем в таком тряпье.

— Закрой пасть Малфой! — рявкнул Рон, закрывая собой сестру.

У девчушки, которая не страдает пушистостью характера, почему-то пропала вся боевитость. Скорее всего — сказывалось присутствие Поттера. Карие глаза леди покрылись предательской влагой, маленькая фигурка, сжавшись, стала казаться еще мельче, а пальчики побледнели, сжимая душку котла.

— Мерлин, да тут вся компания, — ухмыльнулся Малфой. — Поттер, а они у тебя случайно золото из банка не выпрашивали? А то смотри, пустишь по ветру все наследие предков.

— Убью! — прорычал рыжий, но его, как обычно, сдерживали друзья.

— Проваливай Малфой, — прошипела Гермиона.

Лицо слизеринца тут же скривилось в гримасе отвращения.

— Тебя не спрашивали гряз...

— Йо блонди, — Герберт вышел из-за стеллажа, где скрылся до начала перепалки. — Как житуха?

— Здесь становиться тесно от количества отбросов, — процедил Малфой с лютой ненавистью глядя на Ланса.

— А я думал, что нам не протолкнуться из-за количества дерьма в твоих штанах.

— Ты желаешь вычистить? Слышал, тебя Уизли поселили в туалете, так что я не удивлен твоим познаниям в этой области.

— Мерлин, если бы это было действительно так, то, могу поспорить, и семь человек не смогут насрать столько, сколько может один блонди. Или одна? Слушай, Драко, ты уж нас просвети, наконец, о своих половых предпочтениях? А то если я прав — там вон Локхарт стоит, он тебя с радостью примет в свои нежные обътья.

— Ах ты падаль! — Драко было уже схватился за палочку, но ему на плечо лег серебряный набалдашник трости, выполненный в форме головы змеи.

— Сын, — произнес высокий, широкоплечий мужчина, с длинными, прямыми блондинистыми волосами.

Мужчина был статен и по-своему красив, но наметанный взгляд Ланса, определил в этом мужчине скользкого проходимца, да еще и немного трусливого. У детей он почему-то взывал страх и трепет, но проныра испытывал лишь безразличие, смешанное с легкой ноткой отвращения.

— Не стоит обращать внимания на этих , — как нетрудно догадаться, мужчиной был Люциус Малфой. Если кому угодно, может добавить приставку Лорд, но Лансу на все эти титулы было с большой колокольни, и абсолютно не чихать, а делать несколько иное действие.

— А это, надо полагать, Гарри Поттер и его друзья, — с этими словами, Малфой старший протянул свою трость и отогнул челку лохматого, обнажая его знаменитый шрам.

Ланс подумал, что попробуй блонди протянуть свою палку к его лицу, то тут же бы узнал что такое медвежий удар по яйцам.

— Люциус! — прорычали рядом.

В зоне боевых действий появилась и остальная компания. Сзади маячили родители Гермиона. Они были довольно хорошими людьми, но Геб чуял как в воздухе распространяется их страховая вонь. Они боялись магии, принимали, но боялись.

— Артур, — будто сплюнул Малфой, а потом схватил один из учебников, которые лежали в котле Джин. — Все так же не можешь купить своим детям хоть что-нибудь не побывавшее до того у сотни других людей?

— Проваливай Люциус, — продолжал рычать Артур, тем самым напоминая своего младшего сына.

— Мерлин, как же сильно ты пал. Общаешься с этими , — блонди-старший кивнул на чету Грейнджер.

— Между прочим, — встрял Поттер, который уже раскачался и вошел в свой боевой кураж. — Гермиона лучшая ученица на курсе.

— Воу! Воу! — довольно громко возмутился Геб, обращая на себя внимания присутствующих. — Не хочу спорить — но давайте признаем, Лучший ученик — это я. Хотя да, я тоже этот.

Артур краснел все сильнее и было видно, что подбрось в это пламя хоть еще одну колкую веточку и будет взрыв, читай драка. Нет, Проныра был не дурак подраться, но не на виду у сотни людей. Так и к фараонам загреметь можно, а уж эти черти так просто не отстанут и понавешают дел по горло. Войдешь простым хулиганом, а выйдешь только в деревянном макинтоше через пятьдесят лет осужденным и пойманным маньяком душегубом.

Люциус Малфой склонил голову набок, вглядываясь в красивое лицо, которые сейчас перечертила пиратская улыбочка. Вдруг аристократ поднял свою палку и действительно потянулся ей к Лансу, но черное дерево было перехвачено так быстро, что люди заметили лишь серую тень.

— Я вам не Пиноккио, — спокойно произнес высокий парнишка. — Чтобы в меня палками тыкать.

Малфой хищно усмехнулся с силой дергая палку назад, намереваясь тем самым порезать ладонь парнишки своим набалдашником. Но, что удивительно, несмотря на силу рывка, трость не сдвинулась ни на миллиметр. Только вздулись жилы на руке парнишки. На мгновение Ланса обуяла такая лютая, звериная ярость, какую он испытывал, лишь когда Снейп попытался отобрать у него бабочку. Это было лишь мгновение, краткое, но достаточное для того, чтобы Малфой посмотрел в глаза парнишки. На лице Люциуса не дрогнул ни один мускул, не изменилось поза и даже не сбилось дыхание. Лишь только в бесстрастных глазах на миг промелькнуло сомнение в чем-то. Через мгновение, успокоившийся Геб отпустил трость.

— Идем, Драко, не стоит опускаться до их уровня.

Чета Малфоев покинула помещение с гордо поднятыми головами. Пьяным колокольчиком звякнула закрывающаяся дверь.

— Уф, — выдохнул Геб, поправляя бандану. — Вы не находите что дышать стало легче, когда эти пидорки нас покинули?

— Герберт! — хором выкрикнули теперь уже четверо взрослых.

«Пополнение в строю чистоплюев» - подумал Ланс, покидая магазин и направляясь к камину. После завтра начинался новый учебный год.

(п.а. оставь свой комент, всяк это читающий. Потрать две минуты своего времени на кидание тапочка или «спасибо» автору.)


Глава 11 | Фанфик Не имея звезды | Глава 13