home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 52

9 августа 1995г Бразилия, где-то в джунглях

Герберт, встряхнув палочку, в очередной раз с трудом вызвал обычный Люмос. Вся его магия ушла на создании копии вишневой подруги, так что в нынешний момент Проныра мало чем отличался от магла с фонариком. Но, как мы все прекрасно знаем, вряд ли сей немного удручающий факт остановил бы юношу от поисков приключений на собственную задницу. Хотя не стоит отрицать того, что Ланс, скорее всего, шел влекомый чужой, упругой и очень симпотичной поп... ну, впрочем, это не так уж и важно.

На плече сидел Роджи, непонятно откуда добывший миниатюрную серую шляпку а-ля археолог прошлого столетия. Дракончик внимательно следил за обстановкой, не забывая похихикивать над другом, что выражалось в выпускании небольших облачков черного дыма.

Немного съехавшая шляпа почти касалась грифа Малышки — гитары, с которой волшебник предпочитал не расставаться. Ведь благодаря директору Хогвартса — пресветлому Гессер... Альбусу Дамблдору, инструмент не только идеально подходил для самых больших сцен, но и был примением не по назначению в самых жарких драках.

Идя по длинному тоннелю, Ланс то и дело замирал у золотых стен, внимательно рассматривая барельеф. На нем сверкали различные сцены жизни древних Ифритов. В основном, конечно, иллюстрировали войну. Видимо «дети огня» были тем еще задирами, при этом страдая чванством и педантичностью.

— Да уж, — протянул парнишка, почесывая якобы небрежную щетину. — Я бы в такую компаху точно не вписался.

Иногда юноша, по-воровски оглядевшись, принимался выковыривать из стен драгоценные камни, и его нисколько не останавливал тот факт, что камни сидели словно влитые и поддаваться начинающему расхитителю не собирались. В итоге лишь обломав перочинный ножик, Проныра призадумался о тщетности своих метаний. Он с подозрениям глянул на нож бабочку, но не рискнул ставить под угрозу подарок подруги детства.

— Да подавись ты ими, — Геб плюнул на стену и пошел дальше.

Где-то через сотню метров, будущий пятикурсник лучшей волшебной школы в мире наконец увидел свет в конце тоннеля. Не то чтобы он собирался отправиться в путешествие на тот свет, просто не один тоннель не может быть бесконечным (если, конечно, это не пряма кишка кота Шредингера), так что и это приключение.

Герберт выполз на небольшой балкончик, находящийся под самым сводом гигантского зала. Исконно вороватый и криминальный взгляд рокера мигом оценил примерную стоимость находящегося здесь добра. Правда цифры, обозначившей бы общую сумму, юноша попросту не знал. Все вокруг сияло белым золотом и... «золотым» золотом. Сверкали драгоценные камни. Изумруды размером с грейпфрут, алмазы габаритами, превышающими иное манго, рубины-персики, агаты-грейпфруты, ну и прочее ценности, олицетворенные размерами фруктов.

Хотя Герберт не жадный, ему вполне хватило бы двадцати метровой статуи изображавшей отца, чтобы жить безбедно как минимум вечность. Да и батя был бы не против, чтобы его расплавили на слитки и продали на черном рынке.

— Фиговый лист бы хоть нацепил, — пробурчал парень. — Выпендрежник, чтоб тебя.

В зале стояло еще множество других скульптур, но у самого входа находился именно он — Фауст Либефлем, почивший отец будущего Короля Рока.

— «Интересно» — подумал Ланс, шухерясь у уступа. — «Это ж сколько он Виагры жрал при таком-то возрасте?»

Впрочем, поязвить на тему отцовства Проныре не было суждено. Перед алтарем, находившимся в противоположной части огромного зала, стояла вся честная компания. Ну как честная. Банда Веласкесса во главе со своим шефом, и связанная Изабель. Видать злодеи в детстве читали правильные книжки, и знали, что не хорошо начинать завоевание мира без свидетеля в лице знойной красотки.

Маглорожденный мафиози держал над головой чашу на подобии Кубка Огня и читал длинную молитву. Хотя, скорее всего, это заклинание на забытом языке. Так или иначе, закончив монотонное бурчание, Веласкесс стал задвигать на тему мирового господства, бессмертия, и о том, что всякие английские Темные Лорды недостойны даже подбить на его шлепанцы новые подметки.

— Распишем пульку? — спросил Ланс у летающего друга.

Тот, словно по волшебству, снял свою коричневую шляпу, нацепил зеленый козырек и достал миниатюрную колоду карт, показывая, что готов к преферансу.

— Знал, что ты из нужного десятка, — кивнул Проныра. — Итак, что мы имеем в нашем сальдо? Выпендрежного школяра — одна штука, шестидюймового дракона — одна штука, бесполезный фонарик с Люмосом — одна штука, и боевая гитара, что не удивительно — одна штука. А что у них?

Ланс выглянул из-за перил и внимательно оглядел боевую группу, взявшую Изабель в тактически правильное полу-кольцо. Опытные черти. Наверняка не раз брали на «гоп» тот или иной ламбард, бывший прикрытием для Китайских наркоторговцев. Таких и автоматом не напугаешь и Авадой нервную систему не всколышешь.

— Мне бы Хагрида сюда, — недовольно буркнул парень, надуваясь, словно обиженный кот. Кстати на Анимагию магии тоже не осталось. Вот такой вот каламбур. — А у вражин в арсенале два воспроизводителя Абракадабр и семеро приспешников рангом помельче.

Роджер скинул козырек, разбросал карты и повязал на морду черную бандану — копию той, что некогда носил Проныра. Герберт, приглядевшись, до конца своей жизни станет сомневаться в том, а не она ли это была на самом деле?

— Помахаться всегда успеем, — протянул парень, приложив два пальце к поле фетровой, гангстерской шляпе. — Думай, Лучший Ученик, думай.

И Ланс выполнил собственное распоряжение. Конечно он располагал фактором неожиданности, но лишь настоящий голливудский герой способен спасти мир при помощи одного лишь этого фактора. Лишенным магии студентам-волшебникам приходилось решать проблемы иными путями. Самое обидное, что Ланс не Поттер, ему меч из шляпы не вытаскивать, и музыкально-клавишного помощника под кустом не находить. Следовательно нужно мыслить рационально и логично, как при примерке новой одежке.

Что первым делом проверял Герберт, тратя честно (и не очень) нажитые фунты на элементы гардероба? Конечно же швы. Шов всегда самое слабое место. Стоит на него слишком сильно надавить и потянуть, и тут же по звуку определишь плохую вещь. Скрипит — можно брать, трещит и жужжит — зря потратишь деньги. Причем здесь одежда? Все просто. Если закупаешься в престижном ателье, то у портного всегда найдутся специальные ножницы, которые без вреда для материала распорют шов и мастер сможет либо подшить, либо ушить, либо совершить иные, требуемые клиентам манипуляции.

Герберт щелкнул пальцами. Здесь просто обязаны находится подобные «ножницы». Фейри довольно долго находились в состоянии войны, и наверняка освоили стратегию выжженной земли.

— Нам нужен рычаг большого бабаха, — констатировал факт глава несуществующей организации «Власть Мангустам».

Наткнувшись на недоуменный взгляд Роджера (и как он вообще умудряются эмоции выражать?), Ланс закатил глаза и пояснил для плебеев.

— Система самоуничтожения. Если бы враги захватили Эльдорадо, то их следовало бы уничтожить вместе с городом. Осталось только найти. Это должно быть нечто незаметное, но в то же время недвусмысленное...

Роджер отлетел от юноши и завис у противоположной стены.

— Нечто вроде рычага или кнопки, — продолжал рассуждать Проныра. — Хотя какая кнопка — двадцать веков назад такого слова даже не было.

Дракончик тыкал хвостом в железный рычаг, торчавший из стены. Собственно, это была единственная, деталь выполненная не из драгоценного метала или камней.

— И, конечно же, поблизости должна быть точка выхода, ведущая к большой воде, чтобы не убиться и не поджариться при бегстве.

Бывшая каменная статуя летала у того самого тоннеля, откуда десять минут назад выползла нетривиальная парочка.

— Но где же он может быть...

Роджи выдохнул струю пламени, но оно больше походила на слишком большую искру и, конечно же, было оставлено безо всякого внимания.

— Нам нужно найти незаметное место, с которого виден главный зал, — Ланс стал нервно щелкать по шляпе, пытаясь решить головоломку.

Дракончик носился кругами над балкончиком, где спрятался юноша. Веласкесс в это время обмакнул палочку в чашу, а потом произнес обычное Инсендио. Эффект превзошёл любые ожидания. Из кончика волшебного артефакта вырвалось огромное огненное торнадо, превосходящее по силе даже самые сильные заклинания Проныры.

Геб, выругавшись, поднялся на ноги и порвал рубашку, зацепившись о какую-то железяку.

— О! — шепотом, на сколько это возможно, воскликнул юноша. — Смотри что я нашел Родж!

Уменьшенная копия Китайского Ленточного застыл в воздухе, а потом шлепнул себя хвостом по морде. Порой его двуногий друг в своей странноватой гениальности больше походил на хрестоматийного идиота из какой-нибудь дешевой комедии.

— Пришло время вскрывать прикуп, — прищурился парень, закатывая рукава рубашки.

Впрочем, выглядело это несколько странно, так как они и так уже были задвинуты за локоть, но нужно же держать «марку». Плюнув на ладони, Геб схватился за рычаг и с гортанным хеканьем потянул его вниз. Но, сколько бы парень не тужился, не краснел и пыхтел, прибор не хотел двигаться с мертвой точки. Ланс налег на метал всем весом. Жилы натянули кожу, рубашка затрещала в предплечье, когда бицепс начал набухать, словно почки по весне. Шея вздулась, а вены стали походить на корабельные канаты.

— Помоги... Родж, — шипел слизеринец, повиснув на рычаге, словно обезьяна на ветке.

Дракон делал вид что он ничего не слышит, не видит и не замечает. Пускай двуногий помучается, или пусть его вообще прибьют. Хотя нет, тогда будет некого использовать в качестве личного таксиста — уж больно удобные полы шляпы. Роджер глянул на пыхтящего, почти лопнувшего от натуги друга и... остался при своем.

— Все... печенки... отдам.

Возможно предложение музыканта стоило рассмотреть. В конце концов с ним было довольно весело. А то по рассказам Венгерской Хвостороги с тем же Поттером жить просто невозможно. Как сказал бы Русский Свино-рылый — то понос, то золотуха.

— Шоколадные!

Нет! Определенно! На свете нет лучшего двуного со странным именем «мистер Берт». Дракончик, поправив хвостом бандану, взлетел под самый свод и камнем рухнул вниз. У самого рычага он резко затормозил и легонько щелкнул хвостом по кончику железяки.

Раздался щелчок, Герберт свалился с куском метала на землю, а стены затрещали, когда древние механизмы пришли в движение. Проныра, кряхтя и бурча нечто не цензурное, поднялся на ноги и выкинул за спину обломок. По его личным подсчетам такая огромная система как Эльдорадо обрушится минут за десять, может пятнадцать.

— Осталось лишь спасти красотку, — хмыкнул парень, шмыгая носом — погодка в джунглях та еще.

Веласкесс как раз заканчивал свое вещание. По его словам стоило выпить содержимое кубка, наполненного золотой кровью Ифритов (Ланс с подозрением глянул на собственные вены, но все же сдержался от проклятий отцу, который даже этим обделили единственного отпрыска), как он сам обретет силы древних Фейри и сможет править миром по праву сильного. Конечно же он оприходует Изабель, ибо нефиг пытаться мешать планам будущих Темных Властилинов, но сперва разграбит город, потому как на захватнические начинания требуется нехилый капитал.

Ланс не испытывал страха. Во всяком случае не больше, чем, когда почти десять лет назад какие-то гопники повязали его друзей, и Герберт в одиночку пробился в заброшенное здание, чтобы освободить их. Там еще Грюм фигурировал, но, будем надеется, что этот тип не явится на сегодняшнее шоу.

Герберт поднял гитару, положив гриф на плечо, а базу отправив за спину и, разбежавшись, сиганул с почти десятиметровой высоты. По идее этот прыжок должен был сломать юноше ноги и раскрошить нижние позвонки, но скажем спасибо кошачьей анимагии, позволившей парню избежать неудачных последствий своего горячего темперамента — недалеко от балкончика красовалась вертикальная лестница, высеченная в золотой стене.

Веласкесс захлопнул шлюзы красноречия и повернулся к отряхявающемуся парню, держащему палочку наголо. Народ замер. Желтый свет, источаемый кончиком оружия, явно намекал на то, что у юноша держал наготове какое-то заклинание. Парень обладал не только фактором внезапности, но и форой в инициативе.

Ланс, пытаясь унять легкий мандраж и не показывать страху, мысленно молил Мерлина, Христа и производителя шоколадных батончиков «Марс», чтобы силы не иссякли окончательно и Люмос не угас. Проныра глянул на пленную и скривился. Изабель хоть и была рада что её спутник выжил, но явно предпочла бы кого-нибудь другого в роли спасителя. Например — отряд Авроров.

— Ты выжил, — проскрипел мафиози, резко обнажая свою простенькую, но все же — опасную палочку.

— Поразительная наблюдательность, — губы Геба сами собой сложились пиратским оскалом. Его ждет кульминация летних каникул, о которых, без малого, на старости лет можно будет написать книгу. Жаловаться не на что — осталось только размять косточки и набить народу морду. — Какие наши планы, господа будущие властелины мира?

— Если ты сдашься, мы убьем тебя быстро, — хмыкнул главный прихвостень Веласкесса (Ланс забыл, как того зовут).

— Справедливо, — кивнул парень. Он находился в несколько странной ситуации. С одной стороны требовалось тянуть время, пока саморазрушение не вступит в активную фазу, а с другой — бандиты же не гриффиндорские гении от волшебства (это Ланс сейчас про Рональда-тупую-гориллу-Уизли), они ведь до кумекают что Геб берет их на понт банальным светлячком. — Но у меня есть другое предложение. Вы собираете манатки, а я не расскажу подъезжающим Аврорам о ваших шалостях. Кстати кровь тоже оставьте — это национальное достояние, которому положена полка в музее.

Мафиози, только услышав «Авроры», замер, прикидывая ситуацию. Перед ним стоял пусть и школяр, но все же Победитель Турнира Лучших. Кто знает, какой туз у него есть в рукаве. Может он их сумеет задержать на достаточное время, чтобы авроры успели подъехать... И тут бывший член банды фавел улыбнулся. Он не знал, как эта парочка смогла пробраться через завесу, но сами мафиози справились лишь при помощи Английского фашиста. Все просто — молокосос блефует.

— А если так? — гадко ухмыльнулся мафиози и резко направил палочку на Изабель. — Crucio!

Девушка пронзительно закричала, в кровь стирая кожу, пытаясь высвободиться от веревок. Она упала на золотой, мерцающий в свете волшебных факелов пол, начав кататься, до крови кусая губы и крича.

Герберт стоял не шевелясь. В данной ситуации он мог только навредить, но не помочь. Разум прожжённого рационалиста не позволял ему броситься грудью на амбразуру.

— «Думай» — твердил он про себя. — «Думай» .

Веласкес опустил палочку, и девушка судорожно вздохнула. Её руки все еще дрожало в агонии, а глаза покрылись мутной пленкой. Кажется, она почти потеряла сознание от боли и теперь медленно приходила в себя. Десять секунд Круцио это не то, что может выдержать ведьма, еще даже не поступившая на пятый курс волшебной академии. Ланс мог, она — нет.

— Старый добрый блеф с полицией, — Веласкесс как никогда напоминал летучую мышь, удачно нагадившую на голову спелеологу. Подобное выражение неприятно напомнило Гебу о Снейпе. Два гавнюка одной масти. — Новая обертка, старая начинка. А ты, видать, не из трусов, раз пришел на мое коронацию в одиночку.

— Просто подумал, что тебе будет приятно меня видеть, — пожал плечами Ланс.

На плечо парню упал золотой камешек. Незаметно для остальных Геб глянул на потолок. По далекому своду опасно змеились пока еще тонкие трещины — процесс перешел в активную стадию. В этот самый момент Роджер наконец смог обогнуть группу двуногих и добраться до приятно пахнущей самки, которая подкармливала его вкусными фруктами. Маленький, но отважный дракончик принялся осторожно кусать наколдованные веревки. Ножом такие не перережешь, но волшебными клыками — можно попробовать.

План Ланс начал приходить в движение. Осталось лишь рассчитать точку «сброса» и тогда численный перевес пойдет на убыль, а там уже можно и в активную фазу перейти. Главное сфокусировать внимание на себе, отвлекая мафиози от Роджи и леди.

— Не увлекаюсь мальчика, — пожал плечами мафиози. — Уж извини. Впрочем — сейчас не до тебя. Убить.

— Но...

— Вы совсем тупые?! — взревел босс. — Он вас на понт берет. Люмосом в глаза светит!

— «Твою мать...» — мысленно выругался Герберт.

Видимо бандиты подумали так же, потому как уже через мгновение они уже хищно скалились, вспоминая самые омерзительные проклятья — наглый гринго должен помучиться перед смертью. Веласкесс, отвернувшись от действа, поднес чашу к губам и уже собирался сделать глоток, как зал сотряс громоподобный крик:

— Стой!

— Ну что еще? — спросил мафиози, поворачиваясь к парню.

— Услуга за услугу? — вздернул бровь Герберт.

Эта формулировка была едина для всех бандитов любых континентов. Получить большее за меньшее — святое для любого, кто живет вне закона.

— Очередной блеф?

— Нет, что ты, — замотал головой Герберт. — Ты прав. Вас много, я один. Шансов никаких. Так пусть я хоть что-то поимею с ситуации.

— Резонно, — мафиози щелкнул пальцами и указал на Изабель. Рядом с отдышавшейся девушкой мигом встали двое магов, наставив на леди палочки. — Если мне не понравиться то, что я услышу, её запытают до потери рассудка.

— Хорошо. Если ты выпьешь это сейчас, то умрешь.

В зале повисла тишина. Роджер продолжал грызть веревки, на своде тянулись расширяющиеся трещины. Мозг Геба работал на полную катушку, и будь это возможно, у волшебника давно бы повалил пар из ушей.

— По тонкому лезвию идешь, — процедил мафиози, все же убрав чашу. — С чего такая уверенность?

— А ты разве не слышал мой разговор с тем Пожирателем? — пусть Герберта и поймали на блефе, но еще никогда его не ловили на «правде». — Я сын последнего Ифрита.

Кажется, только после этих слов, Веласкесс наконец смог собрать цельную картину. Все было просто и банально, собственно, как и всегда. Парень смог пройти сквозь завесу, потому что он для неё свой. Он стремился попасть в Эльдорадо, потому что сам хотел найти здесь богатство и власть. Теперь же видя, что все карты в руках противника, хочет прибиться к группировке, дабы урвать хоть небольшой кусочек от расфасованного пирога. Да, в такой трактовке событий не возникало сомнений — один взгляд на этого парня и вот ты уже видишь перед собой представителя криминальной прослойки. Как говорится, вор вора и без фараонов опознает.

— Чем докажешь свои слова? — хоть Веласкесс и верил парню, но без зримых доказательств это все еще оставались словами Лондонского пройдохи.

— «Бинго!» — подумал Ланс, а вслух сказал. — Позади тебя река из кипящего золота. Если я не вру, то мне ничего не стоит опустить в неё руку. По-моему, самое наглядное доказательство.

Веласкесс уважительно хмыкнул — а у «бритоса» явно есть яйца. Мафиози, держа парня на мушке, в се же отодвинулся в сторону, словно приглашая музыканта зайти внутрь территории мафии, оформленной магами, стоявшими полукругом вокруг алтаря, босса и пленницы.

Ланс спокойно прошел через заставу и остановился у самой кромки длинного желоба, уходящего куда-то внутрь города-горы. Проныра внезапно осознал, что недавно спокойное золото забурлило и пошло пузырьками, именно потому что именно оно должно расплавить каркас, который обрушит все строение. А это означало лишь одно — подсчеты парня, основанные на обычной физике, оказались в корне не верны, ведь в дело вмешивалась магия.

Геб опускался на колени перед кипящей «денежной» рекой, параллельно с этим впопыхах придумывая новый план. В итоге тот получился весьма наглым, авантюрным, но уж очень пиратским, что поставило точку в дальнейших измышлениях.

Показательно вздернув руку, Герберт незаметно переместил гриф к краю предплечья. Конечно только сумасшедший будет окунать собственное тело в кипящее золото, но только псих проделает тоже самое, с самым важным, что есть в его жизни...

С криком:

— Скэри-сквер инда хаус! — Ланс скинул Малышку с плеча и использовал её вместо огромного весла.

База окунулась в бурлящую реку, но не было ни огня, ни шипения — щит великого светлого мага выдержал враждебную магию. Почему враждебную? Потому что Дамблдор человек, а золото защищали Фейри. Заклинание решило, что кто-то хочет прикоснуться к Малышке и активировало защиту.

Собственно, орущий пират, использующий инструмент в качестве кувалды, стало последним, что увидело несколько бандитов. В следующий миг парень щедро плеснул на них вожделенного золота. Маги выронили палочки и закричали, когда кожа начала плавиться прямо на костях.

— Что за... — не успел Веласкесс выругаться, как его оглушил страшный треск.

Казалось. Будто само небо дало трещину и теперь падает на грешную землю. Впрочем, это было почти верно. От свода откололся несущий камень, бывший центром сведения массы всей опоры. Герберт с точностью до дюйма рассчитал его расположения и сейчас огромный булыжник накрыл собой шестерых магов, в том числе и правую руку босса.

Ланс, скалясь, снова шмыгнул носом. Он не считал это убийством — в конце концов убил ведь не он, а, считая, древние Ифриты, а значит и расплачиваться по счетам тоже им.

— Как-то не честно получается, — спокойно говорил Ланс, пока вокруг рушился старинный город. Золотая река перехлёстывала через края желоба, стена трещали и сыпались, страшный гол не умолкая стучал по ушам. — У меня ведь численное преимущество...

Герберт увернулся от зеленого луча и рванул на встречу двум бандитам, держащим на прицеле Изабель. Загудела гитара, буквально вынося одного из ошалевших волшебников. Страшно хрустнул нос, брызнула кровь, и мужик зашатался. Поскользнувшись, со страшным криком он рухнул в кипящее золото, на долю мгновения вспыхнув ярче падающей звезды.

Осталось только двое. Веласкесс шмалял Авадой на право и на лево, а Ланс все крутился волчком, пытаясь увести прицел от Изабель. Роджи почти закончил с веревками, и девушка ждала момента, когда она сможет поднять палочку, к которой уже подбиралась лава, перемешенная с золотом.

Второй бандит, придя в себя, присоединился к главарю и тоже начал расстреливать парня какими-то фиолетовыми и черными лучами. В них Геб мигом опознал проклятья гниения плоти и остановки сердца. Оба — смертельные. Ситуация складывалась не в пользу Ланса, чья дыхалка хоть и тренирована годами побегов и погоней, но все же не рассчитана на подобные акробатические выкрутасы с гитарой в руках и шляпой на голове.

Поднырнув под очередную Аваду, Ланс буквально подлетел к менее опасному магу и провернул свою любимую комбинацию. Он с размаха ударил бандита ногой по самому уязвимому мужскому органу, а когда тот скуля и причитая свалился на колени, Геб использовал гитару вместо кувалды, разбив бразильцу затылок.

— Один на один, да? — Герберт сверкал оскалом, по кругу обходя ошарашенного и обозленного Веласкесса. — Как тебя моя гитара модели «струнная дубина»?

— Сдохни, мразь, — сплюнул мафиози.

И тут Ланс понял, что просчитался. Босс, подмигнув юноше, вытащил из-за спины чашу с зачарованной кровью поднес ту к губам. Герберт осознавал, что даже если кинет Малышку, то не успеет в срок. Это был чистый и безоговорочный проигрыш.

В тот миг, когда губы Веласкесса почти коснулись каменной кромки, в чашу врезалась черная пуля. Кубок выпал из рук боса, расплескивая кровь и придавив собой отважного Роджера. Голова маленького дракончика выгнулась под неестественным углом, а из пасти, прикрытой банданой, вырвался ужасный, но такой тихий хрип. Меньше чем через удар сердца шестидюймовый храбрец скрылся под загоревшейся кровью древних Фейри.

Велакскесс повернулся к магу, ответственному за крах всех планов и надежд, но не увидел того на месте, лишь с гулким эхом на пол упала гитара. Не успел босс группировки сморгнуть, как согнулся от страшного, удара, пришедшегося ему в живот. Меньше чем через дрожание секундной стрелки, он уже выгнулся мостиком, после того как чье-то колено вбило его нос ему же в череп. Удары сыпались один за другим.

Герберт держал Веласкесса левой рукой за грудки и лупил всем, чем мог дотянуться до тела иностранного подонка. Кожа с костяшек давно уже сползла, обнажая пластины хрящей, а Ланс все бил и бил. Обломки зубов впились в запястье, кровь забрызгала лицо Проныры, а он продолжал лупить подонка. Палочка выпала из рук Веласкесса, а глаза закатились... а может и нет — они уже давно превратились в два фиолетовых каштана.

Проныра остановился только тогда, когда сломал все пальцы на правой кисте и уже просто не мог занести руку, вывихнув плечо. Рука повисла плетью, и парень разжал захват. Мафиози свалился на пол, его лицо больше походило на очищенную свеклу. Вспухшее, окровавленное, с перебитыми зубами и раскрошенным носом.

Герберт перешагнул через тело и подошел к погасшему пламени, оставившему только горку пепла. Волшебник сел на корточки и левой рукой откинул проклятую чашу. Через сколько приключений они прошли с Роджером плечом к плечу. Побег от беснующихся леди, жаждущих заполучить юношу в качестве дополнительно приза к Святочному Балу; они выдержали догонялки с Филчем, мечтающем заточить Ланса в подвалы и пытать до второго пришествия; преодолели такую трудность, как закладывание бомб в спальню МакГи; они даже сделали несколько фотографий в женских душевых Хогвартса; но самое главное — Роджер прошел с Гебом через его турне, поддерживая и веря в друга даже в те моменты, когда он не верил в сам себя. И вот теперь он превратился в груду гари и тлена, только потому, что Проныре захотелось приключений и опасности.

Avada... — Ланс резко обернулся и увидел Веласкесса.

Тот стоял на коленях, двумя руками держа дрожащую палочку, направленную на юношу. На её кончике уже загоралось зеленое пламя, готовое превратиться в смертоносный луч. Вокруг рушилась столица огненных Фейри, погибая в пламени и золоте, обернувшимся всепоглощающей, раскаленной лавой.

Ланс находил несколько ироничным и патетичным то, что он — пусть и недо-Фейри, но все же последний, умрет вместе со своей исторической родиной. У него не было и шанса на спасение. Так что юноша просто принялся ждать. Он не боялся смерти, глупо боятся того, чего не понимаешь. Нет, Проныра никогда не боялся непознанного. Возможно, там даже будет с кем выпить, сыграть в покер, побренчать на инструментах и, что не мало важно — славно помахаться.

Но время шло, а последнее, заветное слово все никак не могло сорваться с губ бандита. Вдруг палочка выпала из его руки, а сам он завалился лицом в пол. Из затылка торчала длинная, окровавленная сосулька. Это было чем-то довольно сюрреалистичным. Посреди огненного хаоса кусочек мерцающего льда.

Изабель опустила палочку, она потратила последние силы на это заклинание.

— Как-то не по фен-шую, да? — пиратский оскал сполз, превращаясь в само-ироничную улыбку. — Я тебя спасать приперся, а в итоге вдвоем помрем.

Да’Силва ничего не ответив, поднялась с колен и, так как же, как и недавно сам Ланс — перешагнула через тело, подойдя к юноше. Леди уселась за Гебом, прислонившись к нему спиной. Так они и сидели спина к спине, пока вокруг рушился некогда прекрасный город. Герберт думал, что навсегда запомнит запах её волос — запах утреннего кофе, вперемешку с каким-то цитрусовым фруктом. Впрочем, в этом не было ничего романтичного, просто сложно забыть то, что «чуешь» в последние минуты своей жизни.

— Золотая могила не самый худший вариант, — произнесла девушка. — У тебя закурить есть?

— Обижаешь, — фыркнул слизеринец.

Левой рукой он вытащил смятую пачку «Pirate’sdream», аккуратно вытянул сигарету, стараясь не разорвать её неловким движением пальцев. Проныра протянул ракового солдатику за спину, чувствуя, как горячие, мягкие пальцы на миг задержались на его собственных — загрубевших и перетруженных, покрытых давно уже закостеневшими мозолями.

— А прикурить?

— Нагла без меры, — хмыкнул парень.

Щелкнула зажигалка, затянулась девушка, а потом и сам Геб, так же отправив в рот сигарету любимой марки. Парень всегда считал, что у уважающего себя мужчины должны быть: любимая марка сигарет, любимая марка виски, любимая марка авто и, конечно же — байк. Все остальное либо приложится, либо не так существенно. Были, конечно, и варианты для непьющих-некурящих, но у таких, обычно, свои заморочки.

Давно уже оплавились все входы и выходы, закрыв пути для отступления и теперь Проныра, вылезавший целым из самых диких передряг, считал секунды, до того момента, как загорающийся кислород начнет жечь легкие. Скорее всего они умрут от удушья еще до того, как их коснется пламя. В таком огне не выжить даже наполовину Ифриту, да и, собственно, как только ушла человеческая магия, в юноше не осталось ни унции от Фейри. Магия двух рас переплелась так сильно, что стала единым, не разделимым целым — уходит одно, пропадает и другое.

— Знаешь что больше всего расстраивает? — грустно вздохнул Ланс.

— Помимо того, что мы скоро поджаримся? — голос Изабель звучал немного саркастично, но все еще очень «живо».

— Ага.

— И что? — красотка выдохнула стройка белого дыма, забавно сверкающего на фоне лавы цвета расплавленного солнца.

— То, что я тебя так и не соблазнил.

В бок Лансу впился острый локоток, а парень беззаботно засмеялся. Девушки — даже перед лицом смерти их не понять.

— Пошл...

Раздался взрыв. Второй раз за день Герберт думал, что вот-вот и по его душу явится старушка смерть, но и в этот раз парень ошибся. Ему в плечо уткнулась чья-то мохнатая морда. Геб поднял глаза и забыл, что нужно дышать. Перед ним стоял небольшой Китайский Дракон Удачи, или как его называют во всем остальном мире — Ленточный Дракон. Всего футов девять-десять в длину, он словно красовался лоснящейся, блестящей черной шерстью и белой чешуей на брюхе. Тело извивалось, а четыре могучие лапы украшали стальные когти. По всему телу шли какие-то сероватые узоры, больше похожие на незнакомые Лансу руны.

— Ты Смерть? — с подозрением спросил парень.

Дракон закатил глаза и боднул своего глуповатого двуного друга белоснежными рогами. Длинными жгутами-усами он попытался вытащить из кармана раскрошенное печенье, чем выдал себя с головой... Ну или с мордой.

— Роджи! — радостно, по-детски воскликнул юноша, обнимая друга за шею. Впрочем, у ленточных драконов довольно сложно определить где заканчивается шея и начинается туловище, но сейчас не об этом.

Проныра оказался не просто шокирован, он пребывал в глубочайшем шоке. Мистер Олливандер, конечно, рассказывал, что волшебство таит в себе множество удивительных чудес и парадоксов, но парень просто не мог представить себе подобное. Еще недавно рядом с ним летала миниатюрная, оживленная и разумная каменная фигурка, а теперь он чувствует, как в груди Роджера бьется настоящее, драконье сердце, а по венам бежит горячая, живая кровь.

— Кровь... — протянул парень. На морде пройдохи-дракона заискрилась горделивая, хвастливая ухмылка. — Ах ты жучара! Знал ведь, что так и будет!

Изабель все это время сидела молча, не понимая, как реагировать на трехметрового дракона. Роджер же в подтверждение слов друга гордо выпятил грудь и выдохнул две струйки дыма из ноздрей.

— Ну герой, — протянул парень. — Ладно, враг всей сдобы этого мира, вытащи нас отсюда пожалуйста.

Родж словно ждал этой просьбы. Он схватил лапами Изабель с Лансом и рванул к своду. Некогда заточенный в миниатюрном теле настоящий пиратский дух (ну а на какой еще почве могли сдружиться волшебник и дракон?) был рад тому, что может наконец разгуляться в волю. Ноша в виде двух двуногих хоть и оказалась тяжела, но это лишь прибавляло азарту. Величайший дракон вселенной, повелитель всех ветров, глава несуществующей стаи «Бей Мангустов», вождь Черное Перо и просто миляга-дракон Роджер Сильвер-Флинт набрал немыслимую скорость, а перед самым столкновение выдохнул из пасти столб красного пламени. Плавя скалу, дракон мчался на свободу.

Герберт смеялся, глядя на то каким азартом светятся черные глаза его друга. Роджи явно наслаждался ситуацией, о чем говорила его улыбающаяся морда. Изабель в этот самый миг поняла, что она связалась с самым безумным человеком, которого когда-либо знала. Но, черт возьми, ей это нравилось. Он не был из числа тех скучных, пресных ухажеров, считающих что романтика и слюни это венец человеческих отношений.

Вырвавшись из огненной ловушки, Роджер исполнил свою мечту, свободно летая между облаков. Он зажмурился, высунув язык, будто являлся каким-нибудь псом на выезде. Так он пролетел несколько минут, а потом начал снижаться, для его негабаритного тела двуногие оказались слишком тяжелы. Но, как это часто бывает, с посадкой вышел казус. У самой земли прозвучал громкий хлопок и Роджи вновь стал шестидюймовым.

Проныра, успев кое-как схватив девушку, принял весь удар на себя, больно ударившись спиной о землю и проехавшись так несколько метров. На груди лежала красотка-латинос, а на шляпу спикировал усталый Роджи. У него вышел «заряд» и он вернулся в прежнее состоянии, но теперь дракон знал, что вскоре снова сможет стать «большим», а самое главное — он остался живым. Он дышал, чувствовал, ощущал тепло и слышал биение своего крохотного сердца. Еще никогда бывший каменный пройдоха не чувствовал себя счастливее, чем в этот самый момент.

Герберт, сжимавший коленями Малышку, тоже ощущал приступ всепоглощающего счастья, но еще у него все болело, так что парень уныло кряхтел.

— Я ничего не имею против девушки сверху, — просипел Ланс. — Но нам пора делать ноги.

Три пары глаз уставились на гору, превратившуюся в огромный вулкан. Земля начала дрожать и раскалываться, стало понятно — вскоре вся долина превратиться в один большой кратер.

— Драпаем, — взвизгнула Изабель и, вскочив на ноги, побежала в сторону леса.

— Обожаю, когда ты так говоришь! — кричал хромающий парень, спеша за своей подругой по несчастью.

Роджер, держась за полу шляпы, развевался словно лента на ветру. Он без страха смотрел в будущее, в котором, по сравнению с сегодняшними злоключениями, просто не могло быть ничего плохого.

Пять часов спустя

Такси остановилось на окраине Леблона. Из кэба вышла не то чтобы очень красивая, но слишком сексуальная для своих лет леди. Впрочем, выглядела она куда как старше, чем ей было по паспорту. Вслед за ней кряхтя и бурча на тему джентельменских порывов буквально выкатился известный (среди магов) музыкант. Его правая рука была покрыта гипсом от кончиков пальцев и до самого плеча. Примерно так же оказалась «замурована» и левая нога.

— Давай помогу, — засмеялась Изабель, доставая из салона трость (от костылей Герберт наотрез отказался, называя себя дееспособным рокером, а не инвалидом) и одновременно с этим протягивая водили несколько купюр.

Такси, мигнув шашечками, уехало к следующему клиенту, а Герберт чувствовал себя каким-то профессором. Шляпа есть, трость есть, молоденькая красотка — тоже в наличие, не хватало только очков и усов.

— Неплохой домик, — хмыкнул Геб, окидывая оценивающим, воровским взглядом элитный небоскреб.

— У отца была неплохая зарплата, — пожала плечами Изабель.

Геба такими штучками не провести. Хорошая зарплата у гос.служащего это какой-то не очень смешной анекдот. Наверняка археолог приторговывал на стороне. Но, как говорится, хочешь вкусно кушать — учи уголовный кодекс, дабы тебя было не так просто посадить.

— Знаешь, там вообще-то охрана сидит на входе, — немного лукаво произнесла да'Силва. — Тебе не надо меня провожать.

— Я не расист, но они маглы. А у Веласкесса наверняка остались люди, знавшие о твоем существовании.

— Нет, — резко отрезала Изабель. — Всех, кому доверял, он взял с собой.

— И все же я настаиваю, — стоял на своем англичанин, воспитанный на лучших образчиках джентельменских приключений.

Девушка закатала глаза, но все же позволила подбитому «бойцу» утешить свое самолюбие подобным провожанием. Правда, учитывая тот нелепый факт, что Изабель приходилось то и дело незаметно поддерживать Проныру, то это еще узнать надо — кто кого провожает.

Пара волшебников вошла в холл, где Изабель показала чудом уцелевший пропуск, двум бугаям в форме, сидевших за стойкой у самого входа. Эдакие консьержи, но только вооружённые шокерами и дубинками. Геб уважительно кивнул — в такой комплекс с кондачка не влезешь, да и форточку без альпинистского снаряжения не отыщешь.

Ребята поднялись на лифте на седьмой этаж, где и находилась квартира Изабель, под номером «17f». Щелкнула магнитная карта, открывшая замок и девушка развернулась на пороге. Она успела заметить только мелькнувшие голубые глаза, как её губы накрыли чужие.

Герберт думал, что вот-вот получит болезненный тычок, но девушка потащила его внутрь апартаментов, не разрывая при этом поцелуя. За их спинами хлопнула закрывавшаяся дверь.

Три дня спустя

За окном сверкали звезды. Здесь на юге они были совсем не такими, как в туманном, и вечно засмоленном Лондоне. Там они сверкали далекими, тусклыми огоньками, которые не сразу-то и найдешь. А здесь все было по-другому. Такие яркие, такие близкие, они давали света ничуть не меньше, чем огромная, полная Луна.

Герберт защелкнул пряжку на поясе, взял в руки кроссовки, надел шляпу и посмотрел на девушку, лежащую на кровати. Все эти три дня они ни разу не поднялись с постели, леветируя себе еду и напитки. Засыпали то днем, то ближе к вечеру, порой шли в душ, но и там им было чем заняться, помимо неги под теплой водой, да и не особо в гипсе помоешься.

Ланс чувствовал всем своим «я» что уже никогда не встретит девушку, подобную Изабель, но порой приходиться делать не то что хочешь, а то что нужно. Именно поэтому Проныра оставил на столе листок с нарисованным смайликом и осторожно вышел из квартиры, бесшумно закрыв за собой дверь.

У самого лифта он чуть было не обернулся, но, натянув шляпу на глаза, смело шагнул в железную коробку. Захлопнулись двери и Герберт оставил позади прекрасную девушку, носившую самое красивое из имен.

Утро того же дня

Ланс приставил к стойку трость и протянул девушке, стоявшей за терминалом, паспорт. Он не смог сдержаться и с улыбочкой отчеканил:

— Мульти-паспорт.

Видимо шутка была с душком, потому как леди никак на неё не отреагировала, ответив с жутким акцентом:

— У вас нет бро́ни.

— Знаю, — кивнул Геб. — Мне бы на ближайший до Лондона.

Леди лет двадцати пяти что-то пробила в компьютере, првоерила паспорт, всмотрелась в лицо юноши, а потом вынесла вердикт:

— Ближайший рейс отходит через десять минут. Осталось только одно место.

— Идеально, — обрадовался Геб.

— Две с половиной тысячи реалов.

Проныра поперхнулся и прищурился — слишком дешево. Всего около шестисот фунтов за перелет через океан.

— Эконом класс, — пояснила леди.

Не то чтобы Герберт успел избаловаться, но он уже как-то привык летать первым классом. Но, как говорят опытные «летуны», эконом отличается от бизнеса лишь одним — последних лучше кормят, а прилетают они всего на полсекунды раньше.

Герберт выложил нужную сумму, продемонстрировал что не имеет багажа, получил свой билет и пошел к арке контролеров. Он глянул на бокс с волшебниками, которых никто не замечал. Конечно через них вышло бы намного дешевле, но воспользуйся Ланс подобной услугой, и через час все газеты трубили бы о том, что Герберт Ланс что-то делал в Бразилии, а в частности — в Рио. Нет, не стоило давать папарацци лишний повод для сплетен.

Геб прошел через арку, улыбнулся леди в форме, пока парень проверял его метало детектором, и направился к выходу, где уже стоял автобус, собиравший людей, спешивший на нужный Лансу рейс.

Волшебник запрыгнул на подножку в самый последний момент, умудрившись втащить футляр с Малышкой до того, как его бы зажевали стальные двери. Держась за поручень, Ланс почти засыпал. Наверняка опять продрыхнет весь перелет, да и храп Роджа, доносящийся из нагрудного кармана рубашки не очень помогал делу, лишь усугубляя положение.

Минут через пять автобус затормозил, скрипнули двери и люди стали выходить наружу, спеша подняться по трапу в салон боинга. Вместе с ним сонно плелся и Ланс. Он, пригнувшись, зашел внутрь, позволял стюардессе проводить себя до сидения, и, плюхнувшись в него, в заранее пристегнулся. Сон наступал с неумолимостью армии македонян, победно шевствующей по пока еще греческим землям. Вскоре Проныра сдался под натиском Морфея и сдал свои позиции, отправляя в страну бесплатных хот-догов и бесплатного кино.

Самолет набирал высоту, оставляя землю солнечной Бразилии за бортом. По магическом новостям шел репортаж о том, что дочь известного археолога отправила в НИИ воспоминания, которые ясно дают понять, что Эльдорадо действительно существовал, вот только разрушен при неизвестных обстоятельствам.

Канала маглов крутили репортажи о сейсмической активности в джунглях, что-то о сдвиге плит, а самые смелые заявляли о конце света из-за того, что континенты начали предсказанный индейцами дрейф. С ними спорили другие, утверждавшие что конец, по словам все тех же индейцев, конец света назначен на начала следующего тысячелетия, и по этмоу поводу даже снимут классный фильм. Иные же и вовсе поминали какую-то бразильскую слепую бабку и её железных птиц и двух близнецов. В общем, все шло своим чередом.

Рио, Леблон, дом №31, квартира «17f»

Изабель проснулась, сладко потягиваясь и неслышно сопя. Она пошарила рукой с правой стороны, но обнаружила там лишь смятую, холодную простыню. Девушка открыла глаза и увидела листок бумаги, лежавший на столе неподалеку от постели. Ни Геба, ни его шляпы, ни гитары видно не было. Леди не требовалось время, чтобы понять, что к чему.

— Герберт Ланс, — прошипела она, сжимая в руках палочку. — Ты чертов труп.

В тот же самый миг на высоте в десять тысяч метров, где-то над Атлантикой, в самолете компании «Бразилиан Аэирлаинс» вздрогнул красивый парень. Он, сквозь сон пробурчав нечто нечленораздельное, схватился за странную палку и сильнее обнял футляр с гитарой. Юноше явно снился кошмар.

Восемнадцать часов спустя

Не успел Герберт покинуть стеклянные просторы Хитроу, как его буквально атаковала стая сов. Прохожие смотрели на это как на нечто само собой разумеющееся. А если честно, то они видели лишь ошалевшего парня, непонятно от чего отмахивающегося. В конце концов парню удалось унять птичью почту, и сова чинно сбросили письма на землю, требуя законную плату. Слава Мерлину, у юноши было достаточно кнатов, чтобы оплатить услуги.

Когдасовы отправились по своим совиным делам, Ланс стал внимательно рассматривать почту. Ничего сверхъестественного. В основном писали друзья. И писали они нечто в духе — где ты, редиска, зашкерился?; куда пропал, жучара, мы обыскались; не нервируй нас, лодочник, найдем и напоим; ну ты попал — загулять вечеруху, это уметь надо. И все в таком духе. Подобных писем было штук тридцать — не меньше, но Геб даже не собирался он отвечать. Он подозревал, что его попадание в Рио как-то связано с приколами пьяных Крама и Миллера. Сперва волновался Ланс, а теперь пусть волнуются те, кто устроил подобный выкрутас.

— А это уже интересно, — сказал Ланс, разворачивая последнее послание.

«Мистер Герберт Ланс!

Спешу Вас уведомить, что Вам необходимо явиться в отдел Анимагических Исследований, где должны зарегистрировать свою форму. Сделать это необходимо до 2го сентября. В случае несоблюдения закона, по достижению шестнадцати лет Вам выпишут штраф. При неуплате оного, мы возбудим против Вас уголовное дело, по статье №159 «Уклонение от регистрации дополнительных магических способностей».

С уважением, Мелинда Ребвэк,

глава отдела Анимагических Исследований.

P.S. к письму приложена инструкция — «Как попасть в Министерство магии» ».

Дочитав, Ланс поперхнулся, но и впрямь в конверте нашлась подробная карта со всеми указателями и советами. Интересно, а тот-кого-все-стремаются-называть знает о существовании подобной методички «юного Темного Лорда»? А то ведь все как на ладони.

Поправив шляпу, Ланс решил не откладывать регистрацию в долгий ящик и направил свои стопы к метро. Уже через час он стоял в Грингонтсе, сверля глазами гоблина. Гоблин отвечал тем же, сверля своими глазками-бусинками нелюбимого клиента. Герберт потребовал у гоблина недвижимое имущество, сотню галеонов и две тысячи фунтов. Гоблин, недовольный тем что у него что-то требует, хотел было послать наглого волшебника куда подальше, но наткнулся на строгий прищур главного менеджера. Пришлось обслужить это оскорбление всей нации гоблинов.

Ланс, переодевшись в гангстерский костюм, с наслаждением провел рукой по ручкам своего честно украденного, пардон — «заабордажированого» байка. Все таки в св.Мунго за сотню золотых могут сотворить настоящее чудо. Еще несколько часов назад Герберт расхаживал с тростью и в гипсе, а сейчас он готов пробежать стометровку и перепрыгнуть яму со змеями, читай — одногрупницами со слизерина.

Выехав из Косого-переулка, Ланс помчался по улицам Лондона. Он был рад вернуться обратно. Пусть в Вгусте столица уже начала потягиваться туманами, с моря дул прохладный ветер, и все ближе приближалась осень, обещавшая скорую зиму, но все же Проныра был рад. Эти старые дома, немного чопорные, как истинные лорды; эти зачастую хмурые лица куда-то спешащих людей; это унылое, гранитное небо; все это было знакомо юноше, гордо восседающем на чоппере. Знакомо и близко.

Нет, Ланс не чувствовал себя здесь «дома», но ощущал некую близость к этому древнему, обвеянному легендами и мифами городу. Мистичный, такой непостоянный и в то же время — вечный, он не мог оставить равнодушным никого, кто хоть раз бродил по его улочкам. Лондон можно любить, можно ненавидеть, но никогда ты не будешь равнодушно взирать на степенную, ленивую Темзу и без всяких эмоций наблюдать за движением стрелок знаменитого Биг-Бена. В этом плане столица Англии была особенным, неповторимым местом.

Остановившись в указанном на карте месте, Герберт почесал затылок. Все складывалось слишком фантастично, чтобы оказаться правдой. Юноша поставил байк на стоянку, закрепив колесо стопором, и коснувшись палочкой бака — захочешь, не угонишь.

Расстегнув нижнюю пуговицу пиджака (Флитвик все же умудрился привить босоте правило хорошего тона) и поправив шляпу, Геб закинул Малышку за спину и подошел к красной, полицейской будке. Он осторожно, опасливо зашел внутрь. Немного постояв, Проныра набрал нужную комбинацию и в ту же секунду обнаружил себя стоящим в огромном атриуме. Вокруг сновали волшебники, красовались статуи, воспевающее всеобщее равенство и братство, летали какие-то газеты, бесновались совы, из огромных каминов выходили все новые и новые посетители.

— Мать моя женщина, — выдохнул парень, замечая, что будка оказалась намного больше внутри, чем снаружи. — Тардис, детка, ты ли это?

Герберт подошел к стойке ресепшена и протянул свое письмо. Увы, сегодня посетителей обслуживала молоденькая девушка. Она уставилась на рокера во все глаза, бесшумно открывая и закрывая рот.

— Вы...

— Доктор, — загадочно произнес Герберт.

— Доктор? — переспросила ошарашенная ведьма.

— Именно.

— Доктор... кто?

— Хороший вопрос, малышка, — подмигнул парень, забирая свой значок.

Он быстренько юркнул в лифт, где столпилось немало народу.

— Вы слышали, — говорили они. — Сегодня судят Гарри Поттера.

Второй раз за день Ланс решил. Что мир окончательно сошел, ну или он попал в иное временное искажение, где что-то пошло не так. Поттер на скамье подсудимых, это так же невероятно как... Поттер на скамье подсудимых. Если вселенная могла сгенерировать даже такое событие, то возможно, только возможно, что прямо сейчас Проныра случайно выйдет в открытый космос, дабы спасти какую-нибудь цивилизацию, но... нет.

Распахнулись скрипучие, несмазанные двери, и парень вывалился в обычном офисном помещении, коих не счесть в любом городе и стране. Ориентируясь по все той же карте, Герберт довольно быстро отыскал нужный ему кабинет.

Манерно постучавшись и дождавшись заветного:

— Зайдите, — Ланс, собственно, и зашел.

В просторном, светлом кабинете (интересно, если Министрество находится под землей, то почему за окнами прекрасный вид на Темзу? Волшебство — «весчь») сидело несколько человек, уныло перебирающих документы и какие-то документы.

— Вы по какому вопросу? — спросила ведьма преклонных лет.

— А, да, — Ланс отлип от созерцания волшебного окна и протянул письмо. — Вот, — сказал он.

Ведьма, приподняв очки половинки, пробежалась по тексту, взглянула на значок, на котором красовалась непонятная надпись про какого-то доктора. Впрочем, если верить сегодняшнему выпуску Салем-Таймс, то не приходилось сомневаться, что отдел Анимагических Исследований действительно посетил Герберт Ланс.

— Присаживайтесь, — ведьма взмахом палочки создала стул, на который Проныра поспешил опустить свою «приключенчистую» пятую точку.

Мисис Ребвэк, а это явно была именно она, пролистала нужные бумаги и с улыбкой вытащила нужный ей бланк.

— Форма?

— Кот.

— Количество лап?

— Четыре.

— Хвост есть?

— Вчера был.

— Особые приметы?

— Не люблю Вискас. У меня от него уши чешутся.

— Не-лю-бит-вис-кас... так и запишем. Нюх?

— Стопроцентный.

— Слух?

— Не жалуюсь.

— А на что жалуетесь?

— Иногда мерзнут лапы.

— Мер-знут-ла-пы, так-с. Половые отношения были?

— С кошками?

— Нет, с людьми.

— С людьми, вернее — девушками, были.

— Молодой человек, это я с сарказмом. Конечно с кошками!

— Упаси бог! Это же грехопадение!

— Так и запишем — д-е-в-с-т-в-е-н-н-и-к...

— Наглая ложь и клевета!

— Хвост?

— Что — хвост?

— Есть?

— Нет, блин, пес отгрыз.

— О-т-г-р...

— Это я сарказмом! Хвост есть!

— А что сразу не говорим?

— А зачем клевещем?

— Будьте серьезны, юноша.

— Да я серьезен как никогда!

— Вот и хорошо. Шерсть?

— Есть!

— Я не об этом! Цвет какой?

— Черный.

— Пигментные пятна?

— Белый воротничок и подушечки на лапах.

— Так и запишу, порода — д-в-о-р-о-в-ы-й.

— Ну вот — теперь оскорбляете.

— Констатирую факт. Давно умете обращаться?

— Год, может полтора.

— П-о-л-т-о-р-а. Почему не обратились в отдел сразу?

— Так добираться далеко.

— Молодежь... В кота перекиньтесь и можете быть свободны.

На стуле, вместо юноши, сидел наглый котяра, нервно дергающий хвостом. Ведьма что-то зафиксировала в бланках и выдала коту маленькую пластиковую карточку.

— Вот ваш паспорт Анимага. Советую каждые полгода-год посещать ветеринара в св.Мунго.

— Мяууур (Еще бы кошку мне посоветовала найти. Мымра!) — ответил кот.

Соскочив со стула, он, держа в пасти паспорт, вальяжно направился к двери. Открыв, юркнул в коридор и был таков.

Площадь Гриммо, дом №12

На стол перед Нимфадорой Тонкс, предпочитавшей чтобы её называли исключительно по фамилии, спикировала сова, державшая в когтях глянцевый сверток. Заплатив один сикль, девушка мигом развернула журнал, не сразу поверив своим глазам.

На обложке красовался Герберт Ланс. Полуобнаженный, он сжимал микрофон, что-то крича в него с такой силой, что вздувались вены на накаченной шее. Внизу бегущей строкой читалось:

«Самый сексуальный волшебник поколения».

Девушка мигом развернула первую полосу и вчиталась:

«Как вы знаете, сразу после присуждения «Самая сексуальная ведьма поколения», мы присуждаем такую же премию для наших мужчин. В этом году произошло неожиданное событие — редакцию завалили письмами с просьбами включить в голосование восходящую, вернее — взошедшую рок-звезду Герберта Ланса. В итоге, наша темная лошадка победила в голосовании с отрывом в 4% от ближайшего соперника.

Мы поздравляем Герберта и желаем ему творческих успехов. Ниже представлена его краткая биография, а на стр.17-18 вы найдете вложенный постер.»

Тонкс не могла сдержать улыбку. Всего пять лет назад она встретила лохматого мальчишку в бандане и с бандитским ежиком на голове, а теперь может похвастаться знакомством со звездой. Девушка мигом открыла постер, надеясь, что ей удастся заполучить автограф от старого приятеля.

— Эй! — воскликнул Рон. — Да это же Ланс!

— Да, — кивнула Тонкс.

— Слушай, точно, — подала голос Гермиона.

Аворор-стажер все же отвлеклась от постера и посмотрела на ребят. Те стояли у окна и смотрели на улицу. Тонкс, что-то подозревая, поднялась с места и подошла поближе. Там, на улице, на байке сидел самый сексуальный волшебник поколения . Одетый в гангстерский костюм, в черной шляпе и с гитарой на плече, он приветственно махал рукой и улыбался. В этот самый момент Тонкс поняла, что со скукой в штаб-квартире Ордена Феникса покончено раз и на всегда.

(п.а. до конца осталось — 5 глав.

На правах само-рекламы: — http://samlib.ru/k/kirill_sergeewich/ash1.shtml можно зайти, почитать, морально поддержать автора. Так же добавил пикчу с Роджером.

Всем печенья и лучей добра.)


Глава 51 | Фанфик Не имея звезды | Глава 53