home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ястребиная охота

   Когда Дэниел проснулся мир оказался укрыт темным одеялом ночи. Дэниел потянулся, довольно щуря глаза. Сон ему однозначно пошел на пользу. Он чувствовал себя отдохнувшим, полным сил и энергии. Боль слабо пульсировала в теле, но на большее пока не претендовала. Зевнув, Дэниел выполз из-под шкафа.

   В комнате было тихо и темно. Призрачный лунный свет лежал на окнах, подоконнике, но был не в силах разогнать тьму комнаты. Сотни звезд весело перемигивались в небе, играя в непонятную для простого смертного игру. Прорезала небо ярко-красная комета, пронеслась и исчезла, будто и не было ее. Где-то заухала сова. Словно ей в ответ залаяла собака и тишина, непроницаемым куполом, снова накрыла окружающий мир.

   Дэниел опустил голову. Ночь была хорошей порой для того, чтобы оставить приют далеко позади. Оставалось только этим воспользоваться. На окна надежды не было, так как они были закрыты. Дэниел был настолько изнеможден и обессилен, что спал как убитый, его сон не смогло даже потревожить присутствие человека в комнате. Но это было в прошлом, сейчас же он был один в комнате и желал как можно скорее выбраться из нее, чтобы поскорее оказаться на вольном, чистом воздухе, вдали от всевозможных горе-приютов для животных, где смерть намного ближе к животному, чем на свободе.

   Дэниел тряхнул головой, прогоняя остатки сна и потрусил к двери. Дверь была незаперта и Дэниел без труда выскользнул в темный коридор. Остановившись перед дверью, за которой пряталась приемная, Дэниел прислушался. Тишина. Дэниел прижался головой к двери и надавил на нее. Та, скрипнув, подалась вперед, образовав проем, в который не замедлил протиснуться кот.

   Оказавшись в приемной, Дэниел осмотрелся. Слева, прислонившись к стенам, словно утомленные старцы, стояли два маленьких кожаных дивана. Перед каждым из них стоял журнальный столик, по углам - комнатные пальмы в больших горшках. На стенах висели фотографии животных в рамках, дипломы и другой бумажный мусор, свидетельствовавший о достижениях приюта. Между диванами стоял четырехногий деревянный столик, на котором Дэниел заметил большой аквариум с висевшими в воде, словно в воздухе, разноцветными рыбками. Мягкий свет от лампы, приделанной к одному из углов аквариума, падал на воду, проникал вглубь, но, казалось, совершенно не беспокоил рыбок.

   По правую от Дэниела сторону стоял стол секретаря, за ним проглядывало кресло на колесиках с высокой мягкой спинкой. Справа от кресла нашли свое место шкафчик для документов и столик с принтером и факсом. Слева от кресла в нескольких метрах от стола секретаря, в углу, примостился маленький столик с электрочайником. Стены по эту сторону комнаты также украшали фотографии животных, в основном собак и кошек в окружении улыбающихся работников приюта.

   Закончив осмотр комнаты, Дэниел устремился дальше, к широкой двери, выводящей на улицу. Приблизившись, Дэниел ткнулся головой в дверь. Надавил сильнее. Еще раз. Безуспешно, дверь была заперта.

   - Придется ждать утра, - Дэниел разочарованно фыркнул. - Стоило догадаться, что на ночь приют закрывается.

   Взгляд Дэниела устремился назад, туда, где должна была быть операционная. Нет, туда он больше не вернется. Чем ближе к свободе, тем лучше. Так расценил Дэниел, подошел к одному из диванчиков и заглянул за спинку. Места для маленького кошачьего тельца здесь было более чем достаточно.

   Дэниел протиснулся в проем, образованный стеной и задней ножкой дивана, развалился на полу и через минуту-вторую заснул.


   Тайги лежал на лавочке возле одного из домов и трясся от страха. Где-то совсем рядом лаяло одно из тех мерзких существ, которые то и дело норовят ухватить крепкими и острыми зубами за тонкую и нежную кошачью шею. Страх перед этим противником Тайги впитал с молоком матери. Лающих существ стоило избегать, так как они были самыми заклятыми врагами кошачьего рода.

   Тайги огляделся. Лающего существа видно не было. Успокоившись, Тайги сполз с лавочки и побежал по дороге, окруженный светом уличных фонарей.

   Впереди заревело железное существо, одно из многих, которых Тайги встретил за последнее время своего пребывания на улице. Тайги юркнул в подворотню и затих. Когда же рев железного существа затих вдали, он вернулся на дорогу и продолжил свой путь. Инстинкт самосохранения требовал от него избегать этих существ, любых существ, способных причинить боль, особенно двуногих. Эти любят делать больно другим. Тайги знал это, так как хорошо прочувствовал это на собственной шкуре. Нет, не той лысой, которая у него была сейчас, а той, которая была прежде, красивая, теплая и такая привычная в отличии от этой, уродливой и не способной защитить даже от холода. Если бы не искусственная шкура, которая укрывала его безволосое тело в эти минуты, он бы давно уже замерз.

   Тайги перебежал на другую сторону улицы и замер, вслушиваясь в звуки ночи. Потянув носом воздух, он повертел головой, будто выбирая направление, определился и побежал дальше. Тайги не знал, куда бежал. Просто бежал и все, хотя нет, это была неправда. Какое-то чувство, одновременно знакомое и чуждое, пробудилось в нем за последние сутки, и сделало его бег целенаправленным. Почти целенаправленным, так как животный разум Тайги часто вынуждал его метаться из стороны в сторону, из угла в угол, спасаясь от опасностей, как мнимых, так и реальных. Но когда Тайги совсем терялся и не знал, куда бежать, неизвестное чувство снова пробуждалось и брало его судьбу в свои руки, уводя все дальше и дальше в неизвестность.

   Тайги пересек городскую черту и поднялся на холм. Запах вереска заглушал все остальные запахи, даже запах мочи, которой провоняла его вторая кожа.

   Тайги не нравился запах вереска. Почему он не знал, но его нос все время морщился, когда чуял его. Как и в этот раз. Тайги фыркнул и привстал на задних ногах. Удивительно, но стоять на задних ногах ему было намного удобнее, чем на четырех конечностях, к тому же так он дальше видел и издалека замечал любую опасность.

   Тайги долго и напряженно вглядывался в горизонт. Крылья носа то и дело двигались, ловя воздух. Наконец Тайги опустился на четвереньки и обернулся. Позади небо посветлело. Солнечные лучи нежно, словно губы любимой слились с губами возлюбленного, коснулись края горизонта, окрасив его в красное золото. Небо засияло, словно ребенок от радости и заиграло бирюзой, с каждой секундой все большей. Тайги опустил взгляд и посмотрел на спящий город внизу. Затем отвернулся и, припадая на руки, побежал, оставляя его за спиной.


   Жизнь рязьяренным носорогом ворвалась в сознание Дэниела, заставив его вернуться из страны сновидений. Дэниел открыл глаза и прислушался. Совсем близко слышались голоса, настолько близко, что он без труда мог различить произносимые слова. Щелкнул ключ в замке и дверь, ведущая на улицу, распахнулась. Звуки улицы ворвались в помещение, едва не побудив Дэниела выскочить из своего тайника и что было мочи рвануть на свободу. Но благоразумие взяло верх над эмоциями. Усилием воли Дэниел подавил желание раскрыть свое местопребывание раньше времени, поднялся и приблизился к краю дивана.

   - Томас, кота не видел? - услышал Дэниел женский голос.

   Выглянув из-за дивана, он увидел мужчину среднего роста, седовласого, в форме охранника. Возле мужчины стояла молодая девушка, лет двадцати трех-двадцати четырех, короткие темные волосы были аккуратно собраны в хвост на затылке, джинсы на ногах светили модными дырами.

   - Какого? Того, что усыпить хотели?

   - Да, того самого.

   - Нет, Беки.

   - Куда же он спрятался-то?

   - Не знаю. Должно быть здорово его напугали.

   - Хотела бы я на тебя посмотреть, если бы тебя решили усыпить, - рассмеялась девушка.

   - Ха, сравнила палец и... э-э-э... при дамах выражаться не буду. Я же разумное существо, а кот - нет. Я пойму, если меня захотят усыпить, а кот - это же безмозглое животное, животные-то ничего не понимают.

   - Ты думаешь?

   - Конечно. Вот котяра моей дочери точно не поймет, если я захочу его усыпить.

   - Ну, мой тоже вряд ли это поймет. Хотя, знаешь, иногда мне кажется, что животные не такие глупые, как их считают.

   - Ха, казаться многое может. Главное, вовремя перекреститься... Поеду домой, Беки. После бессоной ночи спать ужасно хочется.

   - Хорошо, едь, а я дождусь остальных. Может тебе кофейку сделать на дорогу?

   - Спасибо, но в этот раз откажусь. Чем быстрее доберусь до дома, тем быстрее спать лягу. В общем, я уехал.

   - Тогда пока. Пойду на кухню, сделаю себе кофе.

   Мужчина вышел на улицу и прикрыл за собой дверь.

   - Вот он шанс, - Дэниел почувствовал трепет в груди, но быстро себя одернул. - Нет, не спеши. Пусть все разойдутся.

   Когда приемная опустела Дэниел выбрался из-за дивана и побежал к входной двери. Не добегая до двери нескольких метров, он остановился. Снаружи послышался звук двигателя.

   - Наверное охранник уехал, - подумал Дэниел и потрусил к двери. Он уже готов был вдохнуть полной грудью запах свободы, когда входная дверь распахнулась и на пороге появилась Эн.

   - Ко-о-от, - недоверчиво протянула девушка, увидев животное.

   Дэниел как поднял переднюю лапу в движении, так и забыл ее поставить. Казалось, сердце остановилось, настолько тихим стало его биение. Но так только казалось. Уже секунду спустя оцепенение спало, сердце устремилось в галоп и вместе с ним вперед ринулся Дэниел. Эн попыталась преградить путь коту ногой, но Дэниел скользнул под другую ногу и вырвался на улицу. Счастье переполняло его ровно столько времени, сколько понадобилось ему, чтобы увидеть машину Лили, остановивишуюся на стоянке. Но Лили вряд ли хоть как-то могла помешать коту обрести долгожданную свободу. Она выбралась из машины, взялась руками за переднюю дверцу, да так и стояла, провожая удивленным взглядом кота породы скотиш-фолд, несущегося к воротам со скоростью ракеты.

   Боль попыталась ворваться в сознание Дэниела, тем самым напомнив ему о своем существовании, но Дэниел отбросил ее, будто грязную тряпку, пронесся рядом с машиной Лили, и гоночным болидом проскочил в распахнутые створки ворот центра. Мгновение спустя Дэниел несся уже вниз по склону холма, наслаждаясь каждым новым глотком свежего воздуха. Сердце его пело от переполнявшего его счастья. Настолько счастливым Дэниел вряд ли когда был.

   Центр давно уже расстаял вдали, а Дэниел все бежал и бежал, пока изнеможденный, обессиленный не рухнул под высоким падубом, одиноко росшим у подножья невысокого холма, сплошь поросшего зеленой травой, с небольшими островками овсяницы и полевицы.

   - Свободен! Наконец-то свободен! - радовался Дэниел, ощущая на себе дуновения прохладного ветерка и вдыхая запах свежей, не одурманенной автомобильными выхлопами, травы. Грудь Дэниела тяжело поднималась и опускалась, кончики лап подрагивали от перенапряжения, кровь гулко стучала в висках.

   Дэниел закрыл глаза и слушал, как над головой ветер шелестит в ветвях, а в вышине заливается жаворонок. Рядом в траве стрекотал кузнечик, ему вторил еще один.

   - Как хорошо, - подумал Дэниел, чувствуя тепло разливающееся по телу. - Будто в рай попал. Немного полежу и отдохну. А потом... потом можно и к Лох Ломонду двигать.

   Что-то мягкое коснулось головы Дэниела, прервав ход его мыслей. Дэниел лениво открыл один глаз и уткнулся взглядом в нечто, похожее на две огромные пещеры. Внезапно "пещеры" ожили и шумно втянули воздух внутрь, затем приблизились к кошачьей голове и принялись ее обнюхивать.

   - Эй, что за..., - Дэниел поднялся и теперь мог полностью увидеть, что за чудовище то и дело обдавало его горячим воздухом. - Да это же корова!

   Это и впрямь была корова. Рыжая с белыми пятнами на шкуре и чересчур подвижным хвостом, отгоняющим мух.

   - Давай, проваливай отсюда, - Дэниел ударил корову по морде лапой. Без когтей, так, чтобы напугать. Но с таким же успехом можно было ударом кошачьей лапы напугать слона. Корова подняла голову и осмотрелась, затем удовлетворенная увиденным вновь опустила голову и боднула кота.

   - Что б тебя! - Дэниел издал тихое шипение и отскочил в сторону, спасаясь от коровьих рогов.

   Корова отогнала кота, опустила голову и принялась щипать траву.

   - Трава что ли там где я лежал вкуснее? - подумал Дэниел, наблюдая за коровой. - Или корова с норовом попалась? Кто ее знает.

   Дэниел махнул хвостом, отгоняя надоедливую муху, приблизился к стволу падуба и лег рядом с ним. Неподалеку корова увлеченно стригла зубами траву, про кота она, казалось, совершенно забыла. Немного погодя и Дэниел забыл о существовании коровы, уснув снов праведного младенца.

   Солнце поднялось высоко, когда Дэниел проснулся. По небу, едва не задевая вершины окрестных холмов, ползли черепахами белые перистые облака. Огромные и тяжелые они напоминали Дэниелу космические корабли из голливудского блокбастера "Звездные войны". Казалось, сейчас откроются палубные люки и сотни истребителей пронзят своими сверкающим телами синеву небесного океана.

   Дэниел поднялся с земли. Отдохнувшее тело легкой ленью отозвалось на его прогиб спины. Дэниел посмотрел по сторонам. Вокруг не было ни души, корова и та куда-то подевалась. Дэниел решил подняться на холм и несколько минут спустя, сидя на его вершине, обильно поросшей овсяницей и полевицей, рассматривал окрестности. Гряду, тонувших в белесой дымке, гор он узнал сразу. Это были Грампианские горы. Где-то там, натянув на вершину шапку из седых облаков, возвышался над землей старик Бен-Невис и пытался рассмотреть через плотную невесомую массу, облепившую его со всех сторон, одного из своих братьев - Бена-Макдуи, Бена-Лоэрса или самого младшего из них - Лохнагара.

   Глядя вдаль, туда, где земля соединялась с небом, Дэниел почувствовал, как затрепетало, словно паутина на ветру его сердце. Странное дело, он, считавший себя патриотом, так никогда и не был в Хайлендсе. А ведь именно там и находится истинная Шотландия, гордая, дикая, свободолюбивая, а главное, до сих пор так никем и непокоренная.

   - Когда-нибудь я обязательно прогуляюсь по холмам и горам Хайлендс, - подумал Дэниел. - Когда-нибудь, а сейчас..., - взгляд Дэниела устремился на запад, туда, где находился Лох Ломонд, - ... сейчас пора двигать к Лох Ломонду.

   Дэниел потянул носом воздух.

   - Сколько запахов! - среди множества разнообразных запахов Дэниел уловил запах травы, чуточку вереска, желтых цветов, густо растущих на вершине холма. - Самое настоящее королевство запахов. Кошачий нос - это просто чудо какое-то. Ничего не упускает. У меня аж голова закружилась. Наверное, пресытился запахами, - Дэниел зажмурился, тряхнул головой и открыл глаза, затем рассмеялся про себя и понесся вниз по склону холма.

   Спустя мгновение тень накрыла бегущего кота. Дэниел хотел было остановиться и посмотреть в чем дело, но передумал. Для этого пришлось бы прекратить столь чудесный бег. Стоит ли обращать внимание на облако, спрятавшее солнце от внешнего мира? Но странное дело, трава вокруг продолжала ярко блестеть под лучами солнца, между тем, сам Дэниел будто находился в тени, но рядом не было ничего, что могло давать тень. И все же тень была и она ни в какую не желала отрываться от Дэниела, будто кто намертво приклеил ее к нему.

   Дэниел собрался было остановиться и посмотреть в чем дело, когда его чуткие кошачьи уши выхватили из множества разнообразнейших звуков звук очень похожий на свист, свист, издаваемый... Дэниел скорее инстинктивно, а не осознанно бросился в сторону, упал на живот и прижался к земле. Тень пронеслась над тем местом, где совсем недавно был кот. Послышались хлопки, издаваемые крыльями. Солнце снова решило пролить на Дэниела свет своих лучей.

   Все произошло настолько быстро, что Дениэл даже не успел испугаться. Но стоило ему поднять голову и увидеть, чья тень преследовала его все это время, пока он довольный словно кошка, объевшаяся валерианы, прыгал по склону холма, как страх осмелел и выбрался из потаенных уголков подсознания, грозя поглотить собой сознание.

   Ястреб! Огромный ястреб-тетеревятник с жуткими острыми кривыми, словно стальные крючья, когтями решил выбрать Дэниела в качестве завтрака. Дэниел увидел, как ястреб набрал высоту, закричал и камнем понесся в его сторону. Лапы Дэниела затряслись, хвост поджался, как у побитой собаки, взгляд обезумел и принялся метаться из стороны в сторону в поисках укрытия. Но поблизости не было ничего, что могло бы послужить укрытием от летающего хищника - ни дерева, ни даже куста.

   Тень снова накрыла Дэниела. Звонкий, пронзительный крик едва не надорвал чувствительные кошачьи барабанные перепонки.

   - Бежать! Бежать! - кто-то закричал в голове Дэниела.

   Дэниел побежал, затем бросился в одну сторону, в другую и как раз вовремя, острые когти-крючья едва не задели кошачью спину. Недовольный крик пронзил небо, взмыл вверх и замер в вышине.

   Дэниел бросил взгляд на небо в надежде, что ястреб убрался ко всем чертям. Как бы ни так. Пернатый хищник даже и не думал улетать, кружил над Дэниелом и оглашал округу сердитыми криками, выжидая благоприятного момента для атаки.

   Дэниел завертел головой. Внезапно взгляд зацепился за животное, появившееся из-за холма метрах в ста от Дэниела. Эта была корова, та самая, которая так неприветливо пыталась боднуть его некоторое время назад.

   - Корова! Но как она мне может помочь? Может спрятаться под ней? А почему бы нет? Только вот как бы ей опять не вздумалось бодаться, - Дэниел посмотрел на небо. Ястреб был все еще там и улетать никуда не собирался. - Ладно, выбирать не приходится.

   Дэниел собрался с духом и устремился к корове. Над головой раздался ястребиный крик. Услышав его, Дэниел побежал быстрее, хотя куда уже быстрее. Казалось, Дэниел не бежал, а летел над землей, с такой скоростью он несся к корове, беззаботно щипавшей траву невдалеке.

   Тень снова накрыла Дэниела. Беззвучно словно призрак преследовала она его, затем стала быстро приближаться. Дэниел совершил знакомый маневр, бросился вправо, затем влево, припал к земле и... с содроганием почувствовал, как острые когти хищника полоснули его по шерсти, едва не вонзившись в спину. Ястреб, казалось, раскусил Дэниела и почти схватил жертву, только чудо спасло Дэниела от верной гибели в когтях ястреба.

   Возмущенный ястребиный крик разорвал воздух, заставив умолкнуть кузнечиков и другую живность. Дэниел с усилием поднялся на трясущиеся лапы. Еще немного и они точно откажут ему. Или он потеряет сознание от страха. Что-то обязательно случится. Когти ястреба его обязательно достанут. Как бы это ни казалось невероятным, но он готов был даже поклясться, что почувствовал холод когтей хищника, когда те едва не вцепились ему в спину.

   Дэниел вскочил на ноги и побежал к корове. Та с выражением некой отстраненности от мирских сует, молча взирала на бегущего к ней кота, при этом корова ни на миг не забывала двигать челюстями.

   Дэниел остановился в трех метрах от коровы и запрокинул голову в поисках хищника. Искать долго не пришлось. Тот парил на головой, купаясь в лучах яркого солнца. Спустя секунду хищник сложил крылья и камнем рухнул вниз. Уже над землей его крылья раскрылись, замедляя падение, лапы с когтями устремились вперед, навстречу слабой жертве. Дэниел не стал дожидаться пока ястребиные когти вонзятся ему в спину, метнулся к корове и спрятался у нее под брюхом. Корова же продолжала монотонно двигать челюстями и рассматривать горизонт. Борьба за жизнь, развернувшаяся прямо у нее под боком ее, по всей видимости, совершенно не заботила.

   Дэниел сидел под брюхом коровы, ожидая что вот-вот раздастся удаляющийся крик ястреба, когда свет перед глазами померк, тьма нахлынула на него, ударила, подмяла под себя. Бок взорвался болью, будто сотни муравьев решили вонзить в его тело жвала. Над головой раздался торжествующий клекот и тут же умолк, тьма отступила, но боль, будь она проклята, осталась.

   Дэниел поднял голову. Ястреб возмущенно вскрикивая убегал прочь, волоча крыло по земле. Рядом Дэниел заметил длинную тонкую палку из лещины и спешащего к нему старика, хозяина коровы.

   - Кажется пронесло... нет, почти пронесло, - подумал Дэниел, ощущая жжение в боку. - Все же могло быть и хуже. Если бы не этот старик, я бы точно никогда не увидел ни Лох Ломонд, ни Грампианские горы... Нет, все же не завидно быть животным, особенно таким слабым, как кот. С одной стороны надо бояться людей, с другой - других животных. Что же это за жизнь такая? Жизнь ли это вообще? Какое-то хождение по краю пропасти. Малейшее дуновение ветерка и рассвет нового дня тебе не видать, - Дэниел вздохнул и посмотрел на ястреба. Тот отошел от удара, поднялся в воздух и устремился на поиски новой, более доступной, жертвы.


И снова в бега | Перевоплощение | Лох Ломонд



Loading...