home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


"Я тебя люблю"

   Ночь опустилась над городом, погасила огни в домах, взамен же зажгла огни на небе. Дэниел лежал на кровати рядом с Джессикой и смотрел на девушку. Та тоже не спала, одна рука машинально поглаживала шерсть кота, вторая покоилась под подушкой. Глаза девушки были открыты, а взгляд гулял где-то в темноте комнаты.

   Дэниел наконец-то оторвал взгляд от глаз девушки и посмотрел на ее губы, шею, на мгновение задержал взгляд на сосках, проступающих сквозь ночнушку, и устремился вверх, назад к шее, будто испытав неловкость.

   - Она прекрасна, - думал Дэниел, прижимаясь лапами к животу девушки. - Я не могу ревновать это совершенство. Не должен. Она мне ничего не должна, ничего не обещала, даже не догадывается, что в этом маленьком кошачьем тельце живет человеческое сознание. Не хочу ее больше ревновать. Она не заслуживает этого. Человек должен любить человека, поэтому мне надо быть сильным, надо смириться с неизбежным и продолжать жить. Она - человек и ее судьба быть с человеком, который будет ее любить, заботиться о ней и оберегать, как самую большую драгоценность в его жизни. Может я зря вцепился в задницу Энтони. Все же он неплохая для нее кандидатура. Немного не соображает, когда выпьет, но вряд ли осмелился бы сделать ей больно. Для этого он слишком сильно ее любит, это и слепому видно, да и она его любит, - взгляд Дэниела задержался на подбородке Джессики дольше, чем ему хотелось. - Любит... Не знаю, наладятся ли у них опять отношения, но я не должен больше в них вмешиваться. Не мое это дело. Будь я человеком, все могло бы быть иначе, хотя..., - Дэниел усилием воли удержался от вздоха, дабы не потревожить Джессику, - ... куда мне тягаться с красавчиком Энтони. Мне до него, как воробью до орла. Даже если бы я не был в кошачьем теле, что мог бы предложить Джессике кроме своей любви? Ничего. Совсем ничего. Она девушка из высшего общества, а я парень из среднего класса, да и то того, что ближе к низам, а не к верхам. Я - неудачник, да еще в теле кота. Смирись, а лучше забудь о ней. Выкинь ее из сердца. Меньше будешь страдать.

   Но глядя на Джессику Дэниел понимал, что никогда не сможет забыть ее, никогда не сможет выкинуть из сердца. Такие как Джессика навсегда оставляют след в сердце, часто это шрам, рубец, который так никогда и не затягивается.

   - В конце концов, любить кого-то или нет, мы выбираем сами, - Дэниел шевельнул головой, чтобы дать возможность глазам пробежать по прекрасным волосам девушки. - Решил любить ее, люби до последнего. Пусть твоя любовь будет безответной, неважно, главное, что ты любишь совершенное существо, существо, ради которого ты готов даже пожертвовать собственной жизнью... Нет, не надо никого забывать. Если в твоем сердце поселилась любовь, это неспроста, значит так должно быть. Даже если больно от такой любви, даже если страданий больше, чем радости, это не повод для убийства любви. Какой бы она ни была, любовь должна жить. Для чего-то это нужно, обязательно нужно. Я не знаю для чего, но знаю, что это нужно. Всегда есть причина, всегда есть следствие. Поэтому что бы ни случилось, принцесса, я никогда тебя не забуду и всегда буду любить, даже если от этой любви я буду испытывать только боль, - почему-то от этих мыслей Дэниелу стало легко на душе. Может из-за того, что его любовь лежит рядом с ним и даже не подозревает о муках, что бередят душу маленького кота? А если бы знала, что-то изменилось бы? Ничего.

   Дэниел закрыл глаза и попытался почувствовать подушечками лап тепло тела Джессики. Большого труда это не составило. Тело девушки было горячим, словно раскаленные африканским солнцем пески Сахары. Дэниел даже подумал, не заболела ли Джессика. Но девушка совершенно не выглядела заболевшей, разве что чуть-чуть, только вот название этой болезни вряд ли можно было найти в медицинском справочнике, скорее в философском словаре.

   Рука Джессики легла на тело кота. Девушка посмотрела на животное и заиграла пальчиками на его шорстке. Джессика наклонилась и прижала губы к голове кота.

   - Малышь, я люблю тебя. Ты мой защитник. Если бы не ты, не знаю, что было бы со мной. Мне хочется думать, что Энтони не сделал бы мне больно, что виной всему алкоголь, и все же мне было страшно. Но знаешь, Мью, до сих пор не могу понять, как ты догадался, что мне угрожает опасность. Ты же животное, а животные не способны думать. Удивительно, но ты все понял. Даже не верится. Ты удивительный котик, малышь, - Джессика обняла кота и зарылась лицом в его шерсть.

   - Как хорошо, что я нашла тебя, Мью, - сказала она мгновение спустя. - Если бы ты знал, как я скучала. Я целую неделю плакала, искала тебя в Стерлинге, но все было напрасно, а потом мы вернулись домой, но без тебя. Как грустно мне было. Тогда я и познакомилась с Энтони. Благодаря ему мне стало легче. Знаешь, Мью, Энтони хороший парень, он мне нравится, да и родителям тоже, но что-то в нем не дает мне покоя. Иногда он бывает очень жестоким, не таким как был утром, хотя этим утром он меня сильно напугал и вместе с тем удивил. Никогда не думала, что он может быть таким. Как вспомню, аж в дрожь бросает. Жалко, что ты ничего не понимаешь из того, что я говорю. И все же, то, что я в опасности, это ты понял. Как такое может быть? В голове не укладывается такое. А может..., - Джессика села на кровати, руки девушки метнулись к коту, осторожно подняли над кроватью и зависли перед лицом девушки. Джессика посмотрела в блестевшие, словно две маленькие луны, глаза кота, - ... может ты меня и сейчас понимаешь?

   Дэниел заметил, как в глазах Джессики появились недоверие вперемешку с надеждой. Несмотря на то, что ему было неудобно, немножко больно, да и не нравилось находиться в подвешенном состоянии, Дэниел ни звуком, ни движением не показал своего недовольства, все смотрел и смотрел на девушку, любуясь в темноте очертаниями ее лица, отражением лунного света в глазах. И чем дольше Дэниел смотрел на Джессику, тем больше проникался мыслью, что ночью девушки выглядят красивее и очаровательнее, чем днем, как будто ночь оголяла их душу, снимала с них маски, искусственность и мишуру, за которыми многие из девушек прячутся, словно за стеной, от лицемерия и лжи других людей.

   Взгляд Джессики что-то выискивал в глазах Дэниела, огонек надежды окреп, но тут же угас. Девушка положила кота на кровать рядом с собой.

   - Нет, Мью, ты же всего лишь кот, животное, - Джессика вытянулась возле кота, натянула одеяло под шею и принялась гулять взглядом по темному потолку. - И как я только могла подумать, что ты меня понимаешь? Был бы ты человеком, другое дело. Хотя, знаешь малышь, часто и люди не понимают друг друга, будто с разных планет прилетели. Говорят, люди разные. Если это правда, тогда понятно почему они не могут найти общий язык друг с другом? Первое время мы с Энтони часто ругались. Он меня не понимал, а я его, потом свыклись, ссор стало меньше, до сегодняшнего, нет, наверное уже до вчерашнего, утра. Так сильно как в этот раз мы с Энтони никогда прежде не ругались. Ты только представь, я его выгнала из дома! Не думала, что способна на такое, но он сделал тебе больно и собирался сделать мне, - Джессика обняла кота и притянула ближе к себе. - Но... но мне плохо без него, а ему очень плохо без меня. Наверное, не смогу без него долго. Людям свойственно ошибаться, поэтому их надо прощать. И хоть Энтони меня не понимает все же дам ему еще один шанс. Хочется дать. Люблю, наверное. Но..., - Джессика перевернулась на бок и улыбнулась, взглянув на кота, лежащего не шевелясь, будто вникавшему каждому ее слову, - ... это не значит, что тебя я люблю меньше, Мью. Я вас обоих люблю, только тебя чуточку по-другому. Понимаешь? - Джессика заглянула коту в глаза. - Я люблю тебя, малышь и всегда буду любить. Можешь это зарубить себе на своем маленьком носике, - улыбка на лице девушки стала шире. Джессика наклонилась и поцеловала кота в нос. - А теперь пора спать. Поздно уже.

   Джессика удобнее улеглась на кровати, прижала кота к телу и закрыла глаза. Дэниел же смотрел в темноту комнаты и размышлял над тем, что сказала ему девушка.

   - Она призналась, что любит меня, - думал Дэниел. - Конечно не так, как Энтони, но все же любит.

   Почему-то от этой мысли Дэниелу стало грустно. Казалось бы надо радоваться тому, что тебя любят, но Дэниела это обстоятельство нисколько не радовало, наоборот, с каждой новой секундой ему станосилось все грустнее.

   - Животных любят как дорогие вещи, людей же как... как... как даже не знаю что, - размышлял Дэниел. - Но намного сильнее. Когда умрет любимое животное, о нем, если повезет, поплачут день-второй и забудут, а вот если умрет любимый человек, плакать и скучать за ним будут до конца жизни. Джессика сама говорила, плакала за котом всего лишь неделю, за Энтони она убивалась бы намного дольше. К тому же любит она не меня, Дэниела, а кота Мью. Кот, наверное, был бы рад, а мне как-то совсем не радостно. Прыгать от счастья соврешенно не хочется... Ладно, перестань ныть, вспомни, о чем ты думал раньше. Джессика ничего тебе не должна. Запомни это хорошенько. Не будь Энтони. Уважай ее чувства и желания. Главное, ты ее люби, а она как получится. Сказала, любит. Вот и радуйся. И нечего заморачиваться по поводу того, кому она это сказала, коту или тебе. Считай, что сказала тебе, человеку. Про остальное не думай, здоровее будешь. Кстати, в отличии от Энтони она тебя сейчас прижимает к груди и проводит с тобой все ночи, а не с Энтони. Так что радуйся, - Дэниел издал тихий вздох. Минутка самовоспитания пошла на пользу, на сердце стало легче, черные тучи едва не сковавшие его сознание отступили. Дэниел длотнее прижал кошачье тело к Джессике. Тепло ее тела оказалось, словно бальзам на душу.

   - Одно не дает мне покоя, - Дэниел навострил уши. Тихое сопение над головой подсказало ему, что Джессика заснула. - Может это глупо, но я хочу, чтобы Джесси знала, что и я люблю ее. Только как это сделать. Сказать не могу, а если не могу сказать, остается написать. Только вот рук у меня нет, а лапы в этом деле не сильно и помогут, - Дэниел посмотрел на свои кошачьи лапы. - Ручку ими не удержишь. Надо придумать что-нибудь другое.

   Какое-то время Дэниел лежал и слушал дыхание Джессики, разглядывал лапы и пытался придумать способ, который позволил бы ему дать знать Джессике, что и он ее любит. Вряд ли это было разумно или необходимо, но Дэниел так хотел. Ему хотелось хоть как-то выразить любовь к девушке.

   Спустя некоторое время Дэниел, стараясь не разбудить Джессику, начал выбираться из-под ее руки, а затем и из-под одеяла, которым вместе с собой накрыла его Джессика. Выбравшись из-под одеяла, Дэниел обернулся, девушка спала. Дэниел спрыгнул на пол и направился к столу. На мгновение он задержался в лужице лунного света, образовавшуйся на полу под окном. Взгляд Дэниела устремился вверх. Луна, усеянная серыми пятнами, словно прокаженный язвами, да к тому же окутанная желтой, густой, словно каша, дымкой, казалась пришельцем из другого мира, таинственным, опасным и зловещим. Дэниела даже передернуло от отвращения. Опустив взгляд, Дэниел запрыгнул на стул, со стула перебрался на стол и замер, обводя взглядом вещи на столе. Монитор и клавиатура ему вряд ли могли помочь, несколько книг, выстроившихся стопочкой, также. Взгляд Дэниела задержался на ручке и карандаше, валявшихся рядом с несколькими листками белой бумаги, переместился на парочку маркеров, красный и черный, лежащих по другую сторону листов. Будь у него руки, Дэниелу не составило бы труда чиркануть пару слов Джессике, но вот с лапами. Дэниел посмотрел на лапы, затем на ручку, карандаш, бумагу и маркеры, снова взгляд переместился на лапы. Из глубин памяти Дэниела выплыла картинка, кошка, толкающая коляску, в которой находились другие кошки. Когда-то он видел этот цирковой номер в интернете. Чем он хуже той кошки? К тому же ему толкать ничего не надо, надо всего лишь немного времени выстоять на двух задних лапах, пока передние будут держать ручку. Нет, маркер, он толще, значит удобнее для лап.

   Дэниел приблизился к чистым листам бумаги, взяв один зубами, спрыгнул с ним на пол, положил листок посреди комнаты и вернулся на стол за красным маркером. Некоторое время Дэниел стоял над листом бумаги и маркером, решая как к этому всему подступиться. Наконец Дэниел взял маркер в зубы, но тут обратил внимание, что на маркере был колпачок. Бросив маркер на ковер, Дэниел поставил передние лапы на маркер, а зубами принялся снимать колпачок. Колпачок ни в какую не хотел сниматься. Словно приклеен был, но Дэниел не сдавался и вскоре наслаждался победой, колпачок валялся в стороне, а передние лапы сжимали маркер. Стоять на задних лапах также было не сложно, сложно оказалось писать, согнувшись над листком бумаги. Дэниел то и дело припадал на передние лапы с маркером, чтобы удержать равновесие. Из-за этого белый лист оказался утыканным множеством красных точек, тем не менее, несмотря на мучения, полчаса спустя Дэниел наслаждался результатом от проделанной работы. На листе бумаги кривыми линиями было выведено три слова:



 Я Тебя Люблю

   Полюбовавшись надписью, Дэниел оставил лист лежать на полу, только повернул его так, чтобы он сразу бросился в глаза Джессике, едва она спустит ноги на пол, когда решит встать с кровати. Разобравшись с листом, Дэниел надел колпачок на маркер, а маркер отнес на стол, после чего забрался на кровать к Джессике, посмотрел сверху на лист бумаги со словами "Я Тебя Люблю", удовлетворился увиденным и улегся, прижавшись боком к телу девушки. Дэниел был счастлив. Эмоции переполняли его еще долго, именно поэтому он все никак не мог заснуть. Но эмоции кратковременны и изменчивы, как погода. Прошло время и Дэниел успокоился. Согретый теплом тела Джессики он вскоре заснул.


   На следующее утро Дэниел проснулся рано, потянулся, зевнул и принялся ждать, когда проснется Джессика. Как и любому влюбленному, ему хотелось побыстрее увидеть реакцию любимой на результат своего ночного труда. Ждать пришлось долго. Как и многие девушки Джессика любила поспать подольше. Но Дэниел готов был ждать сколько угодно, лишь бы увидеть, как Джессика воспримет его ночное творчество. Пока Дэниел ждал пробуждения Джессики, он успел снова заснуть, когда же вновь проснулся, солнце поднялось высоко и успело нагреть подоконник с вазонами. Дэниел решил вклиниться между вазонами и погреться в лучах летнего солнца. Спрыгнув на пол, он задержался на минутку у листа бумаги, улыбнулся и двинул к окну.

   Запрыгнув на подоконник, Дэниел посмотрел за окно. Небо оказалось безоблачным. Солне лениво катило по небосводу, заливая все вокруг своим белесо-желтым светом. Солнечный свет был настолько ярким, что Дэниел даже зажмурился. Пение птиц за окном, стрекот кузнечиков и жужжание летающих туда-сюда жуков настраивало на мажорный лад. В какой-то миг Дэниелу захотелось оказаться во дворе, подурачиться в траве, погреться на солнышке, вдохнуть полной грудью аромат цветов.

   Звук двигателя заставил Дэниела открыть глаза и бросить взгляд на дорогу. Едва увидев кому принадлежала машина, подкатившая к воротам усадьбы Нэвилов, Дэниел расстроился. Он совсем не ожидал увидеть Энтони, да еще так быстро. Только вчера они с Джессикой посорились, а уже сегодня Энтони тут как тут, приехал замаливать грехи, да еще приволок огромный букет цветов, будто Джессике и своих мало. И судя по ночному монологу Джессики, он своего добьется. Дэниел подумал, что ему и вправду не тягаться с Энтони и эта мысль омрачила его.

   Дэниел наблюдал за тем, как Энтони, гладко выбритый, подстриженный, в черных брюках, голубой тенниске и до блеска начищенных туфлях, выбрался из машины, вытащил из салона букет и, натянув на лицо голивудскую улыбку, двинул к воротам усадьбы. Вид у юноши был еще тот. Пижон из пижонов, как подумал Дэниел. У ворот Энтони остановился и нажал кнопку звонка. На первом этаже раздалось птичье треньканье. Спустя мгновение Дэниел увидел миссис Макфери, идущую к воротам, а немногим позже услышал стук в дверь комнаты Джессики.

   - Эй, Джесс, открой, - Дэниел узнал голос Кэролайн. - Ты спишь что ли? К тебе Энтони приехал. Похоже он скупил весь цветочный магазин.

   В дверь снова постучали. На этот раз сильнее.

   Кровать скрипнула. Джессика перевернулась на спину, открыла глаза и зевнула.

   - Кэр, ты там что ли? Не кричи. Я сплю еще.

   - Джесс, давай открывай. К тебе Энтони приехал.

   - Энтони? - Дэниелу показалось, что при упоминании парня Джессика напряглась, но вот морщинки на лбу девушки разгладились, взгляд Джессики устремился к потолку и принялся блуждать там, будто космический корабль по межзвездному пространству. - Скажи ему, что я не хочу его видеть.

   - Эй, Джесс, открой. Перестань ты на него дуться. Он тебе целый цветочный магазин привез, а ты ломаешься. Подумаешь, посорились. Пришло время мириться. Давай вставай и беги в ванну, а я пока, если хочешь, Энтони поразвлекаю, да и мама с ним хочет поговорить.

   - Кэр, перестань. Скажи ему, чтобы уезжал. Я пока не хочу с ним видеться. Я еще не готова. Пусть помучается.

   - Джесс, ты мне откроешь или мне выламывать дверь? Какая ты жестокая, сестренка. Я же тебе говорю, Энтони с цветами приехал, расскаивается, а ты "пусть помучается".

   - Кэр, я не открою. Будешь наседать, вообще не выйду сегодня из комнаты.

   - Фу, какая ты упрямая, - Кэролайн стукнула в дверь. - Безобрашка. Ну, не хочешь, как хочешь. Тогда я сама с Энтони поболтаю.

   За дверью послышалось шарканье ног и вскоре наступила тишина.

   - Пусть помучается, - сказала Джессика, откидывая одеяло в сторону. - Будет знать, как пугать меня в будущем.

   Джессика свесила ноги с кровати, потянулась и замерла, заметив лист бумаги на полу. Именно этой минуты Дэниел и ждал. Сидя на подоконнике, он затаил дыхание и ловил каждое движение, каждую эмоцию на лице девушки, только вот ни движений, ни эмоций не было. Джессика сидела не шевелясь. Только недоумение застыло на лице. Джессика наклонилась и взяла в руки лист бумаги. Губы девушки зашевелились. Дэниел понял, что она читает написаное на бумаге. Снова и снова, снова и снова. Наконец Джессика оторвала взгляд от бумаги и посмотрела по сторонам, но кроме кота, сидевшего на подоконнике, в комнате никого не было.

   Джессика вновь посмотрела на лист бумаги в руках, затем перевела взгляд на дверь, как будто пытаясь понять, как лист бумаги мог оказаться в комнате несмотря на закрытую изнутри дверь. Вдруг на лице Джессики появилась понимающая улыбка.

   - Клэр, чертяка, твои проделки, - Джессика спрятала лист бумаги под подушку и встала с кровати. Длинные пышные волосы заструились по плечам, упали на грудь. - Думала, я не догадаюсь. А я взяла да и догадалась. Негодяйка, взяла запасной ключ, пробралась в комнату пока я спала и оставила послание от Энтони. Ну, Энтони, ты оказывается можешь быть романтиком. Неплохая попытка, но все равно помучайся немного. Посмотрим, что ты еще придумаешь.

   Джессика довольная собой подошла к окну, взяла кота на руки и зарылась лицом в его шорстку на животе.

   - Признавайся, Мью, - сказала девушка, чихнув. - Ты тоже с ними? Даже не пискнул, когда Кэр зашла в комнату. Предатель, - Джессика дунула на мордочку кота, заставив того поморщиться. Вышло это так по-человечески, что Джессика не удержалась от смеха. - Мой Мью, - девушка еще раз дунула на кота и вернула его на подоконник, затем подхватила со стула халат, открыла дверь и ушла в ванную.

   Дэниел проводил Джессику взглядом, отвернулся и устремил взгляд на улицу.

   - Черт. Все получилось не так, как я хотел. Теперь Джесси считает мои ночные старания заслугой Энтони. И эти старания ей очень понравились. Но это я написал, а не Энтони! Тогда пойди и скажи ей об этом, - Дэниел фыркнул. - Не думал, не гадал, а Энтони подыграл. Паскудство. И не исправишь никак, - Дэниел вздохнул, пробежался взглядом по зеленой лужайке перед домом, остановился на машине Энтони за забором, проследил за воробьями, прыгающими по воротам, вознесся выше и замер на изумительной по красоте бирюзе дневного неба. В другое время и в другом настроении Дэниел может и заметил бы эту красоту, сейчас же он не обратил на нее никакого внимания, интуитивно задержал на долю секунды на ней взгляд и вернулся к машине Энтони, роскошный вид которой, казалось, насмехался над Дэниелем и его потугами привлечь к себе внимание Джессики, будто говорил ему "сиди дурачок, да дуй в кулачок если больше ни на что не способен".

   Дэниел почувствовал, как обида сменилась злостью. Когти заскребли по подоконнику, хвост метнулся в сторону, затем в другую.

   - Мы еще посмотрим, кто кого, - взгляд Дэниела с такой ненавистью устремился к машине Энтони, что, казалось, еще немного и машина от одного взгляда загорится, как солома от спички. - Для таких как ты девушки - не больше, чем игрушки, для таких как я - мечты. Посмотрим насколько тебя хватит. Я же готов идти до конца, так как Джессика - с сегодняшнего дня моя мечта, а за мечтой я не то что пойду, поползу, если надо. Может в конце я приползу к развалинам, неважно, пока живет моя мечта я буду к ней идти, смотреть как кто-то другой разрушает мою мечту я не собираюсь, - взгляд Дэниела оторвался от машины и переместился на небо.

   Теперь Дэниел был готов наслаждаться красотой дневного неба.


   Данное себе обещание бороться ради мечты преобразило Дэниела. Весь день он провел на балкончике, на который можно было попасть прямо из комнаты Джессики. Маленький, тихий и уютный, сплошь увитый виноградной лозой балкончик представлял собой великолепное место, где Дэниел мог побыть в одиночестве, не страшась быть потревоженным, разве что большими жирными мухами, то и дело жужжащими в воздухе.

   Лежа в тени декоративной пальмы, Дениэл размышлял над тем, что ему делать дальше, а вернее, как делать. То, что он не отступится от своего, он не сомневался. Дэниелу надоело все время пасти задних, быть в числе проигравших, а не победителей, особенно когда дело касалось девушек. Его даже не смущало то, что он кот, а Джесика человек. Дэниел просто не думал об этом. Он не хотел быть лузером. Всю свою прошлую жизнь он только то и делал, что от кого-то убегал, отказывался от задуманного, лишь бы не стать в который раз посмешищем. Сейчас же Дэниел даже возблагодарил небеса за то, что его сознание оказалось в теле кота. Не будь этого он бы и дальше пасовал перед трудностями и боялся в который раз стать посмешищем. Но благодаря всем этим превращениям он чувствовал, что многое изменилось в нем, а главное он научился принимать вызовы судьбы, научился сражаться за то, что ценно для него, неважно собственная ли это жизнь или любимая девушка, особенно любимая девушка, Джессика, само совершенство в понимании Дэниела, его мечта, ради достижения которой он готов был лезть и в огонь и в воду. Дэниел знал наверняка, что так как он любит Джессику он не любил никого. Раньше он вообще никого никогда не любил, даже себя. И тот эгоизм, который он натянул на себя когда-то в прошлом, словно перчатки на руки, был всего лишь попыткой защититься от боли, страдания и обид, которые часто кружат, словно волки вокруг отары, около каждого из слабых людей. А Дэниел когда-то таким и был, слабым человеком, слабым не столько физически, как психологически. Но теперь Дэниел не хотел быть слабым, он не хотел больше страдать и винить окружающий мир в своих бедах. Отныне у него была мечта, мечта настолько прекрасная, что дух захватывало от ее красоты. И если он не воплотит ее в реальность, то никогда не сможет простить себя. Мечта была простой по содержанию, всего лишь занять место Энтони, к сожалению, она была невероятно сложной по воплощению. Дэниел знал это, но не хотел думать об этом. Зачем думать о том, что пока что только мираж на горизонте, готовый в любой миг исчезнуть, расствориться в лучах полуденного солнца? Всему свое время. Для того чтобы подняться по лестнице для начала надо поднять ногу и поставить ее на первую ступеньку. Вершина будет потом, сейчас же нет ничего важнее первой ступеньки.

   Слушая дребезжащую трель скворца и наблюдая за белыми барашками, бегущими по небу, Дэниел думал о том, что станет для него такой первой ступенькой, ступенькой к мечте, к Джессике. Думать пришлось долго. Его силы и возможности были ограничены природой. Но Дэниел и не думал сдаваться. Выход есть всегда, надо было только найти его.

   Солнце покатило уже к горизонту, когда Дэниел решил, что сделает первым делом; как только Джессика ляжет спать, он снова займется писательством, только вот в этот раз он все сделает так, что у Джессики и мысли не появится о том, что признание в любви ей оставил Энтони.

   Дэниел с нетерпением принялся ждать ночи. Чтобы хоть как-то ускорить время он сбегал несколько раз на кухню поесть, но есть совершенно не хотелось, поэтому остаток дня Дэниел провел слоняясь по дому и по двору, гоняясь за жуками, кузнечиками и воробьями, будто на самом деле был котом, а не человеком в теле животного.

   Когда же ночь все же набросила на мир свой черный плащ, Дэниел выбрался из-под кровати Джессики, побродил некоторое время по комнате, будто ждал когда сон девушки станет глубже, затем взобрался на стол, сбросил с него чистый лист бумаги, и вернулся на пол с маркером в зубах. В этот раз Дэниелу понадобилось меньше времени, чтобы оставить Джессике любовное послание, даже несмотря на то, что написаных слов оказалось больше.

   Закончив писать, Дэниел вернул маркер на стол, а затем долго стоял над листком бумаги, рассматривая в темноте написанное. Дэниел чувствовал смущение от того, что написал. В первый раз этого чувства не было, а все похоже из-за того, что помимо трех известных слов "я тебя люблю" на белом листе бумаги было написано еще два слова - "Принцесса" и "Дэниел". Первое красовалось над словами "я тебя люблю", второе - под ними. Все предложение было написано так:



 Принцесса,


 я Тебя Люблю.


 Дэниел

   Именно так, с маленькой буквой "я". Таким образом Дэниел будто возвысил свое чувство и девушку в сравнении с самим собой. Зачем? Дэниелу показалось, что так правильнее. Но смущало Дэниела не это, а приписка под словами "я Тебя Люблю". Слово "Дэниел", вот что не давало покоя Дэниелу. Это было открытое признание чистой воды. И хотя Джессика вряд ли знала, о каком Дэниеле идет речь, Дэниелу было неловко. Он чувствовал себя так, будто разделся догола перед Джессикой и даже больше, впридачу оголил и свою душу.

   - Не делаю ли я глупость, открываясь перед Джессикой аж настолько? - думал Дэниел, глядя своими желтыми кошачьими глазами на лист бумаги перед собой. - Но если я не подпишусь, Джесси опять подумает, что послание ей оставил Энтони и снова обрадуется. Нет, подписаться надо обязательно. Может другим именем? Тогда это будет ложью и бегством от страха. Нет, имя должно быть настоящим. Так надо. Так будет лучше... надеюсь, что будет, - Дэниел тряхнул головой, прогоняя последние сомнения, затем залез под стул у стола и заснул.


   Проснулся Дэниел от тихого вскрика. Дэниел открыл глаза, поднял голову и посмотрел в сторону кровати. Остатки сна вмиг улетучились, когда он увидел Джессику сидевшую на кровати и сверлившую взглядом белый лист бумаги на ковре. Одна рука девушки зажимала рот, другая вцепилась в простыню с такой силой, что костяшки на пальцах побелели. Глаза Джессики распахнулись, округлились.

   С запозданием Дэниел почувствовал вину. Такой реакции Джессики он точно не ожидал. В порыве сожаления он выбрался из-под стула и двинулся к девушке, желая хотя бы своим присутствием унять ее страх.

   Джессика заметила кота, поднялась на ноги, обошла лист бумаги стороной с таким видом, будто это был не обычный лист белой бумаги формата А4, а гадюка или уж на худой конец, приблизилась к коту и взяла его на руки. Дэниел к своему ужасу ощутил, как подрагивает тело Джессики, будто от холода, только вот в комнате было совсем не холодно. Джессика прижала кота к груди и посмотрела на пол.

   - Это уже совсем не смешно, - Джессика закусила верхнюю губу и минуту-вторую рассматривала лист бумаги.

   - Совсем не смешно, - повторила девушка, наклонилась и взяла в руку лист бумаги. - Опять Кэр дурачится? Только почему Дэниел? - выражение лица Джессики приняло задумчивый вид. - Не помню, чтобы у меня был друг или хотя бы знакомый с именем "Дэниел". Нет, так можно голову сломать. Пойду к Кэр и выведу ее на чистую воду.

   Одной рукой прижимая кота к груди, второй держа лист бумаги, Джессика вышла из комнаты, прошла по коридору и остановилась перед дверью сестры. Какое-то время девушка стояла у двери, слушая звуки, доносившиеся из-за двери. Дэниел тоже прислушался, но кроме тихо играющей музыки больше ничего не услышал.

   - Кэр, - позвала Джессика сестру, стукнула костяшкой пальца в дверь и навалилась на ручку. Дверь оказалась закрытой. - Кэр, это я Джесси. Открой мне, пожалуйста. Я хочу с тобой поговорить.

   Минуту спустя дверь открылась и на пороге возникла Кэролайн в ночнушке, точь в точь как у Джессики, только расцветка зеленая, а не желтая. Лицо ее было вялым, как и тело, в глазах застыли остатки сна.

   - Дже-е-сс? - протянула девушка, зевнув. - А подождать нельзя? Ты видела сколько времени? Без десяти одиннадцать. Я еще, видишь, сплю... А кота ты зачем притащила? Для поддержки? - Кэролайн хихикнула и снова зевнула.

   - Я ненадолго, - Джессика проигнорировала вопросы сестры, вошла в комнату и развернулась в сторону сестры. - Объясни мне, пожалуйста, что это такое, - Джессика протянула сестре лист бумаги.

   Кэролайн взяла в руки листок и какое-то время смотрела на него с таким видом, словно банальнее этого листа в мире больше ничего нет.

   - Что я должна тебе объяснить? - Кэролайн снова зевнула и прочитала вслух. - "Принцесса, я тебя люблю. Дэниел". А кто такой Дэниел? - Кэролайн подняла на сестру взгляд полный нескрываемого безразличия.

   - Это я у тебя хочу узнать, - ответила Джессика. - Это же твои штучки. Вот ты мне и ответь, почему какой-то Дэниел, а не, например, Энтони.

   - А я почем знаю? - Кэролайн скривилась, будто надкусила кислое яблоко. - Это тебе надо спросить у того, кто написал все это, - Кэролайн кивнула на лист бумаги в руках. - И с чего ты взяла, что это моя проделка? Если бы это сделала я, то написала бы красиво, а не как курица лапой, - Кэролайн хихикнула. - Знаешь, это явно мужской почерк. Так коряво могут только парни писать. Мне даже было бы стыдно показывать это... это "произведение искусства" девушке, к тому же судя по словам, не просто девушке, а любимой девушке... Слушай, Джесс, а ты не думала, что это могла быть проделка Энтони?

   Не говоря ни слова Джессика наклонилась и поставила кота на пол, затем развернулась и вышла из комнаты сестры. Кэролайн проводила сестру взглядом, пожала плечами и принялась изучать каракули на листе.

   Дэниел немного постоял на том месте, где его оставила Джессика, затем посмотрел по сторонам, заметил стул, запрыгнул на него и принялся ждать возвращения Джессики. Не прошло и минуты, как Джессика вернулась с еще одним листком бумаги. Дэниел улыбнулся про себя, его мастерство владения маркером явно улучшилось с прошлой ночи.

   Джессика приблизилась к сестре и протянула ей вновь принесенный лист бумаги.

   - К этому ты тоже не имеешь отношения? - спросила она, взглянув на сестру.

   - Никакого, - Кэролайн взяла в руки еще один лист бумаги.

   - Это первый листок, - Джессика кивнула на один из двух листов бумаги в руках сестры. - Я нашла его вчера утром на полу комнаты. Думала, что это написал Энтони, а ты подкинула в мою комнату, пока я спала. А сегодня появился еще один лист. Думала, опять твоя проделка.

   - Милочка, - Кэролайн нацепила на лицо серьезное выражение и помахала перед носом сестры пальцем, - я к этому преступлению совершенно не причастна, а вот Энтони очень даже может быть.

   - Ты думаешь, это проделки Энтони? - Джессика посмотрела на Кэролайн. - Если так, тогда зачем он подписался Дэниелем?

   - Упс, - серьезность вмиг слетела с лица Кэролайн. Девушка виновато улыбнулась. - Протупила, дорогуша.

   - Да и как Энтони мог попасть в мою комнату? Ты об этом подумала?

   - Упс. Протупила дважды. Наказать, не миловать.

   - Кэ-э-эр, - протянула Джессика упавшим голосом, - ты, правда, ничего об этом не знаешь? Мне страшно.

   - Дже-е-есс, - передразнила сестру Кэролайн, - конечно не знаю, да и зачем мне это?

   - Тогда кто же все это делает? Может..., - глаза Джессики, казалось, приготовились выпрыгнуть из глазниц, - ... может это привидение какое? Ты же знаешь, в Шотландии их как туристов в Лондоне.

   Кэролайн рассмеялась, едва Джессика закончила говорить.

   - Джесс, не будь дурой, - сказала Кэролайн, перестав смеяться. - Тебе сколько лет, два годика или пять лет, что ты в привидения веришь? Ты бы еще про Несси вспомнила.

   - Но не могли же эти листы сами по себе появиться в моей комнате?

   - Конечно не могли. Кто-то их тебе подсунул. Осталось узнать, кто этот таинственный кто-то.

   - И как это сделать?

   - Не знаю, - Кэролайн пожала плечами. - Ну, попробуй обратиться к Шерлоку Холмсу или Эркюлю Пуаро.

   Звонкий смех Кэролайн заполнил комнату, мгновенно вытеснил из нее тишину, вырвался на улицу через открытую балконную дверь и затих.

   - Ты как всегда в своем репертуре, - бросила Джессика, вырвала из рук сестры листки бумаги, развернулась и вышла из комнаты.

   - Джесс, да шучу я, - крикнула Кэролайн вдогонку сестре. - Порви ты те листы и забудь, как какой-нибудь кошмарный сон. Нам другие поклонники не нужны. У нас есть Энтони. Ты не забыла?

   Джессика оставила вопрос сестры без ответа, вошла в свою комнату и захлопнула за собой дверь. Дэниел спрыгнул со стула и побежал за Джессикой. В коридоре он остановился, решая куда податься, пока дверь в комнату Джессики вновь не окажется открытой. Но Дэниел так и не успел придумать, куда податься, дверь в комнату Джессики открылась и на пороге возникла Джессика. Заметив кота в коридоре, девушка улыбнулась сквозь слезы, подошла к коту и взяла его на руки.

   - Иди ко мне, малыш, - сказала она. - Единственный, кто мне сейчас нужен это ты, - с этими словами девушка вернулась в комнату и закрыла за собой дверь, после чего опустилась на кровать и прижала к груди кота.

   - Может с привидениями я, и правда, переборщила, но как-то же эти листы оказались у меня в комнате, - Джессика погладила кота по спине, затем положила его на кровать, сама легла на бок рядом. В глазах девушки блестели слезы и каждая слезинка, скатившаяся по щеке девушки, раскаленным прутом вонзалась в сердце Дэниела.

   Такого он не хотел. Видеть слезы на глазах Джессики для него было все равно что колоть иглой собственное сердце. Он заварил эту кашу и он ее должен расхлебывать. Только вот как это сделать? Написать еще одно послание и извиниться за причененное беспокойство. Тогда Джессика точно с ума сойдет. А может лучше оставить все как есть? Дать возможность жизни самой расставить все по порядку? Этот вариант виделся Дэниелу самым разумным. Больше пугать девушку таинственными письменными посланиями все же не стоит. Достаточно и того, что она узнала о том, что он ее любит. В остальном же лучше довериться судьбе. А если все же как-то и выражать чувства, то менее пугающими поступками. Только вот знать бы, какие из будущих поступков будут менее пугающими.

   Чтобы хоть как-то успокоить Джессику Дэниел приблизился к девушке и зарылся головой в ее густые волосы. Ах, как же приятно они пахли! Спелыми фруктами, сорванными на восходе летнего солнца, сосновым лесом, растущим на склонах Грампианских гор, чистой водой горной реки, питающей Лох Ломонд, веселой радугой, парящей в небесах после летней грозы, нежностью и лаской любящего сердца.

   - Мью, я действительно не знаю, кто такой этот Дэниел, - Джессика вытерла слезы с глаз и почесала кота за ухом. - Может Кэр права? Может, надо выкинуть эти дурацкие листы и забыть о происшествии как о дурном сне. Но... но, знаешь Мью, мне все же любопытно кто этот Дэниел, а еще с какой стати он меня любит, мы же даже не знакомы. Нет, малышь, это точно чей-то глупый розыгрышь. Знать бы чей, - Джессика задумалась. Взгляд девушки скользнул по стене, шкафу напротив кровати, задержался на люстре и переместился к стулу у двери, на котором лежали злополучные листы бумаги.

   - И почему именно Дэниел? - Джессика вздохнула. - Почему не Джош, Ник или Крейг? Хм, все же это странно, тебе не кажется, Мью? - девушка провела несколько раз ладонью по спине кота. - Ну, да ладно. Черт с этими листами. В лучшем случае у Энтони появился соперник, в худшем - у меня новая головная боль. Ну их всех, этих ухажеров, - Джессика улыбнулась, взяла кота двумя руками, перевернулась на спину и положила животное на грудь. - Главное, что у меня есть ты, Мью. Ты мой главный ухажер, - девушка рассмеялась и постучала пальчиком по носу коту.

   - Тут ты права, Джесси, - подумал Дэниел, улыбаясь про себя, а внешне кривясь, старательно выражая недовольство. - Ты даже не представляешь, насколько ты права, принцесса.

   Джессику такое поведение кота только раззадорило, она легонько подбросила кота вверх, словила и прижалась лбом к кошачьему лбу. Несколько секунд она смотрела коту прямо в глаза, затем положила на кровать, сама же села, свесив ноги на пол.

   - Пойду в ванную, а ты подожди меня здесь. Я собираюсь в Глазго на встречу с подружкой. Думаю взять тебя с собой. Посидишь в машине, пока я прогуляюсь с подружкой, - Джессика встала с кровати и двинулась к двери. У двери она остановилась, обернулась и сказала. - Знаешь, Мью, ты на меня как-то странно влияешь. Не знаю почему, но когда ты рядом, мне спокойно и совсем не страшно. Может это из-за того, что ты защитил меня от Энтони? Надеюсь, ты и дальше будешь меня защищать.

   Джессика улыбнулась, открыла дверь и вышла из комнаты.



Зубы и когти мести | Перевоплощение | cледующая глава



Loading...