home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава  50

Я был так близок к победе…

Второй

Подъехав к месту трагедии, Альфа  выскочил из машины.

Жди меня здесь, бросил водителю на бегу.

Подожду.

Вишне активно не нравился этот урод.

Вспышка, я беру операцию под контроль.  Альфа переключился на волну группы, только что потерявшей командира. Сади вертолет, может  понадобиться твоя помощь

Понял.

Будь его воля, Вспышка разрядил весь магазин в дьявольское отродье, зарезавшее Кару  у него на глазах. Жаль не мог этого сделать.  Приказ брать живым Чужого, никто не отменял. В создавшейся ситуации оставалось  одно: подчиниться старшему, продолжая оставаться  пассивным зрителем.

То, что Каре уже не помочь, было понятно с первого взгляда. Характер повреждений не оставлял  ему шансов. Транспортировку в таком состоянии раненый не выдержит. Только немедленное  вмешательство реанимационной бригады могло спасти умирающего, над которым возвышался Чужой, не собирающийся отпускать жертву.

Он словно хищник, опьяненный жаждой крови, стоял  на одном колене, склонив голову набок,  продолжая сжимать осколок стекла.  Большая часть импровизированного оружия находилась в животе поверженного врага. Палач и  жертва оставались связанными тонкой стеклянной нитью, разорвать которую было под силу лишь Смерти. 

Вспф… Кара попытался выдавить из себя последний приказ  и не смог. 

Корчившийся в агонии человек жестоко страдал, расплачиваясь за боль, некогда причиненную им другим.  Он  знал, что умрет прямо здесь и сейчас, и желал лишь одного – избавления. Не было нужды быть телепатом, чтобы понять, о чем думает умирающий.

Подошедший Альфа вытащил пистолет, направив его на Чужого. Несколько секунд стоял, принимая решение,  затем все же нажал на курок.

Ты свободен и мертв…

Ярко красный бутон расцвел на груди, и пробитое  сердце захлебнулось в крови. 

Этот опаснее всех, Милая имела ввиду, мужчину с пистолетом, только что прикончившего напарника.

Отлично!

У меня не оставалось сил даже на то, чтобы  встать.  Не говоря уже о какихто более решительных действиях.  Опираясь на колено, я продолжал судорожно сжимать осколок стекла. Кровь из разбитого лица стекала тонкими струйками по щекам, чтобы упасть вниз, растворившись в большом темнокрасном пятне, расползающемся по животу трупа. То, что со стороны могло показаться извращенным садизмом, на самом деле было всепоглощающей усталостью.

Что будем делать? – спросил я с отстраненным спокойствием.

Было очевидно, что парень с пистолетом меня точно возьмет.

Ничего, ответила она.

Совсем?

В коротком ответе чувствовалась недосказанность. Милая никогда так просто не сдавалась.

Совсем ничего.

А как же великая цель? Спасение мира и  прочее?

Никак. Не получилось у нас пришлют  других. Только и всего. Запустили пробный шар. Не вышло, попробуют зайти с другой стороны. Время еще есть. К тому же, продолжала она. Я оставила в местной глобальной сети зашифрованную информацию.  Наш  опыт поможет новой команде.

Завещание готово, невесело усмехнулся я.

Да.

А как же мы? – осталось прояснить последний вопрос.

С нами все просто,    мне показалось, что в ее интонации проскользнули веселые нотки.

Я самоуничтожусь. В мою программу изначально заложена такая возможность. А у тебя выбор богаче.  Либо последовать моему примеру либо дождаться  конца света в качестве подопытного образца в местной лаборатории.  Где из тебя будут всеми доступными методами вытягивать информацию, о которой ты не имеешь понятия. 

Причем, в том же игривом тоне продолжала она. На меня все свалить не удастся.

А ты и правда, Милая, я  окончательно уверовал в то,  что все кончилось, и на кровавых безумствах  прошедшего дня можно поставить  крест.

Расчувствовавшись,  чуть было не произнес слезливую чушь насчет того, что мне будет ее не хватать.

К счастью  не успел.

ГРЕБАННАЯ  СУКА ОБМАНУЛА МЕНЯ.

Усыпила бдительность чудовищной ложью, нанеся удар, тогда когда этого меньше всего ожидал. Не будь я так расслаблен, ей вряд, ли удалось взять частичный контроль над телом. Но расчетливая тварь все просчитала до мелочей, ударив в нужный момент.

Хлюп…

Удрученно всхлипнул осколок стекла, покинув мягкую плоть.

Не переживай дорогой, у меня для тебя есть сюрприз. То, что тебе так нравится…

О да!!!

Моя правая рука выдернула стекло из живота мертвого человека, поднеся его к горлу.

Неужели ты всерьез подумал, что я  отпущу тебя? издевательски расхохоталась Милая.

Чудовищным усилием воли, мне удалось на  время остановить, вышедшую из под контроля руку.

Что ты делаешь? мысли захлестнула паника.

Обрубаю концы.

Может, договоримся? вены на лбу набухли,  так что запекшаяся  кровавая корка на лице лопнула сразу в нескольких местах.

Я пытался оттянуть неизбежное, понимая, что  шансов нет.  Разум проигрывал битву более сильному противнику,  в то время как острый край стеклянного ножа миллиметр за миллиметром приближался к горлу.

Только сейчас до меня, наконец, дошел смысл  фразы сказанной ранее:   «При любом раскладе ты не можешь им  проиграть».

Я  и правда не мог проиграть им  в игре, где на кону стояла не моя жалкая жизнь, а судьба целой вселенной.

Если я и проиграл комулибо, то только себе.

Будь ты проклята! – исчерпав запас сил, человек сдался на милость машины.

Полностью сломив мое сопротивление, кусок окровавленного стекла уперся в горло, натянув кожу в месте соприкосновения.

Прибереги проклятия  для других, на меня они  не подействуют.

Даже сейчас ей нельзя было отказать в логике.  Никакой наговор или порча не повлияют на дурацкий набор  микросхем.

От решения заносчивого красавчика с пистолетом, как ни в чем не бывало, продолжала бывшая союзница.  Будет зависеть, перережешь ты себе горло или нет.

Мое полусклоненное тело рывком распрямилось,  а взгляд, оторвавшийся от созерцания мертвеца, переключился на новый объект.

Очередной противник стоял в пяти метрах от нашей «скульптурной» группы, застывшей на постаменте. Не хватало, таблички «Раскаявшийся палач». Впрочем, отсутствие  надписей с лихвой компенсировалось звуковым сопровождением.

Используя мой речевой аппарат, Милая обратилась к незнакомцу:

Ееесссллии тыыии, поооопыытаешшшшьсяя чтооотоооо сдеееееллллааать, яяяяя пеееррреерррежжжууу сеееееббееее гллооотткуууу...

Слова давались с трудом, видимо контроль над телом был неполным.

Осознав это, я предпринял отчаянную попытку вырваться изпод контроля.  Но все чего добился  на несколько сантиметров отвел руку, сжимающую стекло. Да и то  победа была недолгой. Милая в очередной раз сломила  сопротивление,  вновь прижав импровизированный нож к горлу.

Стоявший напротив охотник, просто стоял, не пытаясь вмешаться. Если бы не пистолет в руке, можно было  подумать, что это обычный зевака, с интересом наблюдающий за попыткой суицида.

Яяяяяя сееейййччаасссс яяяяядуууу ввввв твоооооюююю машшшиннуууу. Жжжжииииивыыыыммм яяяяя теебееее неееее даааамссссяяяя.

Ты лживая сука!

Ужасно глупо погибнуть,  перерезав себе горло по указке недоношенного компьютерного интеллекта.

Ты мне мешаешь, ответила Милая так, словно речь шла не о человеке, а о надоедливой мухе.

После чего в голове чтото замкнуло, и я отключился...

                                                                                                                                                                                 *************

Альфа стоял в пяти метрах от существа, одержимого  неведомой силой, с  трудом, улавливая обрывки сумбурных мыслей, проносящихся в голове Чужого.  Из тех отрывочных кусков информации, которые удалось собрать,  следовало, что угроза суицида не блеф обреченного, а  реальное обещание.

Ктото или чтото, подчинившее себе тело мужчины  с окровавленной маской вместо лица,  исполнит угрозу. Без всякого сомнения.  К тому же  звуки, вылетающие из горла, не мог издавать человек. В нечленораздельном скрежетании чувствовалась  механическая неодушевленность. И это не было  притворством.  Убийца Кары был одержим механическим демоном. Или чемто подобным. 

Альфа решил связаться с начальством, чтобы обсудить создавшееся положение, но  передумал. Ни разу, не подводившего его чутье, подсказало, что это опасно. Как и почему – разберется позже. Сейчас  нужно самостоятельно принять решение,  от которого, будет зависеть исход операции.

Пока Альфа перебирал в уме варианты, Чужой встал. Если до сего момента могли оставаться  сомнения относительно механической природы существа, находящегося перед ним,  теперь они испарились.  Никакой человек не в силах передвигаться полузавалившись назад.

Яяяяяяяяяяяяяя сссссдееелллллааааюююю толлькооо триииии шшшшаааагаааааа  еееесссслиии тыыыыыыыыыыыыыыыы ннееееееееееееееееееееееее ооооооооооотооооййййдешшшшь,

ииииспоооооолнююююю  заааадуууммаааноооооооееее...

Это был ультиматум. Четкий и ясный. Неповиновение обернется  кровавой расплатой.  Альфа  почувствовал, что человеческий разум Чужого отключился, уступив место  холодной неодушевленной пустоте.

Смерть объекта приравнивалась к провалу операции. Про возможность самоубийства речи не шло, однако это не играло роли. Чужой должен жить. И сейчас, когда это непостижимое нечеловеческое существо сделало шаг вперед, Альфа не стал рисковать, отступив.

Ввввоооооитллл нжжжн мммеее...

Речь Чужого заметно ухудшилась, хотя еще несколько секунд назад казалось, что хуже уже невозможно.

Молча развернувшись Альфа, проследовал к машине. Вспышка, наблюдавший из вертолета за разворачивающимися событиями, не знал что делать.  Попытки связаться со старшим группы не привели к успеху его рация молчала.  После непродолжительных сомнений  он нарушил субординацию, связавшись с Фабелом.

Полковник, у нас проблема...

Сообщив о смерти Кары и смене командования,  подробно обрисовал сложившуюся ситуацию.

Ты уверен, что Чужой не блефует?

Кажется да... И... – он замялся, не зная, стоит ли продолжать.

Говори.

Создается такое впечатление, что в преследуемого нами человека вселился демон. Я видел его затравленные глаза, когда он пытался остановить собственную руку, пытающуюся добраться до горла. В них был страх. А сейчас Чужой двигается как испорченный механический автомат. Ни один человек так не сможет.

Вспышка закончил сумбурную речь. Он и сам понимал, что несет ерунду.

Но после разговора с Полли Лавен полковник  уже не считал это ерундой. Уравнение с двумя неизвестными наконец прояснилось.  «Беда» оказалась права, абсолютно во всем. Существо, убившее  восьмерых его лучших людей, было одержимо механическим демоном.  И это в корне меняло расклад.

Оставайся на связи с дежурным офицером, приказал Фабел перед тем как  переключится на линию Зета.

Полковник думал, что может ошеломить собеседника неожиданной новостью.  Он глубоко заблуждался.  То, что несколько минут назад узнал аналитик, не шло ни в какое сравнение с информацией Фабела о механическом дьяволе.


Глава 49 | Тридцать второй. Дилогия | Глава 51