home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Девушка из Глазго

Несколько часов спустя Дэниел лежал на кровати в своей комнате и листал учебник по финансовому праву. Из кухни неслись разговоры и звон посуды. Отец с матерью уже вернулись с работы и ужинали. Дэниел первое время прислушивался к разговору родителей, но не услышав ничего интересного быстро бросил это занятие, отложил в сторону учебник, достал из кармана спортивных штанов мобильник, разблокировал его и защелкал кнопками.

   Хоть Дэниел и хотел казаться лучше своих сверстников, но и ему не были чужды всякого рода удовольствия, например, любовь к мобильным и компьютерным играм. Развлечься, отвлечься на пару часиков от учебы с помощью какой-нибудь новомодной бродилки для Дэниела было как жолудь свинье - и забава, и еда. Только вот по мнению Эвана Макмилана игрушки, неважно на телефоне или на компьютере, отупляют играющего, да и вообще являются пустой тратой времени. Отец часто говорил Дэниелу, что время надо ценить, если он хочет когда-нибудь стать хорошим профессионалом своего дела. Дэниел слушал отца и даже кивал головой для пущей убедительности, но когда оставался один дома забывал о словах отца, включал компьютер, доставал из тайников диски с играми и погружался в мир вымысла и фантазии. Когда же отец был дома, Дэниелу ничего не оставалось, как довольствоваться игрушками на мобильнике. Провести время за игрой для него, как и для любого юноши его возраста, было намного интереснее, чем забивать голову всякой скучной чушью из учебников. Как говорил Дэниел, не все же время проводить за книгами, иногда и расслабиться полезно. Правда, по поводу расслабления Дэниел старался ничего не говорить отцу, так как прекрасно знал о крутом характере отца. Лишние проблемы юноше были не нужны.

   В этот раз поиграть Дэниелу не удалось, в коридоре послышались шаги, кто-то явно намеревался посетить его комнату. Судя по тяжелым, слегка шаркающим шагам это мог быть только отец.

   Дэниел спрятал мобильник под подушку.

   - Черт, - пронеслось в голове юноши, когда отец схватился за дверную ручку, дернул ее вниз, но дверь не открылась. Да и как она могла открыться, если Дэниел закрыл дверь изнутри на защелку. Закрыл, да забыл открыть. Из-за двери послышались проклятия. Ручка снова ушла вниз, но дверь по-прежнему оставалась запертой.

   - Дэниел! - послышалось из-за двери. - Открой эту чертову дверь, если не хочешь чтобы я ее вышиб!

   Дэниел соскочил с кровати и подбежал к двери. В словах отца лучше было не сомневаться. Дэниел отодвинул защелку в сторону и открыл дверь. На пороге стоял отец и сердито поглядывал на сына. Эван был широкоплечим темноволосым мужчиной среднего роста с высокими скулами и широким морщинистым лбом. Его глаза щурились, словно от яркого света, а нос раздувался как у быка, завидевшего красную тряпку перед глазами.

   Дэниел мало походил на отца. Разве что тонкими губами и прямым носом. Во всем остальном, особенно по слегка утонченному и даже в некоторой степени изящному строению тела, он был едва ли не копией своей матери, Мэри Макмилан.

   - Сколько тебе еще говорить, чтобы ты не закрывал эту долбанную дверь? Доиграешься, что в один прекрасный день, увидишь ее на полу комнаты.

   - Забыл, - Дэниел потупил взгляд и вернулся на кровать.

   - Забыл. Нечего забывать. Кто забывает, тот ничего в жизни не достигает. Давай, слазь с кровати и сходи в магазин. Проветрись. Купи хлеба на утро, с дюжину яиц, муки и корма коту не забудь. Деньги у матери возьмешь. Понял?

   - Понял, - отозвался Дэниел, вставая с кровати.

   - И смотри, ничего не забудь.

   - Не забуду, - Дэниел вытащил из-под подушки мобильник и сунул в карман спортивок, после чего двинулся к выходу из комнаты.

   - Кстати, ты помнишь о наших планах на выходные? - отец Дэниела все еще стоял в дверях и окидывал сына критическим взглядом.

   Дэниел на мгновение замер, вспоминая о чем говорит отец. Ах, да, поездка с родителями к тетке Молли в Эдинбург на день рождения ее сына Брайена. Дэниел мысленно скривился от осознания того, что ему придется провести выходные в компании пришибленных родственников. Приставучая как голодная муха тетка Молли, откормленные, словно на убой кузины-близняшки Салли и Джес, кузен-ботан Томас, и еще куча тех, кого Дэниел нисколько не хотел видеть.

   - Ох, грянул бы конец света на выходные, - подумал Дэниел. На лице юноши появилось унылое выражение. Предстоящие выходные обещали быть нудными.

   - Помню, - ответил Дэниел, прошмыгнул мимо отца в коридор и направился на кухню.

   - Ну хоть что-то помнишь, - понеслось ему в спину. - А я-то думал, что ты совсем потерянный.

   - Кто бы говорил, - буркнул под нос Дэниел, входя в кухню.

   - Ты кушал? - спросила Мэри Макмилан, когда увидела сына. Красивое, слегка веснушчатое круглое лицо женщины с тонкими полосками бровей-дуг, маленьким носом с горбинкой и зелеными островками глаз, казалось слегка приунывшим.

   - Снова что-то неполадили, - отметил про себя Дэниел, вслух бросив короткое "да".

   - Отец сказал в магазин сходить, - сказал Дэниел.

   - Возьми список необходимого, - Мэри протянула сыну исписанный лист бумаги. - И деньги возьми. На тумбочке в прихожей лежат. Их тебе должно хватить.

   - Это все?

   - Нет, я попрошу тебя зайти к вдове Дженкинс и спросить у нее, согласится ли она принять к себе Тайги?

   - К вдове Дженкинс? - Дэниела передернуло. - А это обязательно?

   - После того, что Тайги натворил на столе в твоей комнате, отец решил избавиться от него. Не выкидать же его на улицу. У вдовы Дженкинс много кошек и котов. Надеюсь, она не будет против Тайги.

   - Давно надо было от него избавиться. Тупое и ни на что негодное животное. Я вообще удивляюсь, как отец его еще раньше не выкинул на улицу.

   - Не говори о Тайги так грубо. Он всего лишь животное. Какое ни есть, но таким его сотворил бог и не нам судить, каким ему быть, - легкое порицание проскользнуло в голосе Мэри. Часто она не понимала своего сына, впрочем, как и мужа. Как и сейчас. Зачем выгонять Тайги? Это было единственное существо в квартире, которое, она чувствовала это, любило ее, искренне и беззаветно.

   - Как хочу, так и говорю, - буркнул Дэниел. - Тайги - животное и как все животные он примитивен и жалок. Только зря тратим на него деньги. Не понимаю, зачем держать в доме существо ни на что более не способное, кроме как жрать, спать и гадить. Было бы неплохо его еще кастрировать, чтобы в будущем не мешал людям спать по ночам. Из-за концертов ему подобных спать невозможно.

   Мэри посмотрела на сына долгим, пристальным взглядом. Дэниел встретившись с матерью глазами, опустил глаза в пол, почувствовав легкий укол смущения.

   - Не понимаю, откуда у тебя столько жестокости? Хотя, стоит посмотреть на твоего отца и все становится понятно.

   - Зачем на меня смотреть? - в комнату вошел Эван Макмилан.

   - Это совсем неважно, - махнула рукой Мэри Макмилан, принимаясь за мойку посуды.

   - Как это неважно? Если вы говорили обо мне, то для меня это даже очень важно.

   - Я сказал, что Тайги неплохо было бы кастрировать, чтобы в будущем не орал под окнами вместе с себе подобными, - сказал Дэниел. - А она, - Дэниел кивнул на мать, - сказала, что я жестокий, а все благодаря тебе.

   - Давно надо было кастрировать, - согласился Эван Макмилан. - А то действительно ночами спать не дают. Да все твоя мать. Жалко ей видители кота. Сердечная какая. Но человек - жестокое существо и ты должен это хорошо запомнить, - Эван Макмилан наставил на сына указательный палец, будто пистолет. - Мир чертовски дерьмовое место. Несправедливое и жестокое впридачу, но жизнь - это борьба и если ты хочешь выжить в нем, надо бороться, быть жестоким, чтобы, когда слабаки сдохнут, ты выжил. Это я тебе говорю. Эван Макмилан. Поэтому если тебя называют жестоким, гордись этим, принимай это как комплимент. Если бы в древности люди были такие, как наша мама, их давно бы пожрали саблезубые тигры и мы бы сейчас с тобой не разговаривали. На слова матери не обращай внимания, это все женские глупости. Ты - мужик, а мужик не должен быть тряпкой. Запомнил? - Эван Макмилан поднял бровь в сторону сына.

   - Запомнил, - сказал Дэниел.

   - Вот и хорошо. А теперь давай иди, куда послали. С котом мы с матерью уже все решили. Несколько дней поживет у нас, а потом, если не найдем куда пристроить, вышвырнем на улицу.

   Мэри мыла посуду и слушала разговор отца с сыном. Если бы Эван Макмилан был более внимательным, то услышал бы тихие вздохи, издаваемые супругой. Но он их не слышал, да и вряд ли хотел услышать.

   Едва затихли последние слова мужа, Мэри Макмилан оторвалась от мытья посуды и посмотрела на мужа.

   - Ты же говорил, что согласен, чтобы Тайги пожил у нас, пока мы не пристроим его. Разговора об улице не было.

   - Не было, так будет, - Эван Макмилан нахмурился.

   - Но нельзя же просто взять и выкинуть животное на улицу, - тревожное выражение появилось на лице Мэри Макмилан.

   - Почему нельзя? - удивился Эван Макмилан. Заметив что Дэниел все еще на кухне, он сказал. - Ты все еще здесь?

   - Иду уже, - Дэниел засунул лист бумаги со списком продуктов в карман штанов и направился в прихожую. В коридоре он встретил Тайги. Кот собирался посетить туалет, но заметив Дэниела, развернулся и метнулся в гостинную. Дэниел ухмыльнулся.

   - Боится, - подумал он. - Так и должно быть. Животное.

   В прихожей Дэниел быстро взулся, после чего натянул на плечи ветровку, бросил в карман оставленные матерью деньги и вышел из квартиры. Уходя он улыбнулся, услышав часть разговора между родителями. Отец разрешил оставить Тайги не больше, чем на три дня. Если кота никто не захочет забрать, то быть ему дворовым котом.

   - Давно надо было это сделать, - подумал Дэниел. - Чертов кот. Как мне теперь взять в руки тетрадь с лекциями по финансовому регулированию? Бля. Она вся провоняла котячей мочой. Придется все переписывать в другую тетрадь. Долбанное животное. Там же писать и писать. Все же хорошо, что я рассказал отцу про обосцанную тетрать.

   Дэниел закрыл за собой входную дверь и направился к лестнице. Взгляд, брошенный в сторону квартиры вдовы Дженкинс, воскресил в памяти просьбу матери.

   - Потом, - решил Дэниел. - На обратном пути. Никуда эта сумасшедшая не денется.

   Дэниел спустился на первый этаж, вышел из дома, оглядел пустой внутренний дворик и двинулся к автобусной остановке. Ближайший продуктовый магазин, а вернее небольшой магазинчик, больше смахивающий на лавку, где семья Макмиланов часто покупала продукты, находился на Бернтон-стрит. Расстояние было приличным, поэтому Дэниел решил дождаться автобуса, чтобы не идти пешком. Ждать пришлось не долго, минуту-другую спустя из-за поворота показался синий автобус с большим лобовым стеклом. Дэниел сразу его узнал. На этом автобусе он часто ездил домой после занятий в универе.

   Автобусная дверь с сердитым шипением распахнулась, приглашая Дэниела внутрь. Дэниел поднялся по ступенькам в салон, достал из кармана ветровки мелочь и отсчитал стоимость проезда, после чего плюхнулся на ближайшее свободное место и принялся рассматривать город из окна автобуса.

   Знакомое шипение наполнило салон автобуса. Дверь закрылась и автобус покатил по узкой улице. Людей в салоне, как и на улице, было мало, и похоже Дэниел догадывался почему. Взгляд его переместился выше и зацепился за темное одеяло, укрывшее небо. Жирные, наполненные водой, словно кровью тучи висели так низко, что казалось вот-вот обрушаться на землю, похоронив ее под собой.

   Минуту погодя молния резанула небо. За ней, словно верная собака за хозяином, вдогонку устремился гром. Рокот прокатился по небу и затерялся среди облаков.

   - Черт, - пробормотал Дэниел. - Погода дрянь, а я зонтик не взял.

   На стекло упали первые капли дождя. Маленькие, поначалу робкие, но с каждой новой минутой обретающие все большую и большую силу. Глухой, свистящий, монотонный звук донесся спереди. Дэниел бросил взгляд на лобовое стекло автобуса; оказалось, это заработали дворники. Дэниел отвернулся от лобового стекла в тот миг, когда автобус остановился на очередной остановке.

   - Это же моя, - Дэниел вскочил на ноги и выскочил из автобуса, прямо в холодные и мокрые объятия проливного дождя.

   - Долбанная погода. Промокнуть еще не хватало, - Дэниел скрежетнул зубами и побежал к магазинчику, распахнувшему дверь метрах в ста от остановки.

   Вбежав в магазин, Дэниел вздохнул с облегчением, хорошо, что он догадался накрыть голову ветровкой. С мокрой ветровкой он еще мириться мог.

   В магазине кроме Дэниела и продавщицы, седовласой невысокой женщины с широким пухлым лицом, оказалось еще четыре человека - две пожилые женщины и мужчина с мальчиком.

   Скупив необходимое, Дэниел пробрался к выходу и выглянул наружу. Дождь лил, точно с ума сошел. Поднялся ветер и принялся завывать в подворотнях. Черные тучи заволокли небо, скрыв его от окружающего мира, но белые вспышки молний, словно некое орудие в руках неведомого бога, яростно рвали их на части, будто желая во что бы то ни стало избавить небо от выпавшей злой участи быть сокрытым от глаз живых существ в поднебесном мире. Сердитым стариком где-то в вышине ворчал гром. По серой неприветливой дороге побежали ручьи.

   Дэвид посторонился, пропуская внутрь магазина девушку с парнем.

   - Чуть не смыло, - услышал Дэниел веселый голос девушки. - Как мне эта погодка напоминает нашу, в Глазго.

   - Знаешь, Джесс, Британские острова не то место, где можно долго понежиться на солнце.

   - Согласна, Оливер, - голос девушки на какое-то время затих внутри магазина, но вскоре послышался вновь.

   Парень с девушкой остановились недалеко от Дэниела и что-то высматривали на витрине. Дэниел про парочку быстро забыл, погрузившись в водоворот собственных мыслей. Глядя на буйство природы перед глазами, Дэниел почувствовал, как его настроение испоганилось в конец. Да и как ему не испортиться, когда он вынужден стоять в этом душном магазине, слушать бессмысленную болтовню окружающих и ощущать спиной сырость, исходящую от мокрой ветровки, вместо того, чтобы сидеть в тепле и уюте своей комнаты. Даже возможные ссоры родителей его сейчас нисколько не отпугивали от родного дома. Лучше сидеть там, чем стоять здесь и трястись от холода.

   Дэниел почувствовал, как легкая дрожь начала сотрясать тело. Это было не удивительно, влага от мокрой ветровки просочилась сквозь рубашку и даже майку и теперь неприятно холодила тело. Прохладный ветер, то и дело шевелящий черные как вороново крыло волосы на голове Дэниела, забирался под одежду и гулял по телу юноши, словно хозяин по собственному поместью.

   - В такую погоду только дома сидеть, да чай с пудингом пить, - пробормотал Дэниел, наблюдая за тем, как капли воды стучат по лужам.

   - Вы не любите такую погодку? - услышал он мгновение спустя приятный голосок.

   - Я же никого не трогаю, - сознание Дэниела кольнула мыслишка. - Так какого черта трогать меня. Или поговорить не с кем?

   Дэниел повернулся на голос и увидел рядом ту самую девушку, которая совсем недавно вошла в магазин вместе с парнем. Дэниел поискал того глазами. Парень разговаривал с продавщицей. Девушка же стояла возле Дэниела и выглядывала на улицу. В какой-то миг она оторвала взгляд от улицы и посмотрела на Дэниела. Удивительные голубые глаза девушки улыбнулись, да и сама девушка казалась довольно таки общительным и веселым человеком, а еще...

   - Черт, а она красивая, - подумал Дэниел, бросив осторожный взгляд на лицо девушки. - Даже очень. И двадцати еще нет.

   - Я ненавижу такую погоду, - уточнил Дэниел, устремив взгляд на улицу.

   Какой-то миг перед его глазами стоял прекрасный образ незнакомки. Ее большие, с удлиненным к вискам внешним кончиком, глаза, узкие арки черных бровей, небольшой прямой нос, тонкие полоски алых губ. Как отметил про себя Дэниел, у этой девушки была хорошенькая фигурка, юная девичья фигурка, пышущая жизнью и здоровьем. Одежда, которая была на девушке только подчеркивала все ее телесные достоинства. Тонкие синие джинсы, черная кофточка с воротником под шею, кожанная белая курточка и короткие сапожки на высоком каблуке. На какой-то миг Дэниел даже позавидовал ее парню. Эта девушка была из той породы девушек, которых Дэниел называл "девченки для других парней". Именно к таким он относил Кэйлу. Неприступные, роскошные и чертовски желанные.

   - Эта такая же, - подумал Дэниел. - Таких только деньги и развлечения интересуют. Одним словом похотливые самки.

   - А мне нравится такая погодка, - улыбнулась девушка. - Но все же тепло я люблю больше. Я прошлым летом была с родителями во Франции, в Ницце, так там так классно. Столько солнца за раз я никогда прежде не видела.

   - Так я и думал, - подумал Дэниел и ухмыльнулся. - Она из толстосумов. Такие как она любят роскошную жизнь, красивых мальчиков и пустой треп, как сейчас. Не пошла бы она со своим парнем трепаться. Итак тошно, - Дэниел посмотрел в сторону парня девушки, будто в надежде, что тот уже идет за своей барышней. Но тот как назло продолжал разговаривать с продавщицей.

   - Я Джессика, - девушка протянула руку Дэниелу.

   - А мне какое дело кто ты? Может прикажешь еще и поцеловать твою руку? - подумал Дэниел, скривив губы в неком подобии улыбки. И тем не менее, что-то заставило его протянуть руку и слегка пожать девушке ладошку, маленькую и изящную.

   - Дэниел, - представился юноша, чувствуя робость возникшую глубоко внутри. Глаза девушки завораживали, заставляли мысли путаться, а ладонь в руке оказалась такой нежной и мягкой, что ему захотелось подольше подержать ее в своей руке. Но Дэниел быстро прогнал это желание, отпустил ладонь девушки и убежал взглядом на улицу. Дождь начал стихать. Свинцовые тучи понемногу рассеивались, обещая в скором времени явить миру голубое небо, озаренное океаном солнечного света.

   - Я из Глазго, но сама англичанка, родом из Лондона. А ты местный?

   - Англичанка, - Дэниел едва не выплюнул это слово, но вовремя удержался. - Мало того, что она из толстосумов, так еще и из английских толстосумов. Развелось вас, как блох у бродячей собаки.

   - Я из Стерлинга, - Дэниел старался казаться безразличным и это у него отлично получалось. Его взгляд продолжал блуждать по улице, а голос был лишен эмоций. Но девушка, казалось, не замечала холодности, исходящей от Дэниела, а может просто не обращала на нее внимания. Мало ли какие у человека проблемы в жизни.

   - Значит, местный. У вас здесь прикольно. А вон там мой кузен Оливер, - едва не пропустил Дэниел слова девушки.

   Из-за поворота показался автобус. Дэниел подумал, что если он поторопится, то успеет на него. Дождь почти закончился, а те капли, что лениво тревожили близлежащие лужи и дождем назвать нельзя было, так легкая морось.

   Дэниел посмотрел на девушку.

   - Вот тот парень, который разговаривает с продавщицей, - девушка улыбнулась и указала пальчиком в сторону.

   - Понятно, - сказал Дэниел. - Ладно, мне пора. Мой автобус едет. Пока, - Дэниел крепче ухватил кулек с продуктами и, сопровождаемый слегка расстерянным взглядом девушки, выскочил из магазина.



Дэниел | Перевоплощение | Судьба Тайги



Loading...