home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

В доме уже было полно гостей, большинство из которых казались довольно необычными. Ведьмы, принцессы, один гном и несколько рыцарей Круглого стола… Все активно поглощали закуски и пили фруктовый пунш.

В одном углу Сабрина заметила трех женщин — небезызвестную Троицу. Все три ведьмы когда-то работали на бывшего мэра Феррипорт-Лэндинга и при помощи своей магии прятали от простых смертных то, что им видеть не полагалось. Одна из них — добрая волшебница Глинда, чью жизнь и деятельность описал Фрэнк Лаймен Баум в «Волшебнике из страны Оз», — была одета в изумрудно-зеленый брючный костюм. В руке она, как обычно, держала свою волшебную палочку с хрустальной звездой на конце. Вторая выглядела так, как будто ей исполнился уже миллион лет. Звали ее фрау Пфеферкухенхауз, и была она более известна как ведьма из сказки о Ганзеле и Гретель. Замыкала круг экзотическая красавица Моргана Ле Фэй, сыгравшая роковую роль в жизни короля Артура. Троица наслаждалась крекерами с мягким сыром, оживленно обсуждая события какого-то телевизионного танцевального конкурса.

В противоположном от них углу сидел маленький человечек в строгом черном костюме. Сабрине он был очень хорошо знаком, так как она то и дело встречалась с ним по самым разным поводам. Это был один из семи гномов — мистер Семерка, как его звали в городе. Он с удовольствием уплетал знаменитое бабушкино зеленое печенье. В его наряде явно чего-то недоставало. Поразмыслив, Сабрина догадалась: на нем не было дурацкого колпака — бывший босс Семерки постоянно заставлял гнома надевать его.

Внимание Сабрины привлекла живописная компания, расположившаяся на диване: во-первых, Дафна. На голове малышки красовалась сверкающая корона, украшенная венецианскими золотыми монетками. Во-вторых, у ее ног, положив на колени девочки массивную голову, лежал их семейный любимец — огромный стокилограммовый датский дог Эльвис. И в-третьих, бесподобная Белоснежка. Смотреть на красавицу было всё равно что любоваться восходом солнца. Мисс Снежка была высокой и стройной, с гладкой, словно фарфоровой кожей и глазами, голубыми, как небо. Сабрине внезапно пришло на ум, что Белоснежка совершенно непреднамеренно, наверное, стала виновницей очень многих дорожных происшествий в городе — увидев, как она идет по улице, водители напрочь забывали о дороге. Несмотря на свою умопомрачительную красоту, мисс Снежка была доброй и внимательной. Кроме того, она великолепно владела разными боевыми искусствами: дзюдо, карате, кикбоксингом, а также теми видами единоборств, которые требовали применения палок, кнутов и тому подобного. Три раза в неделю Белоснежка приходила к ним домой, чтобы учить девочек самозащите.

К сожалению, последние три месяца оказались нелегкими в жизни Белоснежки. Вместе с Троицей и мистером Семеркой она была теперь безработной. Школа, в которой преподавала мисс Снежка, закрылась, и никто не знал, когда она снова откроется. В довершение всех бед ее вновь обретенный возлюбленный — принц Шарманьяк — бесследно пропал. Дело уже шло к свадьбе, но после неудачи на выборах, когда попытка Шарманьяка вновь баллотироваться в мэры Феррипорт-Лэндинга провалилась, принц исчез. Бабушка Рельда вместе с Сабриной и Дафной перевернули всё вверх дном, но, казалось, что Уильям, или Билли — так ласково называла его Белоснежка, — просто перестал существовать. Сердце мисс Снежки было разбито, она ужасно переживала по этому поводу. Вот и сейчас девушка чувствовала себя словно не в своей тарелке.

— Здравствуйте, мисс Снежка, — обратилась к ней Сабрина.

— А? Ой, прости, Сабрина. Ты что-то сказала? — Белоснежка вскинула на нее голубые глаза.

— Она немного огорчена, — объяснила Дафна, указав на другой конец комнаты.

Сабрина обернулась и увидела другую женщину, при взгляде на которую перехватывало дыхание. Она стояла меж двумя пухленькими феями — ее крестными. Сабрина сразу узнала ее: принцесса Шиповничек, известная также как Спящая Красавица. У нее была смуглая, почти медовая кожа и глаза цвета горячего шоколада. Мягкая, немного застенчивая улыбка не сходила с ее лица. С некоторых пор Шиповничек стала довольно частой гостьей в доме Гриммов. Дядя Джейк попросил ее помочь найти лекарство для Генри и Вероники, и принцесса ответила, что будет только счастлива помочь им. В доме все знали, что дядя Джейк без ума от принцессы. К сожалению, Шиповничек никуда не ходила без сопровождения своих крестных Цветочка-Жужжало и Мальвы-с-Жалом. Этот волшебный дуэт довел до сведения дяди Джейка, что до тех пор, пока он не пострижется и не предоставит убедительных доказательств его принадлежности к королевской крови, ему и думать нечего о свидании с принцессой.

— А что такое? — шепотом спросила Сабрина у сестры. — Они не ладят с мисс Шиповничек?

— Одно время та была замужем за Шарманьяком, — также шепотом ответила Дафна.

— Ужас! — покачала головой Сабрина.

— Думаю, мне не помешало бы сейчас выпить, — произнесла мисс Снежка, Поднимаясь с дивана. — Кто-нибудь хочет вина? — предложила она.

— Мне только семь лет, — хихикнула Дафна. — Да, да, конечно, — пробормотала Белоснежка, направляясь на кухню.

В комнату с важным видом вошел дядя Джейк и тут же направился к принцессе Шиповничек.

На его пути, словно полузащитники на пути центрального нападающего, немедленно выросли две феи.

— Бедный дядя Джейк, — сказала Сабрина.

— Он та-а-кими глазами смотрит на Шиповничек!.. — заметила Дафна, почесывая за ухом у Эльвиса. Огромный пес жмурился от удовольствия и тихонько постукивал задней лапой по полу. — А знаете что? Давайте найдем Эльвису подружку?

Эльвис фыркнул, с глухим ворчанием поднялся и юркнул из комнаты.

— А что я такого сказала? — удивилась Дафна. — Думаю, он убежденный холостяк, — пояснила Сабрина.

Кто-то постучал в дверь, и бабушка кинулась открывать. Сабрина и Дафна увидели, как в дом вошла блондинка с золотыми, словно залитыми солнцем волосами и старичок с тросточкой. Сабрина не была знакома ни с кем из них.

— Синди! Том! Какой приятный сюрприз! Прошу вас, входите, — сказала бабушка. — Позвольте ваши куртки.

Синди тоже оказалась редкостной красавицей. Ни чуть вздернутый носик, ни крупные веснушки на скулах совсем не портили красоты девушки, а широкая белозубая улыбка только придавала ей обаяния.

Спутнику Синди, Тому, было далеко за восемьдесят, у него было худое вытянутое лицо. Трясущимися руками он опирался на длинную коричневую трость и крепко прижимал к груди кожаную сумку. На нем был шерстяной жакет и старомодная фетровая шляпа.

— Надеюсь, мы не помешали, — проговорила Синди.

— Я вчера услышал о вашем собрании и настоял на том, что нам непременно нужно присутствовать на нем. Думаю, мы тоже сможем быть вам полезны, — заявил Том.

— Чем больше гостей, тем веселее, — радостно откликнулась бабушка.

— Ну, а если уж мы ничем не поможем, — продолжил Том, поставив свою сумку на пол около кушетки, — то, по крайней мере, вымоем посуду в конце вечера.

— Синди, Том, думаю, кроме моих внучек вам все здесь знакомы, — сказала бабушка, подзывая к себе девочек. — Сабрина, Дафна, это мистер Бакстер и его жена, доктор Бакстер.

— Вы вечножители? — спросила Дафна.

— Я — увы! — нет, — рассмеялся Том, — а вот моя жена подпадает под эту категорию.

Дафна удивленно подняла брови и в изумлении уставилась на женщину.

— Я Золушка, — несколько смущенно призналась та. — Еще меня называют Синдирелла или просто Синди.

Дафна издала такой вопль, что все в комнате внезапно замолчали. Даже Эльвис прибежал обратно и ошарашенно глядел по сторонам.

— Простите, — обратилась Сабрина к окружающим. — Когда моя сестра была маленькая, она ударилась головой.

Дафна больно прикусила свою ладонь. Она всегда так делала, когда испытывала восторг или волнение, или и то и другое вместе.

— Юбалюбабубалааа, — пробормотала она.

— Простите? — удивилась Золушка. Дафна вытащила руку изо рта.

— Я так взволнована, что кажется, меня сейчас стошнит!

Синди улыбнулась.

— Рада познакомиться с вами, девочки. Очень мало кого из людей я любила… вернее, люблю так сильно, как вашего отца.

— Он такой доброжелательный, — вступил в разговор Том.

— Мы тоже его большие поклонники, — улыбнулась Сабрина, пожимая руку Тома.

— Здесь в городе Синди ведет радио-шоу, — сказала бабушка. — Или теперь мне называть тебя доктор Синди?

— Синди — вполне достаточно, — рассмеялась Золушка.

— А у нас хорошие новости, — гордо объявил Том. — Мы приобретаем национальную известность. Скоро шоу «Советы Доктора Синди» будут транслировать по всей стране.

— Какие советы? — спросила Сабрина.

— Я специализируюсь на семейных проблемах, — ответила Синди. — У меня было трудное детство, и я, используя свой личный опыт, помогаю семьям улаживать разногласия.

Эльвис подобрался к сумке старичка, обнюхал ее и жалобно завыл. Бабушка взяла собаку за ошейник и оттащила прочь.

— Эльвис, веди себя хорошо, — рассердилась она. Пес недовольно заворчал, но все же послушался. Бабушка повела Эльвиса на кухню, а Сабрина решила внимательно приглядеться к новым гостям. Она заметила, как ласково рука старика коснулась руки жены, как смотрел он на нее глазами, полными восхищения. Так люди смотрят на прекрасный водопад. Сабрине это было знакомо: так смотрели друг на друга ее родители, да и у бабушки с дедушкой на всех фотографиях был такой же взгляд. Синди повернулась к Тому, и ее глаза вспыхнули радостью и восторгом. «Он смотрит на нее та-а-кими глазами…» — вспомнила Сабрина.

Пак, как всегда, был в своем репертуаре. Он вышел на середину комнаты и громко рыгнул.

— А вот и я! — объявил он окружающим, как будто все только и ждали его появления. Ему никто не ответил, и мальчишка повернулся к Сабрине. — Вырядился как какой-нибудь глупый турист! — сказал он. — В этих шмотках я чувствую себя полным идиотом.

На нем была рубашка, которую купила ему бабушка-с этаким веселеньким крокодильи и ком на боку. Пак пририсовал к его пасти облачко, в котором написал; «ПОЕДАЮ ЛЮДЕЙ».

— Миленькая рубашонка, — заметила Сабрина, пытаясь поддержать Пака.

Пак фыркнул.

— «Миленькая рубашонка!» — передразнил он. — Я — величайший злодей в истории человечества, само порождение дьявола. Повсюду я сею ужас и страх. Беды и хаос идут за мной по пятам. Целые народы в страхе падают предо мною ниц. И тут меня видят в этой рубашонке! С улыбающимся крокодилом! Если уж с крокодилом, то он должен пожирать человека или бороться с медведем, или делать что-нибудь еще столь же ужасное. А этого крокодила только на именинный пирог сажать! Если бы Предатель Джонас увидел меня в этом наряде, я бы умер от стыда.

— Предатель Джонас? — переспросила Дафна. Сабрина пожала плечами.

— Ну, я думаю, все собрались, — начала бабушка, пока Пак не успел продолжить свою тираду. Она встала в центре комнаты, призывая всех к тишине. — Я очень ценю, что вы нашли время, чтобы прийти и высказать свои предложения по поводу того, как нам разрешить нашу проблему. Знаю, все вы — очень занятые люди, да и не время сейчас общаться с Гриммами…

— Мэр Червона не может указывать нам, с кем общаться, а с кем нет, — перебила ее Моргана Ле Фэй.

Все одобрительно зашумели.

— Спасибо, — сказала бабушка. — Вы знаете, что наша семья на протяжении нескольких веков решала чужие проблемы. Многие приходили искать у нас помощи. Теперь трудности возникли у нас, и мы обращаемся к вам. Сегодня я хочу попросить вас сообща найти способ, как избавить моего сына Генри и его жену Веронику от заклятия вечного сна.

В этот момент раздался громкий стук в дверь.

— Ой, кто-то опоздал! — всполошилась бабушка. — Сабрина, ты не могла бы открыть дверь?

Сабрина поспешила к двери, боясь пропустить что-нибудь интересное. Она широко распахнула дверь, но чуть было не хлопнулась в обморок, увидев, кто стоит за ней. Дряхлая старуха, одетая в жалкие лохмотья, смотрела на нее сквозь седые кустистые брови. От нее пахло смертью. Позади старухи на гигантских куриных ногах расхаживала по двору захудалая избушка.

— Баба-яга! — выдохнула Сабрина.

Старая карга рассматривала Сабрину острым сердитым взглядом. Каждая морщина, каждая бородавка, каждый шрам на ее лице пылали жгучей ненавистью.

— Меня пригласили, — проворчала она, отодвигая Сабрину в сторону и входя в дом. Проходя, она задела руку Сабрины подолом своей черной хламиды, и девочка почувствовала острую боль в пальцах, как будто бы их окунули в котел с кипящей водой.

Сабрина закрыла дверь и прошла вслед за ведьмой в гостиную. С приходом Бабы-яги многие гости начали нервно ерзать на своих местах. Некоторые при ее неожиданном появлении изумленно вскрикнули, но бабушка Рельда тепло поприветствовала старую каргу и напомнила гостям, что Баба-яга владеет многими магическими секретами. Поворчав немного, гости угомонились.

Итак, странная маленькая вечеринка началась. Гости обсуждали все варианты, какие только могли придумать. Они сновали вверх и вниз по лестнице, то и дело бросали быстрые взгляды на сладко спящих родителей Сабрины, предлагали то или иное заклинание, то или иное зелье, рекомендовали обратиться к разным духам или прибегнуть к сложным магическим формулам друидов. Бабушка Рельда внимательно выслушивала всех, тщательно записывая каждый совет в блокнот, который всегда был у нее под рукой.

Мистер Семерка предположил, что неплохо было бы отыскать принца Шарманьяка: всем известно, что его поцелуй однажды снял сонные чары. Сабрина уже склонялась к тому, чтобы испробовать это на своих родителях, но тут принцесса Шиповничек заметила, что поцелуй принца может заставить Веронику Гримм влюбиться в него без памяти, как это когда-то произошло с ней самой. Вспыхнув от смущения, Белоснежка и Золушка согласились с принцессой. Понятно, что средство это — палка о двух концах, и было решено отложить его на самый крайний случай. Надо сказать, что Сабрина с Дафной совсем не жаждали увидеть Шарманьяка в качестве отчима, поэтому необходимо было найти какое-нибудь другое решение.

День постепенно перешел в ночь, и поток предложений понемногу иссяк. Собрание подошло к концу. Зеленое печенье было съедено, сосуд с пуншем опустел. Гости пожелали Гриммам удачи и растворились в ночи (многие в самом прямом смысле этого слова), и семейство вновь осталось в одиночестве без какого бы то ни было ясного плана действий.

Обескураженная Сабрина побрела спать. Дядя Джейк следовал за ней по лестнице. У него на руках, положив голову ему на плечо, сладко посапывала свернувшаяся калачиком Дафна. Корона соскользнула с головы девочки и болталась на шее.

— Мы не собираемся сдаваться, Брина, — попытался утешить ее дядя Джейк, когда она забралась под одеяло.

— Я знаю, — ответила Сабрина, стараясь, чтобы голос ее звучал бодро и убедительно.

Дядя погасил свет и закрыл за собой дверь. Сабрина лежала и ждала, когда ее глаза понемногу привыкнут к темноте. Вот уже стали проступать неясные очертания моделей самолетов, которые давным-давно смастерил ее отец… За ними начал появляться скат потолка… Сабрина крепко зажмурила глаза и смахнула слезу. Она так устала ждать.


ЧЕТЫРЕ ДНЯ НАЗАД | Загадка Волшебного Зеркала | * * *