home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Дорожные заботы

В зверином эшелоне, если вы помните, кроме капризных и слишком больших для путешествия по железной дороге жирафа и бегемота, были ещё верблюды и маленькие лоси. Их всех называли одним именем — «бемби». Так вот, с этими бемби и верблюдами дело обстояло проще простого. Лосята покорно втиснулись в кассеты — узкие и высокие ящики, где ни сесть, ни лечь, ни повернуться. Да, вот так, зажатыми со всех сторон, они проехали больше тысячи километров и только глаза бемби, большие и очень грустные, говорили о том, как тяжело далось им это путешествие. Забегая чуть вперёд, я скажу, что в Берлине, когда лосят вывели из кассет, все они опустились на землю: за долгое путешествие ноги у них затекли и сразу же подогнулись. Однако не огорчайтесь. Прошло полчаса, час — и все бемби, один за другим, медленно поднялись, тут же на грузовом дворе товарной станции сделали разминку, с аппетитом поели и отправились в необычное для них путешествие по улицам Берлина.

Итак, лосята, а ещё в большей степени верблюды оказались совсем нетребовательными пассажирами. У верблюда ведь есть большой запас еды и воды в собственном горбе. Он, корабль пустыни, долго может не есть и не пить.

Звери на улице

Но с бегемотом пришлось повозиться. Его в кассету не воткнёшь. И вообще, какая там кассета, когда этот ещё подросток — бегемот весил две с половиной тонны. Для него была приготовлена специальная дорожная клетка, конечно, тоже тесная, как футляр. Пытались его туда заманить и так и эдак — не идёт, и всё тут. Попробуй сдвинь с места две с половиной тонны на коротких и толстых ногах. Недаром говорят:

Ох, нелёгкая это работа —

Из болота тащить бегемота!

Егор Исаевич решил использовать бегемотью слабость — прожорливость. Ничего не скажешь, больше всего любит эта зверюга поесть. Вот и положили в дорожную клетку кипу свежего пахучего сена, а поверху этот салат для бегемота украсили ещё разноцветными овощами — морковкой, брюквой и свёклой. Заманчиво получилось и очень уж аппетитно. Можно предположить, что сердце бегемота дрогнуло, и он, медленно перебирая ногами-тумбами, втиснулся в клетку-футляр. Мгновение — и за ним захлопнулась подъёмная решётка — шибер.

Можно ехать?

Ничуть не бывало.

Пронёс по воздуху трёхтонный подъёмник дорожную клетку с бегемотом, втащили её в вагон, а затем туда же стали вкатывать бочки. Четыре бочки огромные, а пятая поменьше. Бочки поставили на попа и откупорили. В четырёх была вода, в пятой — вазелин.

Тронулся поезд, и Егор Исаевич зачерпнул ведром из бочки, обдал бегемота водой.

Как же тот отфыркивался и раскрывал пасть, выражая этим свой восторг!

Ещё и ещё ведро. Теперь бегемот морщил кожу, собирал её в складки и отряхивался. Вода не задерживалась на бегемотовой коже — она стекала с неё как по маслу. И впрямь бегемот был покрыт жиром. Ведь и мы смазываем иногда кожу жиром, чтобы она не потрескалась от загара или от большой сухости. Так же поступил Егор Исаевич с бегемотом. Окатив его водой, он зачерпнул деревянной лопаточкой вазелин и принялся растирать чёрную блестящую спину. А бегемот при этом вертелся, будто и не было в нём этих тонн веса. Он подставлял то один бок, то другой, перебирал своими короткими ножками и, если бы мог выразить свои чувства словами, наверно, сказал бы: «Спасибо, Егор Исаевич. Эта процедура мне очень-очень по душе».

Да, у проводника дорогой со своими пассажирами много работы: накорми и убери, убери и накорми. И спят-то звери не обязательно ночью, а когда им вздумается. Проводнику же круглые сутки с ними забота. Но в тот раз пассажиры были особенно беспокойные: бегемота надо было то и дело мыть, а в жирафовом вагоне взбираться на лесенку-стремянку, чтобы кормить длинношеего путешественника.

Что же до лосят, то они смирно стояли в своих узких ящиках, жевали корм и отфыркивались, когда наедались и хотели сказать проводнику, что хватит их кормить.

Половина трудного путешествия осталась уже позади, когда на границе ГДР железнодорожники вдруг отцепили вагон с жирафом. Почему это случилось, мы уже знаем: путепроводом снесло бы голову жирафу. Ведь стеклянный колпак был намного выше трубы паровоза, а над трубой этой путепровод нависал всего лишь в полуметре.

Ну что, отправлять жирафа от границы до Берлина пешком? Не дойдёт. — Вернуть обратно? Нет, это было не в характере Егора Исаевича.

А тут, как назло, бегемот начал нервничать. Души душами, а всё ж таки это не бассейн. Ещё два-три дня, и это толстокожее, но очень уязвимое животное погибнет.

Проводник это понимал и потому дорожил каждым часом. Немецким железнодорожникам он сказал:

— У меня одна только просьба: подцепите к вагону с жирафом открытую платформу.

— А путепровод? Его же выше не поднимешь.

— Знаю.

— Не было бы беды?

— Не будет. У меня нет ни минуты. Бегемот нервничает. Надо торопиться.

И немецкие железнодорожники сделали всё быстро: состав расцепили, за жирафовым вагоном пошла открытая платформа. Когда же поезд остановился перед путепроводом, Егор Исаевич влез на крышу вагона, отвинтил прозрачный колпак, уложил его на платформу и вошёл к жирафу.

— Ну, брат, придётся тебе поклониться. Ничего не поделаешь. Для тебя это лучше, чем потерять голову.

На длинную жирафью шею накинули цепь и медленно стали пригибать маленькую его голову к полу вагона. А затем цепь эту приковали к полу.

Приятно ли это было жирафу? Конечно, нет. Он так и норовил лягнуть Егора Исаевича. К счастью, это ему не удалось. А Егор Исаевич работал в темпе пожарного в горящем доме. Он предупредил железнодорожников, что жирафу больно, что каждая минута дорога, как во время хирургической операции.

Как только приковали голову жирафа к полу, раздался свисток кондуктора, затем гуднул паровоз, звякнули буфера, и поезд пошёл под путепровод.

Всё это время Егор Исаевич стоял на коленях у склонённой головы жирафа.

— Потерпи, дружок, — говорил он и гладил жирафа между рожками, — в дороге что не бывает. Вот и путепровод над нами. Слышишь? Сейчас я тебя раскую.

Казалось, жираф понимал, что говорит ему Егор Исаевич. Он покорно смотрел в пол вагона, подушка на шее давила мягко — цепи жираф не чувствовал и теперь не брыкался, терпеливо ожидая, когда его раскрепостят. Как только прошли под путепроводом, проводник снял цепь, и жираф снова поднял свою гордую голову, просунув её в отверстие вагона. Он увидел небо, далёкие пути, светофоры и, наверно, подумал, что жить хорошо. А там его накрыли прозрачным колпаком, который везли следом за вагоном с жирафом на открытой платформе. Жираф покрутил своей маленькой головой в стеклянном колпаке, и его повезли дальше, в Берлин.

Да, это было одно из самых трудных путешествий Егора Исаевича. Когда поезд со зверями пришёл в Берлин, ему хотелось только одного: спать. Но Егор Исаевич не изменил раз и навсегда заведённому порядку. Как только беспокойные пассажиры были приняты, он помылся, побрился и поехал в Трептов-парк. Здесь-то и произошла у него встреча со Славиком. Но, прежде чем рассказать об этой встрече, надо вернуться в Московский цирк к Славику, которого мы оставили с униформисткой тётей Лизой.


Мишка валдайский | Звери на улице | Медведь-водитель