home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Веки Александры затрепетали — она медленно открывала глаза. То, что девушка увидела, говорило ей о том, что она не в своей палатке. И точно. Повернув голову в сторону, Алекс увидела Василиса, сидящего рядом и взирающего на нее со смесью любопытства, раскаяния и чего-то еще, что ей было трудно точно определить. Позади него стоял Малек, а Хеста нависала над ней словно курица-наседка.

- Ох, моя бедная девочка! Что тебе пришлось пережить, — закудахтала целительница.

- Оставьте нас, — приказал Василис.

Когда как Малек тотчас покинул палатку, Хеста подтыкала одеяло Алекс.

- Я сказал, оставьте нас, — грубо произнес Василис. - Вас это тоже касается.

Хеста прервала свое занятие и, перед тем как спешно удалиться, кротко кивнула.

- С твоей сестрой все в порядке. Она ничего не знает о том, что случилось. Все тела снесли в одну кучу и сожгли, — начал он голосом, не предвещающим ничего хорошего.

С ее плеч словно свалился камень. Облегчение.

- А твои воины? Они … никто …

- Мы не потеряли ни одного, но самый юный из нас, Роарк, остался навсегда без левой ноги — ему оторвали часть ноги от колена.

Она со свистом втянула воздух.

- Мы автоматически исцеляемся, — продолжил принц, - но если теряем конечность, то навсегда.

Алекс поднесла дрожащую руку ко рту.

- Боже мой. Бедный Роарк, — прошептала она.

Василис наклонился вперед и уперся руками по обе стороны от ее тела, приблизив свое лицо к ее.

- Я сказал тебе оставаться в палатке. Ты могла умереть, — произнес он.

Александра не отрывая взгляда смотрела на его губы, все мысли исчезли из ее головы. Она должна была испугаться его, но нет.

- Я могу защитить себя, — тихо произнесла девушка. Ей не вериться, что после случившегося, она думает только об одном: как вновь его поцеловать.

- Да, можешь, но не от моего дьявольского рода… — он остановился, его губы сузились в тонкую полоску от напряжения, когда взгляд пробежался по ее губам. - Что, если я не был там и не остановил тех двух серых волков? Один из них мог с легкостью прыгнуть на тебя и разорвать твое горло. Ты умрешь, если будешь укушена оборотнем в любую ночь, кроме полнолуния.

- Да, но ты был там. И спас меня, — прошептала она, когда заглянула в его темные, гипнотизирующие глаза.

Их взгляды встретились и у Алекс перехватило дыхание от выражения его лица, потемневшее от желания.

- Проклятье, — хрипло простонал Василис, наклоняя голову. - Я хочу тебя.

И его губы накрыли ее. Она застонала в его теплый, настойчивый и чувственный рот и притянула его к себе за плечи, возвращая ему поцелуй со всей пробужденной в ней страстью. Нежно скользя, его руки опустились к ее попе, и он подтянул ее тело к себе, крепко прижимая к своей груди так, что она вонзила ногти ему в плечи. Александра ощущала чувственную дрожь его тела, когда Василис опустил ее на кровать, а его рот с каким-то неистовством обрушился на ее. Но Алекс было того мало. Она пробежала руками по его спине и трепетала от страсти, бегущей по ее венам.

Александра слышала, как из его груди раздалось низкое рычание, когда он втиснул между их телами руку и нашел ее грудь. Он обхватил ее и сжал. Ее сосок затвердел от наслаждения и она застонала в его губы.

Боль захлестнула ее, когда их губы встретились. Шепот облегчения. Василис вздрогнул и, шумно, немного нервно вздохнув, оторвался от нее. Он посмотрел на нее с напряженным от страстного желания взглядом на лице и провел рукой по разорванной на тонкие ленточки футболке, опустив губы на ее грудь.

Александра не смогла сдержаться и, откинув голову, застонала от необузданного наслаждения, возбуждения, бегущего по венам. Боль разрасталась — ей казалось, что она умрет, если не найдет способ снять это напряжение.

Василис продолжал сосать и лизать ее грудь, и она думала, что тело разобьется на тысячи осколков от сильной боли, особенно чувствительно отдающей внизу живота. Оставив в покое одну грудь, он перешел к другой и ласкал ее с той же безграничной страстью. С губ Алекс сорвался очередной стон.

Она больше не выдержит.

Схватила его за волосы, с силой потянула назад. От нее не укрылось рычание, и Василис медленно поднял голову, не сводя с нее глаз.

Он, прикрыв глаза, тяжело дышал, а лицо горело от страсти.

- Это сумасшествие, — прошептала Алекс хриплым голосом.

Он пробежал взглядом по ее обнаженной груди и остановился на лице. Мужчина так сильно сжимал и разжимал челюсть, что она видела, как на щеке пульсировал мускул. Казалось, что ему больно.

- Я не могу поверить … Я … это было не… — хрипло начал он, но не сумел закончить.

Медленно Александрия натянула футболку на грудь и только после этого взглянула на его лицо. Он выглядел так, словно его мучили, пытали, приносили боль.

- Что это было? — спросила она сиплым голосом. Сожалеет он о том, что они делали?

- Я хочу тебя как никого другого, — пробормотал принц, словно разговаривал сам с собой. Он медленно отодвинулся и, дрожащей рукой потерев шею, посмотрел на нее таким взглядом, от которого ее бросило жар и ослабло все тело.

- Я… я не уверена, стоило ли тебя останавливать.

- Почему ты не испугалась меня? — грубо прервал он. - Ты ничего не сказала о том, кто я.

Она не спеша поднялась с постели и расправила одежду, когда перед ней навис Василис.

- Мужчина, который научил меня сражаться, знал о вашем виде.

- А королевское соревнование? Ты не боишься выйти замуж за чудовище?

Алекс посмотрела на него и уловила на его лице тень нехарактерной для него ранимости. Всего на мгновение, но она не скрылась от нее. Он назвал себя чудовищем. Ее сердце затрепетало от непрошенной жалости от воспоминаний, каким он был милым и внимательным к Ариель с первой минуты их знакомства, не говоря о том, что он рисковал своей жизнью, выпрыгнув между двумя волками, чтобы спасти ее.

- Ты не чудовище, Василис, — негромко, но с теплотой в голосе произнесла она. Алекс видела как он тяжело глотнул.

- Двести лет назад напали на замок и многие стали оборотнями… Спустя несколько дней от той ночи моя мать покончила с собой, потому что не могла жить с мужем и сыном, которых считала монстрами. Она не избежала участи превращения в оборотня, и воткнула кинжал себе в грудь.

Алекс вскрикнула и резким движением взметнула руку ко рту.

- Мне жаль. Я не знала.

- Это не твоя вина. Она больше не видела в нас людей и предпочла смерть жизни.

Александра аккуратно дотронулась до его руки. Осмелев, нежно сжала ее в знак поддержки.

- Мне жаль, Василис, — повторила она.

Принц, с долей напряжения, следил за ней.

- Я все еще человек, — тихо произнес он.

- Знаю, — прошептала девушка.

Он обнял ее за плечи и притянул к себе, накрывая ее губы своими. Поцелуй был грубым, но ее колени ослабли от желания. Прежде чем ей потребовалось хоть немного вдохнуть воздуха, Василис опустил.

- Иди к сестре. Мы ненадолго расстанемся. Когда прибудем ко мне домой, мы с тобой поговорим.


* * * | Принц ликанов | * * *