home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

ГОБЛИНСКИЕ ИДЕЙКИ

Когда отряд на взмыленных лошадях влетел во двор трактира, нас уже поджидал нервно ходящий из угла в угол Дядька. Увидев нас, он быстро зашевелил губами, считая всадников и, удовлетворившись результатом, улыбнулся. Все целы, все живы, десятнику нечего волноваться за Диких. Потерь нет, и теперь можно перевести дух.

Медок спрыгнул с лошади и вполголоса стал рассказывать другу, что произошло во время нашего спасения. Дядька крякал и разочарованно цокал языком, жалея, что из-за раны не смог поучаствовать в битве.

Отдав поводья Пчелки подскочившему слуге, я в изнеможении сел прямо на землю. До чего довели, последние силы потерял!

— Эй, дружище! Ты жив? — участливо спросили меня. Я вскинул глаза и увидел возвышавшегося надо мной Басса.

— А ты что здесь делаешь?

— Он находится на испытательном сроке, — сказал шут и шлепнулся задницей на траву рядом со мной. — Ну или типа того.

— Ну или типа того? — как эхо переспросил я.

Басс ничего не сказал, он выжидательно смотрел на меня. Чего ему надо-то? Кли-кли между тем выудил из-под плаща (плащ был новый, взамен порванного) любимую морковку и, хрумкнув, произнес с набитым ртом:

— Фтафти фете фафо фнать…

— Чего? — не понял я.

— Я говорю, кстати, тебе надо знать, что, если бы не твой дружок, кормить бы вам с Угрем гхолов! — прожевав, пояснил гоблин. — Это он показал, где вас прячут.

Я с немым вопросом посмотрел на бывшего старого друга. Тот осторожно присел рядышком и стал рассказывать. Иногда Кли-кли отвлекался от морковки и вставлял в повествование Басса свое веское слово.

Как оказалось, Басс был на улочке, по которой мы катались на телеге с горки, и видел, как меня и бесчувственного Угря грузили в карету. Вмешиваться Басс не стал (что абсолютно правильно, один против дюжины не воин), но сумел проследить за каретой до самого частного владения сторонников Неназываемого, находящегося за городом. Как это удалось Бассу, я не спрашивал, но, помня его детскую кличку (Проныра), не стал ничему удивляться. Узнав, где нас держат, Басс отправился назад в Ранненг, но городские ворота уже были закрыты, и ему пришлось коротать ночь под стенами города. Сегодняшним утром Басс сразу же поспешил в трактир "Ученая сова".

— А про него-то ты откуда знаешь? — не удержался я, впрочем уже зная ответ.

В тот день, когда мы впервые встретились с ним на Большом рынке, Басс-проныра проследил за нашей компанией. Вначале до Университета, затем до "Солнечной капли", а потом уж и до "Ученой совы". Так что куда идти за помощью, Басс знал. Правда, он не подозревал, что наткнется на эльфа, с утра вставшего не с той ноги.

Перво-наперво Элл собирался пустить Бассу кровь, потому как существует народная мудрость: если ты доверяешь первому встречному, то ты рано или поздно покойник. Но Халлас и Делер, а затем и Кли-кли, вернувшийся с безрезультатных поисков моей персоны, подтвердили, что да, видели, как этот хмырь разговаривал с пропавшим Гарретом. Элл попридержал коней и убрал нож, а Миралисса с Алистаном подвергли Басса допросу с пристрастием.

Надо отдать должное эльфийке — она подозревала Проныру до самого последнего момента, вполне разумно предполагая, что перед ней заурядный мошенник, или сторонник Неназываемого, или слуга Хозяина, или тьма знает кто еще. Поэтому Бассу в случае обмана было oбещано вырывание глаз и отрезание всех выступающих частей тела особо жестоким способом.

Элл, Эграсса и Медок отправились на разведку по указанному Бассом адресу и убедились, что дом попросту кишит типами не очень приятной наружности. Затем прибыла кавалерия в лице почти всего отряда (Дядька остался приглядывать за Бассом и залечивать так и не затянувшуюся даже после вмешательства Миралиссы рану). Дальнейшая история мне была известна…

— Спасибо, Басс. — Мне пришлось сделать над собой небольшое усилие, чтобы поблагодарить его. — Если бы не твоя помощь…

Дальше говорить не было нужды.

— Мир? — Он протянул мне свою узкую ладонь и нерешительно улыбнулся.

— Угу, — я пожал ему руку — Но у меня к тебе будет серьезный разговор.

Я все еще злился на него за тот случай, когда он не сообщил мне и Фору, что жив-здоров.

— Хорошо, только немного позже, думаю, тебе следует отдохнуть пару деньков. Еще увидимся.

Басс встал на ноги и пошел к воротам трактира, но на его пути призраком вырос Элл:

— Куда это ты направился, человек?

— Вам придется остаться, мастер Басс. — Рядом с Эллом встала Миралисса.

— Но почему, тысяча дохлых гоблинов?! Кли-кли от неожиданности подавился морковкой и с укоризной поглядел на Басса.

— Наши дела в Ранненге требуют конфиденциальности, и, простите, мы не можем вам доверять даже после того, как вы нам помогли.

— Вы собираетесь посадить меня под замок, что ли? — Брови Басса удивленно поползли вверх.

— Ну почему же под замок? — вмешался в разговор Алистан Маркауз. — Мы обеспечим тебе все удобства до той поры, пока отряд не покинет город. Еды здесь вдосталь, кровать тоже найдется, так что оставайся-ка.

— А если я не соглашусь? — Басс всегда был упрямцем.

Лицо Элла прорезала кривая многообещающая ухмылка.

— Не советую вам этого делать, мастер Басс. Басс улыбнулся и обезоруживающе развел руками.

— Ну я могу надеяться, что после всех ваших «дел» вы меня отпустите?

— Конечно, — не моргнув глазом сказал Элл.

А вот я немного в этом сомневался. Эльфы — народ практичный, им проще перерезать Бассу глотку, чисто из благих намерений и заботы о судьбе нашей миссии, чем отпустить свидетеля гулять на все четыре стороны. Надо будет поговорить с Миралиссой, когда придет срок, а то ее клиссанг отправит Басса в свет. Элл на такие дела скор и не в меру горяч.

— Гаррет, дружище, как я рад, что ты жив! — Халлас oбнял меня за плечи (низкорослому гному удалось это сделать лишь потому, что я сидел на земле). - Пойдем, я тебе пивка налью.

— Пойдем, дружище, — улыбнулся я, вставая с земли.

Идя к двери трактира, я с горечью (или нет?) думал, что тихонько, даже сам не желая этого, меняюсь. Гаррет-тень, мастер-вор, лучший потрошитель сундуков во всем Авендуме, одиночка, хмурый тип, никогда не имевший настоящих друзей и никогда не показывающий окружающим своих настоящих эмоций, — меняется. К добру или к худу?

Назвал бы я два месяца назад кого-нибудь своим другом? Настоящим? Нет. У меня просто не было друзей, исключая моего наставника, учителя и второго отца — Фора. А уж выпить пивко за компанию… Не было такого.

Вор, если он хороший вор, — должен всегда быть один. Ни семьи, ни привязанностей, ничего такого, что повлияет на его работу и безопасность. Так и было до недавнего времени.

Я с удивлением понял, что вечно спорящие и ругающиеся друг с другом Делер и Халлас, надоедливый и непоседливый Кли-кли, Миралисса, Фонарщик, да и все oстальные стали теми, кого я без всяких колебаний могу назвать своими друзьями.


* * * | Трилогия «Хроники Сиалы» | * * *