home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

– Мне, право, неловко, Ольга, – виновато проговорил Соломатин, ежась от внезапно налетевшего ветра. – Вы – человек очень занятый, а я посмел самым беспардонным образом напроситься на встречу. Но присутствуют некие обстоятельства…

Кавалеристдевица взглянула хмуро.

– Еще барышней назовите! Вы, Родион Геннадьевич, прямотаки интеллигент в галошах. Когда мне в тюрьму передачи возили, небось, не спрашивали! Говорите уж прямо, чего у вас случилось?

Достань Воробышка, поправив знакомое английское кепи, поглядел странно.

– Дело не во мне. Точнее, не только во мне.

Последние два дня в Столице выдались теплыми, понастоящему весенними, но в этот вечер холод вновь взял свое. Ледяной ветер загулял по улицам, небо исчезло за густым пологом туч, а вместо ожидавшегося дождя в воздухе беззвучно заплясали мокрые снежинки. Ольга догадалась надеть пальто, интеллигент Соломатин остался при костюме и галстуке, зато в кепи. К ботинкам ученого сиротливо прижимался старый, доверху набитый портфель.

Встретились, где обычно – на Солянке, у бывшего Дхарского центра. Ольга сразу же предложила поискать более уютное место для разговора, но ученый отказался, оговорившись, что дело минутное, хотя и важное.

– Сначала обо мне, – Достань Воробышка, быстро оглянулся, перейдя на громкий шепот. – Все архивы бывшего Дхарского центра опечатаны, у меня на квартире был обыск. Вот, удалось коечто унести.

Он кивнул на портфель, усмехнулся невесело.

– Почему не арестовали, сам не пойму. Искали какието прокламации и чуть ли не списки подпольного правительства. Зная методу этих господ, то есть, в данном случае, товарищей, я был уверен, что найдут. Пока бог миловал.

– К Вальпургиевой ночи готовятся, – прохрипела кавалеристдевица, ничуть не удивившись. – Одно странно, чего они в вас вцепились? Не Милюков же вы, в самом деле?

В ответ Соломатин лишь молча развел руками.

Удивляться и в самом деле было нечего. По коридорам и курилкам Главной Крепости ходили слухи о массовых арестах в двух столицах и в нескольких крупных городах. Брали «бывших», причем не столько генералов и царских чиновников, сколько «интеллигентов в галошах». Румянцевскую библиотеку закрыли, обыски шли в бывшей Петровской академии, поговаривали, что отправлен на Лубянку ктото из вицепрезидентов Академии Наук. Всезнающие курильщики пояснили эту странность тем, что генералов уже всех извели, а которые остались, защищены крепкой дланью Революционного Военного совета. Комбатр Полунин считал иначе. Один из его знакомых поведал под большим секретом, что причиной стало обнаружение секретного белогвардейского архива в Питере, в «Бэровском фонде» библиотеки Академии.

Циники же рассудили куда проще. Из профессоров и доцентов легче выбить показания, особенно если дело спешное. ОГПУ торопится дать отчет о принятых накануне Первомая «превентивных мерах».

– Чисто интеллигентская дилемма, – констатировал Достань Воробышка. – Ждать ареста – или удариться в бега.

– А чего тут думать? – поразилась Ольга, но Родион Геннадьевич предостерегающе поднял широкую ладонь:

– Не спешите! Ради подобных гамлетовских сомнений я не стал бы вас беспокоить… барышня. То, что арестовывают таких недобитых, как я – не новость. Но готовится нечто худшее. Я постоянно жаловался вам и Семену Петровичу на наших дхарских стариков. Они ретрограды, люди позавчерашнего дня… Но наш позавчерашний день – это суды по обвинению в язычестве, выселения, уничтожение святынь, именуемых в тогдашних документах «капищами», каторга для старейшин и жрецов. В ответ мы создали очень действенную систему оповещения…

– Контрразведку? – понимающе кивнула бывший замкомэск, пряча покрасневшие от холода ладони в карманы пальто.

– Да, контрразведку, – спокойно согласился ученый. – А еще у нас есть тайные убежища и наша главная крепость – Заповедный Лес возле ДхориАрха. Если грядет беда, каждый дхар получает маленькую веточку ольхи. Мы и зыряне называем ее Ловпу, Древо Души. Свою веточку я нашел в почтовом ящике как раз накануне обыска. Такого не было с начала века, когда были уничтожены поселения серых дхаров на Печоре.

Ольга поглядела вверх, в пустое темное небо, скользнула взглядом по равнодушным белым снежинкам.

– Шушмор вспомнила, – горько усмехнулась она. – Както все очень похоже. Древность, капище, легенды – и части Стратегического резерва, что научный объект охраняют. Позавчера и послезавтра. Переплелось – не развяжешь.

– Шушмор не только вы помните. Не претендую на большую известность, на если начнут арестовывать дхаров, мне явно уготовано место если не главы подпольного правительства, то вицепремьера по вредительству. Вас же вполне могут привлечь, как мою знакомую. Заодно и Шушмор приплетут. Уж извините, барышня, ваше столбовое дворянство у вас на лбу прописными литерами написано.

Зотова внезапно рассмеялась – весело, взахлеб. Вынула платок, мокрый нос вытерла.

– Извините, Родион Геннадьевич, я не со зла. На лбу моем сейчас целый букварь прочесть можно, только лучше не на ночь глядя. Что предупредили – спасибо, учту. А вы уезжайте, раз землякам вашим беда грозит. Надеюсь, все же разберутся, не царские сейчас времена, чтобы безвинно целые народы карать. Власть, как ни крути, наша, народная, только гады всякие к ней примазались. Уезжайте!

Достань Воробышка покачал головой:

– Повторюсь – дело не во мне. Убегать не стану. Мужчины из рода Фроата Мхага выполняют свой долг, даже если наша война проиграна много веков назад. Ольга! Сейчас я назову вам адрес в УстьСысольске…

– Нет! – Зотова улыбнулась, вновь платком по лицу провела.

– Нет, товарищ Соломатин! Вы про род свой хорошо выразились, хоть и контрреволюционно по сути. Я иначе скажу. Бойцы эскадрона нашего никогда без приказа не отступали. Если убегу, строй брошу, им в могилах стыдно за меня станет. И хватит об этом!..

Поднялась на цыпочки, ткнулась губами в холодную щеку:

– Спасибо, Родион Геннадьевич!

Соломатин помолчал, затем медленно поднял руку.

– Эннах, Хольги! Квэр агэсх ахусо эйсор аг Эрво Мвэри! Квэр аглах мгхутицотх!..[97]

Улыбнулся виновато:

– Переводить не буду, а то вновь в контрреволюции обвините. Да встретимся мы еще под Высоким Небом!


предыдущая глава | Око силы. Трилогия | cледующая глава