home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

12 июня 1993г Англия, «Нора»

Герберт валялся на пляже. Вернее, он представлял, что валяется на пляже, так как лежал на самопальной насыпи прямо напротив пруда. Причем в пруду откуда-то взялись рыбы, которые то и дело разрушали сладостную дрему своим плесканием. Парень хотел было выловить их нахер, но Мистер почему-то встал на защиту лупоглазых и ни в какую не захотел варить из них уху. Так что, лежа на таком самопальном пляжу, напротив самопального же моря, юноша мечтал о том, как он бы сейчас загорал где-нибудь на юге, попивал ледяной фруктовый сок и наслаждался девушками в бикини.

Вы спросите, откуда у без двух месяцев четырнадцатилетнего парня такие желания, пусть он и выглядел на шестнадцать с чем-то, то ответ прост — кинотеатр. Вчера Ланс посмотрел новую ленту о Бонде и понял что вокруг лето, а он проводит его в какой-то жопе мира под названием Англия. Ну а того НЗ, лежащего в сундуке в его комнате, хватило бы лишь на пару дней на берегу Ла-Манша. В общем, ситуация была весьма мерзостная. Нет, юноше конечно нравилось играть с подросшим за год «младшим поколением», но вот вчера один мишка чуть ему хребет не сломал. Было не очень приятно. Особенно мишке, которого мальчик в шутливую отместку чуть в реке не утопил.

За полтора месяца в Оттери, в отличие от прошлого года, юноша раздался в плечах. Причем заметно, так как пришлось идти в деревушку за новой одеждой. Продавщица, чуть постаревшая за год, узнала юношу и даже сделала ему скидку — пятнадцать фунтов, что, в принципе, не так уж мало. Кстати, узнали юношу еще и фараоны, которые носились за преступником по всему поселку. Волшебник, который ощутимо вырос и в высоту и в широту, стал сильнее и быстрее, забавлялся, дразня служивых, позволяя им порой даже коснуться себя, но в следующий момент давал деру, чтобы потом опять замедлиться. Ланс даже не ощущал веса футляра с гитарой, которые неизменно покоились у него за спиной.

А еще Герберт начал курить. Вы спросите зачем? Просто потому что образу требовалась изюминка, плюс все старшие в приюте курили, так что судьба предпочтений Геба была предрешена. Приходилось, конечно, шухериться от Уизли. Потому как они бы такого увлечения точно не одобрили.

В общем, лето проходило довольно таки странно, потому как впервые в жизни юноше было абсолютно нечем заняться. Его повзрослевшие намного быстрее людей, звериные друзья еще не отошли от весны и разбились по парно и им, если честно, было не до двуного товарища. В городе на пацана развесили ориентировки, и там стало реально опасно показываться. Музыка все так же оставалась неполноценной и долго играть становилось довольно таки сложно. Заниматься бесконечно, без перерывов, мог только Перси, которого бросила Клирвоутер, или Дэнжер, которую вряд ли когда-нибудь кто-нибудь бросит, потому что вряд ли она будет с кем-то встречаться. Разве что с шестидесятилетним библиотекарем.

От скуки спасало лишь шухерение с сигаретами. Какие только ухищрения не придумывал юноша, чтобы заныкать пачку и тайком подымить. Вот, например, сейчас в центре пруда виднелся маленький буек. Если его подманить чарами, а потом потянуть за леску, то можно выудить полиэтиленовый пакетик, в котором покоится пачка «маленьких солдатиков раковой опухоли лёгких». За полтора месяца курения, Геб успел найти свою любимую фирму. Это были волшебные сигареты — «Pirate’sdream ». Как вы понимаете, одно лишь название покорило юного волшебника. Проныра не знал, что в них было закручено, но дым на вкус был словно кусочек морского бриза, гуляющий по рту и легким, а выдыхался вовсе не легкий серый дымок, а густой и белый, будто облако изо рта выплывало. Так что название полностью соответствовало содержимому.

Очередной всплеск и в пруд летит камень. Рыба не зверь, так что рыб Ланс мог позволить себе не любить. Не любить живыми, так как хорошо приготовленную, приправленную рыбу, Геб ценил. Как, впрочем, и любую другую еду, особенно если она была на халяву.

Парень шумно выдохнул и попытался почесать затылок, но натолкнулся на бандану. Проныра все еще не избавился от неё, хотя уже окончательно уверился в том, что эту повязку надо на что-то менять. Всего год назад коронное подмигивание было сильнее с банданой, но эти летом было заметно, что оно с ней наоборот — ослабевает. Юноша пока не придумал чем заменит Веселого Роджера, но точно это будет что-то интересное.

Солнце на мгновение показалось из-за облака и метнуло свой сверкающий лучик, прямо в приоткрытый глаз Геба. Парень зажмурился и чуть скривился, прикрывая рукой лицо.

— Вот бы произошло какое-нибудь чудо, — вздохнул юноша. — И я перенесся в Египет.

Засвистел ветер, зашуршали травы, уши тронул далекий смех и визг, доносящийся из играющих лиственных крон...

— Мы выиграли в лотерею! — прогремел дикий женский крик со стороны кухни. — Мы летим в Египет.

«Газпром?» — пронеслась мысль в голове юноши, который вскочив на ноги, засеменил к сюрреалистичному на вид дому.

15 июня 1993г Англия «Нора»

Герберт сидел на своем сундуке и игрался зажигалкой, в которую вчера долил бензину. В гостиной же происходили армейские сборы. Вернее, они были бы ими, если к масштабности еще прибавить дисциплину. Ну а так — все носились, спотыкаясь и сталкиваясь друг с другом, постоянно что-то обсуждая, кидая вещи в торбы, причитая и предвкушая поездку.

— Фред, ты убрал зубную пасту? — на ходу крикнула Миссис.

— Я не Фред, я Перси, — ответил высокий ботаник, который, узнав о выигрыше, казалось тут же забыл о кинувшей его леди.

— Джинни не забудь взять...

— Мама! — перебила её девочка и покраснев, побежала в комнату.

— Народ, где моя отвертка? — ворчал Мистер.

— Зачем тебе отвертка, папа? — отозвался Джордж, зачем-то запихивающий в сундук, какое-то чучело. — Лучше возьми еще один журн...

— Сын!

Тут появился Фред, держащий в руках огромный полиэтиленовый пакет, набитый каким-то конфетами, шоколадками, пузырьками и еще чем-то. Вскинувшийся Джордж тут же прикрыл брата, и тот, под шумок, убрал сей кладезь Пандоры в свой сундук.

Проныра улыбнулся, Близнецы были готовы рекламировать свой товар даже пингвинам на одном из полюсов. Хваткие ребята, у них наверняка все выгорит и Геб бы4л уверен, что однажды Хогвартс содрогнётся не от ширпотреба Зонко, а от приколов «Уизли». Сам Ланс был как всегда «на ногах». Он фактически ничего не вынимал из сундука, всегда готовый к переезду, так что и сборы у него заняли минут десять, когда как остальные носились по дому уже часа два.

А ведь началось все с выигрыша. Вернее — с подписки на «Пророк», а именно эта газеты ежегодно разыгрывает между своими подписчиками семьсот галеонов. Которые в этом году достались семье Уизли. И, согласитесь, сто сорок тысяч фунтов, а именно столько в переоценке значат семьсот золотых монет, весьма немаленькая сумма. Первым делом Уизли закупили новые учебные принадлежности для детей, в том числе и палочку и сову для Рона. А потом решили отложить оставшуюся сумму, ну и какую-то часть потратить на долгожданный отпуск. Причем не куда-нибудь, а в Египет, на курорт Шарм-эль-Шейх, в пятизвездочный отель, всего в 15ти км от бухты «Наам Бэй». Кстати страну выбирали очень просто — именно там работает Билл, так что Мистер и Миссис решили еще и сына навестить, которого давненько не видели.

— Все всё собрали? — прозвучала долгожданная фраза.

Но вы не думайте что после этого рыжие вытянулись по струнке и двинулись к выходу. Вовсе нет. Напротив. Каждый стал лихорадочно переворачивать свой сундук, на предмет забытых необходимых вещей. В результате сборы затянулись еще на пол часа, пока не прозвучала воистину — долгожданная фраза.

— Мы опаздываем на самолет!

Все это действо напоминало Лансу фильм «Один дома», за исключение того, что сундуки народ тащил не на себе, а Мистер и Миссис левитировали их перед всеми.

Буквально вывалившись из «Норы», народ дружно помчался к шоссе, где планировалось поймать попутку, то бишь — Ночного рыцаря. Перед уходом Мистер взмахнул палочкой и забор на мгновение засветился серебряным цветом, а над домом замерцал призрачный колпак. Но когда Ланс обернулся, то ничего этого уже не заметил. Видимо, были поставлены какие-то волшебные щиты, впрочем, сейчас юношу это мало волновало. Ведь он наконец-то отправляется на заслуженный отдых к морю.

Восемь человек — семеро рыжих и один в бандане, бежали через поле к шоссе. Утром, да еще и в такой глуши, машин там было ровно столько, сколько и должно быть при таких обстоятельствах — ноль. Ни резкого клаксонного перезвона, не прошаркивающего звука старых шин, ни даже тарахтения новеньких моторчиков, ничего этого. Только ветер порой перебрасывал траву через темно-серое полотно. В таком захолустье было сложно даже почту получить, потому как почтальоны банально не знали, что близь Оттери кто-то живет. А жило здесь, кстати, около пяти волшебных семейств, дети которых, почему-то, не ходили друг к другу в гости. Вероятно, у магов хождение по гостям просто не принято, но кто знает — кто знает.

Семейство остановилось около кювета, и Мистер взмахнул палочкой. Прошло всего мгновение, fа уши уже резанул тот самый визг клаксона и шипение стираемых шин. Из пустоты, будто из складки пространства, вдруг выскользнул двухэтажный автобус. В отличии от прошлого раза, он был довольно чист, а стекла разве что не сверкали зеркальной чистотой. Видимо и волшебники порой за техникой ухаживают.

Со скрипом открылась дверца и на свет вышел бессменный кондуктор.

— Вас приветствует транспорт попавших в беду волшебников — «Ночной рыцарь», вы попали в беду?

Около получаса спустя

Герберт все сильнее убеждался в том, что такие вещи как летучий порох, порталы, а так же волшебный автобусы с гипердвигателем под капотом, явно не для него. Ланс ощущал себя так, словно он во второй раз решил выпендриться и опять выпил целую бутылку огневиски. Вернее, он ощущал эти последствия. Парня мутило и качало после не самой маленькой поездки из одной части страны, в другую. И пусть они уже зашли под стеклянный свод Хитроу, но юноша все никак не мог прийти в себя. Что удручало, так это то, что остальные «путешественники» выглядели вполне себе прилично. Даже Рональд сверкал своей предвкушающей улыбкой и постоянно что-то теребил в кармане джинс... Нет, вы не угадали, он просто не на мгновение не мог расстаться со своей новой палочкой. Причем каждому желающему и даже не желающему, Рон был готов часами рассказывать о том как он её выбирал и что за сердцевина у боевой подруги. Каким-то неведомым чудом, а может даже проведением высших сил, Проныра избежал этой отповеди и оставался в благом неведении. Что позволяло сохранять юноше хоть оттенок благоразумия и душевного равновесия.

Пробираясь через толпы народа, слыша самые разные языки и голоса, восьмерка наконец подошла к волшебному терминалу. Да-да, именно волшебному терминалу. Он был скрыт от взглядов обычных людей и находился в отдалении, фактически в самом конце пограничной зоны. Выглядел он как белая будка, в которой поместилась бы целая дюжина Хагридов. За стойкой стоял старенький работник в лиловой мантии и с классическим котелком на голове. Рядом примостился молодой парень в красной мантии и с гербом авроров на груди — стажер или практикант. Геб поморщился, не любил он фараонов, а с палочкой коп или нет, это уже мелочи.

Да и к тому же, уж не думали ли вы, что волшебники путешествует при помощи международных порталов? Нет, конечно, если у вас вестибулярный аппарат космонавта и сотня лишних галеонов, то вы можете воспользоваться и им. Но если такого нет в наличии, то лучше уж человеческими авиалиниями.

— Добрый день, — кивнул старичок. — Чем могу служить?

Аврор показательно достал палочку — наверно регламент, но выглядело это достаточно комично. Все равно что наставить пистолет на восемь вооруженных людей.

Вперед вышел мистер и спокойно достал кожаный мешочек, плотно набитый золотыми монетками.

— Восемь билетов в Шарм-эль-Шейх.

Старичок кивнул, достал старенькую волшебную счетную машинку и какую-то потрепанную амбарную книгу. Ланс оглянулся и увидел, как оператор резво щелкают пальчиками по клавиатурам и смотрят в черные экраны мониторов.

— Восемь в бизнесе вас утроят?

Повисла тишина.

— Что? — переспросил Мистер. — В бензине?

— В бизнесе, — вздохнул Ланс, потирающий виски. — Это значит, что долетим с комфортом.

Конечно же Ланс умолчал о том, что билеты в бизнес-классе стоят весьма не мало. Лететь до Офиры — аэропорта в Шейхе, было около пяти с половиной часов, и это время Герберт собирался наслаждаться кинопросмотром и комфортом и вовсе не нытье детей и храпением взрослых.

Мистер покивал, задумался и решился:

— Давайте в бизнесе.

— С вас сорок галеонов.

Мистер развязал тесемки кошелька, вытащил оттуда пять монет и положил на стол всю суму. Ну а пять монеток перекочевали в карман его твидового пиджака, который никак не сочетался с иссини-черными джинсами.

Старичок пересчитал монеты, снова кивнул и поманил народ рукой. Семейство двинулось через переплетение коридоров, эскалаторов, на которых Мистер все пытался заглянуть под бегущий кожух. Пока, наконец, не вышло на третий этаж, где их ждала длинная, складная кишка, ведущая прямиком к дверям боинга. Встретившие было стюарды у входа в кишку, лишь завидев старичка, будто остекленели и не заметили странного вида семейку.

Пройдя по навесному алюминию, который еле заметно вибрировал под ногами, Уизли и Ланс оказались у входа в самолет. Внутри уже слышались тихие и не очень переговоры, детские визги и прочие атрибуты общественного транспорта. Старичок достал из складки своей мантии жестяной кругляш и помахал им перед лицом миловидной стюардессы, лет двадцати на вид. Ты на миг превратилась в куклу, а потом доброжелательно улыбнулась, хотя глаза её были больше похожи на искусные протезы.

— Добро пожаловать на борт, — кивнула девушка. — Прошу, следуйте за мной, я покажу вам ваши места.

— Приятного путешествия, — попрощался старичок и был таков.

А семейство двинулось за леди в настолько короткой юбке и с настолько красивыми ногами, что Лансу стало тесно в штанах. Впрочем, он тут же одернул себя и глубоко вздохнул. Гормоны это конечно хорошо, но нельзя забывать, что он только что наблюдал картину того, как волшебники пренебрегают маглами. Нет чтобы договор нормальный заключить или самолет на подобие «Ночного рыцарь» сварганить, так нет — надо красивым девушкам мозг промывать. Интересно, а этот артефакт в своем действии сильно отличается от Империо? Ланс слышал что-то об этом заклятие, мол оно является одним из чернейших, потому как заточено исключительно на подчинении, фактически — порабощении. Что ж, Геб был полностью согласен с такой трактовкой, а любого, кто желает поработить другого, Ланс был готов проверить на прочность брюха в столкновении с его бабочкой.

Но стюардесса уже привела восемь людей к самому носу самолета, где располагалось всего двадцать кресел, который можно было смело превратить в кровати. Геб тут же расположился на крайнем левом, у самого иллюминатора. Это был первый полет волшебника из Скэри-сквера и он не хотел ничего упускать. Девушка, тем временем, всех одарила улыбкой и оповестила что отлет через четверть часа.

Эмоции на лицах магов были весьма разные. Мистер, казалось, был готов все здесь по винтику разобрать, если у него была бы такая возможность. Миссис прикрыла глаза и еле заметно двигала губами, может молиться? Хотя Геб не знал кому молятся маги, уж не Мерлину же. Рональд весь побледнел и вжался в спинку кресла, ему явно было страшно. Джин уже спала, потому что ночью весь дом имел счастье слушать, как она носится по своей комнате. Близнецы заговорщицки шептались, водя пальцами по карте Египта. У них наверняка намечалась какая-нибудь авантюра, и Проныра был бы не прочь к ней присоединиться. Что же до Ланса, то о разглядывал других людей, которые раскошелились на бизнес-класс.

Здесь было несколько «деловых», которые активно шептались между собой смотря в журналы, списки, какие-то кейсы и прочее. Были и молодые ребята искусственно неряшливого вида — золотая молодежь. В общем, бизнес-класс было довольно забавным местечком, в котором, как надеялся Ланс, будут подавать горячий шоколад.

Вскоре в отсек зашла стюардесса, неся на себе оранжевый жилет, начинался предвзлетный инструктаж, который был успешно пропущен Гебом мимо ушей. Уж если они будут падать, то последнее о чем подумает волшебник, так это о жилете. Так как первое что придет ему в голову — можно ли, как барон Менхаузен, вытянуть себя за волосы. Только использовать для этого не руки, а чары левитации?

Ровно через четверть часа, словно хирург отмерял на операции, раздался голос пилота и самолет стал выезжать на взлетную полосу. Там, за маленьким окошечком под названием иллюминатор, проплывали, все разгоняясь, размытые силуэты зданий, деревьев и различных вспомогательных машин. Потом Ланс закинул себе в рот леденец и когда самолет взлетал — уши у парнишки не заложило, чего не скажешь об остальных Уизли. Да уж, порой полезно много читать.

Боинг все набирал высоту, а юноша завороженно смотрел на приближающееся небо. Конечно, однажды он на своем Дроре попытался добраться до облаков, но быстрее у него закружилась голова и стало невообразимо холодно. А здесь голубая ввысь была так близко, что хотелось... Спустя пару минут, Герберт заснул сном младенца. И никто так и не узнает, чего же хотел волшебник из Скэри-сквера.

15 июня 1993г Египет, аэропорт Шарм-эль-Шейха

Было бы ложью сказать, что Ланс проспал весь полет, потому как он умудрился еще и приземление продремать. Как ему это удалось? О, если уж приютские могут потреблять пищу в неограниченных количествах, то спать они могут как солдаты — при любой удачной возможности. Но стоило Гебу выйти из салона боинга, предварительно попрощавшись с милой стюардессой, как он понял, что находится в другой части мира. И об этом говорило вовсе не воздушное здание аэропорта со стеклянными стенами и словно пузыристым потолком, а небо. Здесь оно было другое, совсем не такое, как на Туманном Альбионе. Здесь оно было намного ближе, ярче, теплее и даже чуточку голубее.

Герберт втянул воздух полной грудью и почувствовал как тепло разливается по его телу, струясь потоками жара по всем конечностям, забегая в каждый уголок, согревая каждую клеточку. Ланс будто оттаивал от зимы и холодов. Если бы Геб приоткрыл в этот момент глаза, то увидел как мигом покрывались испариной люди, которые покидали самолет. Увидел бы как мигом вспотели Уизли, а Рон даже покрылся красными пятнами от тридцатиградусной жары. Но сам Ланс выглядел свежим, будто только что из под бодрящего душа. Волшебник даже распрямил и без того прямую спину и расправил уже и без того расправленные плечи. Проныра, казалось, не ощущал палящего зноя и невероятной, по меркам Англичанина, жары. А если и ощущал, то явно ими наслаждался.

— Хорош медитировать...

— ... давай быстрее...

— ... догонять остальных.

Близнецы, вырвав слизеринца из сладостной неги под лучами солнца, отправились к родителям. Герберт, все еще растягивая довольно таки по-юношески глупую улыбку, отправился следом. Он все вдыхал ароматный, жаркий воздух, чувствуя, что оживает, хотя не мог сказать, что был не жив. Подставлял лицо солнцу, притягивая тепло и впитывая его, как губка воду. Ланс, всего за две минуты, успел влюбиться, нет-нет, не в землю, а в это солнце. Такое близкое, такое настоящее и живое, будто само олицетворение всего, что так ценил Герберт.

У самых дверей приемного зала компанию волшебников встретил местный маг. Выглядел он как типичный араб прошлых веков. Черная борода, похожая на гроздь винограда, веки подведенные тушью, воздушные белые одежды и сандалии. Маг на секунду задержал взгляд своих черных, будто безлунная ночь, глаз на Герберте, будто размышлял о чем-то, а потом улыбнулся взрослым своей белоснежной, фактически голливудской улыбкой.

— Рад приветствовать вас в стране Пирамид и Фараонов, — чуть поклонился араб, говоря на чистейшем английском, совсем без акцента.

— Для нас большая радость здесь побывать, — чуть растерялся Мистер, оглядываясь по сторонам. Миссис в это время, обмахиваясь платком, читала нотации Рону. — Но мне не говорили, что нас встретят.

— Билли попросил, — пожал плечами араб. Он развернулся в пол оборота и вытянул руку, призывая следовать в нужном направлении. — Сам он не смог, в Долине Царей нашли новую пирамиду и Билл с группой разрушителей выехал на место.

Мистер чуть разочарованно вздохнул, но уверенно кивнул головой. И в этот момент со своей любознательностью влез Ланс, который просто не мог сдержать позыв.

— Мистер э-э-э...

— Хотеп, — представился волшебник. — Зовите меня Хотеп.

— Мистер Хотеп, очень приятно, я Герберт Ланс, — улыбнулся юноша. Араб кивнул. — Меня всегда интересовало, а как вы скрываете свои изыскания от маглов? Я имею ввиду — у них же камеры, спутники, интернет и все такое.

— Магия, Герберт, — снисходительно улыбнулся Хотеп. — С помощью магии, можно не только дождь над полем взывать или шнурки себе гладить.

— И ни разу никто не подобрался близко к вашим тайнам?

Араб задумался, а его внимательно слушал не только слизеринец, но и все Уизли, выступавшие в роли туристов.

— Был один мехер — мы так сквибов называем. Как же его... Инд... Индо... Индиано...

— Индиана Джонс?! — воскликнул Ланс.

— Индиана Дуглас, — щелкнул пальцами араб. — Он выступил прототипом для этого персонажа. Так вот, он довольно часто задавал жару нашим разрушителям и Стражам.

— А Стражи это местные Авроры?

— Именно, — кивнул Хотеп и завернул за угол, за ним последовали и остальные. — Я не быстро иду? А то под нашим солнцем ваш народ быстро устает.

— Да! — хором воскликнули Уизли.

— Нет! — крикнул Ланс, который был буквально на подъеме.

Араб взглянул на юношу с явным любопытством, а вот остальные посмотрели на парня как апостолы на Иуду. Геб только пожал плечами и скромно улыбнулся. Сегодня у приютского явно было хорошее настроение и он просто не мог придумать такого поворота, в котором это настроение испортилось бы.

А за поворотом уже замаячила площадка на которой лежал огромный ... ковер. Причем самый, такой не притязательный, который можно купить в любом антикварном фунтом за десять. Потрепанный, местами выцветший, весь всклоченный и со спутавшимися ворсистыми прядями. Ланс не был бы Лансом, если мигом не смекнул, что к чему. И в тот же миг юноша понял что всецело поддерживают британскую реформу. Этот кусок материи явно не вызывал у Геба ничего, кроме здоровой опаски и не прикрытого скептицизма.

— Прошу на борт, — сверкнул своей голливудской улыбкой проводник Араб.

Рыжие мигом подхватились и расселись на здоровенном ковре, примостив сундуки в центре, что было логично, с точки зрения аэродинамики. Следом на ворс вступил и Хотеп, а вот Проныра все мялся на краю, не решаясь сделать шаг вперед.

— А может попутку словим? — закинул удочку юноша.

— Герберт, не валяй дурака, — Миссис была явно недовольна. — Это абсолютно безопасно.

Арарб чуть снисходительно хмыкнул, и Лансу все же пришлось «подняться на борт». Перспектива данного полета его мало радовала, а настроение стало опасно подрагивать. Видимо, все же была такая вещь, которая могла его испортить. И называлась она — Ковер-Самолет. Нет, ну кто бы мог подумать.

— Скажите это попавшим в шторм, — пробурчал юноша, становясь похожим на обиженного... нет, уже не котенка, а молодого кота. Все же скоро Лансу исполнялось четырнадцать, а выглядел он на все шестнадцать.

— У нас здесь штормов не бывает, — поспешил поправить англичанина Хотеп. Араб уже достал свою немного кривую, но весьма красивую палочку с чудным орнаментом. Южанин замер на мгновение, а потом коснулся кончиком ворса. Ковер мигом задрожал и возникло такое ощущение, словно приложил два однополярных магнита друг к другу. Точно такое же чувство сопротивления и отталкивания, только в несколько раз сильнее. Вскоре земля стала отдаляться, а глаза у слизеринца все больше расширяться.

— Только песчаные бури, — добил араб.

— Пиз...

— Герберт! — хором воскликнули Мистер и Миссис, и Ланс так и не успел договорить.

Некоторое время спустя

Геб упал на землю и попытался обхватить её руками. Получилось это не очень хорошо, так как земля, по сравнению с юношей, была весьма и весьма велика. Но парень хотя бы попытался. Эти тридцать минут полета, стали для волшебника чем-то вроде личной Коза-Ностры. Вот только вместо дикой гонки и перестрелки, ему предлагалось «всего лишь» посидеть на качающемся облаке, когда каждый порыв ветра, кажется тебе духом смерти, охочим до свежей плоти.

— Больше... никогда... не сяду... на этот... агрегат.

— Нам еще обратно на нем возвращаться, — похлопал по плечу, проходящий мимо Фред.

Герберт обречённо выдохнул и поднялся на ноги. Что ж, во всяком случае, его хотя бы не так сильно ломает и вертит из-за пылающего в небе огненного диска. Точнее — вообще не ломает, чего не скажешь о рыжих, которые уже на седьмой пот изошли.

Уже через десять минут неспешной ходьбы по мощеной дорожке среди пальм, Ланс ощутил странный аромат. Это был легкий запах чего-то чуть соленого, но при этом весьма свежего и затягивающего. Волшебник прикрыл глаза и глубоко вздохнул, его наполняло ощущение возрастающей свободы, радости, но в то же время и тревоги. Одна половина Геба всегда любила воду, а вот вторая её не то чтобы боялась, но уверенно опасалась.

Никто не успел ничего понять, как юноша взбежал по дороге на холм, а там присвистнул. Прямо перед ним располагалось некогда песчаное плато, сейчас же облагороженное местечко с высоким отельным комплексом, рядами бассейнов и низких зданий, а там, дальше, за золотой линией пляжа, по которому бродили сотни и сотни силуэтов, простиралось бескрайнее синее зеркало, отражающее бесконечно голубое небо. Это было море. Ланс на миг запутался в двойственности собственных ощущений, но потом юноша увидел трех девушек. Леди шли, покачивая бедрами и в такт их движениям, колыхались прозрачные ткани парео, из-под которых были видны тонкие линии бикини. В какой-то момент удачно легли лучи солнца, играя на коже, покрытой ровным, бронзовым загаром. Сверкнули груди, еле скрываемые тканью купальника, и тонкие, изящные шеи. А эти волосы, будто пролитый черный, крепкий кофе, расплескавшийся на листе бумаги. Девушки заметили юношу и заулыбались. Им было лет по семнадцать, самое большое — девятнадцать. Одна, самая веселая или смелая, помахала юноше рукой, томно улыбнулась и чуть выставила вперед точеную ножку. Герберт сглотнул. Девушки засмеялись и разве, что не синхронно подмигнув, пошли дальше. Одна — та самая, пару раз обернулась. Ланс был рад, что одел сегодня поверх футболки длинную рубашку навыпуск, левый борт которой так удачно прикрыл тесноту штанов. Иначе мог получиться весьма неприятный казус.

— Как ты ...

— ... это делаешь?

Герберт повернул голову, и приметил что пока Мистер и Миссис о чем-то болтали с арабом, Перси читал путеводитель, Рон откровенно, практически по животному, до тошноты отвращения, пялился на загорающую топ лесс, Джин о чем-то мечтала, Близнецы стали свидетелями мелкой сценки.

— Природный магнетизм, — по-пиратски усмехнулся Ланс, горделиво вздергивая подбородок.

— Мой дорогой Дред.

— Да, мой дорогой Фордж?

— Мне кажется, или этот мелкий шнур над нами прикалывается?

— Все может быть в под лунном мире...

Герберт ничуть не уязвился а распрямил спину. За год он вытянулся и был ниже высоких Близенцов всего на пол головы. Рыжие поняли намек.

— А может...

— ... и не прикалывается.

Раздался притворный умилительный всхлип, доносящийся со стороны Фреда.

— Неужели наш...

— ... маленький Геби...

— ... дорос для гусарских подвигов?

Ланс только покачал головой и сделал вид, что не расслышал вопроса «ниже пряжки». После полета на ковре-самолете, у Проныры было стойкое ощущение того, что вот-вот, и земля исчезнет из-под ног и он сверзнется в бездну провала. Что за злобный гений выдумывает такие пыточные орудия, как автобус «Ночной Рыцарь», порталы, каминную сеть, и вершину злобности — ковер-самолет? Неужели, где-то есть орден психованных изобретателей, хотя, все же — вряд ли.

— Ну, пойдемте? — чуточку натянуто улыбнулся раскрасневшийся Мистер.

Близенцы в последний раз кинули на Геба взгляды полные приятельской подколки и отправились вслед за родителем. Ланс еще раз окинул взором пляж, непроизвольно вздрогнул при виде воды, а потом заспешил по направлению к отелю.

Отель Ка-арим Наам , был построен лишь недавно, но уже успел стать своеобразной меккой ШаШейха. В этом просторном здании, похожим на прикорнувшего питона, извивающего среди камней, останавливались самые разнообразные личности. Здесь были и эконом номера для тех кто не может себе позволить полные сервис пяти звезд, и так горячо любимые русскими — Алл-Инклюзив, и самые разнообразные люксы, для ценителей отдыха с повышенном комфортом.

Но самое важное — здесь было целое крыло для магов и прочих разумных, в коих текла волшебная кровь. Не удивляйтесь, если встретите на пляже оборотня, гоблина, под амулетом отвода глаз, какого-нибудь причудливого полукровку. Ночью же вы со стопроцентной вероятностью натолкнётесь на группу пьяных вампиров, которые зачем-то каждый раз борются с русскими на предмет — кто с какого этажа прыгнет в бассейн, кто с какой скоростью осушит мини-бар, кто быстрее огребет по морде, пристав к чужой леди. В общем, клыкастые были настолько перекрытые, что только северные господа с рычащим акцентом, могли найти с ними общий язык. Но и самих волшебников было навалом, причем из самых разных стран. Таким образом, Ка-арим Наам , всего за три года, стал центром отдыха всего Волшебного Мира.

У самого парадного входа отеля, где стояли парковщики и парочка швейцаров, к группе туристов подошел другой араб. Вернее, он одевался как араб, но вот внешность у него была какая-то индейская. Гебу так и хотелось вскинуть левую руку и крикнуть «Хао, вождь ».

Араб и индеец перекинулись парой фраз и Вождь закончил скорый диалог легким кивком головы. Хотеп развернулся к ожидающим волшебникам, который до сих пор леветировали сундуки перед собой. Кстати на сей факт обычные люди, проходящие мимо, внимания вообще не обращали. Герберт, который заглянул к Перси в путеводитель, уже знал, что это благодаря целому комплексу из несколько сотен мощнейших амулетов, расположенных по периметру комплекса. Задача этих фиговин была весьма проста — отводить взгляды от магии.

— На этом мы с вами прощаемся, — поклонился проводник. — Билли вернется через пару дней, и будет рад с вами встретиться. А вот, познакомьтесь, это сэр Аби Бай. Он будет вашем куратором на все время отдыха. Надеюсь, вам понравится наша страна.

— Спасибо вам большое, — кивнул Мистер и с жаром пожал руку чуть опешившему Хотепу.

— Очень благодарны, — улыбнулась Миссис.

Араб закивал, ответил улыбкой на благодарность от младшего поколения, а потом развернулся и заспешил в обратном направлении. В направлении, где находился адский ковер... Одна лишь мысль об этом безумии, заставила внутренности Ланса совершить марафонский забег по всем уголкам подросшего тела.

— Добро пожаловать в отель Ка-арим Наам , — произнес вождь. — Остальное чуть позже, а сейчас давайте пройдем внутрь — поближе к кондиционерам.

— Революционерам? — в своей привычной манере, переспросил Мистер.

Но индеец нисколько не растерялся, видимо он был к такому привычен. Вождь лишь покачал головой и улыбнулся, опять же — голливудской улыбкой. Может у них здесь так принято, или чары какие знают?

— Это такие ... у вас ведь в Англии говорят «маглы»? Да? Хорошо. Тогда это такие магловские приспособления, которые отлично контролируют температуру воздуха...

— Потрясающе, — выдохнул Мистер. — А как...

Дальнейшее обсуждение технического прогресса Ланс пропустил мимо ушей, так крутил головой на все триста шестьдесят. Его интересовало буквально все, что только попадалось на глаза. Группа из девяти человека поднялась по мраморным ступеням и оказалась перед вращающимися дверьми, в которых, что не удивительно, умудрился запутаться гениальнейший волшебник поколения — Рональд Уизли. Благо индеец, кажется, был бывалым и выручил непризнанного вундеркинда от волшебства.

Холл поражал своей просторностью. Несмотря на то что по правую руку, по обычаю. Располагался длинный ресепшн аж с пятью принимающими, так здесь еще был и небольшой бар на девять высоких стульев, шесть столиков, окруженные каждый тремя удобными креслами, обитыми белой кожей. Дальше виднелась лестница, ведущая на первый этаж, лестница, которая не уступила бы блеском мрамора лучшим музеям Европы. Так еще и по бокам от неё находились эскалаторы, бесшумно перевозящие людей то вверх, то вниз. Дальше, в небольшой кишке, слышались звоны открывающихся дверей лифтов и пожелания Хорошего дня, находящихся в них швейцаров. А еще, чуть дальше, было две двери, она вела в игровой зал, от которого дребезжало отзвуками биллиарда, игровых автоматов и даже настольного тенниса. Вторая же, нынче закрытая, привела бы в настоящий бар, который открывался после оддинадцати и работал все ночь, и если Геб не ошибался, то в этом баре можно было еще и поесть, а вторым выходом тот вел прямо к бассейну. Кстати о бассейнах — несмотря на близость к морю, на территории их располагалось около дюжины, а один, центральный — был самым большим и каждый день собирал сотню другую отдыхающих.

Всего же в отельном комплексе Ка-арим Наам могло отдыхать до тысячи(или чуть больше) людей и нелюдей. Воистину потрясающее место, потрясающее не только своими габаритами, но и дикой атмосферой реального праздника и курорта. Ланс повернулся к зеркалу и с жалостью взглянул на бандану. Нет — она никоим образом не вписывалась в обновленную реальность и требовала срочной замены.

— Итак, мы находимся на ресепшне и если сейчас от нас отводит взгляды мой амулет, то в дальнейшем вам придется рассчитывать на свою осмотрительность, — начал свою лекцию Вождь, когда все расселись по креслицам. Ланс же использовал всю свою волю и выдержку, чтобы постоянно не глазеть на леди, которые сверкали обнаженной кожей. Гормоны, порой, весьма не приятная штука. — Всего на сегодняшний день в отеле располагается шесть оборотней, двенадцать гоблинов, двадцать три вампира, около сотни самых различных полукровок и примерно две сотни волшебников. Все разбиты на группы и имеют своего куратора, я — ваш. Моей задачей будет организовать вам незабываемый отдых и уберечь от всего, что может произойти из-за тесного контакта с маглами.

Тут Миссис, словно школьница, подняла руку.

— Да, миссис Уизли.

— Вы сказала — вампиры и оборотни?

— О, — замахал руками куратор. — Не беспокойтесь, в нашем отеле с самого основания практикуется такая традиция. И еще ни разу, замечу — вообще ни разу, не произошло ни малейшего инцидента с участием иных расс. Ка-арим Наам гарантирует не только соответствующий ценам отдых, но и высочайший уровень безопасности. Я ответил на ваш вопрос?

— Вполне, — кивнула Миссис, но было видно, что она все еще обеспокоена.

— Тогда я продолжу. У всех членов Волшебного Мира, номера располагаются на седьмом этаже — выше только люксы, поэтому изредка, но и на своем этаже вы будете сталкиваться с маглами. Любой инцидент с обнаруживаем магии, а амулеты не смогут справиться с вопиющей демонстрацией, персонал отеля тут же сгладит ситуацию. Но с виновника будет взят штраф, причем не малый. Так что попрошу попридержать палочку в карманах. Для колдовства есть определённые зоны, я их покажу вам позже. В этих зонах практически не бывает маглов — кроме персонала отеля.

Здесь руку поднял Перси.

— Да?

— Вы сказали, что в персонале есть осведомленные маглы? — кажется удивлению ботаника не было предела.

— Конечно. Причем магов в персонале всего около семнадцати человек, что составляет меньше дюжины процентов от общего количества работников отеля.

— Это...

— Весьма прогрессивно, — подметил впервые подавший голос Ланс.

— Благодарю, — кивнул вождь. — Так же, в Британии и в большей части Европы пользуются летучим порохом, но у нас слишком опасный климат и этот порох попросту может взорваться. Так что вечером я проведу вас в зону со стационарными порталами. Основной, ведет в наш Волшебный Город — Мемфис. В нем проживает около двухсот тысяч магов со всей Африки. В отличии от остальных континентов, нам было проще скрыть от маглов один город, нежели интегрировать в столицы магические районы.

Ланс мысленно присвистнул. На уроках Истории Магии Бинс упоминал Мемфис, но цифры на пергаменте и близость к центру волшебства Южного Континента — разные вещи. Целый волшебный город, это вам не магическая деревушка Хогсмид с чуть больше чем сотней жителей. Разве что американский Новый-Салем мог поспорить с Мемфисом по своей «эпичности». Не удивительно что Билл прикатил сюда. Египет это своеобразный рай для магов Старого Света.

— Но самые опасные места, — Аби Бай и не думал заканчивать свою вводную лекцию. — Это, конечно же, наши рестораны, бар, зона отдыха, бассейн и пляж. Хочу сразу предупредить, что протекция отеля распространяется только на отельную же территорию. Если вы что-то учудите в городе, то разбираться со Стражами будете самостоятельно — но это так, к слову. Продолжим. Во все места массового скопления маглов, не очень рекомендуется брать с собой палочку. Но к этому совету прислушивается ... ровным счетом никто. Поэтому будьте максимально осторожны. Штрафы у нас действительно немаленькие, так что не стоит рисковать почем зря. В общем, на этом инструктаж по безопасности я считаю завершенным, так что давайте я покажу вам ваши номера.

Народ поднялся со своих мест, и отправился к лифтам, ведомые новоявленным куратором, столь же новоявленной группы туристов. Но Мистер попридержал Ланса и, что странно — Рона.

— Господа, у меня для вас серьезные новости, — строго произнес Артур Уизли. Ланс напрягся, чувствуя что сейчас грянет гром. В прочем, он уже догадался в чем замес и даже успел примереть свой пылкий норов, который был готов свернуть кому-нибудь шею. — Этот месяц вам придется жить в одном номере.

— Что?! — взревел Рональд.

И Ланс понял, что Рыжий еще не постиг дзен и высшее просветление. В котором удавливать ты начинаешь лишь воображаемого соседа, а никак не реального. Впрочем, лицезрение девушек в парео, искупило бы даже сожительство с Поттером или Перси. Дзен помог Гебу не пойти на мокрое. Отдых начинался вполне нормально...


Глава 19 | Фанфик Не имея звезды | Глава 21