home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

27 октября 1992г Хогвартс.

День Ланса не задался с самого начала. Во-первых его утро началось не с самого приятного эпизода. Во всяком случае, кому понравится, когда на него выливают графин с водой? Маркус Флинт, здоровенный детина под два метра и с полтараху в плечах, решил разбудить паренька именно таким способом. Когда же Ланс уже схватился за палочку и нож, то вовремя понял что с шестикурсником ему точно не сладить. В общем, пришлось скрипнуть зубами и разразиться страшной бранью, которую капитан сборной пропустил мимо ушей.

— Чо те надо, Флинт?! — гаркнул парень, отплевываясь от воды, которую все же вылили на него из палочки.

— Собирайся, — Маркус был спокоен как скала. — У нас тренировка.

— Сегодня суббота!

— Меня это мало волнует. Мы идем тренировать ловца.

— Хиггс совсем обурел?! Какие ему тренировки в выходные?

Флинт покачал головой и кинул парню еду одежду, которая ощутимо хлестнула по лицу.

— Собирайся, мелкий, у нас новый ловец.

Герберт завис и на автомате стал одеваться на себя спортивную форму. В неё входили плотные кожаные штаны со специальным уплотнением в том районе, где волшебник наиболее тесно соприкасался с метлой. Так же в форму включался плотный пуловер, на который одевалась такая же плотная накидка цветов факультета. В случае Слизерина — ярко-зеленая с серебренной оборкой по краем. На ноги одевались разве что не кавалерийские ботфорты — столь высоки и плотны были сапоги на высоких каблуках. Собственно, за эти каблуки цеплялся крепеж у помела, на котором вытягивалась нога. Облачение заняло у мальчика не больше минуты. Геб всегда быстро одевался — привычки.

— Я же не пропустил прошлую тренировку? — спросил мальчик, выходя из пустой комнаты вместе со старостой.

— Если бы это было так, ты бы сейчас лежал у Помфри.

— Но я не помню никаких новых... — договорить мальчик не успел. В гостиной стояла вся команда, вот только вместо Хиггса стоял... Малфой. Он надменно улыбался снисходительно кивая на многочисленные поздравления. — Ловцов, — договорил ошарашенный Геб.

— У тебя с этим проблемы? — с легким недовольством поинтересовался Флинт.

— Нет, мля, — процедил Ланс. — Счастья полные штаны.

— Это хорошо.

Флинт пошел вперед и ободряюще хлопнул Драко по плечу, от чего тот чуть в спине не переломился. Герберт, стиснув зубы, шагнул на встречу новым неприятностям. Он вообще не понимал как этот мелкий шнур оказался в команде. Да, бесспорно, блондинчик неплохой летун, но реакция у него похуже, чем у Хиггса.

Не успел парнишка обдумать сей немаловажный вопрос, как увидел у стены семь метел. Семь новых, недавно доставленных метел, от которых еще пахло пенопластом и картоном. Древко ближайшей метлы было покрыто черным, блестящем лаком, так и манящем провести по нему ладонью. Каждый прутик в помеле был идеально подогнан друг к другу, от чего создавалось впечатление, что это вовсе не метла, а кисточка художника гиганта. Ланс пригляделся и увидел что на метле золотыми буквами выведено «Нимбус 2001». Сам Геб даже не слышал о такой метле — видимо самая последняя новинка.

— Нравится, грязнокровка? — насмешливо поинтересовались со спины. Понятное дело — слабозадый.

— Твой папаня не разорился-то с таких трат?

— Малфои могут позволить себе все что угодно, — вздернул нос напыщенный второкурсник, будучи чуть ли не на голову ниже Ланса.

— Кроме женщин, — хмыкнул Проныра.

Блондинчик поджал губы, отчего те превратились лишь в тонкую полоску на белоснежном лице, но еще даже не начавшуюся перепалку прервал Флинт. Он встал между парнями и сурово на них взглянул, буквально прижимая к полу тяжелым взглядом.

— Вы теперь оба в команде, — буквально прорычал двинутый на квиддиче староста. — Если узнаю что кто-то из вас вредит другому, пожалеете что рискнули сесть на метлу с гербом Слизерина! Все ясно?

— Ага, — тихонько пробурчал вжавший голову в плечи Драко.

— Типо того, — хмыкнул Ланс.

Босота уже повернулся к зеркалу и старательно заматывал на голове бандану, прикрывая волнистые (спасибо старшекрусницам), почти что женские, волосы. Потом, когда Джоли Роджер оказался точнехонько на лбу, мальчик повесил фенечки, действительно походя на пиратского юнгу.

— Хватайте метлы и пойдем, — скомандовал Маркус.

Вся команда, правда без замен, с радостью схватила новейшие супер-метлы. Они держали их так, словно они одни уже могли подарить факультету победу. Хотя, нельзя было отрицать, что спортивные метлы действительно могут помочь в игре.

— Ланс, — Флинт с силой сжал плечо парня. Тот дернулся и выскользнул из захвата. — Тебе что-то не ясно Ланс? Я сказал — взять метлы.

— Не буду я брать эту метлу. Ой, вот только не надо меня лечить на тему «Малфой для всех старался». Не в этом дело. Я полтора года тренировался на Чистомете. 2001й конечно быстрее, но манёвренность у него точно такая же — скоростная. Не хочу за полторы недели до первого матча переучиваться.

Флинт, как и вся команда, некоторое время молча сверлили однополчанина взглядами, но тому было все равно. Они ж не василиски, зыркалами еще не убивают. Не, ну может быть здесь где-то притаился Супермен и сейчас его подпалят лазерами, но это вряд ли.

— Смотри Ланс — завалишь нам игру, лучше сразу на поле закопайся.

С этими словами кэп развернулся на сто восемьдесят и поплелся к выходу из гостиной, за ним последовала и команда. Ланс немного помедлил, а потом взял из ниши заготовленный для тренировок Чистомет. Членам команд разрешалось хранить метлы в гостиных, дабы не бегать каждый раз на склад, который находился в западном крыле. А поле — с восточной стороны. Ну не пересекать же каждый раз весь замок...

Возможно, вы решите что самолюбие сироты было сильно уязвленно. Ведь он буквально жопу рвал, чтобы научится сносно летать, а потом еще и поставил на карту все, когда рискнул заключить пари с факультетом. Когда как Малфою стоило написать папашке и тот купил ему место в команде. И, если вы так подумали, то, смею вас заверить — сильно ошиблись.

Приютский еще с малых лет привык к тому, что все чего он добивается тяжелым трудом, зарабатывая потом и зачастую кровью, иные дети могут получить, лишь попросив у родителей. Этот простой закон жизни и улиц ничуть не меняется, имеете вы за поясом палочку или нет.

Замок субботним утром был несколько сонным. В воздухе еще витало пятничное настроение, и изредка можно было увидеть мухо-подобных студентов, выходящих из заброшенных классов. В замке, где живет почти полтысячи молодых, пышущих жизнью людей, всегда найдется повод что-то отметить или просто покутить. Лансу даже казалось, что походы в Хогсмид были специально придуманы в целях разрядки атмосферы. Если бы это было не так, то пускали бы туда уже начиная с первого курса, а не третьего, как это было заведено.

Из подземелий до выхода из замка путь был короткий и за это время Геб уже успел окончательно проснуться и прийти в себя. Именно поэтому, он вдруг сориентировался.

— Флинт, — окликнул он капитана, идущего во главе процессии. Капитан дернул головой, и парнишка подбежал к нему, по дороге якобы случайно задев плечом Малфоя. — Слушай, Флинт, а разве сегодня не день тренировок грифов?

— Снейп зарезервировал для нас поле.

— А алые об этом знают?

В ответ на это староста лишь плотоядно усмехнулся и оглушительно хрустнул шейными позвонками.

— Оу, — протянул Геб и вновь перешел в самый хвост процессии.

Если Вуд не знает о том что с тренировкой их обломали, то явно будет жарко. Во-первых гриффиндорцы были еще более вспыльчивы чем Герберт, ну а во-вторых это же Вуд. Единственный кто может поспорить в фанатичности с рослым слизеринцем. Если верить слухам, а причин им не верить попросту нет, то Маркус и Оливер враждуют еще с первого курса. Правда, в отличии от слабозадого и Волосы-ананас, их соперничество дальше квиддича не распространяется. Что еще смешно, так это то что двое капитанов болели за одну и ту же команду, и по возможности не пропускали ни единого выступления любимцев. Ланс как-то даже видел фотографию, когда на трибуне стояли Вуд с Флинтом, держа огромный плакат, разукрашенные в цвета команды и явно поддатые. Такие вот пироги.

Когда игроки выходили из замка, то многие, взяв в руки палочки, убрали их в карманы, так и не вынимая оттуда руки. Сам Ланс даже и не думал обнажать свое оружие. За два месяца «сражений» с уважаемым профессором Флитвиком, мальчик мог вытащить палочку быстрее, чем нападающий придумает каким заклинанием бить. Да и навскидку парнишка тоже бил неплохо. Не так, как прицельно, но десятку выбивал стабильно. Правда, арсенал заклятий парня расширился не сильно. К «Incendio» Проныра прибавил лишь чары «Scintils», которые выпускали из палочки огненную искру, больше похожую на длинную спицу. Герберт тренировал заклинание все последние недели, так как Флитвик постоянно увеличивал обороты и редкое «занятие» парнишка оканчивал в сознании, а не просыпался в кабинете мастера чар, который отпаивал его каким-нибудь забойным настоем. Понятное дело, к Помфри было идти нельзя. Но о занятиях с карликом чуть позже, ведь команда уже вышла во двор.

Октябрь в Британии довольно паршивое время года. В этот месяц, особенного под его конец, уже начинает дуть холодный ветер, срывающий листья с деревьев и обещающий принести с собой вскорости снега и морозы. Частенько льет колющий, ледяной дождь, превращающий землю в одно размазанное грязевое пятно. В октябре у красивого слизеринца всегда было плохое настроение. Он будто чувствовал, что от него уходит что-то, не столь важное, сколько дорогое ему. И это самое паршивое настроение не исчезало вплоть до весны, когда солнце вновь начинало ласкать все вокруг своими нежными и теплыми лучами.

У самого стадиона команды все же встретились. Среди рослых старшекурсников, не самого высокого роста Поттер, казался сыном полка, подобранным на очередной вылазке во вражеский тыл. Следом за алыми, семенила Грейнджер а рядом с ней ковылял Рональд, скривившийся, словно только что отмучался запором.

— Что вы здесь делаете? — Оливер сразу добавил в голос боевитости. — Сегодня наш день тренировок!

— У нас зарезервирован стадион, — Флинт был невозмутим. Ланс почему-то полагал, что если крупногабаритному старосте начать отрывать яйца, то он и то лишь бровью начнет подергивать.

— И кто это вам его зарезе..резе...резал?!— встрял Рон.

Маркус посмотрел на рыжего таким взглядом, от которого даже у Геба где-то что-то сжалось. Это было мощно. Рон сделал шаг назад. Флинт снова повернулся к давнему сопернику.

— Снейп записал стадион на нашу команду на весь день.

— Беспредел! — рявкнул Вуд. — Дай сюда визу!

Маркус пожал плечами и протянул пергаментный свиток, который чуть не был порван разгоряченным капитаном алых. Команды в это время сверлили друг друга гневными взглядами. Особенно в этом преуспевали загонщики, поигрывающие своими начищенными до опасного блеска битами. Малфоя команда прятала за спинами, как и метлы.

— Бред, — покачал головой Вуд, возвращая документ. — Зачем вам поле на весь день?

— Будем тренировать нового ловца.

— И кто же сей организм?

— Я, — насмешливо надменно произнес Драко, выходя из-за спин.

Народ выпал в осадок. Поттер был натурально шокирован и даже чуть приоткрыл рот, а вот Рон, кажется, был просто вне себя от ярости.

— Видишь ли Оливер, — усмехнулся капитан зеленых. — Отец Драко сделал щедрое пожертвование нашей школе. Вернее — нашему факультету.

На этой фразе вся команда (за исключением Ланса) выставила на показ свои Нимбусы. Вот теперь на лицах алых, вместо недоумение показалась зависть, смешанная с обреченностью.

— Это же Нимбус-2001! — воскликнул самый мелкий рыжий. — Новейшая модель! Её еще даже в свободной продаже нет! Где вы её достали?

— Мой отец может достать все, что угодно, — Малфой сел на своего любимого коня — начал распыляться на тему богатства и связей родителя. — Знаешь, есть такие штучки, круглые, золотые — галеонами называются. Впрочем, вряд ли ваша семья знает, что это такое.

Рональд дернулся, намереваясь дотянуться кулаком до морды ненавистного блонди, но его крепко сжали за плечи грозные братья. Те были и сами не прочь наподдать слабозадому, но их сдерживал здравый смысл. Вы спросите, какой может быть здравый смысл у Близнецов. Но вы удивитесь, если узнаете что это очень не глупые ребята, скорее — весьма умные.

— Зато никто из Уизли не покупал себе место в команде! — воскликнула Гермиона.

Малфой с призрением выплюнул:

— А тебя не спрашивали, поганая грязнокровка!

На поляне повисла тишина. Да, Малфой и остальные слизеринцы частенько так называли Геба, когда рядом не было никого кроме зеленых. Или остальных, но за спиной, среди своих. Но вот чтобы обозвать кого-то прямо в глаза, при свидетелях, такого еще не было. Во всяком случае — ни в прошлом, но и в этом году.

Близнецы тут же разжали хватку и бросились на блонди, но им путь преградили загонщики змей. Началась хилая потасовка, заключавшаяся в толкании друг друга. Никто из-за этого не заметил, как Рональд вытащил из кармана палочку.

— Ты за это заплатишь! — заорал он и произнес заклинание. — HarkivusMachav!

Это было самое мерзостное проклятье в арсенале начинающего второкурсника. Оно заставляло жертву блевать слизняками, при этом ощущая всю их вонь и слизь. Малфой не был Лансом и поэтому у не было ни шанса отразить это проклятье, а команда немного ошалела, и так же не приняла никаких попыток выставить щиты. Впрочем, это и не требовалось.

Палочка Рона вдруг дрогнула, скотч засветил зеленым и парнишку откинуло на спину, протащив по земле метра полтора. Смирно плачущая Гермиона мигом кинулась к другу. Слизеринцы засмеялись, Геб оставался спокоен. На это у него были свои резоны.

Оливер что-то прошипел Маркусу, тот прошипел что-то в ответ и капитан алых увел свою сборную. Впрочем, далеко те не ушли. Они подобрали рыжего, у которого из глотки вылез уже первый слизняк, и повели его к Хагриду. Хотя должны были к Помфри. В спине им, словно камни отступникам, летел смех ненавистного факультета. Больше всех драл глотку Малфой, буквально заходясь в истерике, утирая с глаз слезы. Проныра оставался спокоен, лишь уныло поглядывая в след грифам.

Несколько часов спустя, хижина Хагрида.

За окном уже стемнело, но в сравнительно небольшом домике у леса, висела тягостная тишина. Не та тишина, которая вот-вот и взорвется веселым смехом, девичьим визгом и гремящими тостами, а самая настоящая тишина. Которая словно вата забивает уши, проникает в каждый угол и каждую щель. Та самая тишина, от которой даже свет кажется более тусклым, а люди более грустными. Лишь изредка тишина прерывалась натужным скрипом блюющего Рона. Но заклятие уже почти сошло на нет, и этот звук раздавался самый максимум раз в десять минут. Это было словно капля меда, в бочке дегтя и дегтем была тишина.

Хагрид молчал, потому что не знал что сказать, он был добродушным мужчиной, но порой не мог найти нужные слова и поэтому и вовсе не говорил. Поттер молчал, потому что только что узнал, то, чего бы предпочел не знать. Дэенжер молчала, потому что ей напомнили о том, о чем она бы желала забыть. Рональд молчал, потому что он блевал.

В этой вязкой, тягучей и липкой тишине, словно гром посреди ясного неба, раздался отчетливый стук в дверь. Все вздрогнули, Хагрид натянуто улыбнулся и повернул массивную, тяжелую ручку. На пороге, в свете маслянной лампы, стоял высокий парень. Два месяца назад, казалось, что он похудел, но за это время благодаря железу и плотной пищи, вновь поправился. Зеленая квиддичная форма была в грязи, а её подол и вовсе превратился в драное месиво. Но парня это не волновало — парочка бытовых чар и плащ будет как новенький.

— Герберт, — улыбнулся парню лесничий. — А ты чеготь тута делаешь?

— Я по делу, — серьезно ответил парнишка.

— Не самый ты, это самое, лучший момент-то выбрал, — покачал огромно головой полувеликан, но босоту впустил.

Мальчик тут же наткнулся на разгневанные взгляды алых. Поттер сжал палочку, лежавшую у него на коленях, у Гермионы снова задрожали губы. Рональд, сблеванув слизня, пошел красными пятнами, от еле сдерживаемой ярости. Ланс понял — ему здесь не рады.

— Дураки вы, — покачал головой парень. Он спокойно достал из потайного кармана, который сам вшил, маленький флакончик с серебристой жидкостью, после чего поставил его на стол. — Выпей, — обратился он к Рональду. — Легче станет.

— Что это, — насторожилась Гермиона.

— Конечно же яд, — хмыкнул Ланс. — Это Отменяющее зелье. Раз в десять действенней Финиты. Уберет и симптомы и последствия.

С этими словами мальчик потрепал лоснящегося Клыка, и повернулся к двери. Его догнал оклик лохматого.

— Почему ты нам помогаешь?

Ланс повернулся и тяжко вздохнул, проведя рукой по лицу.

— Я вам не помогаю. Я лишь пытаюсь следовать урокам одного карлика. Рональд, зная что у него сломано оружие, попытался вступиться за подругу. Это было опасно, прежде всего, для него самого. Но он не испугался. Это достойный поступок, который надо уважать.

Мальчик щелкнул по носу Клыка, который смешно рыкнул, и вновь попытался выйти из хижины, но его окликнули уже во второй раз. На этот раз это была Гермиона.

— Как ты с этим справляешься?

Ланс обернулся и недоуменно изогнул правую бровь.

— С тем, что тебя постоянно обзывают гряз...грязнокровкой.

Все в хижине вздрогнули, кроме Геба — тот просто пожал плечами.

— Дереву не надо обижаться, когда его называют деревом. Потому что дерево знает, что оно — дерево, и этим вполне довольно.

Проныра, наконец-то вышел из хижины. Он, широко зевнув, закинул метлу на плечо и пошлепал к замку. Тренировка была утомительной, а присутствие на ней Малфоя сделало её еще более утомляющей.

31 октября 1992г. Хогвартс

Ланс, поглаживая раздутый живот, направлялся до ближайшего места, где этот живот можно было чуточку облегчить. Праздник выдался шикарным. Во всяком случае, в этом году никто не помешал парнишке схомячить все, что было в зоне досягаемости его загребущих лап. Никакой чертов тролль, не посмел прервать процесс набивания брюха.

В бездонной прорве, по имени Герберт, пропало: целая миска салата «Цезарь», десяток холодный закусок, два кувшина сока, три порции макарон с сыром и две порции жаренной картошки, два эскалопа, две порции рёбрышек, две порции куриных крылышек, порция жареных грудок. Но вы не думайте, что Проныра пожертвовал десертом, нет, оно еще и его в себя затолкал. Как все это влезло в парнишку — вот это уже вопрос, над которым до сих пор ломают голову все британские ученые, известные своими открытиями.

Завернув к потайным лестницам, так как на полный желудок пробежка по главным — самоубийство, Проныра понял, что возможно просраться у него выйдет чуть раньше, чем он добежит до белого друга. Нет, парнишка вовсе не испугался, просто он на мгновение ощутил что-то такое, что заставляло съеживаться, впрочем? ощущение мгновенно пропало. Будто кто-то невообразимо древний и страшный заглянул в восточное крыло, но не обнаружив здесь жертвы, разочарованно развернулся и упорхнул куда-то в нереальность. Такое ощущение было знакомо Гебу, оно означало, что ряд кто-то почти умер. Оно означало, что смерть прошелестела своим балахоном по древним камням волшебного замка.

Повернув за угол, парень оказался в просторном коридоре на втором этаже, неподалеку от туалета Плаксы Миртл. Сперва внимание Геба ничего не привлекло, но потом он увидел тех, чье присутствие в любом не людном месте означало лишь одно — в Хогвартсе вновь разворачивается мрачная жопа проблем.

Золотое Трио стояло напротив огромной лужи, но смотрело вовсе не на неё, а на стену. Проныра, все равно что колобок на ножках, доковылял к ребятам. Он так же взглянул на стену, а потом со звучным хлопком шлепнул себя по лицу. Герберт надеялся на относительно спокойный год, который он посвятит занятиям и музыке, но, кажется, волшебники в принципе не знают что такое спокойствие.

Вскоре в коридоре послышался топот сотен ног — студенты возвращались с пира и спешили к главной артерии Хога — лестницам. Буквально через мгновение вокруг уже колыхалось черное море мантий, дрожащее от тихих и не очень шепотков.

На стене висела кошка филча — миссис Норрис. Она неестественно вытянула свои лапы, будто замерла в глупом прыжке. Глаза её не мигали и были страшны своей стекляностью. Она была прикручена за хвост к факелу, который бросал отсветы на кровавую надпись.

— «Тайная Комната вновь открыта! Трепещите, враги Наследника! » — зачитал Драко, причем таким голосом, будто священник, сочетающий королевских отпрысков. Блонди вдруг усмехнулся и повернулся к Грейнджер. — Ты следующая, грязнокровка.

— Воу! Воу! — Ланс сделал вид, что втягивает носом воздух. — Вам не кажется что тут х..ями завоняло? О, Малфой, так это у тебя изо рта потягивает... ты бы хоть мыл его после вечеринок!

По толпе пронеслись смешки, Драко побледнел и вновь сжал губы, но тут на сцене появился Филч. Он, как и всегда, был в своем потертом кожаном пальто, и редкими, растрепанными волосами и горбатым носом, будто сломанным сразу в двух местах.

— Что здесь происходит?! — рыкнул Филч.

Его взгляд на мгновение рас фокусировался, потом он замер и буквально подлетел к своей кошке. Щеки завхоза заблестели, и он начал что-то еле слышно причитать. Вдруг завхоз наткнулся взглядом на остолбеневшего Поттера и зарычав, бросился к нему.

— Это ты, дрянной мальчишка! — вопил он, стискивая плечо очкарика. — Ты убил её! Да я тебя...

— Аргус! — прозвучал знакомый всему замку голос. Толпа замерла, шепотки стихли, завхоз отпустил лохматого.

Из левого рукава коридора появился весь преподавательский состав, во главе которого шел сам Дамблдор, сверкая своей причудливой мантией, которая никак не сочеталась с необычайно серьезными глазами. Проныра внутренне сжался. Ситуация ему не нравилась. Внешне Геб выглядел как и всегда — на лице сверкала вызывающая, пиратская улыбочка, а руки были закинуты за голову. Но вот внутри у парнишки бушевал настоящий ураган. Он уже успел пожалеть, что так рано ушел с ужина.

— Что здесь происходит? — спросил Дамблдор.

Проныра мог поклясться, что задай директор таким тоном вопрос ему и парень бы уже начал расписывать всю свою жизнь начиная с первого воспоминания. Это был какой-то другой Альбус, не тот, который всегда рассмешит и угостит долькой.

— Директор, — начал всхлипывать завхоз. — Моя кошка... она погибла, мертва. Это он! Он убил её!

Директор взглянул на миссис Норрис и на мгновение замер, лишь только голубые глаза сверкали подобно упавшим звездам.

— Я сомневаюсь, Аргус, — прошипел Снейп, заставив всех вздрогнуть во второй раз. — Что у Поттера хватит умения убить комара, а не то что кошку.

— Но...

— Она жива, — спокойно произнес директор, но его голос волнами отражался от древних стен. — На ней лежат чары черной магии, заставившие её оцепенеть. Но она жива.

— Да! — воскликнул Локонс, сверкая своей улыбкой и цветастой мантией, которая вызывала резь в глазах и легкой тошноту. — Директор, вы у меня это буквально с языка сняли! Только что сам хотел заметить что миссис Норрис жива.

На писателя никто не обратил внимания. Директор огляделся и, кажется, только сейчас заметил что в коридоре столпилась вся школа.

— Старосты, отведите факультеты по их гостиным, — произнес Альбус.

Никто не смел ему перечить и уже спустя мгновение, толпа начала рассасываться. Проныра тоже поспешил свалить, но не тут то было.

— Он был с ними! Мерзкий проходимец был с ними! — кричал завхоз.

— Мистер Ланс, останьтесь, — спокойно сказал директор.

Геб, тяжко вздохнув, вернулся к ребятам. Вскоре в коридоре, напротив лужи, стояли лишь взрослые и четверка детей. Лансу было не по себе, он всегда избегал пристального внимания к своей персоне со стороны власть имущих, а сейчас буквально вляпался в это внимания, причем с нехилого разбега. Один лишь Флитвик смотрел на слизеринца приободряюще, как, впрочем, и всегда.

— Гарри, мальчик мой, ты не расскажешь нам что случилось?

— Да-да! Пускай он расскажет! — завхозу было не успокоиться.

— Директор, сэр, когда мы вошли в коридор, то все уже так и было. Честно! Это не мы!

— Я тебе верю, — кивнул Альбус.

— Поттер, — ставил своё пенни Зельеварю — Я не видел вас с середины ужина. Как вы это объясните? Или вам всем троим приспичило ослабить животы?

— Мы были на Юбилее Смерти! — тут же ответила Дэнжер. — Можете спросить у Почти Безголового Ника, он нас туда пригласил.

— Конечно спрошу, — хмыкнул Сальноволосый.

— Северус! — воскликнула Железная Леди. — Ты не аврор, а они не допросе!

— Конечно, — кивнул ублюдок, но все видели, что он будет землю носом рыть, лишь бы приписать Трио к этому инциденту. Аргус все еще всхлипывал рядом с кошкой.

— Я бы мог снять эти чары! — вдруг вклинился Локахрт. — Я уже встречался с таким в степях Херсонщины. Где под палящим солнцем, три тролля хотели приготовить из нашей группы шашлык—машлык и...

— Помона, дорогая, — директор полностью проигнорировал выступления писаки. — Кажется, у тебя дозревают мандрагоры?

— Да, конечно, — встрепенулась пухлая, добродушная женщина. — Через полгода, может чуть больше, из них уже можно будет приготовить настой.

— Вот видишь Аргус, — улыбнулся директор. — С твоей кошкой все будет в порядке. А пока, позаботься, пожалуйста, о том, чтобы завтра утром, студенты не должны были вздрагивать, глядя на эту надпись.

Завхоз что-то неслышно пробурчал в ответ. Видимо это было такое согласие. Судя по всему, обстановка охладилась и скоро все бы разошлись, но Железная Леди вдруг наткнулась взглядом на Проныру, который сделал уже с пяток шагов назад и собирался нырнуть в нишу и скрыться подальше от проблем.

— А вы, Ланс, тоже были на Юбилее? — спросила кошка. Все обернулись к Герберту, будто только что вспомнили, что и он здесь стоит.

— Нет.

— Так почему же вы ушли до окончания празднования? Я еще не помню за вами такого, чтобы вы отказались от еды.

— Вам честно?

— Разумеется, — возмутилась декан алых.

— Вы сами попросили, — пожал плечами мальчик. — Я так хотел срать, что е...нул на первой космической к сартиру.

— Мистер Ланс! — хором воскликнули профессора.

— Минус двадцать баллов Слизерину за грубость! — добавила МакГонагалл.

Проныра вновь тяжело вздохнул. Очередной год проблем ему обеспечен...

— И я все еще хочу срать.

— Мистер Ланс!

6 ноября 1992г Хогвартс, поле для квиддича.

Герберта тошнило, его руки подрагивали, сжимая пергаментный лист, который он зачем-то взял с собой. С самого утра, Ланс не то что трезво думать, но даже есть не мог. А уж Проныра, отказывающийся от еды, это что-то из ряда вон выходящее. Геб еще раз пробежался глазами по пергаментному листу:

«1-й матч: Гриффиндор — Слизерин

6 ноября

2-й матч: Пуффендуй — Когтевран

27 ноября

3-й матч: Когтевран — Слизерин

7 февраля

4-й матч: Гриффиндор — Пуффендуй

14 марта

5-й матч: Пуффендуй — Слизерин

6 мая

6-й матч: Гриффиндор — Когтевран

28 мая »

Несложно догадаться, что это было расписание матчей. Кубок по квиддичу в Хоге проходил по круговой системе, где каждый сражался с каждым. Победитель определялся количеством заработанных за сезон очков. Если в итоге между двумя факультетами устанавливалось равенство — то смотрели по личной встрече. И вот сегодня, должен был состояться первый матч. Для большинства — самый значимый матч года. Но если большинство в замке жаждало зрелищ, то Ланс желал изобрести машину времени, вернуться на пару месяцев назад и надавать себе же самому по голове и убедить не вступать в команду.

Такого волнения парень не испытывал еще ни разу в жизни. А обстановка в раздевалке, где сейчас сидел юный Охотник сборной Слизерина, нисколько не успокаивала. Ланс, оглядевшись, понял что коленки дрожат только у него. Даже чертов Малфой был спокоен как удав, который только что сожрал пяток мартышек.

— Сегодня наша первая игра в сезоне, — Флинт стоял, заложив руки за спину, будто генерал перед армией. — Мы упорно тренировались в течение двух месяцев и я уверен, что мы сможем показать хорошую игру. Наша сегодняшняя цель — обыграть Грифов. У них появился достойный ловец, но наша сила в том, что у нас не только один игрок может сделать матч. От всех вас я жду полной самоотдачи. А теперь, давайте пойдем и надерем эти кошачьи задницы!

— Да! — во всю мощь легких гаркнуло шесть человек.

Накинув мантии, взяв метлы, квиддичисты двинулись к рукаву, который вел прямо на стадион. Идя по этой кишке, Ланс ощущал себя гладиатором древнего Рима, который вот-вот ступит на обагрённый кровью песок Колизея. Герберт судорожно втягивал воздух расширившимися ноздрями, но сердце все никак не могло успокоится, оно билось бешено, неистово. Не оставляя не шанса на спокойствие. Под ложечкой уныло засосало, спина взмокла, будто кто-то ополоснул парнишка из шланга.

И вот, поднимаются створки и Геб на миг жмурится от яркого, полуденного солнца, и глохнет от крика полутысячи человек. Трибуны мерцают по секторам цветами факультетов. Здесь и красно-золотые знамёна Гриффиндора, чьи болельщики трубят в дудки и заклинаниями выводят пожелания своим и хулу чужим. И желто-черные цвета Хаффлпафа, которые поддерживают сегодня львов. Не стоит забывать и про бронзово-синие шарфы и оборочки Рэйвенкло, которые болели за красивую игру, открыто не поддерживая никого, но все же отдавая симпатии алым. И, конечно же, зелено-серебристое озера Слизерина, которое, того и глядишь, может расплескаться от гудящих в секторе эмоций.

Из какого-то ступора, мало похожего на типичное для босоты втыкания, парня вырывал высокий, протяжный свисток мадам Трюк. Та стояла на земле и в ногах у неё лежал тяжелый сундук, в котором были заключены четыре мяча. Два бладжера, которые буквально разрывали цепи, в которые они были опутаны, снитч, лежавший на золотистой подставке, будто созданной для игры в гольф и коричневый, кожаный, квофл. При одном взгляде на этот мяч, Геб от волнения чуть не распрощался с тем, что еще лежало у него в желудке.

— Леди и джентльмены! Дамы и господа! — Ли Джордан уже схватился за микрофон и вещал голосом лихого, заправского заводилы и комментатора. — Рад приветствовать вас на первом мачте сезона Гриффиндор против Слизерина! Что? Не слышу! Давайте-ка немного покричим в поддержку наших игроков!

Ланса прошиб очередной приступ холодного пота, когда поле потонуло в шквальном гвалте.

— Сегодня на поле, от Гриффиндора — бессменный капитан и Вратарь — Оливер Вуд! Три самых очаровательных Охотницы в истории замка — Алисия Спинет, Анджелина Джонсон и Кэти Белл! С битами в руках сегодня выступают люди, имеющие один мозг на двоих — Близнецы Уизли! И гордость факультета, самый молодой ловец за последние сто лет, человек, ловящий снитч всем, чем его можно ловить, Ловец — Гаааааааааари Поттер!

Трибуны буквально взорвались. Проныра был поражен, обычно стеснительный Волосы-ананас, выглядел совершенно спокойным, когда как Геб искал способ провалиться под землю.

— А теперь, команда Слизерина! Если вы обратите внимание, все они держат в руках новыейшие метлы «Нимбус-2001». Разгон от ноля до шестидесяти за секунду и две, разворот в плоскости за ноль и четыре, разворот по...

— Мистер Джордан, комментируйте матч.

— Ах да, простите профессор. Итак, все мы знаем как связаны эти метлы с появлением нового ловца в коман...

— Джордан!

— Все-все. И не надо у меня отбирать микрофон. Итак — на воротах человек, способный поймать квофл помелом — Майлз Блетчли! В роли Загонщиков, мы имеем счастье видеть — Прергрина Деррека и Люциана Боула! Надеюсь, сегодня ребятки поумерят свой пыл, или этим позже займутся наши Близнецы! Так же на поле, наш здоровяк, капитан сборной Слизерина, Охотник — Маркус Флинт, с ним выступает и Грэхэм Монтегю, человек, способной промазать даже с пятиметровой линии. В роли Ловца — Драко Малфой, которого, кажется, больше заботит его прическа, а не игра!

— Джо...

— Я понял, понял! Господа, вы ведь уже поняли, что я кого-то забыл?! Так и есть. Сегодня дебют первого в истории Нормального Слизеринца. Прошу встречайте — новый Охотник Слизерина, наш музыкант и свой парень — Гееееееееерберт Ланс!

Герберт попытался отрешится от обстановки, но у него это плохо получалось, сердце билось с такой скоростью, что еще чуть-чуть и оно выпрыгнет из груди. Мальчик кое-как забрался на метлу, дрожащими, потными ладонями, схватился за древко и вместе с дюжиной других игроков, взмыл на пару метров вверх. Мадам Трюк подняла мяч на одну руку, другой прикладывая свисток к губам.

— Раздается свист судьи и мяч в игре! Его тут же перехватывает Флинт и ракетой устремляется к кольцам Гриффиндора! Вы посмотрите как он уклоняется от бладжера Фреда, будто метла сама его уносит ниже. Кэпа блокируют Спинет и Бел. Что же он предпримет? Да! Он пасует Лансу, который так и остался в центре поля — весьма хитрый ход! Возможно это очередная домашняя заготовка!

Герберт не мог даже вздохнуть, не то что пошевелить рукой или передвинутся хоть на миллиметр в сторону. Мир вокруг крутился, иногда застывая, будто какой-то сумасшедший крутанул его поломанным волчком. В один из таких фризов, парнишка заметил как к нему с бешенной скоростью летит коричневая клякса, а за ней — три красных пятна. На одних рефлексах и инстинктах, мальчик вытянул руку и в ловчей перчатке оказался квофл. Мир замер, все вокруг застыло и парень сорвался с места.

— Ланс буквально слился телом с метлой и бросился к кольцам противника! Против него выходит Джонсон. Они идут на друг друга! Все знают что Джонсон никогда не сворачивает! Это будет пас!

Геерберт видел лишь кольца, он не замечал ничего более, всего шестьдесят метров и он будет у цели. Главное — бросить, главное — долететь. Проныра качнул телом в лево, в право, а потом резко в лево.

— Они столкнуться! Мордред и Моргана! Ланс попросту переворачивается и проскальзывает под Джонсон! Финт Обегейна в лучшем его исполнении! Путь к кольцам открыт. Вуд и Проныра остаются один на один!

Геб летел, видя вместо земли небо, а вместо неба землю, но это его не волновало. Там, впереди, была цель, перед которой находилось другое алое пятно. Пятно, готовое поглотить собой коричневую клякса. Но этого нельзя допустить, необходимо обхитрить пятно и забросить кляксу в кольцо. Герберт должен это сделать, и остальное не имеет значения.

— Мерлин! Что творит этот парень! Он входит на вертикаль и вертится как бешенный! Неужто это будет бросок Терренса?! Да! Ланс на выходе из кручения, выкидывает из-за спины руку. Вуд устремляется к нижнему левому! Но нет! Мяч попадает прямехонько в среднее, с правой стороны! Это очко! И сезон открывается безумным голом Слизерина в исполнении Герберта Ланса! Скажите мне, почему этот мелкий засранец не нашем факультете?!

— Джор...

Мир Ланса пришел в норму. Он завис, где-то в воздухе, и смотрел как медленно мяч всплывает из-за колец в руки разочарованному Вуду. Смотрел как примеривается вратарь, выбирая кому из своих охотниц отдать пас. Видел, как кружат в вышине Малфой и Поттер, выискивая золотого летуна. Смотрел, на то как Загонщика устроили дуэль, пытаясь сбить друг друга бладжерами, впрочем, вскоре они все же решили помучить и Охотников. А еще, Герберт слышал это:

— ГЕР-БЕРТ! ГЕР-БЕРТ! ГЕР-БЕРТ! — скандировал стадион.

Сердце паренька забилось еще быстрее, но его больше не тошнило, руки не дрожали, ладони высохли как на жаре, спина сама собой выпрямилась. На лицо Ланса выползла его коронная, пиратская улыбочка. Он, по наитию, развел руки в стороны и начал ими махать, будто подгоняя трибуны. Все потонуло в гвалте и криках, в скандировании имени красивого парня. В этот момент, мальчик утонул в энергии, которая выбрасывала на поле толпа. В этот момент, Герберт Ланс понял, что он уже никогда больше не сможет забыть этот момент и больше не сможет обойтись без гудящей толпы, выкрикивающей его имя. Герберт понял, что пусть и спустя многие годы, но однажды он взойдет на сцену и многотысячная толпа будет кричать:

— ГЕР-БЕРТ! ГЕР-БЕРТ! ГЕР-БЕРТ!

Мальчик нырнул вниз.

Спустя двадцать минут

— Проверьте этот Чистомет, он проклят дьяволом! Ланс забивает свой десятый гол и счет становится 180: 30 в пользу Слизерина! Смотрите Гарри Поттер и Драко Малфой возвращаются на поле! Бладжер все так же хочет завалить нашего Героя. Малфой впереди на пол корпуса, он уже почти схватил снитч, в то время как Поттер прижимает к груди сломанную руку! Что за матч, что за накал страстей, эта игра войдет в историю Хогвартса!

Герберт летал перед Спиннет, мешая ей прорваться в зону пасса Белл, которую сейчас старательно зажимали Монтегю и Флинт. Джонсон была слишком далеко, и Загонщики не давали подлететь ей ближе. Уизли в этой патовой ситуации, были буквально бесполезны, так как второй бладжер все еще жил своей жизнью. Проныра взглянул ниже и там, у самой земли, неслись на бешенной скорости Ловцы. Драко был ближе к снитчу, но вот он не справляется с управлением и метла зарывается в землю. Блонди буквально отрывает от метлы, и швыряет вперед. Слабозадый несколько раз перекувырнулся через голову и с размаху хлопнулся на задницу. По трибунам прокатились волны смеха. Поттер, увернувшись от разогнавшегося бладжера, устремился за свитчем. До его поимки оставались считанные секунды. А при ничьей, как известна, победа отдается той команде, которая словила снитч.

Шанс был один — забить квофл до того, как Поттер поймает золотой мяч. Герберт прижался к метле.

— Поттер остался со сничтем один на один! Но смотрите, Ланс покидает сво позицию и взлетает выше. Это грубая ошибка! Белл тут же пасует Спиннет! Та просто обязана это поймать! Но что это?! Проныра ныряет ниже, и бет ногой по квофлу, подкидывая его себе в руки! Это была обманка! Охотник летит к Вуду разве что не по ковровой дорожке! Но нет, путь ему перекрывают Близнецы!

Ланс видел перед собой цель, но Уизли разве что живую стенку не сделали, а в их зоне как нельзя некстати появился второй бладжер. По ушам резанул глухой удар биты по коже. Ланс уклонился на скорости, а потом скользнул по горке, проскальзывая под Загонщиками. Но скорость была слишком велика, а парень летел не по горизонтали, а в наклонной. В такой ситуации чисто теоретически невозможно попасть в кольцо. Сбросить скорость было невозможно, до границы броска оставалось лишь полтора метра. Герберт размышлял лишь мгновение, решение само появилось в голове. Парень лихо улыбнулся и разогнал Чистомет на полную катушку.

— Что он творит?! Он не собирается тормозить! Он уже рядом с зоной и это будет фол! ЧТО ЗА БРЕД?! Ланс на полной скорости впрыгивает на метлу и отталкивается от неё! Дьявол и все черти! Он прыгнул к кольцу! Поттер почти поймал Снитч! Ланс почти сверзился на землю! Иииииии..... мать моя женщина! Это же баскетбольный данк в лучших традициях Майла Джордана! Слизерин забивает гол, Поттер ловит снитч и падает на песок, Герберт висит на кольце его стягивает Вуд, раздается свисток. Это сумасшествие заканчивается со счетом 190:180 в пользу Сли... Подождите, мадам Трюк показывает что ситуация спорная! Будем ждать её решения.

Ланс наконец-то отцепил ладони от железа и позволил Оливеру стянуть его к себе на метлу. Внизу, у колец, валялись щепки — все что осталось от метлы. Вдвоем вратарь Слизерина и Гриффиндора спустились на землю. Там Герберт успел увидеть, как Гермиона чарами разрыва уничтожила бладжер, а Локонс, мгновением позже, превратил руку Поттера в резиновый кнут. Это выглядело отвратительно.

— И Мадам трюк объявляет свое решение! По правилам, в спорной ситуации, выигрыш присуждается команде, чья победа не взывает сомнений. И Гриффиндор побеждает в первом матче сезона!

Трибуны заревели, а Ланс даже забыл о том, что он вроде как проиграл. Его переполняли эмоции и такая мелочь как победа в матче, его уже не волновала.

— Отлично сыграл! — улыбнулся Вуд, протягивая руку.

— Было весело! — кивнул Проныра, пожимая её.

На поле уже высыпала целая туча народа, и Геб уже хотел было воспользоваться маленьким кусочком славы, которую он завоевал собственными руками, но его подманила мадам Трюк. Она смотрела на мальчика с легкой виной в глазах.

— Мистер Ланс, я не видела еще ничего более безумного в своей жизни.

— Простите, — понурился парнишка.

— И именно поэтому, сегодня же я отправлю запись этого гола в Междунорадную Ассоциацию Квиддича. Никто еще не перепрыгивал пятиметровую зону... Возможно, правилам требуется легкая корректировка. В любом случае, через неделю, когда закончится смотр вашего дела, вам пришлют ответ. Победу вам не вернут, но возможно, вам будет приятно прочитать это письмо.

— Эээ, да, мэм, спасибо мэм, я ээээ.... Не знаю что сказать...

Мадам Трбк улыбнулась и поспешила куда-то по своим делам. Геба же начали тормошить все, кто мог его тормошить. По спине сыпались хлопки, щеки постоянно дрожали от чьих-то чмоканий и мальчик просто растворился в море людей.

12 ноября, Хогвартс, Большой Зал

Герберт развернул письмо, на котором красовался герб Ассоциации Квиддича. На нем была изображена метла, перекрещенная с битой, которых обнимали увеличенные крылья снитча.

«Уважаемый мистер Ланс.

Эксперты рассмотрели запись вашего гола. Комиссией, после длительного спора, был вынесен вердикт. Герберт Ланс в свое прыжке, не нарушил ни единого правила, установлденного Ассоциацией. Он не кидал квофл, и не пересекал на метле отметку. Что является основными критериями при назначении фола. Победу в матче мы вернуть вам не можем, но признаем ваш финт законным. Отныне он будет называться «финтом Ланса». А в качестве компенсации, мы высылаем вам следующее...

Удачи на поле.

Алас Фугас, председатель Междунарождной Ассоциации Квиддича

P.S. посылка может задержаться»

Ланс все еще не мог прийти в себя, как вдруг в вышине захлопали крылья и на его стол опустился несколько... попугаев. Они держали в своих лапах длинный сверток из коричневой бумаги.

— Смотрите, первая посылка Ланса, — смеялся Малфой, поддерживаемый однокурсниками. — Небось сейчас от счастья разревется. Хотя, скорее от стыда — отправитель даже сов для него пожалел.

Проныра проигнорировал выпад и все еще не веря в происходящее, разорвал бумагу. Сперва он подумал, что ему прислали вытянутый язык пламени. Но потом понял что это было нестерпимо яркое, красное дерево. Но что еще важнее — это была метла. На ней было на латинице, настоящим золотом написано — «Dror» .

— Задери меня грифон, — выдохнул проходящий мимо Флинт. — Ланс, октуда у тебя это.

— Ассоциация прислала, — прошептал мальчик.

— Ассоциация? — не поверил капитан команды и вдруг выхватил письмо парня. Он его читал минут пять, пока сам Проныра вытягивал из сумки журнал новостей квиддича. Там, в самом конце, прилагался перечень метел и их прототипов. Последние месяцы, все буквально вопили о «Молнии» — немецкой разработке, чьи заявленные характеристики были просто невозможны.

— Ты открыл новый финт, — выдохнул Маркус, который вдруг из спокойного парня превратился во взволнованного мальчишку. — С...ка, б...ть, е...й пирог. Мой Охотник открыл новый финт!

Все за столом Слизерина выпали в осадок, никто еще не сылшал чтобы староста матерился, причем так открыто. А Маркус вдруг повернулся к столу Грифов, нашел глазами Вуда и заорал во всю мощь огромных легких.

— Оливер, засранец! У тебя в команде Герой Британии, а у меня открыватель финта с эксклюзивным Дрором! Выкуси поскудный гриф!

Что тут началось в зале и сколько баллов потерял каждый из факультетов описанию не подлежит. Но уже спустя пару минут письмо ходило по рукам толпы, которая образовалась вокруг растерянного Геба. Метлу трогать боялись, она будто была живым пламенем. Мальчик же читал журнал. «Дрор» была израильской разработкой, эксклюзивной метлой, изготавливаемую только по заказу. Оценочная стоимость — семьсот двадцать шесть галеонов. Скоростью «Дрор» уступал «Молнии», уступал и в разгоне и торможении, уступал почти во всем, кроме одного. Маневренность «Дрора» была такова, что мальчик подумал, будто метла может развернуться на сто восемьдесят от одного желания. Но что привлекло парня, так это перевод названия эксклюзивной метлы.

«Дрор — имеет несколько переводов. Самое распространённое — воробей. Так же означает — «воля», «вольность», «свобода», «ласточка» ».

«У меня есть метла» — подумал мальчик, проводя рукой по древку. — «Моя Ласточка».

(п.а. за имя метлы, отдельное спасибо хорошему человеку.

Не забываем оставлять комментарии, чем их больше, тем быстрее автор пишет проду — мотивация, запал и все такое.)


Глава 14 | Фанфик Не имея звезды | Глава 16