home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

«Течет, течет речка да по песочку, – беззвучно шевельнул губами товарищ Москвин – Моет, моет золотишко.» Первые же недели работы в ВЧК показали, что самое трудное и невыносимое – ждать. Жора Лафар рассказывал, что настоящих шпионов этому специально обучают, заставляют смотреть, как трава растет и распускаются листья. У них, птенцов Феликса Дзержинского, времени на учебу не было – в засадах и перестрелках нервы закаляли. Но до перестрелки надо дожить и дотерпеть. Ждать, ждать, ждать… «А молодой жульман, ох, молодой жульман заработал вышку.»

– Леон! Можно я закурю?

Миша Огнев, он же Мишель, достал папиросы, взглянул неуверенно. Леонид невольно поморщился. Он и сам с удовольствием сделал бы несколько затяжек, но в машине и так тяжелый дух, окна же открывать не стоит. Подойдет случайный прохожий, скользнет любопытным взглядом… Но даже не это главное.

– Smoke – wroga nie wida'c, Мишель. Если порусски: куришь – врага не видишь. Так нас товарищ Дзержинский учил. Потерпим, недолго осталось.

Репортер послушно спрятал знакомую пачку с изображением черноволосой цыганки. Упоминание Первочекиста подействовало безотказно. Бывший старший оперуполномоченный еле заметно улыбнулся. Можно разрешить, но привычка – вторая натура. Когдато его учили, теперь очередь Мишеля. Чтобы служба медом не казалась! «Ходят с ружьями курвыстражники длинными ночами. Вы скажите мне, братцыграждане: кем пришит начальник?»

Муркин знакомец определенно подавал надежды. Сегодняшний план – его заслуга. Угнать авто со стоянки возле вокзала СенЛазар, не забыв заляпать номера грязью со снегом, Леонид бы и сам догадался. А вот некоторые полезные мелочи – целиком его, Мишеля, заслуга. Только в таких делах мелочей не бывает. Например, шелковые маски. Кто ж знал, что их можно в обычной сувенирной лавке купить? Огнев знал. И насчет того, чтобы дорогим одеколоном побрызгаться, его идея. Найдут авто, ноздрями пошевелят – и станут искать любителей штучной парфюмерии. Еще один ложный следок на беломбелом снегу… «Течет речка да по песочечку, бережок, ох, бережочек моет…»

Все та же улица, тот же дом с железными жалюзями. И время привычное, если верить циферблату с желтым огоньком. Всё готово, все на свои местах. Еще пара минут – и клиент пожалует. Ради этой встречи Леонид надел купленное у старьевщика тряпье, попытавшись скопировать виденного им возе Le Ventre de Paris «делового». Даже ногти привел в порядок. Все должно получиться…

Товарищ Москвин вновь дернул ртом. Нельзя загадывать! Может, и не пожалует мсье де СенЛуи, на службе задержится – или иное развлечение найдет. Вдруг ему именно сегодня не мальчиков захочется, а, скажем, козочек? Или живот скрутит, или такое же угнанное авто заденет колесом. Ждать, ждать, ждать… «А молодой жульман, ох да молодой жульман начальничка молит…»

Леонид на миг прикрыл веки, представив себе черный берег Гранатовой бухты. Говорят, он не черный, а цвета запекшейся крови, такого камня на Земле нет. Очень красивый, но с какойто вредной химией внутри, поэтому в Гранатовой бухте люди бывают редко. Ничего, он все увидит! До Тускулы уже совсем близко, руку протяни…

– Есть! – негромко проговорил Огнев. Товарищ Москвин, открыв глаза, взглянул сквозь заляпанное грязью ветровое стекло. Вот и клиент прихромал, Гастон де СенЛуи собственной персоной. Соскучился по грамматическим ошибкам.

– Выход товарища Климовой, – шевельнул губами бывший чекист.

Мурка, легка на помине, уже шлепала прямо по подмерзшим лужам навстречу Гастону. Леонид одобрительно кивнул. Хороша! В купленном по такому случаю старом пальто и нелепой шляпке с пером, Маруся издали напоминала огородное чучело, вблизи же, благодаря густому слою дешевой косметики, смотрелась и вовсе невероятно. Даже походка стала другой, дерганной, нервной. Целая куча особых примет – следочков на снегу. И ведь не учил, сама догадалась!

– Мишель, карту не забыли?

Репортер похлопал себя по карману:

– Выезжаем из города – и прямо по Autoroute du Soleil[81]. Я вчера специально такси взял, проехал до самой окраины, чтобы не заблудиться. Через час начнет темнеть, никто и внимания не обратит.

Леонид молча кивнул, продолжая следить за клиентом. Тот, явно ничего не подозревая, бодро обошел очередную лужу, бросив быстрый взгляд на черную дверь знакомого подъезда…

– Я видел, он входил в веселый дом,

Сиречь в бордель… –

Миша Огнев усмехнулся, показав крепкие желтоватые зубы. Гастон между тем обходил вторую лужу… А вот и Мурка! Прошла рядом, пошатнулась, слегка коснулась плечом. Де СенЛуи отскочил в сторону, но всетаки – истинный француз – не забыл приподнять шляпу.

– Пардон, мадам, – негромко проговорил Мишель. – А вот сейчас точно услышим…

– Маски! – спохватился бывший старший уполномоченный. – Надеваем, быстро!

И словно в ответ, сквозь толстое стекло донеслось:

– Au voleur! Au voleur! Pickpocket!..[82]

Нужные слова Мурка запоминала целый час. А вот всему прочему учить не пришлось: резко повернулась, шлепая по луже, подбежала к замершему на месте Гастону, вцепилась в плечи:

– Pickpocket!.. Au secours! Au secours!..[83]

Громко хлопнули дверцы. Уже выскочив из машины, Леонид сообразил, что маску надел слишком рано. Прохожих поблизости нет, а те, что из окон наблюдают, смогут рассказать самую обычную историю про карманникаручешника, наивную девушку – и двоих месье, кивнувших на помощь. Шелк на лице – уже перебор. Но и рисковать не хотелось. А вдруг у когото бинокль под рукой?

– Pickpocket – не умолкала товарищ Климова, выворачивая руку опешившему любителю веселого дома. – Aidezmoi, s'il vous plait, monsieurs![84]

Гастон попытался вырваться, повернулся, замер с открытым ртом… Бывший старший уполномоченный опустил руку, Огнев и Мурка подхватили обмякшее тело. Леонид хотел напомнить, что клиента следует уложить на заднее сиденье, не забыв заткнуть рот, но промолчал. Сами сообразят, не маленькие. А вот как следует осмотреться, дабы оставить полиции лишнюю улику, это уже его забота.

Бывший бандит по кличке Фартовый любил работать чисто.

* * *

– Quand nous chanterons le temps des cerises

Et gai rossignol et merle moqueur…[85]

Пел Миша Огнев с душой, налегая на французское «r», хотя и негромко, чтобы не мешать. Леонид же, слегка расслабившись, приоткрыл окно и выкурил подряд пару «житанов». Мурка устроилась на заднем сиденье возле связанного и стреноженного Гастона, положив тяжелые «кольт» на колени.

За окнам авто синел вечерний сумрак. Фары пока не включали. Авто мчалось по дороге, уходя все дальше на юг. Шоссе называлось Солнечным, но сейчас впереди была долгая зимняя ночь.

– Seront tous en f^ete

Les belles auront la folie en t^ete

Et les amoureux du soleil au coeur…

Леонид понимал, что предосторожности не имеют смысла. После первых же вопросов де СенЛуи сообразит, к кому попал, значит, любителя мальчиков следует или надежно завербовать – или оставить на дне ближайшей речки. Материала для вербовки хватит на троих, но из трусов и подлецов получаются никудышные агенты. С такими бывший старший оперуполномоченный уже встречался: и по чекистской службе и в лихой разбойничьей жизни. Предадут, побегут каяться, потом снова предадут… Но валет Гастон нужен живым, он – единственная ниточка, ведущая к установке «Пространственный Луч», и дальше, на Тускулу…

– Можем повернуть, – порусски проговорил Огнев, откладывая в сторону карту. – Проселок, чуть дальше водохранилище, имеет смысл остановиться прямо на берегу.

Сзади, где темным кулем лежал похищенный, чтото булькнуло, и тут же послышался звук оплеухи. Товарищ Климова бдила.

– Хорошо, сворачиваем.

Репортер уменьшил скорость, включил фары и внезапно рассмеялся:

– Почетное дело поручено мне:

Давить сапогами клопов на стене.

Выйдя из авто, товарищ Москвин полез в карман за папиросами, но вовремя вспомнил, что окурок – тоже улика. Ничего, потерпит! Место ему чрезвычайно понравилось. Темная вода – и голый пустырь вокруг. Ни души, ни огонька.

Фары выключили. Темнота принесла с собой холод, и Леонид невольно вспомнил последнюю ночь в Питере. Они с Паном идут по Лиговке, скоро нужный дом, темная подворотня, где следует сбавить шаг, пропуская товарища вперед…

– Кладите прямо на землю. Простудится – не беда.

Гастона не положили – бросили, услышав в ответ полное обиды мычание. Товарищ Москвин склонился над ерзающим по холодной земле телом, прикидывая, с чего следует начинать. Наверно, с фотографии. Наглядность всегда помогает.

– Мишель, достаньте фото.

– Сейчас, – послышалось откудато сзади. Леонид не успел даже удивиться – холодный металл коснулся затылка.

– Не двигайтесь, Леон.

– Миша, отойди чуть назад, а то пулей задену – Мурка держала «кольт» обеими руками, целя прямо в лицо. – А ты, Лёнечка, снимай пальто, только очень медленно. Про пистолет забудь, враз череп снесу!

Леонид на миг закрыл глаза, словно жалуясь на судьбу. Сколько раз убить могли, приговор писали, к расстрельной стенке ставили. Обошла Костлявая стороной! И ради чего? Чтобы на «машку» коцаную нарваться! Товарищ Климова зря надеется на свой «кольт», пуля из «бульдога» успеет раньше, но Огнев тоже не промахнется. Перехвалил парня!

Товарищ Москвин, резко выдохнув, расстегнул верхнюю пуговицу. Сам виноват!

«А молодой жульман, ох, молодой жульман заработал вышку.»

Пальто, резинка, пистолет… Мишель вытряс карманы, забрал эстонский паспорт, деньги, чековую книжку. Мурка стояла рядом, не опуская оружия. Наконец, зубасто улыбнулась:

– Садись. Прямо на землю. Простудишься – не беда.

И вновь Леонид подчинился. Обхватил колени руками, ткнулся подбородком. Рядом приглушенно замычал Гастон. Бывший старший оперуполномоченный прикинул, что ситуация не слишком изменилась. Его будут вербовать – или отправят под черную воду. Но из Лёньки Пантелеева тоже плохой агент…

Репортер собрал деньги и документы, рассовал по карманам, затем подошел к девушке, обнял.

– Погоди, Мишенька! – Мурка, быстро поцеловав парня в губы, опустила «кольт». – Дай мне его пистолет. Сними с предохранителя, я в этих железках не шибко разбираюсь.

Теперь на Леонида смотрел его собственный «бульдог». Ощущение оказалось не из самых приятных. Здесь их четверо, выживет, скорее всего, ктото один.

– Товарищ Огнев! А вы не опасаетесь, что и вас прикончат? Климова – предательница, свидетели ей ни к чему, особенно на заседании трибунала.

Мишель поглядел на Мурку. Та улыбалась.

– Нет, Лёнечка! У нас с Мишенькой любовь на всю жизнь. Я за него замуж выйду. Но ты в любовь не веришь, поэтому иначе скажу. Товарищ Огнев в составе делегации, если он исчезнет, шум начнется, меня приплетут, а потом и тебя. А зачем нам это?

Бывший чекист согласно кивнул. Верно, он и сам бы так поступил. Значит, будет у Мишеньки любовь на всю его короткую жизнь. До границы СССР по крайней мере дотянет.

– Маруся! А с клиентом нашим чего делать будем? – явно осмелевший репортер легко пнул Гастона носком ботинка. – Если он чтото важное знает, надо бы допросить.

– Нет, Миша, не надо.

Климова подошла ближе, чуть наклонилась:

– Это Леониду Семеновичу очень надо. А нам с тобой эти тайны ни к чему, дольше проживем. Леонид Семенович сейчас сидит и думает, как бы с нами расквитаться. Правда, Лёнечка? И того не понимает, что не я это выдумала. Ему, Мишенька, хотели очень важное дело поручить, а он на Тускулу собрался, вроде как дезертировать решил. А партии дезертиры без надобности. И начальство очень, я тебе скажу, обиделось. Приказал наш начальник за тобой, красивым, присматривать, глаз не сводить. А дальше – целиком на мое усмотрение. Вот я и усмотрела. Лишен ты доверия, Леонид Семенович, а значит, возвращаться домой тебе не с руки. Что живым, что мертвым.

Резко встала, подняла руку. Сухо ударили выстрелы. Тело Гастона де СенЛуи подпрыгнуло, задрожало… Затихло.

– Миша, брось фотографию, – Мурка дернула подбородком. – Ту самую, срамную, с мальчиками. Для здешних «ажанов» лишний следок будет. А ты, Леонид Семенович, не поминай лихом. Не помрешь – живи, как знаешь. Прощай, Лёнька Черные Глаза!

Товарищ Москвин хотел ответить, но не успел. «Бульдог» плюнул желтым пламенем. Резкая боль обожгла бедро, прокатилась телом, сжала сердце.

«Вы скажите мне, братцыграждане: кем пришит начальник?»


предыдущая глава | Око силы. Трилогия | cледующая глава