home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

По дороге домой я нигде не задерживалась. Вообще-то многие церкви предлагают убежище. Но туда принято обращаться до темноты. И в святых стенах не примут субъекта с клыками, даже если он с легкостью переступит порог обители. Благодаря Бобу поместье Вики оснастили суперсовременными защитными системами. Они работали круглые сутки вне зависимости от того, находится в своем жилище хозяйка или нет. Здесь для меня было самое безопасное место. Но до убежища еще надо добраться. Помимо прочего, это был обычный дом, правда дорогущий. А мне так хотелось оказаться рядом с чем-то нормальным — вроде плюшевого медвежонка, которого тебе дает психотерапевт.

Поместье занимает площадь в десять акров. Я затормозила у ворот и прижала ладонь к сканеру. Загорелся зеленый огонек, разблокировалась компьютеризированная система сигнализации, и меня пропустили на территорию. Ворота, кстати, устроены по такому же принципу, как и наружный въезд в Берчвудз: они открыты лишь тридцать секунд. Времени только на то и хватает, чтобы проскочить через них и немного проехать вперед. Напоследок я обернулась — нет ли за мной хвоста? Ведь я не доверяла ни Эдгару, ни его приятелям. Но магические преграды на высоком заборе устанавливал сам Бруно, а он — лучший в своем деле. Все было чисто.

Я повела «Миату» по широкой мощеной дороге, ведущей к особняку. Здание выстроили в стиле итальянского палаццо. Здесь есть бальный зал, кинозал и крыло для прислуги, где живут Дэвид и Инес. В их распоряжении двадцать пять сотен квадратных футов, декорированных по их вкусу. Флигель имеет отдельный вход, что обеспечивает неприкосновенность частной жизни. Существует еще отдельный павильон с бассейном олимпийского метража с персональным фитнес-центром. По условиям аренды я при желании пользуюсь и тем и другим. Я плаваю каждый день в бассейне или в океане, а в спортзале делаю балетные растяжки и упражняюсь в боевых искусствах. Подъемом тяжестей я не занимаюсь, поэтому оборудование покрылось бы пылью, если бы сюда не наведывался Дэвид.

А снимаю я гостевой домик. Он стоит в паре сотен ярдов позади особняка, в конце аллеи, по обеим сторонам которой высятся тенистые деревья. Рядом разбиты цветники. В одном месте тропа сворачивает к мостику, переброшенному через узкий искусственный ручей. Мой домик невелик, но спальня у меня замечательная. А в туалетной комнате поместилась громадная ванная на чугунных ножках в виде когтистых птичьих лап. С веранды открывается вид на океан. Однако берег слишком неровный и каменистый, чтобы можно было с комфортом кататься на серфинге или лодке. Но там очень красиво. Когда у меня паршиво на душе, я прямиком направляюсь туда, сажусь на свой излюбленный камень и любуюсь чайками. Они вечно атакуют друг друга, сражаясь за лакомые кусочки. Если хочется поплескаться в соленой воде, я ухожу чуть дальше на пляж.

Я квартирую в поместье несколько лет — еще до того, как Вики попала в Берчвудз. Когда срок аренды закончился, мы с ней не подписывали новых бумаг. Я аккуратно вношу помесячную плату поверенному. Не представляю, насколько изменится мой здешний статус после оглашения завещания. Я могла унаследовать и палаццо и сад. Но, возможно, все перейдет Дэвиду и Инес или какой-нибудь благотворительной организации. Но главными претендентами были родители Вики.

Лучше бы я совсем обнищала, чем потеряла ее! Я отдала бы все на свете, только бы вернуть Вики. Но деньги не помогут, а волшебством не воскресить мертвого.

Я попыталась отвлечься от тоски и погрузилась в решение практических вопросов. Главное теперь — как мне самой остаться в живых. У меня сложилось впечатление, что если я нужна Эдгару, он меня не убьет. Однако за его подручных я не ручалась: ребята могли сорваться с цепи в любой момент. А ведь где-то затаился мой повелитель и кровососы, которые напали на меня. Я должна была погибнуть. Но являлась свидетелем случившегося. Злодеям это, разумеется, не понравится.

И давайте не будем забывать про неподдающийся сейф и прочие неприятности.

Я остановила «Миату» на стоянке возле гостевого домика, вышла из машины и сокрушенно покачала головой. Получалось, что моей смерти жаждет уйма народа. А точнее, за мной охотились монстры и профессиональные киллеры.

В конце концов я побрела к себе, нагруженная пакетами из аптеки. На двери я обнаружила записку от Инес, прикрепленную скотчем:

Заезжала Дона, привезла тебе кастрюльку супа фо, который сварила ее бабушка. Еда в холодильнике. Если бы я ее не спрятала, боюсь, Дэвид съел бы супчик. Надеюсь, ты в порядке. Утром поговорим.

Бабушка Доны — вьетнамка. Она вышла замуж за Эла, морского пехотинца, во время войны, и вместе с ним вернулась в Штаты. Миниатюрная, стройная, очень умная, крепкая физически. А еще она потрясающе готовит. Ее фо — настоящая сказка. «Наверное, мне придется превратить его в пюре с помощью нового блендера, — подумал я, — но клянусь, я его проглочу в один присест». И я уже чувствовала дивный аромат.

Я сказала себе, что фо станет мне наградой, когда я разберу покупки. Я совершила к «Миате» две ходки, и, на всякий случай, унесла в дом сумку с оружием. Нет, я была уверена в охранных заклятиях на сто процентов, но мне надо быть предусмотрительной.

Вытаскивая вещи из салона, я наткнулась на мобильник. На дисплее мигал огонек. Я еще не успела активировать голосовую почту, пропустила кучу звонков и эсэмэсок. Вероятно, последние прислала Дона. Надеюсь, она не сообщила мой новый номер всему Лос-Анджелесу.

Сейчас мне ни с кем не хотелось говорить. Но написать эсэмэску — почему бы и нет? Я быстро состряпала парочку: дескать, я благополучно добралась до поместья и так далее. Дону я поблагодарила за фо, а потом отправила и получила несколько соболезнований по поводу кончины Вики. Мои друзья действительно заслуживали того, чтобы я оставалась с ними на связи.

Я уже упоминала, что гостевой домик — маленький, но он побольше бабушкиного жилища. К тому же здесь гораздо уютнее. Гостиная — просторная, мебели в ней немного. Застекленные двери выводят на веранду, сквозь слуховые окна проникает солнечный и лунный свет. Я перелила суп в крокпот[9] и выбралась на веранду, окруженную пальмами. Решила, что покупки разложу потом.

Я зашагала по тропинке к узкой полоске песка. На сердце у меня было тяжело, а мыслей накопилось так много, что я не могла сконцентрироваться. «Вот и хорошо, — подумала я. — От любой можно спятить».

Оказавшись возле океана, я облегченно вздохнула. Бледные звезды мерцали и переливались, словно бриллианты, на черном бархате неба. Я вскарабкалась на валун и умудрилась поцарапать руку. Ранка мгновенно затянулась.

— О чем мечтаешь?

Я вздрогнула и, резко развернувшись, выхватила серебряный нож. Кожа засветилась от прилива магической энергии.

— Кевин, ты меня напугал! Мог бы хотя бы кашлянуть!

Он вышел на берег из океана — обнаженный. Струйки воды весьма впечатляюще стекали с его мускулистого тела. Мое раздражение испарилось. Я залюбовалась его звериной грацией. Обычно Кевин старается подчеркивать в себе человеческие черты. Но сегодня, в полнолуние, это его не заботило. При обычных обстоятельствах я ощутила бы прилив желания. Однако стресс или горечь сдержали мое либидо. А жаль.

Кевин почувствовал мою холодность, мирно расположился на песке и посмотрел на меня.

— Тебе небезопасно тут находиться. Почему ты не попросила убежища в церкви?

— Когда я уехала из Берчвудз, солнце уже село, — объяснила я. — А поместье охраняется сутки напролет. Странно, что тебе удалось сюда прорваться.

— Проточная вода на оборотней не действует так, как на вампиров. Я сюда приплыл. Заклятия меня чуть-чуть обожгли. Но если я пробрался на территорию, можешь не сомневаться: Эдгар тоже найдет способ.

Я перевела взгляд на океан. Волны плавно вздымались и опадали. Интересно, они причинят мне вред? Вот дерьмо. Ведь я родилась под знаком Рыб…

— Эдгар меня не тронет. Пока.

Я убрала нож в чехол и уселась на валуне поудобнее.

— Селия… — низко прорычал Кевин. — Ты не знаешь его так, как я.

Я прервала его прежде, чем он успел разозлиться.

— О, он тот еще гад. И я его жутко боюсь, если честно, — призналась я и поежилась, вспомнив свой разговор с троицей вампиров. — И он попросил меня кое-что тебе передать. Кроме того, Эдгар — не мой повелитель.

— Что? Ты с ним говорила? Когда? Где? — напрягся Кевин.

Я заметила, как он сжал зубы, пытаясь совладать с гневом.

— Он действительно не властен надо мной. Когда я вышла из аптеки, там появился Эдгар с двумя приспешниками. Они не пересекли магические барьеры.

— А вдруг он обманывает тебя? Если Эдгар — твой повелитель…

— Эй, ты меня не слушаешь, что ли? Эдгар — точно не он, — возмутилась я и провела ладонью по волосам, повлажневшим из-за морских брызг. — Он и его дружки прибежали на место преступления после того, как меня укусили. И до того, как вы с Эми меня спасли. Кстати, позволь еще раз тебя поблагодарить.

Кевин вытаращил глаза.

— Ты помнишь?

Я отвернулась. Проще любоваться звездами, чем смотреть в его требовательные глаза.

— Детектив, который расследует мое дело, возил меня к ясновидящей.

— О… — вымолвил он и умолк.

Междометье, будто камень, полетело в глубокий колодец. Мы посидели в тишине, а затем я тихо произнесла:

— Мой повелитель — худощавый парень, темноволосый, с короткой стрижкой. Он умер совсем юным — у вампира даже щетина не растет. На подбородке — маленькая родинка.

Теперь я отважилась взглянуть на Кевина. Он — большой умелец сделать непроницаемое лицо. Но на сей раз у него ничего не получилось. Его тело прямо вибрировало от плохо скрываемой ярости.

— Похоже, он тебе знаком. Не подскажешь мне имя парня и мотель, где он отсыпается днем?

Кевин не ответил, и я продолжала:

— Он и остальные до смерти струхнули, когда в переулке появился Эдгар вместе со своими дружками. Эдгару я была нужна живая, но его подельник, другой кровосос, запросто прикончил бы меня у мусорных баков. Однако ему помешали. А женщина… — Я попыталась найти верные слова, чтобы описать свои ощущения. — Короче, Эдгар не смог бы с ними справиться, хотя он и вожак. Вампиры жаждали меня угробить.

— Почему? — отстраненно спросил Кевин.

Он обхватил руками колени, и костяшки его пальцев побелели. Если бы он не был оборотнем, на коже появились бы синяки.

— Они сболтнули насчет того, что я убила Лютера.

— Ты убила… Лютера?  — повторил он.

Я пожала плечами.

— Тогда я тоже не дремала. Одного кровососа я пристрелила, и второго пронзила ножом. Возможно, одним из них являлся Лютер. Они же мне не представились. А почему это так важно?

Кевин насмешливо фыркнул и что-то неразборчиво пробормотал. Пару дней назад меня бы оскорбила подобная реакция. Понимаете, я же профи. Вернее, была им до стычки с Эдгаром и его компанией. Но мой мир разрушился в одну секунду, вернее, за одну ночь.

— Лютер был очень стар и невероятно умен. И чертовски жесток. Я бы не захотел с ним столкнуться. Непонятно, каким образом ты с ним расправилась.

Кевин смотрел на меня так, словно впервые разглядел во мне личность, а не просто одну из студенток отца и бывшую приятельницу сестры. Я занервничала.

— А как насчет Эдгара? — осведомился Кевин.

Я дословно передала ему сказанное вампиром. Кевин окаменел.

Вновь воцарилась тишина.

— Не возражаешь, если я тебя кое о чем спрошу? — пролепетала я.

Кевин коротко кивнул.

— Кто они такие?

— Увы, я не могу ответить. Но твоя ситуация крайне серьезна, Селия.

— Что мне делать?

Кевин одним неуловимым движением поднялся и выпрямился.

— Поешь и отдохни. Только не спи крепко. Ну а я собираюсь все выяснить.

— А если не сумеешь?

— Будет очень паршиво.

Я уныло кивнула и спрыгнула с камня.

Потом мы долго смотрели на океан, и Кевин сказал:

— Мне очень жаль, что такое случилось с Вики, Селия.

Внезапно он обнял меня и привлек к себе. Я прижалась щекой к его теплой коже. Он молча гладил мои волосы. Давно я не позволяла мужчине просто обнять меня. А точнее — со времен Бруно. Я едва не разрыдалась, но решила, что больше не буду плакать. И еще я почувствовала: наступило затишье перед бурей. Кевин не пересек границу, не позволил себе ничего лишнего. Значит, мы способны прикасаться друг к другу, не заходя дальше.

Я его немного побаивалась. И мне не хотелось разрушать их союз с Эми. Это несправедливо для нас обоих. Кроме того, я не знала, нужна ли я ему как женщина. Наверное, иногда он меня хотел. Или нет. Для него я могла быть «младшей сестренкой».

Но сейчас я не собиралась переживать. Он утешал меня, и этого мне было достаточно.


Глава 11 | Песнь крови | Глава 13