home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

И ад следовал за мной…

Бемби

Объект покинул  машину, офицер, наблюдавший за событиями на мосту,  напрямую докладывал обстановку  Коррелу.

Что с напарницей?

Осталась внутри. Поговорила по телефону и легла на заднее сиденье. Визуальный контакт потерян. Штурмовые команды подошли на расстояние тридцати метров и продолжают медленное сближение.  Объект не проявляет  признаков активности.

Поведение Чужого, зажатого со всех сторон, выглядело странным. Одно из двух: или он  смирился с неизбежным, или полностью уверен в своих силах. Хотя о какой уверенности может идти речь, когда превосходящие силы сжимают кольцо окружения, а единственный выход – прыжок в реку, не более чем кратковременная отсрочка.

Подходит к ограждению моста.  Видимо собирается прыгать.

Где вертолеты?

Два в зоне прямой видимости. Будут на месте в ближайшие тридцать секунд. Третий на подходе.

Женщина?

Остается в машине. Спецназ сократил расстояние до двадцати метров.  Объект попрежнему не выказывает признаков беспокойства…

Если бы вместо военных операцию контролировал  Зет, все могло сложиться иначе. В создавшемся положении спокойствие Чужого означало только одно он уверен, что вырвется. Покончит с собой или спрыгнет. И в том и другом случае его не вернуть.    

Гражданские склонны излишне драматизировать ситуацию. В отличии от аналитика, Коррел не сомневался в успехе.  Беглец не уйдет, даже если прыгнет с двадцатиметровой высоты. Ни один пловец в мире (даже снаряженный аквалангист) не «спрячется» от вертолета, оснащенного специальным оборудованием.

Была  и еще одна причина, уверенности. В свете последних событий генерал разуверился в версии Зета, решившего, что посланник иного мира киборг или искусственное существо в  имитированном человеческом облике.

Двадцать минут назад поступил рапорт выжившего бойца из группы спецназа. Из него следовало, что Чужой без какихлибо видимых причин спас жизнь своему преследователю, когда тот пытался вынести с поля боя раненного товарища. Никакой искусственный разум не способен на столь откровенное проявление человеческих чувств. Это исключено. А в том, что даже заклятый враг иногда способен проявить великодушие, генерал  убедился на собственном опыте…

Фертская кампания пятьдесят девятого. Дерьмовая бойня за кусок джунглей в забытой Богом стране. Ковровые бомбардировки. Горящий напалм. Ад, воплотившийся в жизнь на плацдарме «Трех пальм». Тогда их не просто сбросили в кишащую зубастыми тварями реку, а стремительными ударами с флангов чуть было не зажали в котле. Группировку спасло поспешное отступление, больше похожее на паническое бегство, во время которого царила полная неразбериха. Взвод (тогда еще лейтенанта) Коррела, прикрывая отходящие части, выиграл два с лишним часа. В конечном итоге из двадцати семи человек осталось трое. 

На войне исповедующей «Тактику выжженной земли», ни о какой сдаче в плен речь не идет. Они   отстреливались сколько могли. Последнее что запомнил молодой лейтенант – ослепительно яркую вспышку взрыва, после чего наступила непроглядная тьма.

Ближе к ночи, раненного  обнаружил солдат похоронной команды. Постоял над распластанным телом врага несколько секунд  глядя в глаза. А затем,  вместо того чтобы добить или позвать на помощь, ушел.

Один человек подарил жизнь другому.

Только и всего…

Нет определенно Чужой не машина. Чтобы не говорил и не думал по этому поводу тупоголовый гражданский, способный лишь…

Он всетаки прыгнул, сообщил офицер наблюдения.

Где вертолеты? – воспоминания о былых сражениях, уступили место реалиям текущего момента.

На исходной позиции.

Все шло к тому, что Чужой попытается использовать призрачный шанс.

А напарница?

В наших руках.

Отлично, до сих пор операция развивалась точно по плану.

Что с ней?

Группа захвата сообщает она не реагирует на происходящее. Похоже на транс.

Когда все идет слишком хорошо нужно ждать беды. Необъяснимая на первый взгляд легкость, с которой Чужой расстался со спутницей, наконец  прояснилась.

Транс?

Глаза открыты. Дышит. Реакции на внешние раздражители нет. 

Ясно, с пленницей можно разобраться потом. Везите ее на базу. 

Есть сэр.

Кто  старший группы?

Капитан Талски.

Передай ему отвечает головой.

Так точно сэр.

Наш пловец, вынырнул? в голосе командующего слышалось явное нетерпение.

Нет.

Как долго находится под водой?

Около двух минут.

Сейчас должен появиться, или…

Продолжать мысль не хотелось. Вместо этого генерал приказал. Прямой контакт с экипажами вертолетов.

На экране, занимающем одну из  стен  командного пункта появилось видеоизображение разбитое на две части.

Двадцать четвертый борт, что у вас?

Ничего.

Шестнадцатый?

Пусто. 

А на приборах? – с огромным трудом Коррелу удалось сдержаться. Чем они вообще там занимаются? Развлекаются с бабами? Какого черта приборы молчат? Неужели он ошибался…

Ничего, почти синхронно отозвались пилоты.

Совсем?

Да.

Чужой находился под водой  больше трех минут, Детекторы молчат, хотя он  не мог утонуть. А даже если и так – труп  должны были засечь. Следовательно, предположения аналитика оказались не так уж далеки от истины. Пришелец – монстр или киборг. Не исключено, что то и другое.

Оставшиеся вертолеты  к реке, приказал генерал. Все подразделения на побережье. Выставить у реки оцепление на протяжении десяти километров вверх и пятнадцати вниз по течению. Ни одно судно не должно находиться в районе. Патрульные катера продолжают поиски. О любых происшествиях  немедленно докладывать.

Есть.

Несмотря на комплекс предпринятых мер,  преследуемый вырвался из западни. Провел охотников как несмышленых детей. Наверняка и спутницу бросил  не просто так…

Коррел, что у Вас? – совершенно некстати  на связь вышел Зет.

Захватили напарницу. Отправили ее в центр. Чужой спрыгнул с моста. Больше пяти минут не появляется на поверхности. Вертолеты контролируют реку и побережье.

После непродолжительной паузы аналитик разорвал связь,  ничего не сказав.

К чему слова, когда все ясно без них? Военные провалили отличный во всех отношениях план. Чтолибо изменить уже невозможно, остается одно: продолжать работать. Эмоции, как и «разбор полетов», включая поиск виновных, лучше оставить на потом.

При условии, что «Потом» наступит. В свете последних событий никакого будущего может не быть.

Ни хорошего, ни плохого. 

Фабел, аналитик переключился на резервный канал. Вторая группа на месте?

Да.

Получила фоторобот подозреваемого?

Да.

Отправляйте ее в район моста. Квадрат А6.

Есть…

И полковник... Зет сделал паузу. – Потеря Ваших людей невосполнимая потеря для всех нас.

Он мог бы добавить: – «Целая армия тупоголовых кретинов не стоит одного члена вашей команды».                Не стал. Взрослые люди все понимают без слов.

Спасибо.

Держите меня в курсе.

Есть.

Простые вопросы.  Скупые ответы. Впервые за последние пять лет полковник потерял сразу двоих. Но, как и Зет, старался держать себя в руках. Когда на карту поставлена судьба целого мира, дело превыше всего.

Коротко попрощавшись,  Фабел вызвал на связь  вторую группу.

Цель операции, его голос звучал ровно. Квадрат А6. Семь минут назад объект спрыгнул с моста. Брать только живым.  И… несмотря на усилия, его голос все же дрогнул. Будьте предельно внимательны, Группа Чистого  провалила задание...

Что?! – поперхнулась от удивления Гончая. Время и Чи…

Приказ ясен?

Так точно.

Выполняйте.

Есть.

«Проваленное задание» означало, что группа мертва.  Других вариантов нет. При удачном стечении обстоятельств можно убить бойцаконтактника. А вот как ликвидировать прикрывающего его снайпера, к тому же обладающего даром предвидения?  Это не укладывалось в голове…

Лишь до тех пор, пока  группа не вышла на «Цель». После чего все вопросы отпали сами собой.


Глава 23 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 25