home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 31

1 марта 1994г Англия Хогвартс

После того как Герберт Ланс выпил бутылку Огневиски на первом курсе, то подумал, что хуже быть уже не может. Но он ошибался. После попойки с русскими, Ланс понял, что хуже быть может. Причем в разы. После отсидки с русскими, Проныра осознал, что степень «хужести» настолько растягиваемая, что её можно даже помножить на саму себя. После недельного загула по ШаШейху, Герберт понял, что предела это й степени быть просто не может. Но вот после своей очередной авантюры, юноша осознал, что, кажется, достиг этого предела.

Слизеринцу, лежавшему в госпитале под теплым одеялом, было настолько паршиво, что он был готов откусить голову любому, кто еще раз спросит «Ну как ты Геби?». Откусить потому, что хотелось задвинуть такую нецензурщину, от которой древние камни замка осыпались бы тленом. Но, увы, за такое по голове даже больного не погладят. Поэтому Ланс шипел, хрипел, плевался, но терпел заботу окружающих его людей.

— Я конечно ничего такого не говорю, — ворчала мадам Помфри, ставя очередной компресс на грудь юноши. — Но таким как Лонгботтом палочку доверять нельзя — безобидными чарами чуть на тот свет не отправил. Но ты лежи-лежи, тебе еще пару дней в себя приходить.

И эту фразу, про пару дней, брюнет слышит уже как минимум неделю. Так что и эти «пара дней» тоже весьма растяжимы. А ведь как все хорошо начиналось.

Год, без мать их, тайн, закуси Гебом жаренный гипогриф. Но стоило парнишке высказаться псу, как в заднице засвербело все проверить. И ведь какой удачный повод — заклятье убивающее Фейри само собой показалось в учебнике по ЗоТИ. Конечно Проныра не мог упустить шанса узнать, был ли его батька фейрюком или иной волшебной живностью. Так что юноша вычертил знаки, приставил палочку к виску, произнес формулу и ни-че-го. Чары на самого себя не сработали. Вот тут и встали вилы — а как проверить. Не подойдешь же ты к первому попавшемуся студенты и не скажешь «Йо, старик, жахни в меня проклятьем!» Бред же. Вот и пришлось обмозговывать авантюру.

У Ланса были на руках все составляющие плана — юморной профессор Люпин, неполный материал по ЗоТИ, Невилл, в магию которого никто не поверит. Осталось только скомпоновать и вывести из этого уравнение. Что получилось за полтора месяца. Ланс никогда не расскажет каких сил ему стоило просчитать, подставить и с манипулировать все так, чтобы вышло то, что вышло. Но в любом расчете всегда есть допущение, было оно и у Ланса.

Он до конца не был уверен что его батька Фейри, они ж вымерли черте когда, так что выжить хоть кому-то, да так что бы никто не узнал — шансы минимальны. Но судьба имела свои виды, и юноши все получилось именно так, как задумывалось. Все были расставлены на свои места, ниточки задерганы, камера, свет — мотор. Вот только юноша никак не предполагал, что будет так паршиво получить по хребтине древними чарами. Хорошо хоть не убило, а лишь «наполовину пришибло».

Но, как итог — теперь Ланс знал, что скорее всего его батька был Ифритов. А что хорошо, знал это только Ланс, так как весь остальной замок думал, что Лонгботтом опять учудил и, все испоганив, зарядил в слизеринца чем-то не тем. Мол напутал во взмахе, в произношении или еще чем-то. Единственное что угнетало — так то что Невиллу досталось и от декана, и от почитателей Геба. Но Ланс, первым делам, заявил публично что зла не держит и вообще это было классное приключение. От пухляка вроде отстали, но Геб запомнил, что он теперь должен Лонгботтом, а Герберт Ланс долгов не забывает. Так что когда-нибудь брюнет обязательно вернет должок Невиллу, невольно занявшему вторую роль в безумном плане.

Единственное что напрягало — странные прищуры Грейнджер, которая отчего-то закопалась в библиотеке. Эта девка была слишком прозорливо, когда не надо. Она вполне могла раскусить Ланса, но тот предусмотрел и это. Совсем скоро у Гермионы в сумке обнаружиться листок, с записями дней, когда отсутствовал Люпин. Это, понятное дело, наведет Грейнджер на мысль, и та начнет раскручивать уже секреты профессора ЗоТИ, а не Ланса.

Герберт закряхтел, вытянул ноги и подложил руки под голову. Вот так, четырнадцатилетний волшебник из Скери-сквера, провел свою первую, и, как он надеялся, последнюю глобальную махинацию, в которой пришлось играться людьми словно марионетками. Это было не в стиле Геба. Ему больше нравилось двинуть в зубы и забыть. А после таких фортелей, чувствуешь себя... грязным, не достойным славного звания — бандит. Нет, интриги — это точно не для Герберта Артура Ланса, пусть другие интригуют, а Проныре это сто лет не надо.

— Но все же я супер мозг, — хмыкнул потягивающийся юноша.

— Вы что-то сказали мистер Ланс? — обернулась хлопочущая мадам Помфри.

— Нет-нет, мэм. Вам послышалось.

— Хорошо. Вы бы поспали, Герберт, вам восстанавливаться надо.

— Как скажете.

И Герберт, задышав ровнее, уже вскоре оказался в стране снов. Там, среди миражей, парень, держа в руках лопату, он гонялся за летающими чиз-бургерами. Ну а что вы хотели — в госпитале хавчик не ахти.

8 марта 1994 г Англия, Хогвартс

— А мы монтажники высотники, — напевал Ланс, сидя за своим столом в берлоге.

Над входом сиял плакат с чуть исцветшей надписью «Собственность Герберта Ланса ». Но Геб не думал его заменять — и так сойдет. Сейчас главным было наверстать упущенное, за то время, что юноша праздно валялся на койке в больничке. Сколько дел было не сделано. Тому надо было достать одно, у другого заканчивалось второе, кто-то остался без магловской выпивки. И всем прям немедленно забарыжь, а то трубы горят, скоро вечеруха или надо срочно произвести впечатления вон на ту куклу.

Гебу, когда тот отвоевал у маргиналов свой кусок местной делянки, не представлялось что случись запарка, то он может буквально зарыться в торговле. Здесь купить вискарь, там его перепродать, а на вырученные деньги, скупить весь ассортимент товара «Х», чтобы потом толкнуть его на 25% дороже. Но если ты профукал хрен знает сколько времени в больничке, какой-то ушлый парнишка мог покуситься на твой кусман от общего пирога.

Вот тут и приходилось задействовать связи, стряхивать с народ долги и прочее. В общем — та еще запара, которая словно жаренных петух клюющий тебя прямиком в задницу, будто собираясь пробить там лишнюю дырку. Но приютский крутился как мог. Вот уже два дня он носился по замку как ужаленный и решил все накопившиеся вопросы. В итоге его кошелек, понятное дело, пострадал на несколько золотых, но все же юноше удалось удержаться на плаву.

Правда сахару не добавляло и то, что стерва по фамилии Комеденти, совсем обезумела. Буквально на прошлом занятии она попыталась опрокинуть Ланса тем, что задала вопрос из лекций шестого курса. Но этот финт ушами был не нов — спасибо Железной Леди, Проныра с честью выдержал испытание, а потом еще и умело выторговал себе тридцатку баллов. Кора даже не поняла, что её наглым образом обули на, практически, высший балл.

Так же совсем распоясалась Главная Кошка. Она, видно, собиралась назначать отработки Лансу разве что не за слишком громкий чих, но благодаря намекам Флитвика, юноша вел себя на её занятиях тише воды. Буквально строил из себя пай-мальчика, уровнем повыше, чем тот же святоша Поттер. Грейндежр, кстати, повелась на записку про Люпина. Во всяком случае, она не стала грызть тайны Ланса, а взялась за препода по ЗоТИ, который перед полнолуниями и после них, выглядел паршивее пьяного Снейпа. А это то еще зрелище, которое вот уже третий день пытается забыть Проныра. Пара слов об этом — когда зельевар под градусом, его тянет найти чью-нибудь жилетку, дабы поплакаться о тягостях его пустой житухи. Жалкое зрелище, особенно если принять к сведению, что в качестве жилетки выступал гобелен, а дело было ночью.

Геб тогда крался по ночному замку, пытаясь не попасться никому на глаза, а тут декан — казалось бы дело запахло керосином, но декан был в зю-зю. Герберт тогда еще пожалел, что Криви под рукой нет, а то бы можно было еще немного монет поднять на подобных фотках.

Еще, совсем недавно, Ланс выяснил что Поттер чуть «призопал», если так можно выразиться, на мисс Чжоу Чанг, ловца Рэйвенкло. Эту информацию юноша решил попридержать, дабы потом выгодно её спекулировать. Кстати, подозрения подтвердились на прошлом матче по квиддичу, когда Очкарик чуть не вдул из-за своих джентельменских метаний. В общем, негласный лидер Золотого Трио был уже на крючке Геба, но даже не подозревал об этом. И не будет подозревать до тех пор, пока данная информация не станет прибыльной.

Юноша вытянулся и подбил сальдо. В пуле у него вышло всего три галеона, а общий капитал — пятьдесят шесть. Не так уж и плохо. Если в оборот с Абефортом пустить около десятки, а к делишками с маглами прибавить еще сотню другую фунтов, то к концу года пул можно увеличить до четырёх, или четырех с половиной золотых.

На безбедную старость конечно не тянет, но после школы нужно будет с чего-то начинать. На игре по барам да пабам много не сшибешь, следовательно нужно будет продолжать крутиться. А еще этот Наземникус на горизонте, ушлый жучара, решивший подмять под себя весь подпол Хога и Хогсмида. Но если верить тайной сети обмена информацией среди маргиналов, этому ушлепку знатно прижали хвост и тот сейчас отлеживается в Мунго. Убытков от него было много, но в ближайшем будущем данный барыга больше сюда не сунется.

— Ах жизнь моя жестянка, и почему мой батька был не Поттер и не оставил мне целое состояние?

С этими словами Герберт закрыл свою «черную бухгалтерию» и решительно двинулся на выход. Уже смеркалось и было давно за полночь, а юноша только закончил со своими «делами» и учебой. В этот раз он усиленно грыз Трансфигурацию и Зелья. Все же скоро начнется сезон контрольных и проверочных, по которым преподы и будут ориентироваться на экзаменах. Конечно вы можете сказать, что не обязательно получать каждый раз одни «П», но будь вы никому нахрен не нужной сиротой, то поступали бы точно так же, будь у вас достаточно воли. Ведь чтобы стать кем-то, надо быть кем-то, а на одних словах и дутых понтах кем-то не станешь. Вот Ланс и рвал который год жопу, занимаясь до ночи учебой, а ночью приторговывая и барыжа всякой всячиной. Крутился короче. Ну а что поделать — жизнь босяцкая, она такая.

Герберт вышел в коридор и привычно стреманулся. Он принюхался, держа нос по гуляющему в исполинском замке ветру, потом приложился ухом к полу, кинул пару светлячков, спрятавшись в нише и только после этой процедуры двинулся к потайным лестницам. Сейчас Гебу никак нельзя было получать отработки. Во-первых это явно будет не чаек с мастером чар, светлая ему память, а драйка полов или чистка котлов. А упускать время было нельзя. Нужно было восстановить расписание тренировок с железом, после лежки в больнчике Геб чуть потерял форму. Так же нужно было возобновить «занятия» но теперь уже не с живым человеком, а с манекенами, продолжить изучение Темной Магии.

Воу-воу! Вы только что ошиблись. Геб не изучал практику Черного колдовства, а только теорию заклятий. Всегда нужно знать с чем против тебя могут выйти какой-нибудь отбитый сектанат или иной выпердышь изнанки этого прилизанного мира. На ровне с Темной Магией, Ланс читал и иные трактаты по самым разным областям Магии, дабы быть максимально подкованным. Хочешь сойти за умного — либо молчи, либо знай понемногу обо всем. Вот Геб этим и занимался. Чуточку там, щепотку тут, и вот его уже не удивишь какой-нибудь пакостью. А если Герберт Ланс не удивлен, значит у вас, голубчик, большие, ну просто огромные проблемы, потому что котелок у этого босяка варит на все сто.

Герберт спустился по лестнице, и двинулся по коридору, но тут его чутье вдруг сработало, затянув Ланса в стальную пружину. Юноша, словно рассерженный кот, отскочил чуть ли не на полтора метру в сторону, а потом, разворачиваясь на каблуках, выхватил палочку и был уже готов подпалить нападающего, но мгновенно замер. Он молнией спрятал свой алую подругу, вытянулся в струнку и хитро блеснул глазами.

— Профессор Комеденти, — лениво, опять же — словно игривый кот, поклонился юноша, одернув подол мантии. — Мне тут почудилось, будто мимо Петрификус пролетал. Но видимо это лишь привиделось.

— Гуляете по ночам мистер Ланс, — победно усмехнулась преподаватель. — Ай-ай-ай, как нехорошо. Что же скажет ваш декан?

Герберт Ланс прокашлялся и запахнулся мантией, словно всем известный граф-вампир.

— Ах ты поганый мальчишка! Месяц будешь чистить котлы! — после Проныра4 снова принял расслабленную позу и улыбнулся. — Примерно это он бы и сказал, если это вас так интересует.

— Я думаю мы сможем этого избежать, — заметила Комеденти. — Одна услуга от вас, и никто не узнает о вашем «лунатизме».

— Конечно, конечно профессор. Я окажу вам огромнейшую услугу, не намекнув, кому надо, что вы пытались заклясть ученика. Тут даже не знаю, что позорнее — что пытались, или что не смогли.

Такой точный укол никоим образом не прошиб полу-вейлу. Она лишь пренебрежительно фыркнула.

— Как говорят такие как вы, мистер Ланс — где ваши доказательства. Ох, не удивляйтесь юноша, я собрала о вас информацию. Вы жили в бедном приюте, в самом центре Скэри-сквера, эдакая Лондонская «Адская Кухня*». *(п.а. реально существующий, самый криминальный район Нью-Йорка. За исключением Брайтона конечно, если вы понимаете о чем я;) )

— Наш Скэри даст фору вашей Больше-Яблоковской Кухне, — на мгновение оскалился слизеринец, но потом вновь заулыбался. — Как некультурно мисс, угрожать четырнадцатилетнему мальчишке. В вашем то возрасте... Ай-ай-ай.

Но и этот укол, такой болезненный для каждой леди, прошел мимо. Кажется Комеденти была настроена исключительно на победу.

— Я ведь говорила вам, мистер Ланс, что со мной опасно воевать. Ключ от кабинета профессора Флитвика, светлая ему память, иначе о вашей прогулках станет известному всему преподавательскому составу! Думаю зам. директора не упустит такой шанс...

Ланс лишь покачал головой, понимая, что на этом фронте его сделали всухую. Что ж, поражения тоже надо уметь признавать.

— Ваша взяла, профессор, — развел руками Герберт. — Один момент.

Комеденти победно вздернула очарвоательный носик, и сложила руки под грудью, которая блестела из декольте, в свете играющихся факелов. Подобное зрелище могло стеснить в штанах любого, но юноша не испытывал ни грамма тяги к этой красавице. Не в его вкусе — таков был вердикт. Ланс некоторое время копался в сумке.

— Побыстрее, мистер Ланс, я не собираюсь тратить на вас всю ночь.

Коры вытянула ладошку, ожидая когда в неё положат заветный ключик.

— Вот и ты! — с таким кличем юноша что-то вытянул из торбы, а затем положил на руку леди.

— Что это? — фыркнула красотка. — Я жду ключ.

— А это и есть ключ, — пожал плечами ухмыляющийся Ланс. — Ключ от наших с вами отношений. Вы папочку то откройте, взгляните на файлы.

Профессор спрева постояла, но потом все же развязала тесемки и открыла папку. По мере чтения, и по мере того как она перелистывала один лист за другим, её лицо стремительно бледнело, а руки начали подрагивать. Она поджала губы и даже заблестела глазами.

— Г-где в-вы эт-то...

— Где я это взял? — подсказал фразу юноша. — Да и где и любой нормальный человек наших дней — в сети и по связям. Вы вроде как воевали со мной, но скорее, это я не воевал с вами. Я думаю, многим будет любопытно посмотреть на вас шестнадцатилетнюю в неглиже. Или почитать отзывы многочисленных парней из вашего «клуба по интересам». Ничего такого в этом нет, такие нынче времена. Свободные нравы, распутные девушки...

На этих словах Комеденти захлопнула папку, в которой хранились фотографии из самого известного эротического волшебного журнала, а так же некоторый другие документы, фото, переписки и другое. Взмахом палочки Кора испарила этот документ, а потом направила свое оружие в лицо спокойному, как вековая скала, Лансу.

— А вы оправдываете слухи о себе, — сплюнула леди, в данный момент больше похожая на разъяренную птицу.

— Обо мне ходят слухи? — неподдельно удивился юноша. — Не знал. Но если я их оправдываю, то вы слишком самоуверенны, раз решились иметь со мной ножи и пики.

— Знаете о проклятьях, при помощи которых можно манипулировать памятью? Всего одна формула, и я могу сделать из вас преданного почитателя.

— Вы не в моем вкусе, леди. Как говорят на нашем районе — даже после бутылки на такую не встанет.

— Ходите по тонкому льду, Проныра, — прошипела Комеденти. Ланс даже удивился, это был первый раз, когда кто-то из профессоров, за исключением Флитвика, называл его по прозвищу. — Вам лучше выдать мне ключ и забыть об этой попытке шантажа!

— Шантажа? — вновь удивился юноша. — Профессор Комеденти, вы имеете дело с настоящим джентльменом. Я бы не стал шантажировать леди, причем столь красивую. Я просто продам эту папку, копию которую вы аннигилировали, какому-нибудь ушлому типу в Хогсмиде, или бесплатно распространю среди старшекурсников Хога. Думаю, они с радостью станут вашими почитателями. Почитателями на ночь или на пару раз «по-быстрому». Если вы понимаете о чем я.

Memnto ...

— Воу-Воу! — воскликнул юноша, легко уходя с линии огня. — Леди, вы ж не думаете, что я не подстраховался?! Конечно, вперед, сотрите мне память, а потом узнаете, что такое слава бывшей порно-актрисы и шлюхи в таком месте как наше захолустье.

— Как ты смеешь! — прошипела Комеденти. — Наглый сопляк, думаешь директор защитит тебя? Через несколько лет ты закончишь эту школу... Да даже на каникулах с тобой может что-нибудь произойти. У меня много поклонников...

— Вот уж в чем не сомневаюсь, — устало вздохнул юноша и потер переносицу. — Монсепанси, давайте рассуждать логически. Моя страховка от этого никуда не исчезнет. Вы проиграли леди. Как я уже говорил — ключ вы получите только с моего хладного трупа.

— Раз ты так сильно этого хочешь...

— Угрожайте сколько влезет. Меня Высшей Магией не напугаешь, пуганный уже.

Комеденти постояла немного, посверлила своими глазами невозмутимо-насмешливого юношу, а потом опустила палочку.

— Убирайся с глаз моих, ублюдок.

— Спокойной ночи, мисс, — вновь, по-пиратски улыбнулся слизеринец и поклонился. Он уже собирался уходить, как вдруг ему в голову пришла идея. — Мэм, если вы слышали все слухи обо мне, то знаете, что тот, кто воюет с Гербертом Лансом, проигрывает, как только отрывает топор войны. Что ж, я знал, что все американки полные дуры. Адьо.

С этими словам, довольный финальным уколом, Ланс нырнул в нишу и вскоре скрылся в хитросплетении коридоров. А так же юноша подумал, что неплохо бы реально восстановить и сделать копию той папки, а так же действительно обзавестись страховкой. Как вы, возможно, поняли — Геб блефовал не имея за душой вообще ни единого козыря. Но, как вы точно знаете, Герберт Арутр Ланс делал так с самых малых лет, и пока еще ни разу не попался. Как говориться — Hail to the Pirates .

22 апреля 1994г Англия Хогвартс

— Все вы знаете что значит для факультета этот матч, — Флинт, словно заправский генерал, расхаживал по раздевалке Слизерина.

Вся сборная была в сборе, такой вот каламбурчик. Даже Малфой в кое-то веки оторвался от собственной шевелюры и почтил присутствующих все целостной сосредоточенностью. Единственное что, если каждый квиддичист был подтянут, спортивен и всячески мужественен, то Ловец выглядел как... глиста что ли. Бледный, тонкий, с запястьями, которые хрустнут только коснись их. В общем, Геб резонно предполагал, что блондинчик, если придать ему правильно поджопного ускорения, полетит из без всякой метлы между ног. Хотя, Блонди и не откажется от метлы между ног... но это уже совсем рвотная пошлятина пошла.

Судя по лицам спортсменов, они действительно знали о важности матча. Даже если не учитывать, что именно в нем определиться обладатель кубка, то есть и иной фактор. Этот матч был последним в школьной карьере Вуда и Флинта. То бишь именно сегодня должен был состояться финал их многолетнего соперничества, и никто не хотел уступать лавровый венок.

— Мы так же знаем, что грифы тренировались словно проклятые, но и мы тоже не на ногти дули, — Флинт продолжал задвигать телегу, а Ланс с подозрением смотрел на Малфоя, который в этот самым момент — дул на ногти. Те явно были покрашены прозрачным лаком. — Мы уверенно шли к этому моменту. Больше никаких отмазок, никаких условностей или форы в очках. Только настоящие противостояние двух команд! Вчера вечером я подготовил длинную воодушевляющую речь, — тут Флинт достал из кармана сложенный пергаментный лист. Он некоторое время смотрел на него, а потом разорвал его на части. — Но пошла эта речь на х..й! Я скажу вам одно, мы порвем этих грифов! Мы растопчем их, сотрем с лица этого гребанного поля! Забросаем их кольца таким количеством мячей, что даже поймай Поттер десяток снитчей, алые все равно будут в полном дерьме!

— Да! — рявкнула команда.

— Сегодня день нашего триумфа! День когда мы все выпьем виски из школьного кубка!

— Да!

— И все бабы будут только наши, любая сегодня не откажет вам, друзья мои, потому что сегодня, сэры, мы станем победителями!

— Да!

— Так что же мы должны сделать сейчас?!

— Порвать грифов! — трубно заревела команда.

— А что мы сделаем ?!

— Порвем грифов!!

— Что?! Я вас не слышу. Блеете как течные с..чки! Что?! Мы?! Сделаем?!

— ПОРВЕМ ГРИФОВ!

— Именно так! — рявкнул громадина—Флинт. — И только так! А теперь поднимайте свои задницы! Нас ждет битва!

Пылающая, словно молодое пламя, команда схватила метлы и прошла через длинный коридор, ведущий на поле. Лишь поднялись створки, выпуская игроков на траву поля, как Ланс понял, что он — в своей стихии. Когда на него смотрела почти тысячная толпа (на матч приходили не только студенты), среди этих восторженных взглядов и аплодисментов, среди моря энергии и позитива, Герберт Ланс чувствовал себя на пике. Он был как свободная птица в этот момент, как рабы в бескрайнем океане. Будто стерлись все границы, все проблемы и тревоги. Сцена, пусть и такая, была призванием юноши.

Геб стал раскланиваться секторам. Ярко-красным гриффиндрцам он показал гримасу и указал на их место — на задницу Малфоя. Но те не обиделись, лишь в свою очередь заулюлюкали и стали показывать, что львы сделают сегодня со змеями.

Золотым барсукам юноша всячески раскланивался, шутливо снимая оставленную в раздевалке шляпу. Те смеялись, поддерживая юношу аплодисментами и криками.

В сторону воронов, которые сверкали иссине-черными плакатами и нашивками, слизеринец посылал воздушные поцелуи. А так же, засунув правую руку под мантию, показывал, как бешено бьётся его сердце. С трибун слыш4илсь девичьи визги и крики. Это будоражило кровь Ланса и действительно заставляло его сердце биться быстрее. О да — это был его мир. Мир толпы, радости, счастья, жизни и безудержного потока эмоций.

Сектор собственного факультета Ланс будто не заметил, начисто его игнорируя.

— Что-то кисленько, господа зрители! — прозвучал задорный голос бессменного комментатора — Ли Джордана. — Подбавим-ка газку!

Народ на трибунах загомонил, захлопал, стал выкрикивать кричалки и дуть в трубы. Все вокруг затопило шквалом криков и общего гомона.

— Рад приветствовать вас на финальном матче сезона! Непримиримые соперники — Гриффиндор и Слизерин сегодня сойдутся на этом поле, чтобы выяснить, кому же достанется Кубок! Итак, от факультета львов сегодня выступают! Три богини, три нимфы, удостоившие нас своим присутствием, несравненные Охотницы — Кэти Белл, Анджелина Джонсон и Алисия Спиннет! С битами в руках, два своих парня, которым я торчу десятку сиклей, Загонщики — Фред и Джордж Уизли! Не попадайтесь им под бладжер, иначе будете неделю куковать с мадам Помфри! Бессменный Вратарь и капитан, выпускник этого года — Ооооооливер Вуд! А теперь, попрошу внимания и даже тишины, обладатель самых известных очков в Англии, один из самых популярных парней школы, Ловец — Гаааааааааааааари Поттер!

Трибуны возликовали, а Поттер даже не пошел краской. На поле он преображался, будто становясь другим человеком. Уверенным, легким, даже чуточку юморным и тотально безбашенным. Такого Геб мог и уважать. В это время мадам Хуч уже вынесла сундук с мячами, и поднесла свисток ко рту, ожидая пока Джордан закончит представление команд.

— От змеиного факультета, сегодня летают! Человек, для которого его накрашенные ногти представляют главную ценно..хмпрф...жск

— Джордан я вам предупре... — прозвучал голос Железной Леди.

— Ли снова с вами! Итак, Ловец — Драко Малфой! С битами в руках, отчаянные и дерзкие, Загонщики — Перегрин Деррек и Люциан Боул! А теперь Охотники! Грэхем Монтегю, человек, способный весь сезон не забрасывать ни одного мяча, но ходить словно дутый павлин! Осторожнее с проводами! И руки прочь от микрофона! Кхм! Вратарь, отбивший за сезон 75% мячей — Майлз Блетчли! Далее, капитан, здоровяк и громила, которой поразит вас своей скоростью и реакцией, встречайте — Мааааркус Флинт! А так же человек, которого знают все! И если вы не знаете этого имени, то последние три года провели в мешке гоблина! Последний Охотник, свой парень и лучший музыкант Хога — Гееееееееееерберт Ланс!

Игроки сели на метлы и взмыли в воздух. Хуч задвинула какую-то речь о правилах, чести и достойной игре, но её мало кто слушал. Оливер растолковывал народу последние уточнения, а Маркус просто грозно сверкал своими гляделками. Герберт же был рад возможности привлечь и окунуться в жаркие, горячие, обожающие взгляды толпы. Он легко качнул свой «Дрор» и тот мигом отозвался. Это была юркая, маневренная метла, на которой можно было исполнить самый головокружительный финт, но которая уступала в скорости «Молнии», а в разгоне «Нимбусу-2001» . Впрочем, Геб просто обожал свою «Ласточку», именно так переводилось название этой ярко-алой метлы с иврита.

— Судья выпускает мячи и игроки взмывают в воздух! Посмотрите как дерзко несется Спиннет к разыгрываемому квоффлу! И да, она выигрывает раздачу, оставляя Монтегю с носом!

Алисия устремилась к кольцам слизерина, но Ланс оставался на месте, лишь-чуть чуть сместившись на открытую линию. Загонщики обеих команд среагировали мгновенно. Близнецы уверенно защитили девушку от летящих бладжеров, пытаясь выцелить Малфоя. С виду того было легче всего пришибить, да и не с виду тоже... Но ловцы уже скрылись где в вышине. Вернее, скрылся Поттер, а ленивый гомосек Малфой просто упал Очкарику на хвост. Типо «Чоу-стаил».

— Наша нимфа замахивается, её страхуют подруги! Бросок! Но что это? Это птица? Аркета? Супермен?! Нет, это Маркус Флинт! Он перехватывает квоффл в пятиметрвоке и несется вперед! Это явно домашняя заготовка!

Ланс увидел условленный сигнал и стрелой бросился к кольцам противника. Не уж-то Оливер думал, что они позволят открыть этот матч грифам? Ха, наивные!

— И это Ланс! Он молнией мчиться к Оливеру! Неужели Проныра вновь откроет матч своим очередным голом? Но нет, прямо перед ним возникают Бэлл и Джордан! Они готовы к перехвату, а пасс уже отдан!

Проныра лишь улыбнулся двум красоткам, а потом резко вздернул древко вверх. Небо тут же поменялось местами с землей, а помелом Ланс что-то сильно ударил.

— И это очередной финт! Ланс уходит на кольцо и помелом отбивает квоффл обратно Флинту! Какое потрясающее исполнение Кольца Петрова! Капитан змей хватает мяч и выходит один на один с Вудом! Он финтует... мансует... и вот бросок! Крученый в центральное, Оливер ошибается! Счет открыт и это 10:0 в пользу Слизерина! Господа, я уже возмущался почему старая шляпа отправила Герберта к змеям?

Флинт пролетел мимо, махая трибунам. Поровнявшись с Лансом, он вытянул вперед предплечье, Ланс мигом ответил на жест — ударив своим предплечьем. На миг руки парней образовали растянутый крест, а потом игра закипела.

Бладжеры летали как пули, задевая игроков и метлы, сбивая их с пути и мешая планировке. Уизли как с цепи сорвались, но и Дерек с Боулом им не уступали в своем ажиотаже. Несколько раз лансу приходилось отдавать пас практически в выигрышной ситуации, только из-за того что Близнецы могли и переломить Охотнику руку своим метким ударом бладжера. Несколько раз он терял мяч, когда Спиннет и Бэлл применяли какие-то свои наработки.

— И вновь Ланс в атаке! Сегодня он забросил уже девять мячей! Отмечу счет матча — 180:30 в пользу Слизерина! Повториться ли история годичной давности?!

Герберт хотел было выругаться, но увернулся от бладжера, пущенного Дредом и скользнул по горке ниже. Дорога к кольцам была открыта. Проныра рванул на полной скорости, не замедляясь перед чертой пятиметровой зоны, за которой бросок был запрещен правилами.

— О да! История циклична господа! Ланс несется к кольцам, Поттер и Малфой гоняться за снитчем! Кому в этот раз красавица Судьба, покажет свои буфера?! Поэт во мне погибает под натиском МакГи!!

Геб, не обращая внимания ни на что иное кроме как кольца и Вуда, вскочил на метлу. Когда до отметки в пять метров оставалось лишь пара сантиметров, Ланс, напрягая каждое волокно мышц ноги и спины, взмыл в воздух. Он дерзко и отважно улыбнулся пропасти под собой, небу над головой и растерянному Вуду у колец. Это был второй раз, когда Хогвартс видел «финт Ланса» , открытый, как можно догадаться — Гербертом Артуром Лансом.

— Поттер на своей молнии вырывается вперед, он уже почти у снитча! Ланс в воздухе! Он прокидывает квоффл под ногой словной заправский баскетболист перед данком! Но что за мерзкий, подлый, грязный трюк! Малфой хватается за прутья и снитч ускользает от Поттера!

Геб забросил свой мяч, потом схватился двумя руками за кольцо, со всей силы напряг бицепсы и буквально взмыл в воздух. Он нагой зацепился за парящую «Ластчоку» и одним движением вновь оказался «в седле».

— Раздался свисток судьи! Матч прерван! Хуч отчитывает Малфоя и назначает штрафной бросок в кольца Слизерина! Флинт врет и мечет, кажется он пытается оттащить Ланса, который собирается прибить Малфоя! Маркус, остановись, что ты делаешь?! Дай Проныре сделать благородное дело!

— Джордан я вас отчисл...

Герберт попытался вырваться из цепких лап громилы-капитана, но тот схватил его будто в стальные тески. Юноша был готов убить Малфоя не только за штрафной бал, за сорванный матч, но и за то что он буквально украл минуту славы Проныры. Ведь это был «финт Ланса» после того как его узаконили. Первый, безукоризненный и чертовски стильный, который все пропустили, наблюдая за тем как Блонди цепляется за прутья метлы Поттера. Что за издевательство?!

Наконец брюнет успокоился, взял себя в руки и кивнул кэпу. Тот кивнул в ответ и отлетел в сторону. Команда угрюмо наблюдала за броском Спиннет — бесспорно лучшим бомбардиром школы. У Блетчли не было ни шанса.

— И Алисия забрасывает этот мяч. Счет становиться 190:40 в пользу Слизерина! История играет с нами игры! Флинт берет тайм-аут, и команды удаляются на пятиминутный перерыв!

Раздевалка Слизерина

— Ланс, мы должны сделать это, — спокойно произнес Флинт.

— Я могу забросить еще два мяча и мы сто процентов выиграем, — покачал головой Герберт. — Пусть тянут время дальше, им не пройти через нас с тобой. Поттер поймает снитч, а победа будет наша.

— Это да, но мы только что выяснили, что у нас есть и диверсанты.

Вся команда с осуждением глянула на Малфоя, но тот был невозмутим в своей напыщенности. Гебу так и захотелось ногой с разворота сбить эту поганую ухмылку пидаристичного одногрупника, но он не мог — игра важнее всяких дутых гомиков.

— У вас ни разу не получилось сделать это чисто на тренировке, — заметил Перегрин.

Флинт и Ланс переглянулись.

— На прошлой неделе получилось, — вздохнул капитан.

— На прошлой неделе мы тренировали слетанность, а не броски, — поддакнул вратарь.

— Мы с Лансом уже полтора месяца летаем по ночам, — с угрозой обрубил Флинт. — И в последний раз у нас получилось.

— Дьявол, — сплюнул Монтегю. — Это наш последний шанс на победу, иначе Поттер словит снитч. Ничья — победа команде с золотым мальчиком и мячиком.

— Значит решено, — кивнул капитан. — Ланс, будь готов.

— Всегда готов, кэп.

— Собрались ребятки! — рявкнул Маркус. — Еще поборемся!

Поле для квиддича

— Мы снова здесь господа! Какой накал, какие страсти разворачиваются перед нами! Самый фееричный финал за последние десять лет! Зрителя жаждут развязки!

Поттер стартанул со стометровой форой прямиком к снитчу, до поимки оставалось всего пара секунд. Слизерин же выстроился крылом. В центре были Флинт и Ланс. По бокам Загонщики, за спиной вратарь, отлетевший от колец, дабы броситься в решающий поединок. Впереди, словно предводитель на коне — Монтегю.

— И Слизерин рвется строем к воротам Гриффиндора! Но не так все просто! Наши, в ответ, построили настоящую стенку напротив колец! Нет ни шанса забросить в построение Фергубера! Это факт! Кажется победа близка как никогда! Поттер почти у снитча! Слизеринцы разлетаются, мельтешат как падальщики!

Ланс получил очередной знак и замер, его прикрывали, казалось бы — беспорядочные, но молниеносные движение остальных игроков. Флинт взмыл в воздух, держа в руках квоффл. Маркус вошел на идеальную вертикаль, а потом, зависнув на мгнвоение, рухнул вниз.

— Флинт несётся к земле, но не входит в веретено и не пасует! Что же он задумал? Поттер уже вытянул руку, но снитч дергается как ужаленный! Мерлин! Несите полотенце и валидол! Это дикий пот и нервы!

В какой-то миг Флинт выбросил руку вперед и квоффл пулей, сорвавшейся звездой, метеором просвистел вниз, прямо к Лансу. А тот вскочил на древко и примерился. У него было всего один шанс, одна возможности. Слизеринцы замерли, каждый прикрывая Гриффиндорцы. Теперь они с Вудом были один на один и все зависело только от Ланса. Только от него. Все как и всегда. Лишь мгновение, лишь момент, лишь удар сердца, дерзкая улыбка пирата и удар ногой по квоффлу.

— Стринги Морганы! Ланс и Флинт сошли сума! Им мало славы басктебола! Они еще и к футболу примерились! Ланс буквально под прямым углом, пинком ноги, перенаправляет мяч к воротам Гриффиндора! Неужели Проныра и Кэп нашли ключ к построению Фергубера?! Что за матч! До Снитча остается меньше десяти сантиметров! Поттер тянется! Но квоффл словно стрела, словно ракета! Вуд срывается с места! Дьявол, я не могу на это смотреть! Где моя валерьянка?! Поттер тянется! Вуд тянется! Все замерли! Игрока вообще плевать, они просто как в киселе! У Хуч выпал свисток изо рта! Поттер уже почти дотянулся, но мяч быстрее! Что же будет?! И.. и... и...!!! Не может быть... Этого просто не может быть... Я не верю господа... Мистика! Вуд спрыгивает с метлы и кончиками пальцев смещает траекторию квоффла! Тот уходит в аут! Поттер ловит снитч! Матч заканчивается со счетом 190:190 и победа достается команде с пойманным снитчем! Гриффиндор выиграл кубок школы! Оливер, что б его, Вуд, выиграл Кубок! Алоха господа — бухаем всю ночь!

Ланс понуро спускался на землю. Он не справился. Всего чуть-чуть не дотянул до победы и подвел всю команду. На плечо легла тяжелая рука. Герберт улыбнулся. Он ожидал увидеть все что угодно, от презрения, до омерзения, от гнева и до чистой ярости, но только не это. Только не светящуюся улыбку Флинта.

— П...дато отыграли Геби! — рявкнул он.

— Но...

— Не парься! Встряхнись! Мы показали с тобой в этих сезонах высший пилотаж Охотников! А кубок... пф, просто кубок школы, будут и другие кубки, но такие эмоции... нет, это было о...уительно Геби!

— Но ведь это твой последний год, — Ланс все еще был подавлен.

— Последний год в школе, но не в квиддиче. Да и к тому же, этот кубок все равно будет стоять в раздевалке моей команды...

Ланс, о чем-то подозревая, с подозрением уставился на светящегося от позитива Флинта.

— Да-да, ты все верно понял, пронырливый засранец. Нас с Вудом взяли в «Saberjump »! Представь, сразу высшая лига! Такой шанс бывает раз в жизни! Будем вновь жарить со стариной Олли. Он на воротах, я на в Охотниках. Но на этот раз — с одним флагом на груди! Английским флагом братан! Вот в чем суть! Вот где сила!

— Это... это... это

— О...но?

— Именно так!

Флинт рассмеялся и хлопнул Геба по плечу.

— Мы потом пришлем тебе vip-билеты на дебют, попробуй только пропустить!

— Обижаешь!

— Ну а сейчас, пойдем поздравлять долговязого, а потом проберемся к грифам в гостиную и набухаемся до синих чертиков!

И два квиддичиста полетели к высыпавшей на поле толпе. Дамблдор вручал кубок рыдающему от радости Оливеру, но никто его за это не осуждал. Все аплодировали и смеялись удивительной победе ало-знаменного факультета.

Ланс тоже улыбался, предвкушая скорый праздник. Но все же близился конец года, а с ним и экзамены. И Проныра буквально чувствовал, как вместе с ними приближается слишком мрачная жопа, чтобы её игнорировать. Лето близко...

(п.а. не забываем навещать страницу автора на самиздате. Там тоже есть в сякие интересности. Всем лучей добра в наступившем учебном году! Ну а для кого и рабочем.)


Глава 30 | Фанфик Не имея звезды | Глава 32