home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Сабрина подняла глаза на небо. Черный вихрь — еще одна дыра во времени — быстро исчезал над рекой. Маленькая лодочка причалила, и Вильгельм выпрыгнул на берег. Сабрина и подумать не могла, что он окажется таким, — низенького роста, с черными, довольно маленькими пытливыми глазками. На нем было длинное коричневое пальто и шляпа с широкими полями. Вильгельм обернулся и с благоговейным страхом и любопытством уставился на толпу.

— Ist das Amerika?[7] — спросил Вильгельм.

— Ja, das ist Amerika. Willkomen, Wilhelm. Willkomen,[8] — ответила бабушка.

— Что это ты сейчас сказала? — спросила Дафна.

— Я сказала, что мы рады видеть его в Америке, — объяснила бабушка, затем повернулась к Вильгельму: — Вы говорите по-английски?

— Ja, немного. Это Нью-Йорк?

Бабушка кивнула. Вильгельм изучал толпу. Среди собравшихся на берегу он увидел принцессу Шиповничек и подбежал к ней. Взволнованно и вместе с тем как-то неуверенно, как будто в замешательстве, он взял ее за руку, но потом вновьоглянулся на корабль.

— Wie sind Sie hier herkommen? Waren Sie auf dem Schiff?[9]

— Что он говорит? — не поняла мисс Шиповничек.

Он в растерянности, — объяснила бабушка.

— Как вы можете одновременно находиться здесь… — спросил Вильгельм, затем повернулся и указал на корабль. — И там?

Прежде чем кто-либо успел ему что-нибудь объяснить, Ноттингем вытащил из кармана наручники и защелкнул их на запястьях Вильгельма.

— Спросите его, понимает ли он, что арестован? Ноттингем повел Вильгельма прочь от пристани, в городскую тюрьму. Бабушка шла во главе толпы, которая требовала освободить Вильгельма, и пыталась объяснить происходящее своему изумленному, растерянному предку.

Бабушка Рельда строго-настрого приказала Дафне и Сабрине оставаться на берегу вместе с мистером Канисом и следить за тем, чтобы больше никто не пытался отправиться с корабля на берег на лодке или с пристани на корабль.

— Я на этом корабле, — сказала Шиповничек дяде Джейку, когда он взял ее за руку. — То есть я хотела сказать, я была на этом корабле… то есть… Не знаю уж, что есть что.

— Как всё это произошло? — спросил мистер Семерка, пробираясь к ним через толпу.

Сабрина и Дафна переглянулись. Они-то уж точно знали, как всё произошло. Они просто не знали, кто или что является тому причиной. Естественно, их конспираторское переглядывание не ускользнуло от взгляда мистера Каниса. Он схватил девочек за руки и утащил подальше от толпы, чтобы никто не мог услышать, о чем они говорят.

— Вы что-то знаете, — строго произнес он. Сабрина изо всех сил старалась изобразить полное непонимание. Она бросила взгляд на Дафну, которая вертела головой, чтобы не смотреть старику в глаза.

— Не знаю, о чем это вы, — пробормотала Сабрина.

— Дитя, нет времени лгать! — грозно сказал мистер Канис.

— Мы обещали Шарманьяку никому ни о чем не говорить, — брякнула Дафна.

Сабрина скорчила гримасу: Дафна совсем не умела лгать.

— Следовало бы догадаться, что он как-то с этим связан! — рассвирепел Канис.

— Вы всё неправильно поняли, мистер Канис, — возразила Сабрина и, капитулируя, подняла руки. — Он пытается помочь.

— Помочь кому?

— Это невозможно объяснить! Ты не поверишь!

— А ты попробуй.

Сабрина внимательно вгляделась в лицо мистера Каниса, на котором с каждым днем всё явственнее проступали волчьи черты, и подумала, что он-то вот как раз и мог бы понять.

— Это дыра во времени, — начала Сабрина. — Это происходит по всему городу, но эта, наверное, самая большая.

— Дыра где?

— Во времени. Сквозь нее к нам из прошлого или из будущего что-то проскальзывает.

— А вы откуда знаете?

— Мы провалились в одну такую, — объяснила Дафна. — Вчера, когда ты повел нас в лес, мы не потерялись. Мы попали в будущее!

— Мы попали на пятнадцать лет вперед, — уточнила Сабрина.

— А какое отношение ко всему этому имеет Шарманьяк? — нетерпеливо спросил мистер Канис.

— Принц тоже застрял там. Его засосало в одну из таких дыр сразу же после выборов, — пояснила Дафна. — И он на протяжении нескольких месяцев пытался вернуться назад.

— Почему вы никому ничего не сказали?

— Шарманьяк заставил нас дать обещание хранить это в секрете. Мы знаем кое-что… о будущем. Он считает, что если мы будем хранить это в секрете, то сможем это «кое-что» изменить, и нам никто не помешает.

— А что такого плохого в будущем, что его надо менять? — спросил Канис.

Слеза скатилась по щеке Дафны.

— Там нет тебя. В будущем. Там есть Волк.

Канис выглядел так, будто его ударили, но сумел взять себя в руки,

— Мы постараемся всё изменить как можно больше, — пообещала Сабрина. — Но ты не должен никому говорить, даже бабушке.

— А как остановить появление этих дыр во времени? — спросил Канис.

— Не знаем, — ответила Дафна. — У нас есть кое-что, что помогает их находить, но я пока еще не очень хорошо этим владею.

— Мы думаем, что виной всему украденные волшебные предметы. Кто-то пытается использовать их все вместе одновременно. Это и порождает временные дыры, — объясняла Сабрина. — Мы знаем, что в будущем эта загадка осталась неразрешенной, и магические предметы так и не были найдены. Если мы сможем найти их, то, вероятно, сумеем залатать дыры и таким образом как-то исправить будущее.

В это время на пляже раздался чудовищный взрыв, песок и камни полетели во все стороны. Сабрина с изумлением увидела, что над одной из пушек корабля курится дымок.

— Они в нас стреляют! — воскликнула она. — Что мы им сделали?

— Конечно, ведь мы только что арестовали их капитана, — сказал Канис, бегом возвращаясь в док. — Это вам не камушки, а снаряды. Отступайте!

Еще одно ядро ударило в берег.

— Что же мы, так и будем стоять и смотреть, как в нас стреляют? — закричал король Артур, выходя из толпы. — Не следует ли нам ответить тем же?

— Нет, если не хотите зачеркнуть свое собственное существование, — сказал человек из толпы.

У него была отвисшая нижняя челюсть.

Сначала Сабрина подумала, что это просто какой-то старичок, но потом поняла, что его морщинистая кожа вовсе не кожа, а старый, чем-то набитый холщовый мешок. Из рукавов его костюма торчала солома, а на голове была старая фермерская шляпа.

— О чем ты говоришь. Страшила? — крикнул мистер Семерка.

— Ясно, что этот корабль приплыл к нам из прошлого. Не могу сказать, как и почему, но одно знаю наверняка: многие из нас находятся на этом корабле. В том числе и ты, Артур. Только Артур двухсотлетней давности. Если ты нападешь на этот корабль, можешь по неосторожности убить сам себя.

— Страшила, я никогда не понимаю, о чем ты говоришь, — пожаловался какой-то слепой мышонок. — А ты уверен, что волшебник дал тебе мозги? У меня есть подозрение, что он набил твою башку сладкой ватой.

— О, если бы только у тебя были мозги, — вздохнул Страшила.

Канис уставился на Страшилу.

— Итак, ты считаешь, что, если кто-нибудь на корабле будет убит, это как-то может повлиять на настоящее?

— Совершенно точно, — кивнул Страшила.

В следующую секунду Канис, подхватив девочек на руки, мчался по улице.

— Что ты делаешь? — закричала Сабрина.

— Ноттингем арестовал Вильгельма! — прокричал Канис. — Если ему известно то же, что знает Страшила, он убьет его.

— Зачем ему это нужно? — удивилась Сабрина.

— Если Вильгельм сейчас умрет, то барьер, который держит всех нас в этом городе, никогда не будет возведен, — объяснил Канис. — Кроме того, убив Вильгельма, он раз и навсегда покончит с его потомками. Все члены вашей семьи просто перестанут существовать.

— Чушь! — прошептала Дафна.

Сабрина оглянулась на толпу. Она увидела, как кое-кто из стоявших на берегу гонится за ними. Наверное, и до них дошел мрачный смысл слов Страшилы.

— А ты не мог бы бежать немного быстрее? — попросила она.

Около тюрьмы было настоящее столпотворение. Снаружи сотни вечножителей требовали ответа. Канис усадил девочек себе на плечи и, расшвыривая всех, кто попадался ему под ноги, наконец пробрался в крохотное здание. В приемной у стола, громко стуча по нему и непрерывно выкрикивая имя шерифа, стояла бабушка.

— Где он? — спросил Канис, опуская девочек на землю.

— Ноттингем увел его в камеру для допроса, — ответила бабушка.

— Что-то не нравится мне это слово: «допрос». Интересно, что он под этим подразумевает? — проворчал Канис. — Нужно вызволить его оттуда.

Бабушка кивнула.

В приемную вышел шериф. На губах его была такая улыбка, как будто он только что получил на свой день рождения велосипед.

— Шериф Ноттингем! — воскликнула бабушка. — Вы не имеете права арестовывать этого человека!

— Я имею все права. Я — шериф.

— В чем вы его обвиняете?

— Давайте посмотрим. У него нет разрешения на вождение плавсредств, у него нет паспорта с визой, разрешающей въезд в нашу страну. Кроме того, он нелегально пытался ввести к нам иностранцев.

— Он не здешний, Ноттингем, — сказал Канис. Сабрина и Дафна одновременно дернули его за рукава, пытаясь напомнить, что было бы глупо рассказывать всем о дырах во времени.

— О, я прекрасно знаю, что не здешний, — согласился Ноттингем. — Он явился сюда из прошлого. Теперь, когда я вижу это своими собственными глазами, я почти готов извиниться зато, что не придавал значения всем тем телефонным звонкам, что получал от населения. Телефон раскалился добела от сообщений об индейском племени Ленни Ленапи[10], динозаврах, солдатах времен Гражданской войны, космонавтах… До сегодняшнего дня я старался не обращать на это никакого внимания. Но оказалось, прошлое решило преподнести всем нам подарок.

— Подарок! О чем это вы говорите? — потребовала объяснений бабушка.

— А как же, одним ударом своего кинжала я положу конец мучениям целого города, — ответил Ноттингем. — Если не ошибаюсь, человек, которого я упрятал в камеру, Вильгельм Гримм. Его убийство освободит всех нас.

— Вы не можете просто так убить человека! — вскричала Сабрина. — Вы же офицер полиции.

— Офицер полиции? — рассмеялся Ноттингем. — Дитя, неужели ты думаешь, что я принял этот пост, заботясь о правосудии? Ваш драгоценный Вильгельм будет казнен за преступления против вечножителей. И если моя теория верна, то после того, как его не станет, ваша семейка автоматически растворится в воздухе. Вот так! — И он так громко щелкнул пальцами, что Сабрина даже подпрыгнула от испуга. — Интересно, вспомню ли я вас, когда всё будет кончено? Жалко, наверное, если нет.

— И когда вы планируете совершить это? — спросила бабушка Рельда.

— Сегодня в полночь! — донесся до них голос, усиленный мегафоном.

Толпа расступилась, и вперед вышла мэр Червона.

— Сегодня я выполню свое предвыборное обещание изменить жизнь города. Могу поспорить, что никто даже и предположить не мог, как велики будут эти изменения. Это будет нашим триумфом, друзья! Приглашаю всех.

Ноттингем злобно хохотнул, глядя в упор на семейство Гримм:

— Почему же вы не говорите, что это нам так не пройдет?

Толпа разразилась смехом.

— Я думала, это и так понятно, — спокойно ответила бабушка Рельда.

Гриммы пробрались сквозь толпу и вышли на улицу. Дядя Джейк ждал их около автомобиля.

— Вильгельм там? — указал он в сторону тюрьмы.

Бабушка кивнула:

— Бог знает, как он только попал сюда. Сабрина и Дафна переглянулись, но промолчали.

— И что мы теперь будем делать? — спросила Сабрина.

— Я не хочу перестать существовать, — сказала Дафна. — У меня были кое-какие планы на будущее.

— Мы сделаем то, что делали все Гриммы в тревожные времена. Мы выступим единым фронтом, все вместе, как одна семья. Мистер Канис, отвезите нас домой. Нам нужно сплотить наши войска.


* * * | Загадка Волшебного Зеркала | * * *