home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЧЕТЫРЕ ДНЯ НАЗАД

— Это просто какое-то издевательство над ребенком, — проворчала Сабрина, зарываясь головой под подушку. Интересно, есть ли еще на свете дети, которых бабушка будит так же: стоит над душой и молотит ложкой по металлической сковороде?

Девочка искоса взглянула на старушку. Бабушка Рельда была похожа на музыканта самого противного в мире бродячего оркестра,

— Подъем, подъем! — скандировала бабушка, продолжая свой душераздирающий концерт.

Она была уже полностью одета: в мешковатом пальто, варежках, шарфе и сапогах. Если бы не ее ярко-розовая шляпа с аппликацией в виде подсолнуха, вполне можно было подумать, что она собралась охотиться на китов.

— Я проснулась — пробормотала Сабрина.

— Прости, Liebling, — указала бабушка С легким немецким акцентом, — но это единственный способ разбудить твою сестру.

Сабрина перевернулась и посмотрела на семилетнюю сестру Дафну, Они спали в одной постели, поэтому ей было хорошо известно, как крепко та спит. Дафна вполне могла проспать и пятибалльный шторм, поэтому бабушка избрала самый громкий, бьющий по ушам способ разбудить ее. Жалея собственные барабанные перепонки, Сабрина принялась яростно тормошить маленькую соню, пока та не открыла глаза.

- Что значит это бренчанье? — сердито ворчала Сабрина, не переставав трясти сестренку

— Время начать новый день, — ответила бабушка, откладывая наконец орудия пытки: сковороду и ложку. — До того как все приедут, нам предстоит пройти небольшой тест на выживание.

Сестры застонали.

— Как же мы ненавидим эти твои тесты! — заныла Дафна. — Всё равно у нас ничего не получится.

— Чепуха, — безапелляционно заявила бабушка, помогая девочкам выбраться и? кровати. — Вы отлично с ними справляетесь.

— Да, только выжить нам почему-то всё никак не удается, — сварливо пробормотала Сабрина себе под нос.

Бабушка с трудом спрятала улыбку.

— Одевайтесь, девочки. Повторяю, у нас сегодня трудный день, и нет времени на пустую болтовню.

— Что нам надеть? — спросила Сабрина и, пройдя через комнату, открыла дверь гардеробной.

— Одевайтесь тепло. — ответила бабушка, остановившись у двери. — Очень, очень тепло.

Девочки, пытаясь стряхнуть остатки сна, быстро натягивали на себя одежду. Они прекрасно знали свою бабушку и понимали, к чему надо готовиться. Если она говорила: «Одевайтесь легко», — это означало: только шорты и футболки. Если просила принести полотенце, значит, нужно притащить не меньше дюжины. Если она сказала: «Одевайтесь тепло», — значит, надо напялить на себя не менее двух пар колгот, четыре пары носков, толстые джинсы на флюсовой подкладке, сапоги, два свитера, шарфы, варежки и пальто «Очень, очень тепло» вполне могло означать, что придется взять С собой переносной обогреватель воздуха. Сабрина добавила к своему гардеробу еще и небольшой деревянный меч, засунув его в карман пальто.

— А это еще зачем? — спросила Дафна.

— Никогда не знаешь, с чем придется столкнуться, — ответила Сабрина, и они отправились к бабушке Рельде.

Старый дом представлял собой настоящий музей воспоминаний. На стенах висели фотографии, запечатлевшие приключения бабушки Рельды и дедушки Базиля во время их медового месяца. На одном из снимков молодожены стояли на берегу закованной в лед реки и с трудом удерживали огромную рыбину, на другой — сплавлялись на плоту по белой от бурлящих бурунов реке, на третьей старательно позировали — оказывается, на Красной площади. Были и другие фотографии: самих девочек, папы и мамы, а одна стена была целиком посвящена любимцу семьи — псу Эльвису.

Когда девочки спустились в холл, из ванной вышел дядя Джейк. Это был довольно симпатичный блондин, немного долговязый, с орлиным носом, сломанным когда-то в кулачном бою. Он был в пижаме и с зубной щеткой во рту.

— Удачи! — подмигнул он сестрам, подняв большой палец.

— Легко говорить, — буркнула Сабрина, — когда не тебе придется всё утро бегать от дипломированного психопата.

— Ну ведь это же так забавно, — ухмыльнулся дядя Джейк.

Бабушка ждала внучек у двери в конце коридора. Она пошарила в сумочке, с которой никогда не расставалась, и выудила оттуда огромную — не меньше сотни — связку самых разных ключей: золотых, серебряных, хрустальных, медных. Там был даже ключ-скелет- он выглядел так, будто его сделали из настоящих костей. Бабушка перебирала ключи, пока не нашла нужный, и вставила его в замочную скважину. Затем, открыв дверь, провела девочек внутрь — в запасную спальню, где висело огромное, во всю стену, зеркало в витиеватой раме, а посреди комнаты стояла большущая, королевских размеров, кровать. На кровати вот уже несколько месяцев крепко спали их родители: Генри и Вероника Гримм.

— Идите же, девочки, — сказала бабушка, подталкивая их.

Сабрина и Дафна подошли к зеркалу. Дафна протянула руку к сверкающей поверхности, и рука прошла сквозь нее, оставив лишь легкую рябь, похожую на ту, что оставляет на поверхности озера брошенный камень. Потом проделала то, что могло показаться совершенно невероятным: подошла к зеркалу, слилась со своим отражением и исчезла. Сабрина и бабушка последовали за малышкой.

Они очутились в залитом ярким светом зале, огромном, как Центральный вокзал в Нью-Йорке. С величественными колоннами, поддерживающими сводчатый потолок, он, казалось, не имел конца. По обеим его сторонам располагались бесчисленные двери.

Девочек и бабушку уже ждал маленький лысый человечек в черном смокинге. У него было доброе, мягкое лицо. Он восторженно хлопнул в ладоши и воскликнул:

— Только посмотрите на моих маленьких снежных зайчиков!

— Привет, Зерцало, — поздоровалась Сабрина. — Готовы к новому испытанию? — спросил тот и ободряюще подмигнул.

Дафна, тяжело вздохнув, что-то пробормотала.

— Они немного устали, — объяснила бабушка.

— Ну что ж, можно начинать, — сказал Зерцало и, повернувшись, повел своих гостей в глубь зала.

Сабрина внимательно смотрела на двери. Некоторые из них были деревянные, некоторые стальные, а были двери, сделанные из какого-то совершенно неизвестного материала. Ей показалось даже, что она увидела огненную дверь. На каждой двери висела небольшая медная табличка, сообщающая о том, что находится внутри: волшебные ковры, единороги, заколдованное оружие, золотое руно, львы, ведьмы, платяные шкафы… Комнатам просто конца-края не было.

Наконец они остановились у двери с табличкой: «Родина Снежной королевы». Бабушка протянула Зерцалу свои ключи, и тот принялся отпирать дверь.

— Эй, постойте-ка. Я читала сказку о Снежной королеве! — воскликнула Сабрина.

— Верно, — согласилась бабушка. — Ее написал Ханс Кристиан Андерсен.

— Ну да, и в ней говорится, что она заморозила бедных детей до смерти.

— А нам ничего не грозит? — тут же спросила Дафна.

— Снежная королева здесь больше не живет, — ответила бабушка. — Это просто место, где она родилась. Теперь она живет на Бичвуд-авеню рядом с фермой старого Макдональда. Мне кажется, она водит фургончик с мороженым. Ну ладно, девочки, давайте начнем.

Дверь отворилась, и вылетевший оттуда ледяной ветер обжег их лица. Сабрина могла бы поклясться, что почувствовала, как на зубах начали расти сосульки. Она взглянула на бабушку:

— Ты что?

— Будет весело, — заверила ее старушка, перекрикивая шум ветра, и вошла в комнату.

— Удачи! Увидимся, когда вернетесь, — попрощался Зерцало и, подтолкнув девочек, закрыл за ними дверь.

Сабрина огляделась. Ей было известно, что в комнатах хранятся волшебные предметы и необычные существа, но только совсем недавно она узнала, что некоторые двери ведут в другие миры. Они уже побывали на вершине Туманной горы Великанов, на живом острове внутри вулкана — всё это было довольно неприятно. Но этот мир… Родина Снежной королевы… Это было хуже всего! Всё покрыто льдом. Куда ни глянь — повсюду огромные ледяные глыбы. Насквозь промерзшая земля была каменной. Даже лес, простиравшийся перед ними, казалось, хранил ледяное молчание.

— У меня ресницы примерзают друг к другу, — пожаловалась Дафна, потирая глаза.

— Пойдемте, девочки, — сказала бабушка, указывая на тропинку, взбирающуюся на холм и петляющую вдоль опушки темного леса. — Вы же всё знаете. Идите вперед. Если услышите мой свисток, значит, забрались слишком далеко. Тогда поворачивайте и постарайтесь вернуться обратно. Всё просто, как съесть пирожок!

Сабрина знала, что спорить с бабушкой бессмысленно, поэтому взяла сестру за руку и пошла по тропинке. Не прошли они и нескольких метров, как услышали смех, который эхо доносило до них со стороны леса.

— Он знает, что мы здесь, — прошептала Сабрина.

— Это ты во всем виновата, — ответила Дафна.

— Я? — воскликнула Сабрина. — И что же я такого сделала?

— Вчера за ужином ты назвала его маленьким чудовищем. Теперь он решил отомстить тебе.

— Ну, я же не со зла…

— Всё равно сегодня он на нас отыграется. Через некоторое время они услышали бабушкин свист.

— Пора, — сказала Сабрина. — Возвращаемся.

Девочки остановились, огляделись по сторонам и пустились в обратный путь. Через мгновение они вновь услышали смех и хлопанье крыльев.

— Ну, вот и маленькое чудовище, — проговорила Дафна.

«Маленькое чудовище» имело вполне определенное имя. Звали его Пак. Это было сказочное существо четырех тысяч лет от роду, но, несмотря на столь солидный возраст, выглядел он одиннадцатилетним мальчиком, а вел себя и того хуже — просто как маленький неразумный ребенок. Король пакостников и прохвостов, как он сам называл себя, мастер отвратительных розыгрышей. Манеры Пака оставляли желать лучшего, но язычок был острее бритвы. Сабрина его терпеть не могла! Он отравлял ей всю жизнь. Главным развлечением Пака было донимать и унижать ее всякий раз, как только предоставлялась такая возможность, то есть почти всё время. К несчастью, бабушка Рельда считала, что именно Пак научит девочек выбираться из любых самых сложных ситуаций и противостоять опасностям. Она сделала его чем-то вроде их наставника: в будущем им предстояло стать самыми настоящими сыщиками, вернее, сыщицами, и распутывать преступления, совершаемые в волшебном мире. К несчастью, Пак избрал довольно оригинальную методику обучения: он постоянно доставлял своим подопечным множество хлопот, поэтому теперь, услышав рядом с собой громкий звук взрыва, девочки сразу же догадались, что учебный процесс начался.

Для начала они решили пока отступить и спрятались за толстым стволом большого, покрытого снегом дерева. Пака нигде не было видно, но сестры явственно слышали хлопанье его крыльев на холодном ветру.

— Пак заминировал тропинку, — дрожа от холода, проговорила Дафна. — Нам лучше пойти через лес.

Сабрина с сомнением и ужасом посмотрела в сторону елей, возвышавшихся в нескольких метрах от тропинки. Они были густые и могли бы служить хорошим укрытием, но ей так уже надоело прятаться! Пак всегда ловил их в лесу. Он мог подняться высоко в воздух и обнаружить их сверху. Это было нечестно.

— Он ждет, что мы повернем в лес. Мы каждый разделаем это.

— Прятаться — это хорошо, — сказала Дафна. — Я очень люблю прятаться.

— А спорим, что первый взрыв на тропинке — единственный? Зачем ему минировать всю тропинку, если он уверен, что мы обязательно повернем в лес?

— Тогда что же нам делать?

Сабрина нахмурилась и задумалась — за полтора года непрестанных испытаний у нее накопилось достаточно опыта и знаний. Пак был не единственным умником в хозяйстве Гриммов. Сабрина вполне могла пробраться в дом и выскользнуть из него никем не замеченной, вскрыть несколько простеньких запоров и умчаться, как ветер, прежде чем кто-либо заметил ее отсутствие. Пак мог сколько угодно называть себя королем пакостников. Сабрина выбрала бы себе другое имя — Королева Побега.

— Давай останемся на тропе, но побежим быстро-быстро, — предложила Сабрина.

Дафна сморщилась, как будто надкусила прокисший огурец.

— Ты хочешь остаться на открытом месте?

— И очень быстро бежать, — повторила Сабрина.

— А если ты ошибаешься? — спросила Дафна.

— Тогда бабушке Рельде придется еще раз будить нас завтра утром, — ответила Сабрина. — Я думаю, стоит попробовать.

Дафна выглянула из-за ствола дерева, затем повернулась к Сабрине.

— Я не знаю и…

Но Сабрина не оставила ей времени на размышления. Схватив сестру за руку, она потащила ее за собой вниз по тропинке, которая петляла меж колючих кустов. Обледеневшие шипы так и норовили вцепиться в лицо и руки девочек, а под ногами, словно осколки разбитого стекла, хрустел лед. Им пришлось не просто «очень быстро бежать» — надо было соблюдать осторожность и внимательно глядеть под ноги. Но, вероятно, Сабрина оказалась права: на всем пути они не встретили больше ни одной мины. Неужели им удалось провести самого короля пакостников?

Вскоре девочки добрались до огромной, словно автомобиль, глыбы льда. Остановившись, чтобы перевести дыхание, они прижались спинами к ее прохладной поверхности. Сабрина воспользовалась случаем, чтобы убедиться, что деревянный меч всё еще у нее в кармане.

— Думаю, у нас всё получилось, — сказала Дафна, выглядывая из-за ледяной глыбы. — Ты ошенно умненно.

— Ошенно умненно?

— Это новые слова, — сказала Дафна. — Означают, что ты очень умная.

— А на каком языке?

— На дафнийском, — не терпящим возражений тоном проговорила малышка.

Сестра Сабрины то и дело изобретала какие-нибудь новые слова или поговорки. Никто не имел ни малейшего понятия, откуда она их брала, но по крайней мере раз в неделю Дафна обязательно приносила что-нибудь новенькое.

— Ты действительно здорово соображаешь в этих «кошках-мышках». Мне бы так, — продолжила девочка.

— А ты действительно здорово соображаешь во всем, что касается волшебства. Мне бы так владеть волшебной палочкой, — уныло ответила Сабрина. — Думаю, я буду делать то, что делаю хорошо я, а ты то, что хорошо делаешь ты.

— И вместе мы обалденная команда, — закончила Дафна, обнимая сестру.

— Ага, — согласилась Сабрина.

— Ах, какой трогательный момент, самый сладостный момент в моей жизни! — раздался откуда-то сверху хорошо знакомый голос, за которым последовало издевательское хихиканье. — О, я сейчас расплачусь…

— Па-а-ак… — уныло протянула Дафна. Сабрина задрала голову, чтобы лучше видеть противного мальчишку. Он стоял на верхушке ледяной глыбы в своей старой, заляпанной чем-то зеленой толстовке с капюшоном и джинсах, покрытых грязью, пятнами от еды и бог весть от чего еще. У него была лохматая голова и пронзительные голубые глаза, губы кривились в издевательской хитрой ухмылке. Его прозрачные крылья с розовыми прожилками трепетали за спиной. В руках Пак держал странный предмет размером с кокос, который очень смахивал на гранату. Еще полдюжины таких штук висели у него на груди.

— А что это у тебя в руках? — с подозрением спросила Сабрина.

— Мое последнее изобретение. Я назвал его «граната-липучка». Разрешите продемонстрировать? — предложил Пак. — Всё, что от вас требуется, — выдернуть чеку, досчитать до трех и бросить ее. Бедный болван, оказавшийся на пути гранаты, тут же будет обрызган всяким отвратительным мусором. Конкретно эта липучка наполнена ошметками шерсти и перцем чили. Увы, придется очень много времени провести в душе, чтобы смыть с себя всё это. Вероятно, даже придется сжечь одежду. Так на чем это я остановился? Ах, да! Раз…

Сабрина сжала кулаки и погрозила Паку:

— Если ты бросишь в нас свою гранату, это будет самой большой ошибкой всей твоей никчемной жизни, колдовская морда!

— Два… — невозмутимо продолжал Пак, не обращая на нее ни малейшего внимания.

Сабрина поняла, что дело близится к неминуемой развязке и «последнее изобретение» вот-вот полетит ей в голову. С неимоверной скоростью, которой она даже сама не ожидала от себя, Сабрина выхватила из кармана пальто свой маленький меч и что было сил стукнула Пака по руке. Тот вскрикнул и выронил гранату. Липучка, ударившись о землю, покатилась по направлению к дереву. Взорвавшись, она забрызгала всё вокруг противной липкой коричнево-желтой слизью. Морозный воздух тут же наполнился резко ударившим в нос тошнотворным запахом. Сабрину чуть не вырвало. Какое-то время она не могла вымолвить ни слова.

— Ты заплатишь за это, соплячка! — сердито зарычал Пак.

Но Сабрина не была дурой, чтобы сидеть и ждать, что будет дальше. Она быстро вскочила на ноги и потащила Дафну вперед по тропинке.

— Посмотрите, как рванули эти хрюшки! — полетело им в след. — Глупые хрюшки! Вам не скрыться от моего возмездия!

Это было похоже на правду — Пак не бросал слов на ветер, но в любом случае имело смысл попробовать улизнуть. Сабрина бежала с бешеной скоростью, то и дело спотыкаясь и скользя по обледеневшей тропинке. Дафне было ничуть не легче.

— Раз! Два! Три! — услышали они крик за спиной, и рядом с ними взорвалась еще одна граната, распространяя вокруг противный запах гнили.

К счастью, Дафна мгновенно среагировала и отдернула Сабрину в сторону.

— Бежим! — Малышка потащила сестру в сторону леса.

— Нет! Как раз этого он от нас и добивается.

— Но у нас нет другого выбора! — крикнула Дафна, когда следующая граната взорвалась рядом с соседним деревом.

Девочки бросились к лесу. По дороге им попалась небольшая заснеженная кленовая роща.

Сабрина надеялась, что густые ветви на какое-то время скроют их от преследования и она сможет подумать, что делать дальше. Но ее надежды рассеялись, как только Сабрина увидела, кто прячется на деревьях. Среди ветвей над самыми головами девочек скрывалась целая армия шимпанзе, одетых в серо-белые камуфляжные комбинезоны и такие же солдатские каски. Каждая обезьяна держала в лохматой лапе по гранате-липучке — последнему изобретению Пака. Увидев их, сестры в ужасе замерли,

— Всё хорошо… Никаких резких движений, — медленно проговорила Сабрина, припоминая свою первую стычку с личной армией Пака. Это была прескверная компания, но, если соблюдать предельную осторожность, столкновения вполне можно было избежать. — Просто тихо и медленно-медленно отступай назад.

Пока Сабрина неотрывно наблюдала за обезьянами, Дафна выполняла то, что велела ей сестра. Шимпанзе не делали никаких попыток их атаковать. Они просто с тупым любопытством рассматривали девочек.

— Они собираются отпустить нас, — сказала Дафна. — Милые обезьянки.

Сабрина непроизвольно съежилась, и немедленно на ветках раздался первый сердитый крик. Не успели они опомниться, как обезьяны уже скакали по веткам и сердито скалили зубы.

— Что случилось? — спросила Дафна.

— Не называй их обезьянами! Они — шимпанзе и очень чувствительны на этот счет, — объяснила Сабрина. В это мгновение первая граната взорвалась у их ног, забрызгав землю чем-то похожим на смесь коричневого соуса и майонеза. — Бежим!

Но Дафна уже мчалась назад к тропинке.

— Предательница! — крикнула Сабрина ей вслед и пустилась догонять сестру.

К несчастью, обезьяны бросились за ними в погоню. Они ловко скакали с ветки на ветку, громко вопя и швыряя свое отвратительное оружие в девочек. То там, то здесь гремели взрывы. Девочкам только и оставалось, что, прикрывая головы, мчаться вперед и надеяться на лучшее.

— Как всё глупо! — кричала Дафна. — Если бы у меня были сапоги-скороходы или туфельки Дороти, я бы уже в мгновение ока оказалась далеко отсюда. Ну, или хотя бы Золотая Шапка. Мы тогда бы вмиг прекратили всё это безобразие. Хотела бы я посмотреть на их мерзкие морды в тот момент, когда они увидят стаю летучих обезьян, несущихся прямо на них. Обходиться без помощи магии ошенно глупенно!

— Смотри под ноги и беги прямо к тропинке! — крикнула Сабрина.

Деревья постепенно редели, оставляя обезьянам всё меньше места для совершения маневров. Еще немного, и мохнатые преследователи начали падать с деревьев и плюхаться в сугробы. Заслышав крики боли своих пострадавших собратьев, обезьяны прекратили погоню. Сабрина оглянулась и увидела, как они яростно грозили им вслед кулаками.

Едва выбравшись на тропинку, девочки оказались на вершине еще одного крутого склона. Далеко внизу Сабрина увидела тонкую струйку дыма. Она присмотрелась, пытаясь обнаружить его источник: у самого подножия холма горел маленький костерок. Сабрина скосила глаза и увидела бабушку Рельду. Она сидела около костра на стуле в викторианском стиле, удобно устроив ноги на оттоманке. Сабрина не смогла удержаться и самодовольно усмехнулась, когда бабушка встала и помахала им рукой. Они еще никогда не подходили к ней так близко, и, судя по ее реакции, та была рада их успехам. Волна гордости нахлынула на Сабрину.

— Давай пойдем, пока…

Она не успела договорить. Поскользнувшись на снежном склоне, Сабрина упала. Она схватила Дафну за руку в надежде удержаться на ногах, но лишь сбила сестру с ног и увлекла ее за собой. Девочки покатились по склону.

— Нечестно! — крикнул Пак, пикируя сверху. Одну за другой бросал он в сестер гранаты, но ни одна из них не взорвалась достаточно близко, чтобы причинить девочкам хоть какой-либо вред. При этом им даже не приходилось специально увертываться от атак пакостника. Их крутило, вертело, переворачивало, бросая то вправо, то влево. Они то застревали где-нибудь на пологом месте, то внезапно с новой силой устремлялись вниз, не имея ни малейшей возможности самостоятельно затормозить. Долетев до подножия холма, девочки врезались в бабушку и наконец-то остановились.

— Lieblings! Вы в порядке? — спросила бабушка.

Старушка упала на спину и беспомощно, как черепаха, болтала в воздухе руками и ногами, пытаясь перевернуться.

— Всё отлично, бабушка, — ответила Дафна. — Ты не ушиблась?

Бабушка Рельда улыбнулась, когда Сабрина протянула ей руку, чтобы помочь старушке подняться.

— Полный порядок! Поздравляю. Вы прошли испытание!

Внезапно они увидели Пака. Он порхал над их головами с последней гранатой в руке.

— Ничего подобного! — крикнул он. — Вы сжульничали!

— Как это мы сжульничали? — возмутилась Сабрина.

— Еще не знаю, — ответил Пак, бросая гранату, которая упала на землю и закрутилась у самых ног Сабрины.

— Пак, НЕТ! Девочки честно победили! — крикнула бабушка, вскидывая руки и отступая.

Сабрина съежилась и приготовилась получить порцию чего-нибудь ужасно отвратительного. Через несколько секунд она открыла глаза и внимательно посмотрела на гранату. Что-то было не так — что-то такое, чего никак не должно было быть. Сабрина усмехнулась: чека всё еще находилась на месте.

— Ой-ёй! — сказал Пак.

— Раз! — начала Сабрина, выдергивая чеку.

— Немедленно брось ее, хрюшка! — потребовал Пак.

— Два, — продолжала Сабрина.

— Я предупреждаю тебя. Еще пожалеешь!

Сабрина не стала говорить «три», а швырнула гранату. Та попала Паку прямо в грудь и взорвалась какой-то фиолетовой гадостью, распространяющей отвратительный запах тухлых яиц, тыквы и фермерского соуса. Эта вонючая субстанция тут же насквозь пропитала его джинсы и куртку с капюшоном и мгновенно замерзла, заключив мальчишку в ледяной кокон. Не пострадали только его большие розовые крылья. Они яростно хлопали за спиной, но под тяжестью льда Пак с грохотом шлепнулся на землю.

Бабушка подошла к Паку и положила руку на его замерзшую голову.

— Мы вынесем тебя, глупышка-торопыжка, — обратилась она к нему, затем повернулась к девочкам и указала на что-то позади своего стула.

Сестры увидели дверь. Обычная дверь, но только стояла она сама по себе, на открытом пространстве.

— Вперед, Lieblings. Вы заслужили это.

Сабрина и Дафна подошли к двери. Взявшись за ручку, они повернули ее. Дверь открылась, и волны теплого воздуха и яркого света буквально окатили их с ног до головы. Сабрина взглянула на сестру — Дафна улыбалась во весь рот. Схватив девочку за руку, Сабрина переступила порог.

На той стороне их ждали Зерцало и дядя Джейк.

— И каков вердикт? — спросил дядя Джейк. Дафна заулыбалась еще шире.

— Мы прошли тест!

— Поздравляю, горошинка! — воскликнул дядя Джейк, подхватывая ее на руки. Он крепко поцеловал малышку в лоб. — Я знал, что у вас всё получится.

Зерцало подбежал к Сабрине и энергично пожал ей руку.

— Отличная работа!

— Спасибо, Зерцало, — сказала Сабрина, чувствуя, что ее просто распирает от гордости.

Она не привыкла, чтобы домашние хвалили ее. И совершенно справедливо: раньше она была недовольной тупицей и спорщицей.

Из зеркального портала в конце коридора к ним уже спешил еще один желающий присоединиться к поздравлениям — огромный, почти двухметрового роста, мужчина с гривой седых волос и яркими серыми глазами. Его руки, на одной из которых росли длинные черные когти, покрывала шерсть. Кроме того, у него был лохматый хвост. Выглядел он очень усталым.

— Мистер «анис, — сказала бабушка, — девочки прошли тест на выживание.

— Я рад, — ответил мистер Канис, но лицо его оставалось безучастным: старик вообще редко улыбался. — Кое-кто из гостей уже приехал.

— О боже! — воскликнула бабушка. — А у меня даже обед не готов! О! Пак! Господи ты боже мой! Ему же нужна помощь! Он за дверью. Совершенно неподвижен.

Дядя Джейк вошел в дверь и через минуту вернулся. На плече он нес Пака.

— Куда его положить? — спросил дядя Джейк, подозрительно принюхиваясь. — О, бог ты мой! От него воняет, как от пьяного бомжа.

— Отнеси его в душ, — велела бабушка. — Горячая вода растопит лед, а ему в любом случае надо принять ванну.

Пак попытался было сердито запротестовать — купаться он терпеть не мог, — но сумел лишь что-то невнятно пробормотать.

— И нечего ворчать, — сердито сказала бабушка. — Я очень надеюсь, что, приняв ванну, ты наконец наденешь что-нибудь чистое. Может быть, даже ту синюю рубашку с симпатичным крокодильчиком, которую я купила специально для тебя.

Сердитое бормотание только усилилось.

— Пак! Ты наденешь новую рубашку! — строго повторила бабушка. — Сегодня у нас гости.

Лицо Дафны расплылось в восторженной улыбке, и она захлопала в ладоши, словно маленькая девочка на дне рождения.

— К нам едут принцессы!

— Рельда, если вам ничего не нужно, я пойду в свою комнату, — сказал мистер Канис.

— А вы не хотите присоединиться к нам, друг мой? — спросила бабушка Рельда.

Мистер Канис отрицательно покачал головой и пошел назад по коридору. Он не всегда был таким лохматым гигантом. Когда девочки впервые увидели его, мистер Канис скорее походил на самого тощего человека в мире, но облик его менялся. И не в лучшую сторону. Внешность мистера Каниса напоминала всем, что внутри этого человека, как в ловушке, скрыто ужасное чудовище — злой и страшный Серый Волк. Теперь этот зверь очень медленно, но верно выбирался наружу.

Через зал все вернулись к порталу, ведущему в реальный мир. Они вновь прошли в гостевую спальню, где все так же спали Генри и Вероника. Дядя понес Пака в ванную, а бабушка и Дафна заспешили вниз, чтобы поприветствовать прибывающих гостей. Сабрина меж тем замешкалась в спальне, присев на кровать к родителям. Генри и Вероника тихо посапывали, как будто только недавно прилегли на часок отдохнуть после обеда. Сабрина ласково провела рукой по щетинистой бороде отца и нежно поцеловала маму в лоб. Им все еще никак не удавалось найти заклинание, которое прервало бы затянувшийся сон родителей. Иногда среди ночной тиши Сабрина внезапно в панике просыпалась: ей казалось, что родители все понимают и чувствуют себя беспомощными и брошенными. В такие минуты она тихонько выбиралась из своей кровати и проводила час или два у постели родителей, с любовью глядя на них. Она пыталась убедить их, что сделает всё, чтобы прервать зачарованный сон.

Любой нормальный человек уже давно бы просто сошел с ума, увидев, с кем и с чем имеет дело Сабрина: мальчик с крыльями, волшебные двери, гранаты-липучки, человек-волк, родители, спящие волшебным сном… Но для Сабрины это был лишь еще один день в Феррипорт-Лэндинге.

Она не всегда встречала утро в таком странном окружении. Когда-то Сабрина была вполне нормальной девочкой, которая жила в Нью-Йорке вместе со своей младшей сестренкой Дафной и родителями. Она даже помнила, что порою ее семья казалась ей невероятно скучной. Все это закончилось в тот день, когда Генри и Вероника пропали. Полиция перевернула все вверх дном, но нашла только одну-единственную улику: брошенную машину родителей, на приборной доске которой остался кроваво-красный отпечаток ладони. Так как никто не знал, имеются ли у девочек какие-либо родственники, их отправили в приют, а затем начались бесконечные скитания из семьи в семью — в соответствии с государственной программой удочерения. Почти полтора года провели они, переезжая от одних опекунов к другим. Сестрам пришлось жить и с сумасшедшими, и с подлыми лгунами, и с настоящими извергами, и с прочими странными личностями, которым государство почему-то доверяло воспитание детей.

Когда девочек отправили к «бабушке», Сабрина была абсолютно уверена, что их ждет очередная аферистка, желающая заполучить бесплатную прислугу или что-нибудь в этом роде. Они нисколько не сомневались в том, что их бабушка умерла — так сказал им отец.

Поначалу бабушка Рельда — так девочки в конце концов стали ее называть — вызывала у них только всё больше и больше подозрений. Они выслушивали сумасшедшие истории, включая и ту, согласно которой девочки оказывались потомками Якоба и Вильгельма Гриммов, также известных под именем братьев Гримм. Бабушка рассказала им, что знаменитая книга сказок братьев Гримм на самом деле была исторической хроникой настоящих событий. Так же как и прочие хроники, которые написали Лаймен Фрэнк Баум, Редьярд Киплинг и Ханс Кристиан Андерсен. Они просто задокументировали события, свидетелями которых стали, чтобы предупредить мир о волшебных существах. В действительности, как утверждала бабушка, большинство персонажей этих книг — в наши дни они предпочитают называть себя вечножителями — всё еще проживают в городе Феррипорт-Лэндинге, который теперь девочки могут смело называть своим домом.

Это были хорошие новости. Плохо было то, что все вечножители города были навеки привязаны к нему, словно заключены в гигантский волшебный шар, установленный когда-то их прапрапрапрапрадедушкой Вильгельмом Гриммом. Сделал он это для того, чтобы избежать столкновений между людьми и сказочными существами. А хуже всего было то, что многие вечножители были оскорблены подобными ограничениями и вся их злоба была направлена против семейства Гримм.

Понятное дело, Сабрина сразу решила, что старушка просто-напросто съехала с катушек. Так она думала до тех пор, пока бабушку Рельду не похитил великан.

Девочки спасли старушку, а вскоре были вовлечены в новую битву, чуть не закончившуюся разрушением всего города. Позже они сделали открытие, что все «плохие парни», с которыми им пришлось столкнуться, имели нечто общее: они состояли в каком-то таинственном обществе, именуемом «Алая Рука». Никто не знал, сколько членов насчитывало это общество и кто был его таинственным предводителем, но одно было ясно: в планы «Алой Руки» входил захват мира.

Сабрина долгое время спорила со своей судьбой. Ей вовсе не хотелось становиться, как ее отец, бабушка и все прочие родственники, сыщиком и расследовать преступления волшебного мира, хотя ее сестре такая работенка сразу же пришлась по вкусу. Сабрина считала, что ей никогда не удастся привыкнуть к опасностям, хаосу и даже просто к необычайному положению своей семьи. И только недавно, после путешествия в Нью-Йорк, Сабрина поняла, что существует много способов стать одним из Гриммов. Она также поняла, что пришла пора попробовать заняться семейным бизнесом.

К сожалению, одной из составляющих этого бизнеса являлось умение увертываться от вонючих гранат-липучек. Все свое свободное время Сабрина и Дафна проводили в тренировках: уроках по поиску улик, самозащите, исследованию места преступления. Они овладевали методами преследования преступника и умением пользоваться волшебными предметами.

В последнем весьма преуспела Дафна, главным образом потому, что Сабрина не любила часто пользоваться магией. Когда-то ей это очень даже нравилось, но вскоре магия как будто поработила девочку — «ее повело», как говорили об этом сами вечножители, и Сабрина решила с этим покончить. Тем не менее бабушка считала, что знать, как обращаться с магией, очень полезно и, что еще важней, они с сестрой должны были научиться защищать себя от магии. Тренировкам не было конца, а скорость обучения оказалась выматывающей. Но Сабрина втайне гордилась собой, особенно когда дело касалось того, в чем она преуспевала, например, преследования и самообороны. А еще она с легкостью научилась собирать улики. Но самым любимым был, конечно, предмет «Психология преступника». Его преподавали бывшие полицейские Хрякман и Свиндус. Они учили девочек мыслить, как преступники, что должно было помочь выследить самих преступников и обезвредить их. Все это было довольно забавно… ну… если не считать гранат-липучек, естественно.

Сидя на кровати родителей, Сабрина заметила, как в зеркале, из которого они совсем недавно вышли, появилась большая, похожая на луковицу голова с грубыми мужскими чертами. Зерцало наблюдал за ней. Когда он смотрел на кого-то из зеркала, то выглядел совсем по-другому: казался грозным, великим и ужасным! «Нарочно», — думала Сабрина: ведь Зерцало стоял на страже спрятанных за зеркалом сокровищ.

— Как там наши сони? — поинтересовался Зерцало.

— Всё так же, — вздохнув, ответила Сабрина.

— Ну да… Так вот по какому поводу собрание. Надеетесь, кто-нибудь может поделиться опытом, как их расколдовать?

Сабрина с надеждой кивнула:

— Сегодня бабушка собрала всех, кто раньше подвергался заклятию сна. Дафна чуть не выпрыгивает из своих штанов. У нее принцессомания.

— Все маленькие девочки проходят через это, — улыбнулся Зерцало.

— Только не я, — ответила Сабрина.

Зерцало усмехнулся:

— Конечно нет. Ты — несгибаемая и непробиваемая.

— Спорим, что так оно и есть? — предложила Сабрина, не обращая внимания на его иронию.

С тех пор как Сабрина и ее сестра переехали к бабушке, они подружились с Зерцалом. В отличие от других волшебных предметов. Зерцало был из плоти и крови, хотя и не мог выйти за пределы своей рамы: шутка ли — охранять все сокровища

Чертога Чудес! Сабрина полностью доверяла ему, она тянулась к Зерцалу более, чем к кому-либо другому. Ей казалось, что именно он способен понять ее чувства.

— Между прочим, ты еще не сказала мне, что хочешь получить на свой день рождения, а он уже через два дня, — напомнил Зерцало. — Не так-то легко отправиться за покупками, когда ты заперт внутри зеркала. Так что будем заказывать?

— Единственное, что я хочу, — найти способ разбудить их, — ответила Сабрина, глядя на родителей.

Зерцало сочувственно покачал головой:

— Это обязательно произойдет, вишенка. А теперь тебе лучше спуститься вниз. Я слышу, гости все прибывают. А тебе надо присматривать за дядей. У него тоже в некотором роде принцессомания, как мне сказали.

Сабрина рассмеялась:

— Ах, этот дядя Джейк! Совсем голову потерял из-за девчонок.

Голова Зерцало медленно растаяла. Сабрина наклонилась, поцеловала маму и папу и встала с кровати.

— Мы обязательно разбудим вас, — сказала она им. — Я обещаю.


Книга 5 Загадка Волшебного Зеркала | Загадка Волшебного Зеркала | cледующая глава