home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

Людям свойственно ошибаться.

Милая

Последнюю для себя раздачу я начал с  туза Вампиру, перевоплотившемуся в Смерть, короля Пауку и тройки себе. Скорее всего, следующая карта станет решающей. Предчувствие подсказывало, что это будет десятка.

Пытаясь оттянуть неизбежный финал я  не стал переворачивать карту, как и в случае с бешенной сукой,  оставив ее лежать на столе рубашкой вверх.

История повторяется дважды. Один раз в качестве трагедии, второй как жалкий фарс.

Если раньше Паук пытался выглядеть «своим в доску парнем», то после смерти напарницы резко изменил поведение.

Как правило, историю пишут победители, я не пытался оспорить его утверждение, всего лишь оттягивал неизбежный финал.  

Бесспорно, и мы оба знаем, что сегодня не твой день.

Ваша знакомая думала также.

Раздавай, Темного интересовал конечный результат, а не детский лепет отчаявшегося неудачника.

Несмотря на то, что номинала карты не было видно, я точно знал, что   ЭТО ГРЕБАННАЯ ДЕСЯТКА.  Вкупе с тузом означавшая «Блэк Джек» и конец игры. Ставка игрока оказалась слишком велика, чтобы крупье мог расплатиться.

Видя мою нерешительность, Паук откинулся на спинку кресла, презрительно бросив: Обоссался от страха?

Пока нет.

Тогда покажи карту, и покончим с этим.

Из пустой глазницы Вампира  вывалился клубок белесых червей. Он не глядя смахнул его со стола.

«Крысы бегут с корабля», отстраненно подумал я.

Ты бу…, начал было Темный.

Закончить фразу помешал неожиданный телефонный звонок.

Черный, старинный аппарат тридцатых годов двадцатого века трансформировался из пустоты в непосредственной близости от полуразложившегося трупа.

Что это? – удивленный Вампир повернулся к напарнику. 

Телефон продолжал методично звонить.

Впервые за время нашего знакомства Паук выглядел растерянным.

Этого...  не может быть, пробормотал он. Я ведь точно знаю...

Невежливо заставлять ждать, кого бы то ни было,  злорадно усмехнулся я. Вдруг чтонибудь срочное? Не исключено, что мертвая сука названивает из ада. Спешит поделиться впечатлениями или на худой конец, пригласить в гости.

Из пустой глазницы Темного вывалился очередной клубок белесых червей.

Расскажешь ей о победе? – я обратился  к Вампиру, подняв карту на уровень глаз, удерживая так,  что сидящие напротив игроки попрежнему не видели номинала.

Предчувствие не подвело десятка.

Или, как выразился наш общий знакомый, усмехаясь, кивнул в сторону Паука, написал в штаны?

По большому счету судорожный оскал не слишкомто отличался от улыбки черепа, сидящего напротив. Правда в отличии от моего напускного веселья  Вампир был спокоен.

Кто бы это ни был, я сообщу, что мы потеряли крупье.

Не ... – Паук сделал попытку остановить напарника. Делай

Поздно…

После того как решение принято, никто в целом мире не в силах остановить порождение тьмы. Темный  снял трубку, поднеся ее к уху.

Дорри малышка. Ты моя навсегда. Я так любил тебя. Только тебя и никого больше...

Старая пластинка.  Допотопный граммофон.

Легкий едва заметный шелест иглы.

Дорри малышка…

Вечерний безлюдный пляж.

Влюбленная босоногая пара на фоне заката кружится в причудливом танце.

Ты моя навсегда

Мягкий шепот прибоя.

Развевающийся желтый платок на шее юной девушки с копной рыжих волос.

Я так любил тебя…

Я знаю.

Только тебя и никого больше.

Я знаю. Знаю… Знаю…Знаю… Знаююююююююююююююююю…

Плавная мелодия сменяется заикающимся повтором. Не в силах перескочить на соседнюю дорожку игла начинает вгрызаться в пластинку. Сначала медленно, затем все быстрее. Она входит в раж, с остервенением пытаясь выжать из бесполезного куска пластика чтонибудь кроме визгливого «Знаюююююююю».  Не замечая, как окружающий мир начинает сворачивается в спираль, хлопьями сладкой ваты закручиваясь вокруг обезумевшего от ярости тонарма.

Плавиться раскаленный песок. Море сливается с небом. Грациозная пара превращается в гипертрофированных уродов.

АААААААААААААА – в предсмертном хрипе захлебывается труба развалившегося граммофона.

Кажется, в вихре ревущего хаоса не осталось ничего материального.  Однако это не так.

Желтый платок, сохранивший воспоминание о теплых плечах счастливой красавицы танцующей на вечернем пляже прощальный вздох обреченного мира.

Дорри малышка… 

На последних аккордах затухающей песни слышится нарастающий гул. Он становится громче, перерастая в отвратительный визг, обрывающийся на самой высокой ноте.

Бросай трубку! – отчаянный крик Паука запоздал.

Из темных провалов глазниц Вампира вырывается ослепительный  сноп света.

Бросаааааааааа…

Ревущий ураган адского пламени, растворяет желтый платок в недрах бушующей бездны.

Слышииииии…. Броооооо…

Точка невозвращения пройдена.

Эта песнь для тебя лишь одной.

УЖЕ, отвечает человек,  победивший страх.

НЕ МОГУ…

После чего его голова взрывается изнутри, разметав осколки черепа в разные  стороны.

 ************

Темный коротко сообщил напарнику об успехе операции. Непонятно изза чего было столько волнений и беготни. Грязное тело, опутанное сетью, представляло жалкое зрелище.  Как вообще этот клоун, сучащий ногами смог расправится с Гончей, находясь в плену иллюзии. Особенно   учитывая…

Невеселые размышления прервала звонкая трель сотового.

Что это? – удивился Паук.

Звонит телефон.

Слышу. Ведь это не твой рингтон?

И не мой сотовый.

Что собираешься делать?

Ничего.

Телефон продолжал заливаться веселой мелодией.

Диньдиньдон. Диндиньдон.

Наш приятель пил бурбон.

Так напился что лежит.

Ничего не говорит…

Хотя, может ответить?

Зачем? Вдруг это напарник!

И что с того?

Паук ощутил не поддающееся объяснению беспокойство.

Не трогай!

Боишься, укусит? – усмехнулся охотник, снимая с пояса наручники, чтобы сковать жертву.

Нет, он поймет, что возникла проблема.

Эта тварь убила Гончую, напомнил Темный.

А при чем здесь она?

Хочу передать мудаку на том конце провода, что ему конец.

Ты…  Собираешься испугать его до смерти?

Как ты догадался?

Зная тебя это было не трудно. Думаешь, получится?

Ни разу не пробовал по телефону.  А почему бы и нет?

Вдруг ошибка. Ктото просто набрал не тот номер?

Пауку не нравилась возникшая ситуация.  

Шутишь?

Даже не думаю.

«Диньдиньдон. Диньдиньдон»

Не унимался  телефон.

Пятнадцать звонков не бывают ошибкой. Оставайся на месте. Я отключаю канал, чтобы тебя не «накрыло».

Подожди! Слышишь?! Темный – не надо!!!

Поздно…

Объект приказано взять живым. Они выполнили задание. Во время инструктажа Фабел  не упомянул о подельниках. Не счел важным или забыл. Теперь это уже не имеет значения.  Важно лишь то, что у Темного развязаны руки. Нельзя оставлять безнаказанной смерть Гончей.  Ктото должен ответить. И этим «кемто» будет  назойливый абонент. Впечатлительный Паук излишне драматизирует ситуацию. Нет ничего страшного в том, чтобы ответить на вызов…

В этом  и правда, не было бы ничего страшного, будь это обычный телефон. Жаль, что трубка была необычной.  И, несмотря на вполне мирное имя – Милая, исповедовала концепцию тотального уничтожения.

Темный вытащил из кармана брюк жертвы продолжавший трезвонить сотовый, и, нажав кнопку вызова,  поднес трубку к уху. Прежде чем уничтожить противника он хотел услышать голос.

В отличии от глупого человека, искусственный интеллект не стал тратить время на эффектные жесты, обрушив на сознание жертвы волну сгенерированного ультразвука, от которой полопалось большинство кровеносных сосудов мозга.

Диньдиньдон. Диндиньдон.

Это похоронный звон.

Темный умер мгновенно, так и не познав одну из главных составляющих человеческой жизни – страх.

Потеряв очередного напарника, Паук остался один на один с Чужим, в крайне невыгодном для себя положении…

От былого преимущества не осталось следа…

Игра на выбывание вступила в свою заключительную фазу…


Глава 29 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 31