home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Благодарность

   На следующий день Дэниел проспал чуть ли не до обеда. Солнце давно уже озолотило гору, среди кустов и травы которой прятался Дэниел, когда он, наконец, проснулся и вспомнил вчерашний ужин. Пожалуй, это был лучший ужин за последние несколько недель. Дэниел не удержался, чтобы не облизаться, вспомнив вкус запеченного лосося.

   Отпустив воспоминания, Дэниел принялся рассматривать лежащий внизу, за тонкой полоской дороги, Лох Ломонд. Взгляд Дэниела устремился на противоположный берег озера. Именно туда, несколько недель назад он приехал со стариком Колнером в поисках уединения. Ничего хорошего из этой затеи не получилось. Только лишних шишек набил. Все равно вернулся к людям, не полностью, но все же. И даже уже успел напакостить.

   Дэниел улыбнулся. Если жить не с людьми, а рядом с ними, чтобы время от времени было, где потянуть что-нибудь вкусненькое, то такая жизнь его вполне устраивала. Правда, такая жизнь была связана с определенным риском для здоровья, но пока что у него очень даже неплохо получалось с этим риском спрявляться и выходить из игры "найди и укради" победителем. Дэниел надеялся, что у него и дальше это будет здорово получаться. Как здорово, это можно будет проверить уже этим утром. Дэниел решил навестить кухню вчерашнего отеля и украсть еще что-нибудь вкусное. Почему бы нет? Если быть достаточно ловким и проворным, то ему бояться совершенно нечего. Ну, на крайний случай получит пинком под зад. Зато не будет голодным. После травы и яиц куропаток запеченный лосось по вкусу ничем не уступал амброзии. Съесть еще один кусочек лосося для существа, познавшего голод, было бы верхом блаженства.

   Дэниел с час или два лежал на траве, греясь в лучах полуденного солнца, иногда лениво посматривая на Лох Ломонд, затем поднялся и побежал вниз по склону к сверкавшему ломаной крышей с трубой-дымоходом отелю. Не добегая до отеля, Дэниел свернул, перебежал дорогу, отделявшую его от Лох Ломонда, и устремился к озеру, решив сначала утолить жажду. Спустившись к озеру, Дэниел напился воды, и окинул взглядом катерную станцию, расположенную слева от него в маленьком заливе, и побежал к отелю.

   Прибежав на место, Дэниел спрятался за деревом и принялся наблюдать за жизнью двора. Машин убавилось, палатки, в которых Дэниел прятался от дождя прошлым днем, исчезли. Джус со своим серым напарником, которого Дэниел про себя решил называть Серым, также куда-то подевались. Дэниел собрался было выйти из-за дерева и двинуть к дому, но из отеля вышли двое мужчин в джинсах и куртках, присели на лавочку напротив входа в отель, достали из карманов сигареты, зажигалки, и закурили. Дэниел решил подождать, улегся на траву и положил голову на землю. Земля была холодной и сырой, а еще она показалось Дэниелу живой. Он вряд ли смог бы объяснить почему. Просто ему пришла в голову эта мысль. Возможно, легкое покачивание травинок под порывами слабого ветерка натолкнуло его на эту мысль или движение насекомых в траве, или вид многочисленных пор в земле, через которые словно через миниатюрные носы воздух попадал вглубь земли. А может и не было никаких причин для подобной мысли. Так часто бывает, мысль приходит непонятно почему и непонятно зачем, как гость без предупреждения, и также уходит. Как будто комета на ночном небе, появится, озарит собой небо и исчезнет без следа.

   Дэниел закрыл глаза и прислушался к звукам окружающего мира. Его кошачий слух был невероятно острым и казался воплощением слухового совершенства. Жужжание жука где-то среди деревьев, крик далекой птицы, движение муравьев в траве. Ничто не могло укрыться от его совершенного слуха. Иногда Дэниелу казалось, что он способен даже услышать, как растет трава, как грызет древесину личинка жука-короеда. Но может его слух действительно был таким острым? Возможно. Но только возможно. Наверняка Дэниел не знал. Человеческому сознанию свойственно сомневаться, независимо от того где он находится, в теле человека или животного.

   Ветерок весело шелестел в ветвях, мухой, попавшей в сети паука, трепыхался в шерсти, дергал за волосинки, грозя вырвать их и унести прочь. Дэниел не заметил, как заснул. Проснулся же он, одолеваемый сильным чувством опасности, поразившим его сознание так же верно, как яд поражает тело. Дэниел открыл глаза и вздрогнул. Рядом сидели рыжий Джус и его друг Серый. Взгляды парочки были устремлены на Дэниела. Видя эти, горящие местью, сверлящие точно буровые установки, взгляды, Дэниелу стало не по себе. Похоже Джус заимел на него зуб, а его серый друг решил присоединиться за компанию, а может и ему Дэниел как-то перешел дорогу, правда, не знал как, мог только догадываться. Глядя на эту испепеляющую его взглядом парочку Дэниел понял, что пора смываться. С одним котом он мог бы еще справиться, опыт уже имелся, но вот с двумя сразу.

   Дэниел почувствовал, как страх проник в сознание и забил тревогу. Пора было рвать когти, иначе хорошей взбучки ему было не избежать, а может и чего похуже. Как ему не претила мысль о бегстве, Дэниелу больше ничего не оставалось. Он вскочил на ноги и побежал. Неважно куда, главное было бежать. Острым слухом он слышал тяжелое касание лап бегущих следом противников. Дэниел не сомневался, что сможет убежать от них. Они были слишком массивны, даже жирны, чтобы тягаться с ним, не обремененным лишними киллограмами.

   Дэниел хотел было бежать назад в горы, тогда его противникам точно не удалось бы настигнуть его, но из-за того что они стояли у него на пути, ему пришлось бежать прочь от гор, к Лох Ломонду. Дэниел перескочил через низкий забор, огораживающий территорию отеля, и едва не попал под колеса грузовика. Резкий скачок в сторону и машина проехала рядом. Машинные выхлопы попали Дэниелу в легкие и он закашлялся, на какой-то миг позабыв о противниках. Уткнувшись головой в землю, он пытался очистить легкие. Удар когтистой лапой по спине заставил его вспомнить о преследующих его котах. Дэниел снова побежал. Перебежал дорогу и понесся вдоль нее по проложенной человеческими ногами тропе, все еще зиявшей, словно дырами, озерцами-лужами, - напоминание о вчерашнем дожде. Впереди по левую сторону показалась деревянная лестница, ведущая вниз, к станции катеров. Недолго думая Дэниел метнулся по лестнице и очутился на берегу. Сзади послышался кошачий визг. Противники все еще были позади и все еще преследовали его.

   Дэниел пробежался взглядом по набережной, по катерам, пришвартованным на пристанях. Только сейчас он понял, какую глупость совершил, решив бежать на катерную станцию. Станция была ограждена высоким проволочным забором. Выбраться отсюда можно было только по деревянной лестнице, оставшейся позади, или через видневшиеся невдалеке ворота. Но ворота были закрыты.

   Кошачьи завывания раздались ближе, и Дэниел снова припустил, по набережной, вдыхая чистый и свежий озерный воздух. Почему-то ему стало весело. Страх за собственную жизнь вмиг покинул его. Происходящее показалось Дэниелу больше забавным, чем страшным. Он, человек, бежит от парочки, жаждущих отомстить, котов. Ситуация действительно могла выглядеть забавной, если бы человек не был заключен в кошачье тело, довольно таки сильно уступающее размерами телам противников.

   Метров через сто набережная поворачивала влево, тянулась еще на десяток-второй метров и снова поворачивала, пока не превращалась в тонкую полоску берега с одинокими невысокими деревьями, выстроившимися в ряд, будто многоэтажки вдоль улицы. Пристани и катера остались позади. Дэниел добежал до конца набережной и остановился, дальше бежать было некуда. Кругом вода и только грунтовая дорожка, уводящая назад, но про нее можно было забыть. Тяжело дыша и переваливаясь из стороны в сторону по дорожке к Дэниелу бежали преследователи.

   Дэниел посмотрел на Лох Ломонд по левую сторону, на уютную гавань с катерами справа. Бежать действительно было некуда, разве что вплавь, но этот вариант спасения Дэниел сразу же отбросил, проплыть несколько десятков метров, чтобы оказаться на той стороне набережной было выше его кошачьих сил. Дэниел вздохнул. Оставалось подороже продать жизнь.

   Коты были близко. Старательно обегая тонкие стволы деревьев, они сбавили скорость, когда заметили, что их жертве бежать было некуда. В конце концов, они вообще перешли на шаг и последние десять метров до Дэниела едва ли не ползли, возможно предвкушали скорую победу в неравном поединке.

   Дэниел повернул голову и устремил взор на Лох Ломонд, на Бен Ломонд, высившийся вдалеке на противоположном берегу.

   - Вот теперь и правда все, - подумал Дэниел. - Если не загрызут, то покалечат обязательно. Наверное, я где-то допустил ошибку и теперь пришло время расплачиваться. Только глупо это как-то, они всего лишь коты, неразумные животные. Хотя, животные или люди это не так уж и важно. Важен результат, а вот результат как раз и не радует. Что ж, тогда надо постараться, чтобы он меня хоть немного порадовал, - Дэниел улыбнулся, чувствуя как когти выдвигаются из пазух.

   Взгляд Дэниела устремился к противникам. Те остановились в двух метрах от Дэниела и зашипели. Шерсть на спине вздыбилась, рты угрожающе оскалились, когти вцепились в землю, словно в тело жертвы. Шипение перешло в визг, когда коты бросились к Дэниелу. Дэниел наблюдал за противниками и когда те оказались рядом подскочил в воздух и ударил лапой по голове Джуса. Джус взвизгнул, поднялся на задние лапы, взмахнул передними и прыгнул на Дэниела. Дэниел отскочил в сторону, уходя из-под туши Джуса и тут же попал под мощный удар лапой Серого. За ударом Серого последовал удар лапой Джуса. Дэниел зашипел от боли, отскочил назад и приземлился в воду. Оглянувшись, он понял, что стоит по колени в Лох Ломонде.

   Джус и Серый, тяжело дыша, крутились у воды, то и дело поглядывая на Дэниела. Лезть в воду за противником они, похоже, не собирались. Дэниелу пришла в голову идея, когда он вспомнил, что коты бояться воды. Он решил по воде обежать котов, выскочить на берег и понадеяться на лапы. Уставшие и запыхавшиеся, Джус и Серый вряд ли снова начнут его преследовать, а если и побегут за ним, то убежать от них ему не составит труда. Дэниелу бы вырваться к дороге, а там поминай, как звали.

   Дэниел немедленно приступил к реализации плана. По воде он устремился в обход котов. Внезапно его передние лапы провалились и он с головой ушел под воду. Дэниел отчаянно задвигал лапами, пытаясь выплыть из ямы. Оказавшись на поверхности, он потянул носом воздух и... получил сильный удар лапой по голове. Дэниел вновь ушел под воду. Что-то тяжелое и мягкое навалилось сверху и придавило его тело ко дну. Дэниел почувствовал, как последние пузырьки воздуха покинули его легкие. Огонь полыхнул в груди. Дэниел задергался, пытаясь выбраться из-под кошачьего тела, придавившего его ко дну. Перед глазами начали лопаться разноцветные круги. Дэниел сделал еще один рывок и... вылетел из воды.

   Дэниел открыл рот и набрал полную грудь воздуха. В голове гудело, перед глазами плясали фигуры, лапы подкашивались. Дэниел склонился над водой, чувствуя как холод воды охлаждает разгоряченное тело. Постепенно дыхание выровнялось, сердце замедлило бег, в голове прояснилось. Дэниел еще раз наполнил грудь чистым озерным воздухом и поднял голову, вспомнив о парочке котов, решивших его утопить.

   То, что увидел Дэниел, оторвав взгляд от воды, заставило его рот приоткрыться от удивления. Глаза округлились и превратились в две большие блестящие монеты. Дэниел закрыл глаза, тряхнул головой, открыл глаза. Картинка перед глазами не изменилась. Джус был уже по ту сторону залива. Вот он добежал до лестницы и мгновение спустя скрылся из виду. Немного поотстав от него бежал его серый напарник. Недалеко от себя Дэниел заметил того, кого никак не ожидал увидеть. От неожиданности он даже плюхнулся задом в воду. Смотря вослед парочке удирающих котов на берегу озера сидел лесной кот, тот самый, которого Дэниел одолел в схватке посреди Грампианских гор. Когда парочка котов скрылась, лесной кот повернул голову к Дэниелу, мяукнул и длинными прыжками помчался прочь.

   - Спасибо, - мысленно поблагодарил Дэниел своего спасителя.

   Лесной кот добежал до деревянной лестницы и устремился по ней вверх. Добежав до середины, он остановился, оглянулся на Дэниела в последний раз, при этом Дэниелу показалось, что он снова мяукнул, и убежал.

   Дэниел проводил взглядом лесного кота, все еще не веря случившемуся, и когда тот скрылся, выбрался из воды и потащился по набережной.


   Несколько часов спустя Дэниел лежал на склоне горы под небольшим выступом намного южнее от того места, где находились отель и станция катеров, и смотрел на овец и коров, пасшихся внизу у подножия горы. Мыслями он был в прошлом, вспоминал о своем диком спасителе и никак не мог понять, что заставило того покинуть родные места и отправиться следом за тем, кто заставил его испытать близость смерти. Дэниел ни секунды не сомневался в том, что лесной кот следовал за ним на протяжении всех тех дней, что он добирался до Лох Ломонда.

   - Как я только его не заметил, - думал Дэниел, наблюдая за живностью внизу. - Он будто хотел во что бы то ни стало отплатить мне за то, чтобы я сохранил ему жизнь. Тенью следовал за мной, ждал подходящего момента, и вот дождался. Невероятно. Дикое, неразумное, и тем не менее благодарное животное. Если бы не он, я уже кормил бы рыб в озере. Как хорошо, что я сохранил ему жизнь, - взгляд Дэниела заскользил ниже, пробежался по водной глади Лох Ломонда, зацепился за противоположный берег и поднялся по склону Бен Ломонда к вершине. - Никогда не думал, что животные способны на такое, - Дэниел все еще ворошил воспоминания, никак не желая забывать прошлое. - Мало кто из людей на такое способен, но вот животные. Кто бы мог подумать.

   Ворчание в желудке заставило Дэниела отвлечься от размышлений. Этим днем он еще ничего не ел. Тогда, у станции катеров, он вернулся на дорогу и побежал вдоль нее на юг, прочь от отеля с вкусной едой, прочь от Джуса и Серого. Долго Дэниел бежал, оставил позади не один киллометр, пока не прибежал сюда, в это тихое местечко, где кроме овец и коров, казалось, больше никого не было. Правда, время от времени ушей Дэниела достигало урчание двигателей автомобилей, но автомобили находились далеко внизу, здесь же, на склоне, поросшем травой, мхом и мелким кустарником, кроме Дэниела никого не было. Если Дэниела и огорчало это обстоятельство, то только из-за того, что не было здесь и еды. Еда была внизу, там, где недалеко от берега Лох Ломонда белело красивое здание в окружении площадок для гольфа. Дэниел подумал, что неплохо было бы спуститься вниз и порыскать там в поисках еды. Так он и сделает, но не сейчас, позже, когда сильнее проголодается. Пока что тот голод, что беспокоил его, можно было терпеть. Желудок Дэниела вполне привык к тому, что его обладатель больше голодает, чем ест, правда, не всегда с этим мирился, как бы между прочим напоминая о себе тихим недовольным урчанием. Прям как сейчас.

   Дэниел не обратил внимания на позывы желудка, устремив взгляд на озеро, где по спокойной озерной глади, словно черепаха, полз паром. В десятке метров от него, создав маленькое цунами, пролетел стреловидный катер с кучкой парней и девушек на борту. Смеясь и что-то крича, они помахали парому, быстро оставили его позади и вскоре скрылись из видимости за изгибом береговой линии озера.

   Вновь раздалось рычание мотора и из-за поворота вынырнул катер. На этот раз это оказался другой катер. Управлял им молодой парень в темных шортах и худи черного цвета. Еще один, в темно-синем гидрокостюме, уцепившись за фал, рассекал поверхность Лох Ломонда не хуже горячего ножа, режущего сливочное масло. Какое-то время Дэниел наблюдал за воднолыжником, размышляя над тем, чего больше должно быть в человеке для того, чтобы заниматься экстремальным спортом, сумасшествия или храбрости. В конце концов решил, что и того и другого поровну. Дэниел никогда не любил экстремальный спорт. Раньше ему казалось, что все те, кто увлекается экстримом - потенциальные самоубийцы, готовые в любой миг попрощаться с жизнью, иначе какой прок рисковать жизнью и играть со смертью? Разумный человек на это не пойдет, а вот самоубийца вряд ли преминет воспользоваться возможностью покончить счеты с жизнью.

   Дэниел никогда не относился к тем, кто любил пощекотать себе нервы. И дело было совершенно не в том, что он слишком любил жизнь, чтобы совершать такие безумства. Нет. Причина была в трусости, обычной трусости, которой наделены многие, если не все, здравомыслящие люди. Инстинкт самосохранения, присущий людям, часто заставляет человека быть трусом. Дэниел не был исключением. Он боялся, всегда боялся, когда дело касалось проявления храбрости. Он был трусом, но, как и каждый здравомыслящий человек отрицал это, боясь насмешек. Но однажды он решил стать храбрым - пригласил Кэйлу на свидание. Для этого ему понадобились все наличествующие у него остатки мужества. Он даже смог подойти к Кэйле, заговорить с ней и... возненавидеть, когда услышал отказ, а в глазах девушки увидел насмешку. При этом возненавидел он не только Кэйлу, но и себя. Не будь он таким идиотом, не было бы ни отказа, ни насмешки, которые обернулись настоящей катастрофой, когда Кэйла растрепала о предложении Дэниела всему универу. Тогда Дэниел думал, что жизнь его закончена. Такого позора ему казалось он не переживет. К счастью, пережил и сейчас, наблюдая за воднолыжником, Дэниел понял, что его уход из дома, переселение к Лох Ломонду, а затем и в Грампианские горы, - все это было невероятным проявлением храбрости, особенно для парня, чье сознание оказалось заключено, словно отражение в зеркало, в тело домашнего кота.

   Дэниел улыбнулся. Он мог гордиться собой. И он гордился. Дэниел чувствовал, как приятное чувство Гольфстримом бурлит в груди. Будто Сахара снова зацвела, а ледники Антарктиды расстаяли, обнажив под собой прекрасные зеленые луга. Нет, он не был трусом. Может раньше, но не сейчас. Он даже набил морду лесному коту. При этих воспоминаниях Дэниел снова улыбнулся. А тот в отместку взял да и спас врагу жизнь.

   - Такое только в кино бывает, - подумал Дэниел. - Или среди животных. Пожалуй, пока существуют животные, на планете Земля будут существовать благородство и благодарность. Как бы это глупо не звучало, но это так.

   Дэниел устремил взгляд на юг, туда, где горы чередовались с буйными лесами и сочными зелеными лугами, среди которых в лучах закатного солнца темнели крыши белостенных отелей и коттеджей, а Лох Ломонд пестрел островами, словно Луна кратерами.

   - Хватит греться на солнышке. Пора двигать. Посмотрим, что мне еще приготовило будущее, райский сад с прекрасными гуриями или раскаленные сковородки в аду, на которые даже черти бояться задницы умастить.

   Налетевший ветерок взъерошил шерсть на спине Дэниела и слегка подтолкнул, будто торопил его навстречу с неизвестным. Но Дэниела торопить не надо было. Улыбнувшись, он подскочил в воздух и понесся вниз по склону горы, обуреваемый неизвестным радостным чувством, греющим его сердце.



Возвращение | Перевоплощение | Встреча



Loading...