home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Кэтрин обхватила плечи руками, стараясь сдержать неожиданно накатившую на нее дрожь.

Через неделю после своего ухода Лукас послал ей букет дивных роз. В приложенной записке он благодарил Кэтрин за то, что помогла ему разобраться с его проблемой и подсказала, как жить дальше. Но что он делает теперь?

Одиночество поселилось в доме Кэтрин, и, по всей видимости, надолго. Оно окутывало ее подобно кокону. Энн вернулась в Огайо, бабушка Брайтон все еще гостила во Флориде, а дети Энн резвились в своем собственном доме. А Лукас?..

Слезы наполнили глаза Кэтрин. Прошел почти месяц с того момента, когда она захлопнула перед Лукасом дверь. После того, как он ушел, из своей комнаты выскочила Энн и, смеясь, рассказала сестре о происшествии с мышью, в то же время делясь многочисленными планами. Она поведала Кэтрин, какой замечательный человек Лукас, как он вселил в нее уверенность и мужество и убедил вернуться домой и попытаться спасти ее брак. Потом Энн позвонила Тому и детям и решила улететь на следующий же день.

Пристыженная и потерянная, Кэтрин вздрогнула при воспоминании о том дне. Она выставила Лукаса, даже не дав ему возможности объясниться. Он предупреждал ее, но она не стала его слушать.

Раздался телефонный звонок. Она ринулась в дом, но, услышав в трубке голос матери, обессилено плюхнулась на стул.

— Нет, мам, со мной все в порядке, — как можно небрежнее сказала она, пытаясь скрыть истину от ее чутких ушей.

— А у меня для тебя новости, — весело ответила та.

— Насчет Энн?

— Нет. Ну, в общем-то я разговаривала и с ней, — пояснила мать. — Том так просил ее остаться с ним, что она, похоже, согласилась. И вообще Энн полна надежды.

— Прекрасно. Я за нее рада. — В кои-то веки Кэтрин произнесла свои слова действительно от души. — А какие еще новости?

— Похоже, бабушка собирается перебраться во Флориду. Она здесь веселится на полную катушку и стала просто душой компании в нашем доме престарелых. За ней даже ухаживает некий Бен Слоан, которому уже восемьдесят семь, и бабушка в восторге.

— Замечательно, — ответила Кэтрин, стараясь, чтобы тон ее голоса не расходился со смыслом слов.

— Так что не волнуйся. Я не буду торопить бабушку, но, наверно, тебе надо будет выслать сюда кое-что из ее вещей.

Кэтрин оглядела пустую комнату.

— С удовольствием.

Закончив разговор, Кэтрин еще несколько секунд сидела с трубкой около уха. Господи, что она наделала? Лукас любил ее, а она выгнала его со скандалом, не дав ему ни шанса. А родители еще твердили ей, какая она умная девочка!

Единственным светлым моментом во всей истории был приезд Энн. Первый раз в жизни Кэтрин не чувствовала зависти к сестре, потому что поняла, что такое счастье. Счастье — доверять, любить и быть любимой.

Заставив себя подняться со стула, Кэтрин пошла на кухню, и в этот момент небо расколола молния и раздался оглушительный гул. Через несколько секунд завыла сирена, и пульс у Кэтрин понесся галопом.

Торнадо!

Она ринулась в гостиную и включила телевизор. Бегущая строка внизу экрана сообщала: «В графстве Окленд замечен торнадо, направляющийся на северо-восток». Направляющийся в ее сторону!

Промчавшись через весь дом, Кэтрин схватила портативную рацию, фонарь, спички, чтобы зажечь масляную лампу, и подушку. Спальный мешок уже лежал в подвале. Зная об опасности, Кэтрин приготовилась к ней заранее.

Несмотря на проливной дождь, она открыла окна, потому что где-то слышала, что так можно предотвратить взрыв. Потом, бросив вокруг последний взгляд, поспешила вниз.


Лукас влез в свой новый автомобиль и проверил панель управления. На работе все шло отлично. После того, как Джон занял место директора компании, а Лукас — его представителя, жизнь стала интересной. Он должен был признаться себе, что Кэт нашла идеальное решение его проблемы.

Мысленно произнеся имя Кэтрин, Лукас почувствовал, как его пронзили горькие воспоминания. Он послал ей розы в знак благодарности, надеясь, что она возьмет назад свои резкие слова и позвонит ему. Он сам много раз брал трубку телефона, но потом клал на место, вспомнив ее пылающее гневом лицо и полные недоверия глаза.

Уже покинув ее дом, он восстановил в памяти сцену у дверей Энн и понял, что у Кэтрин были все основания неправильно истолковать их слова.

Печаль охватила Лукаса. Он взглянул на небо, затянутое грозовыми тучами. Зловещие раскаты грома доносились с юго-запада, и Лукас, запустив мотор, принялся настраивать радио в поисках легкой музыки. Ему надо было как-то отвлечься от своих мыслей и надвигающейся бури.

Но вместо музыки он услышал сводку новостей, и его словно молнией ударило. Торнадо направлялся в сторону Метаморы! Лукас дал задний ход и вылетел на скоростное шоссе. Хочет того Кэтрин или нет, но он едет к ней. Ее ферма стоит на открытом месте и является отличной мишенью для торнадо.

К тому времени как Лукас заметил впереди силуэт дома, дождь превратился в бурю и яростно барабанил по его машине. Под диким натиском ветра деревья гнулись, как тростинки, Лукас резко затормозил, выскочил из машины и помчался вверх по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Оказавшись перед дверью, он заколотил по ней изо всей мочи, и вдруг дождь прекратился и наступила тишина. Небо угрожающе нависло над землей, суля еще большие беды.

Лукас снова забарабанил по двери, окликая Кэтрин по имени. Никакого ответа. Правда, ее машина стояла на подъездной дорожке и окна дома были открыты. Лукас нажал на дверь, и она послушно распахнулась. Он ринулся внутрь, оставляя за собой мокрые следы.

— Кэтрин! — ревел он, пролетая через комнаты и встречая только тишину.

Подвал! Он помчался к кладовой и, наклонившись, дернул на себя люк. Заглянув внутрь, он встретился со взглядом Кэтрин, стоявшей внизу.

При виде Лукаса страх на ее лице сменился облегчением, и, повторяя его имя, она устремилась вверх по лестнице. Лукас, подхватив ее, сжал в своих объятиях. Он осыпал поцелуями ее лицо, волосы, а потом повел ее вниз.

Потрескивающее от статического электричества радио сообщало сводку погоды. Лукас огляделся и улыбнулся при виде гнездышка, которое Кэтрин устроила себе.

— Спасибо, — наконец сказала она, вся дрожа. — Я была до смерти напугана.

Он уютно устроился подле нее.

— Я скучал по тебе, Кэт. Без тебя моя жизнь совсем не та.

— Я тоже. — Она всмотрелась в его лицо. — Мне жаль, что так вышло. И спасибо тебе за прекрасные цветы.

— Да не за что. — Лукас был тронут и удивлен ее словами. — Я люблю тебя, Кэт. — Он приподнял ее лицо за подбородок. — Скажи, что ты любишь меня, и я засыплю тебя цветами.

Глаза Кэтрин наполнились слезами.

— Люблю, Лукас, очень люблю. И тебе придется поверить мне, — прошептала она, дрожа от сдерживаемых слез и смеха.

Лукас снял свою мокрую рубашку, и они улеглись рядом на спальном мешке. Кэтрин положила голову на обнаженную грудь Лукаса, и прикосновение ее шелковистых волос опять зажгло в нем неизменное пламя, но Лукас сдержал свой порыв, потому что сейчас надо было просто держать ее в своих объятиях.

А снаружи бушевал ураган, и дом сотрясался и стонал. Они прильнули друг к другу. Лукас рассказал Кэтрин о своей новой работе выездным инспектором и о том, что Джеймс Тэннер принял кандидатуру Джона в качестве главы фирмы безо всяких споров. Потом заговорила Кэтрин, рассказывая об Энн и бабушке Брайтон. Ветер вдруг опять стих, и наступила зловещая тишина.

Безмолвие разрезал вопль сирены, предупреждающей о приближении торнадо. Лукас немедленно привлек Кэтрин к себе, закрывая своим телом. Они слышали, как над ними проносится такой ураган, что трясутся даже бетонные стены подвала. Но рядом с Кэтрин был Лукас, а в его присутствии она чувствовала себя в покое и безопасности.

Через какое-то время она услышала его ровное дыхание и, убаюканная равномерным покачиванием его груди, уснула и сама. Очнулась Кэтрин, потому что наступила гнетущая тишина; она повернулась, и Лукас в полусне принялся покрывать ее шею поцелуями. Потом он открыл глаза и приподнялся на локте.

— Ты спала?

Кэтрин кивнула.

— Я только что проснулась. Сколько времени?

Лукас поднес руку к лампе.

— Шесть.

— Шесть, значит, уже утро.

Лукас сел и, протянув Кэтрин руку, помог ей подняться.

— По крайней мере дом все еще стоит над твоей головой.

— Правда, неизвестно, цела ли у него крыша, — возразила Кэтрин, старясь не волноваться без причины.

Лукас кивнул.

— Тогда пойдем посмотрим.

Он встал, поднял Кэтрин на ноги и натянул рубашку. Взяв фонарь, он поднялся по лестнице и распахнул люк.

— Пока что все хорошо, — сообщил он.

Кэтрин поднялась вслед за ним. Дом и вправду стоял на месте, что несказанно обрадовало Кэтрин. Но, выглянув в окно, они увидели, какие бедствия успел натворить ураган.

Лукас открыл заднюю дверь, и они вышли на крыльцо. Двор был завален мусором и сломанными ветвями деревьев. Кэтрин в ужасе смотрела на бетонную плиту, над которой прежде возвышался ее гараж.

Потом она рассмеялась.

— Ну вот, а я-то собиралась попросить тебя построить мне новый гараж… чтобы еще подольше задержать тебя здесь.

— Как захочешь, — ответил Лукас, обвивая рукой ее талию. Они обошли вокруг дома, и тут он остановился как вкопанный.

— О нет, — простонал Лукас.

Кэтрин сразу поняла причину его горестного возгласа. Прекрасная новенькая спортивная машина лежала вверх колесами на дороге. Машина Кэтрин стояла на месте как ни в чем не бывало.

— Это твоя?

Лукас кивнул.

— Вот за что я так люблю свой старый грузовичок.

Утреннее солнце выскользнуло из-за облаков, и воздух наполнился запахом влажной земли и опавших листьев.

— Новый день, — воскликнул Лукас, — и новая жизнь. Они стоят того, чтобы потерять новую машину.

Вдруг Кэтрин, бросив Лукаса, побежала на задний двор.

— Кэт, — в растерянности позвал Лукас, — в чем дело?

Кэтрин слышала его голос, но не остановилась, пока не дошла до клумб. Омытая солнечным светом, там красовалась одна-единственная белая роза, покрытая сверкающими каплями дождя. Кэтрин сломала стебель, поднесла цветок к лицу и вдохнула сладкий аромат.

Лукас молча смотрел на нее, и удивление явственно читалось на его лице.

— Что ты делаешь?

— Ты сам говорил мне, чтобы я проводила больше времени, любуясь цветами, — ответила Кэтрин. — И вот я следую твоему совету.


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ | Тайные желания | ЭПИЛОГ



Loading...