home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13. В плену

Вежливыми манерами мои спутники не отличались, и если тот, кто сидел у меня на ногах, лишь поторапливал, то второй постоянно толкал в спину, и я едва не падал. Наконец мы вышли на небольшую лесную полянку, где горел костер. Возле костра сидело человек (или не человек) десять. Еще несколько стояли или лежали в отдалении от огня, и я попросту не мог их сосчитать. Многочисленная компания.

– Гхей Багард! Масату нер ашпа туг Олагэ перега! (Эй, Багард! Посмотри, кого мы с Олагом поймали! (Орк.)) – крикнул Здоровяк.

Фигуры у костра зашевелись и встали на ноги. Меня подтолкнули поближе к огню. У ребят, пленивших меня, была смуглая кожа, желтые глаза, черные губы, клыки, волосы цвета пепла.

"Эльфы!" – обрадовался я, а затем пригляделся и очень, очень расстроился. Сбылись мои опасения. Из двух зол я угодил к худшему. Эльфы никогда не собирают волосы в хвосты, эльфы не такие массивные, и эльфы никогда не носят ятаганы.

Вековечная тьма и все боги Сиалы вкупе с проклятущим Хозяином! Первые! Я угодил в лапы к оркам! Хотя мне немножечко повезло. На желто-коричневых одеждах Первых были нашивки клана Ходящих по ручью, а это намного лучше, чем встреча с теми же Груунскими ухорезами. Во всяком случае, меня не будут убивать сразу.

– Где вы нашли это? – спросил невысокий орк.

– Ходил вокруг костра, Багард, – переходя на человеческий язык, заговорил Нездоровяк.

– Мартышка была одна?

– Да, прежде чем его схватить, мы осмотрели окрестности. Он был один. Олаг подтвердит.

Нездоровяк кивнул. Орки вновь перешли на свой язык, быстро переговариваясь. Я стоял, словно баран, и ожидал, что же из всей этой канители выйдет. Вроде Багард был главным в этом отряде, во всяком случае, он произнес несколько резких фраз, и шестерка Первых скрылась в ночных зарослях.

– Оружие? – Багард вновь заговорил на людском языке.

Олаг протянул командиру мой нож. Багард бесстрастно повертел клинок в руках и передал одному из орков, стоявших рядом с ним.

– Это все, Фагред? – Вроде Первый был немножечко удивлен.

– Да, – кивнул Здоровяк.

– Обыскивали?

– Кро.

– Он не слишком похож на воина, – сказал один из орков.

– Сейчас мы все узнаем, к костру его!

Фагред и Олаг подхватили меня под руки и поволокли к огню. Я, понятное дело, ожидая того, что сейчас мне начнут поджаривать пятки, начал сопротивляться, но орк, завладевший моим ножом, от души дал мне под дых, и сопротивляться сразу как-то расхотелось. Теперь была только одна забота попытаться вдохнуть. Меня бесцеремонно усадили возле огня, и Фагред стал задавать вопросы:

– Кто ты? Сколько вас? Что ты делаешь в нашем лесу?

Каждый вопрос орк сопровождал звонкой оплеухой. Если учесть размер его лапищ – а орк был ничуть не меньше того же Медка, – то я вполне справедливо опасался за целостность своей головы. Увы, ответить я ничего не успевал, потому как оплеухи сыпались на меня с той же скоростью, что и вопросы.

А вопросы чередовались в крайне быстром темпе. Когда Фагред стал задавать их по пятому кругу, все более распаляясь от моего молчания, раздался голос Багарда:

– Хватит!

Фагред, недовольно ворча, отошел.

– Обыщите его.

Меня вновь поставили на ноги, сняли сумку, ловко прошлись по одежке.

– Недл кро. (Ничего нет (Орк))

– Говорил же я, что это на воина не похоже, – пробурчал один из орков и подбросил в огонь еловых веток.

К этому времени вернулась шестерка воинов, посланных Багардом в разведку. Один из Первых отрицательно покачал головой и убрал стрелу в колчан.

– Если он не похож на воина... – Желтые глаза Багарда внимательно изучали меня. – Шокрен, проверь мартышку!

Из тени вышел орк, и я похолодел – у парня на голове был странный головной убор, слишком уж сильно смахивающий на шляпу шамана. Вот только шамана до полной кучи мне и не хватало! Шокрен чем-то неуловимо напоминал Багарда, видать, ребята были родственничками. Шаман подошел и, не прикасаясь ко мне, молча провел открытой ладонью.

– Шея, – буркнул Шокрен, и чьи-то проворные руки враз избавили меня от медальона-капельки Кли-кли. Шаман удовлетворенно кивнул. – Рука, левая.

Браслет Эграссы лег рядом с медальоном Кли-кли.

Шокрен довел ладонь до моих сапог и сказал:

– Все, он чист.

– Что за безделушки? – Олаг вертел в руках браслет из красноватой меди.

– Долго объяснять. – Шокрен убрал медальон-капельку к себе в сумку, а затем взял из рук Олага браслет.

Подержал в руках, внимательно изучил, а затем бросил на траву и скомандовал:

– Все назад!

Орки послушно отошли, причем Олаг взял заботу обо мне на себя и без всяких разговоров оттащил в сторону. Между тем шаман что-то пробормотал, сложил пальцы левой руки в замысловатый кукиш, и браслет Эграссы расплавился, превратившись в маленькую лужицу.

– Теперь они тебя не найдут, мартышка, – усмехнулся шаман.

– Поводок? – со знанием дела спросил у Шокрена Багард.

– Да.

– Низшие?

– Их поделка.

Низшие? Так Первые называют эльфов, если не ошибаюсь. Кстати, теперь Эграссе будет достаточно проблематично меня найти.

– Так наш мотылек спутался с этим стадом? – нехорошо хмыкнул Фагред.

– Дайте мне его сумку, – внезапно сказал шаман.

Кто-то из Первых тут же протянул Шокрену мою сумку. Надо ли говорить, что случилось, когда шаман выудил из нее Рог Радуги? Естественно, обычные орки ничего не поняли, но Шокрен, Багард и Олаг многозначительно переглянулись. У шамана так вообще руки затряслись.

– Что это? – вытянув шею, осторожно спросил Фагред.

– Это то, что поможет Руке в битве с Низшими, – благоговейно пробормотал Багард. – Запомните этот день, воины.

– Ай да мотылек! – Олаг криво усмехнулся. – Какие еще сокровища ты нам приволок?

Шокрен аккуратно положил Рог на расстеленный кем-то из воинов плащ и вновь взялся за мою сумку. Горсть плодов с презрением была отброшена в сторону, затем из сумки появился Ключ. Слеза дракона сверкнула в свете костра, и из глоток Первых вырвался единый восхищенный выдох. Похоже, все знали, что сейчас сжимал в руке шаман. Тот держал Ключ двумя пальцами, словно боялся, что реликвия возьмет и исчезнет.

– Ключ от Створок! – выдохнул один из воинов.

– Верно, легендарный Ключ. Вот только как реликвия Низших попала к человеку? – Шокрен посмотрел на меня. – Ты был в Храд Спайне?

– Да. – Я не видел смысла врать.

– Это оттуда? – шаман кивнул на Рог.

– Да.

– Хорошо. – Видимо, орк был вполне удовлетворен моими односложными ответами.

– Больше никаких подарков мотылек нам не принес? – поинтересовался Фагред.

Шаман молча перевернул сумку, и на орочий плащ обрушился изумрудный дождь. Кто-то из Первых тихонько хмыкнул.

– Что с ним делать, Багард? – спросил Фагред. Командир отряда безразлично пожал плечами:

– Нам лишние рты не нужны.

Огромный орк понимающе усмехнулся и взялся за нож.

– Погоди, Багард. – Шокрен складывал все сокровища обратно в сумку. Эта мартышка не так проста, как кажется. Когда будет свободное время, я с ним поговорю, да, думаю, и Рука тоже.

– Рука далеко, – нахмурился Багард. Орки отчего-то совершенно не желали разговаривать на своем языке.

– Отошлю к нему ворона с посланием, он решит, как распорядиться всем этим. В любом случае Мотылек послужит хорошей ставкой на Празднике середины осени. Отправь мартышку к остальным.

– Хорошо, – согласился Багард, а затем заговорил на орочьем.

Первые, видимо, потеряли ко мне всякий интерес и, возбужденно переговариваясь, стали рассаживаться вокруг костра. Шаман перекинул мою сумку через плечо, думаю, теперь он с ней не расстанется, даже если на него нападут все темные эльфы Черного леса. Проклятие! Орки завладели Рогом Радуги и Ключом! Узнай об этом Эграсса, его паралич от огорчения разобьет! Вроде бы орки не обращали на меня никакого внимания, и я решил рискнуть, то есть смыться. Лучше бегать по Заграбе со связанными руками, чем оставаться в обществе Первых. Естественно, за глупость следует платить, ну я и расплатился. Фагред, как оказалось, глаз с меня не спускал, и пробежал я не больше шести ярдов. Проклятый желтоглазый ублюдок догнал меня, сбил с ног и со всей дури прошелся кулаком по затылку. Да так прошелся, что в глазах вспыхнуло сразу пять лун и я потерял сознание.

– Да оставь ты его, все равно долго никто из нас не проживет.

– Это мое дело, лучше дай воды, человек.

– Разбежался, зеленый. На этого типа Первые порцию не выделяли!

– Дай ему воды, Киор.

– Дай ему воды, Киор. Дай ему воды... Вечно ты так! Бери, зеленый.

На лоб легло что-то до жути приятное и холодное. Я счел за лучшее открыть глаза.

– С пробужденьицем вас.

Я изумленно уставился на говорившего. Вроде не сплю, а видения продолжаются. Или это все-таки сон?

– Кли-кли, ты?! – прохрипел я, пытаясь сесть. Лучше бы я этого не делал. Земля и деревья враз закружились, и я со стоном рухнул на подстилку из еловых веток.

– Ошибся, паренек, – между тем хмыкнул гоблин и убрал с моего лба мокрую тряпицу.

Да я и сам теперь видел, что это не Кли-кли. Гоблин был гораздо старше моего королевского дурака. Его кожа казалась светло-зеленой и потускневшей, кустистые брови, нос крючком, половины зубов как не бывало, и глаза не нежно-голубые, а фиолетовые. Да и сам гоблин был похож на маленькую сморщенную зеленую обезьянку.

– Я...

– Ты совершил достаточно большую глупость, пытаясь убежать от Первых. Как тот громила тебя не убил, вот чему я не перестаю удивляться! Как ты?

– Голова болит, – поморщился я и сделал вторую попытку встать.

На этот раз получилось, и земля даже не закружилась.

– Не волнуйся, скоро твою голову отчекрыжат, и ничего болеть не будет, – закашляли сбоку от меня.

Я счел нужным скосить глаза и увидел говорившего. Это был огромный детина, по глаза заросший густой черной бородой. Он с вызовом выдержал мой взгляд и снова закашлялся.

– Это Киор, – пояснил гоблин, и любви в его голосе к этому лохматому чуду природы я что-то не услышал. – А это Мис.

Рядом с Киором сидел сухощавый мужик лет сорока пяти. Лысый, кареглазый, усатый. У него было кое-как перевязано правое плечо. Мис приветливо кивнул:

– Добро пожаловать в нашу невезучую компанию, парень.

– Воин? – спросил я, найдя в себе силы кивнуть ему в ответ.

– Угу, – ответил мне Мис и закрыл глаза. Что ж, я не ошибся. Вот только как воина Пограничного королевства занесло в эти дебри?

– У тебя имя есть? – между тем спросил меня гоблин.

– Гаррет.

– А я Гло-гло, – ощерился зеленый. – Будем знакомы.

Над Заграбой просыпалось утро, но света было мало, так как небо обложило тучами и вот-вот должен был пойти дождь. Костер в середине поляны едва горел, большинство орков спали. Лишь несколько часовых у самой кромки леса несли службу. Правда, не сомневаюсь, что Багард расставил секреты по всем окрестностям. Это же сколько я провалялся? Целую ночь?! Крепкая, однако, у Фагреда рука! В затылке пульсировала тупая боль, и я, морщась, приложил к нему левую руку. Тут только до меня дошло, что руки уже не связаны.

– А незачем, – словно читая мои мысли, ответил гоблин. – Куда ты тут сбежишь? Вон глянь!

Я посмотрел в сторону, указанную гоблином. На суку ближайшего дерева тихонько покачивался повешенный за ноги человек.

– Это напарничек нашего Киора, – охотно пояснил мне Гло-гло. – Он вчерась вздумал сбежать, ну его и подвесили в назидание остальным. И живот на всякий случай вспороли.

– Помолчал бы, зеленый! – зло сверкнул глазами Киор.

– Намолчался уже, хватит! – Гоблин уселся рядом со мной и зашептал мне на ухо: – Не обращай на него внимания, Гаррет. Киор – браконьер, охотился в орочьих угодьях на золотую кошку, а Первые его поймали. Вчера, кстати, поймали, часа за три до твоего появления. У орков был удачный денек.

– Ясно, – пробормотал я, хоть как-то пытаясь остановить поток его красноречия.

– Ты-то как в Заграбе очутился?

– Гулял, – хмыкнул я.

– Ох уж эти мне тайны, – вздохнул Гло-гло. – Это ты Киору можешь рассказывать, что просто гулял. Думаешь, я не видел, что Первый достал из твоей сумки?

– Откуда ты знаешь, что это такое? – полюбопытствовал я.

– Я как-никак шаман. Я недоверчиво хмыкнул:

– Обычно шаманы в руки к оркам просто так не попадаются.

– Это если они перед этим не потеряли бдительность, – огорченно вздохнул Гло-гло. – Я и вправду шаман.

– Тогда что ты здесь делаешь?

По мне, раз гоблин шаман, то уж должен был найти способ смыться.

– То же, что и ты. Вот. – Гоблин показал мне руки, на которые были напялены варежки.

Странные, надо сказать это были варежки. Во всяком случае, на каждой варежке был замок и стягивающая цепочка. Выходило нечто вроде кандалов. Просто так их не снимешь. Хотя замочки были пустяковые, и думаю, постаравшись, я смог бы их отомкнуть. На каждой из варежек были начертаны какие-то руны.

– Это зачем?

– Чтобы я колдовать не мог, – расстроенно прокряхтел шаман. – Варежки ограничивают движения пальцев, а руны не дают волшебству работать, и пока на мне эти орочьи штуки, ни о каких заклятиях и речи быть не может. Попытаться-то я могу, но что в итоге у меня выйдет, неведомо даже лесным духам.

– И после этого некоторые еще пытаются утверждать, что шаманство лучше волшебства? – в общем-то ни к кому не обращаясь, пробормотал я.

Но Гло-гло услышал и, приняв мои слова на свой счет, обиженно засопел.

– Дай срок, освобожу руки, они-то у меня тогда попляшут! – мстительно процедил гоблин, с прищуром наблюдая за спящими орками.

– Если только тебе раньше руки не отрубят, – "обнадежил" Гло-гло Мис.

– Не отрубят, – беспечно отмахнулся гоблин. – До Праздника середины осени я могу ничего не опасаться.

– А что будет потом? – спросил я.

– Суп с котом! – отрезал все еще дувшийся на меня Гло-гло.

Между тем стал накрапывать мелкий дождик. А мелкий дождик поутру – это не самый приятный подарок. Лагерь постепенно просыпался. Несмотря на дождь, орки вновь разожгли костер. Багард сновал среди Первых, отдавал приказания, и воины достаточно бодренько их исполняли. Я заметил шамана, так и не расставшегося с моей сумкой. Вроде бы я даже заскрипел зубами с досады. Ну что мне стоило не лезть на рожон, а обойти костер стороной и дождаться, когда меня нагонит эльф?! Так и лезет в голову фраза, услышанная еще в седые времена моей жизни близ Рыночной площади Авендума. Тогда в нашем бараке жила одна женщина, и была она великолепной рассказчицей. Многие считали ее ведьмой и называли Темной звездой, хотя на самом деле звали ее Гатти и никакой ведьмой она не была, уж я – то знаю это точно. Так вот, однажды она сказала: пошел стричь овец, а вернулся бритым наголо. Это просто про меня, не находите? Пошел куда не надо, и орки тут же остригли меня по самое не хочу.

Орки занимались своими делами, мы мокли под дождем. Идиллия, одним словом. Так прошло часа два, и, несмотря на непрекращающуюся изморось, я умудрился задремать. Разбудили меня отчаянные тычки Гло-гло. Я сонно захлопал глазами, пытаясь выяснить, что происходит.

– Началось, – произнес Мис, а затем грязно выругался.

– Чего началось? – не понял я, но никто из моих товарищей по несчастью не счел нужным ответить.

Все как один смотрели на середину поляны. Я, так и не получив разъяснений, тоже стал наблюдать за суетящимися орками. Кто-то заливал костер, кто-то поспешно складывал вещи. Двое орков приволокли из леса огромный пень. Это еще на кой?

– Сколько их?

– Сколько кого? – Мис удосужился мне ответить.

– Орков.

– Девятнадцать. Они – передовой отряд, за темными гнались.

– Темными? – не понял я.

– Темными. Эльфами. Отряд эльфов хорошо погулял в орочьих угодьях, а команда Багарда ринулась в погоню и в итоге поймала не только эльфов, но и всех нас, – сплюнул Гло-гло.

– Они поймали эльфов? – Положительно я сегодня очень туго соображал.

Впрочем, со мной такое частенько бывает после того, как приложат по башке чем-нибудь тяжелым.

– Ну не всех... – протянул Гло-гло, наблюдая, как Фагред устанавливает пень на середине поляны. – Тех, кому не повезло погибнуть в бою. Вон, кстати, они.

Из-за дерева, где висел один из пленников, восьмерка орков вытолкнула четверых эльфов. Было слишком далеко, чтобы я мог рассмотреть лица пленных и гербы их домов, но то, что один из четверых был женщиной, – несомненно. Выглядели эльфы не очень живописно, словно побывали в комнате, набитой взбесившимися кошками. На Вторых живого места не было, обработали их хорошо. Один из эльфов еле шел, и его поддерживали двое товарищей. Эльфов вывели на середину поляны, где уже собрались все орки, и Багард коротко кивнул.

– Что они хотят с ними сделать? – спросил я, хотя уже и так знал ответ.

Расправа была быстрой и кровавой. Орки не стали изощряться в пытках и тому подобных эльфийских шалостях. Первые попросту поочередно уложили эльфов на импровизированную плаху, и огромный Фагред топором отрубил темным головы. Орки бесстрастно наблюдали за казнью, а когда все было кончено, отволокли тела к висевшему на дереве покойнику.

– Вот и все, – кашлянул гоблин.

– Похоже, еще не все, – процедил Мис, внимательно наблюдая за действиями орков.

Я проследил за его взглядом, и в животе у меня все заиндевело. Багард указывал Первым на нашу притихшую кучку. От отряда отделились трое воинов, которые пошли в нашу сторону.

– Я просто так не дамся, – пробормотал воин Пограничья. – Пусть поищут себе другого барана на заклание.

Мис сжал рукой невесть откуда взявшийся у него короткий острый сучок. Таким вполне можно было ударить в глаз или в шею. Весь вопрос – дадут ли орки ему это сделать? Двое воинов подошли к нам, и я поджал ноги на тот случай, если Мис решит действовать и мне придется пнуть ближайшего орка под ноги. Но Первые, не обращая никакого внимания на меня и Миса, схватили разом побледневшего Киора под руки и поволокли к плахе. Траппер орал и вырывался до тех пор, пока третий орк не саданул его пяткой копья в живот.

– Почему его? – хриплым голосом спросил я.

– Он браконьер, – неохотно сказал Гло-гло. – Когда его поймали, нашли несколько шкур золотых кошек. А браконьер для орков все равно что лесоруб.

Вопящего Киора подтащили к плахе, но не положили на нее, а просто растянули на траве, как для четвертования, и Фагред поднял свой страшный топор. Два быстрых удара – и вопль браконьера перешел в хрип.

– Спаси нас Сагот, – пробормотал я и отвернулся. Орк отрубил человеку обе руки по самые плечи.

– Сагот здесь не поможет, – сказал Мис. – Сюда бы два десятка наших Лесных котов, да с луками...

Киор между тем затих. Никто из орков не подумал перевязать страшные раны, и браконьер очень быстро умер от потери крови, а если боги были милостивы, то он потерял сознание сразу после расправы. Орки между тем подвесили обезглавленные тела эльфов рядом с уже висящим приятелем Киора и теперь насаживали головы темных на вбитые в землю колья.

К нам подошел Олаг, внимательно осмотрел всех троих и произнес:

– Посмотрите на висящее мясо и запомните: то же самое будет с вами, если хотя бы один из вас вздумает бежать. Вам понятно, мартышки, или мне объяснить еще раз?

– Не считай нас глупее себя, орк, – кашлянул Гло-гло. – Мы не глухие и все поняли.

Похоже, шаман нисколько не опасался, что Первый сделает ему больно. Олаг хмыкнул и посмотрел на гоблина, словно впервые его увидел.

– Ну, раз тебе понятно, зеленый, собирай мартышек в путь, мы выступаем. – Сказал и ушел.

– Куда мы выступаем? – спросил я, ежась от проклятой влаги, льющейся с неба.

– Туда, – неопределенно буркнул гоблин и закутался в плащ.


* * * | Трилогия «Хроники Сиалы» | * * *