home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Слезы Джессики

   - Сорвешь себе новый, - Кэролайн оперлась плечом о дверь. - Этот я себе оставлю.

   - Но это мой подарок! - из-за двери послышался возмущенный голос Джессики. - Отдай немедленно! Ты ведешь себя как маленькая нахалка!

   - Как хочу, так себя и веду, - заметила Кэролайн. - И вообще, зачем он тебе нужен? Другой сорвешь.

   - Я тебе уже сотый раз говорю, это подарок!

   - Подарок от призрака, - хихикнула Кэролайн. - Выдумаешь же такое. Не надоело тебе заливать?

   Из-за двери послышался вздох. Что-то зашуршало и наступила тишина.

   - Ты встречаешься еще с кем-то, да? - спросила Кэролайн. - А Энтони об этом знает?

   - Какая ты глупышка, Кэр. Ни с кем я не встречаюсь. Я сама сорвала этот бутон. Отдай.

   - Врешь! Если бы ты его сорвала сама, сорвала бы и другой, а так уже полчаса стоишь под дверью и просишь, чтобы я его тебе вернула. Я не дура!

   - Ты не дура, а упрямица. Значит не отдашь бутон?

   - Неа. Если ты его сорвала сама, тогда сорвешь еще один, а если не сама, тогда говори правду, кто у тебя..., - Кэролайн не договорила, так как Дэниел приблизился к ней и полоснул когтями по голени.

   Кэролайн подскочила на месте и завизжала. Из глаз девушки хлынули слезы. Кэролайн обернулась, увидела кота и замахнулась на него, но Дэниел отскочил в сторону и вперил взгляд в Кэролайн, готовый если понадобится снова познакомить ее со своими острыми когтями.

   - Идиотский кот! - закричала Кэролайн, размазывая слезы по лицу. - Что б ты сдох!

   - Кэр! Что случилось?! - встревожилась Джессика и ударила в дверь. - Открой!

   Кэролайн открыла дверь, бросила сестре бутон, сама села на кровать, поджала ноги и зарыдала, то и дело поглядывая на тонкие, короткие и глубокие полосы с внутренней стороны голени.

   - Убери этого сумасшедшего кота из моей комнаты, - пробормотала Кэролайн, взглянув на сестру, коснулась кровоточащих полос на ноге и скривилась. - Он разодрал мне всю ногу.

   Джессика посмотрела на кота, сидевшего недалеко от кровати, подошла к сестре и опустилась на колени.

   - Покажи.

   - Не покажу, - буркнула Кэролайн, всхлипнула и вытерла ладонью глаза.

   Джессика схватила сестру за ногу и развернула к себе поврежденным местом.

   - Ай! Перестань! - вскрикнула Кэролайн, но сопротивляться не посмела.

   - Ничего здесь страшного нет, - отметила Джессика, осмотрев рану. - Несколько маленьких царапин. И кровь перестала бежать. Надо промыть перекисью и йодом замазать, чтобы заражения не было.

   - Ничего мне не надо замазывать, - шмыгнула носом Кэролайн. - Итак заживет.

   - Как хочешь, но я бы на твоем месте все же промыла бы рану перекисью.

   Дэниел стоял в стороне и наблюдал за девушками. Жалости к Кэролайн он не испытывал. Она получила то, что заслужила. Тем не менее, он испытал некоторое облегчение от того, что ему не пришлось пускать когти в дело во второй раз. Причинять лишнюю боль кому бы то ни было ему не хотелось. Поэтому когда Кэролайн впустила в комнату сестру и отдала ей бутон, Дэниел втянул когти и отошел в сторону.

   Джессика поднялась на ноги и приблизилась к коту.

   - Мью, как ты здесь оказался? Ты же был в моей комнате, - Джессика положила бутон в карман, взяла кота на руки и поднесла к глазам. - Не понимаю. Чудеса, да и только. Пошли, мне надо собираться к папе, - Джессика прижала кота к груди и направилась к выходу из комнаты.

   - Я разговаривала с Энтони, - вдруг сказала Кэролайн.

   - Когда? - Джессика остановилась и оглянулась на сестру.

   - Утром по мобильнику, - Кэролайн придвинулась к стене и обперлась об нее спиной. - Я подумала, что он должен знать, что случилось с папой. Думала, его присутствие тебе было бы сейчас очень кстати. Он же ведь твой будущий жених.

   - И что сказал Энтони?

   - Сказал, что он сейчас с родителями в Лондоне, в гостях. Когда сможет, приедет.

   - Это все?

   - Ну, мы с ним поболтали еще немного о том, о сем, а так все.

   - Понятно, - Джессика устремила взгляд к полу, какое-то время блуждала среди линий и переплетений коврового узора, затем подняла голову и спросила:

   - Значит он сказал, что приедет, когда сможет?

   - Ага, именно так.

   - Понятно, - повторила Джессика и вышла из комнаты.


   А потом приехал Энтони. Правда, произошло это спустя неделю, после того, как мистера Нэвила забрала в клинику скорая. Большую часть этого времени Дэниел и Джессика просидели в доме. Раз в день Джессика ездила к отцу, два, три часа спустя возвращалась домой, закрывалась в комнате и плакала. Никто этого не видел, никто кроме Дэниела. Такое поведение Джессики удивляло Дэниела. Он никак не мог понять, к чему лить слезы, если мистер Нэвил поправлялся, а через неделю-вторую должен был быть уже дома. Для Дэниела все стало на свои места, когда он заметил, как часто Джессика начала поглядывать на экран мобильного. По-мнению Дэниела, уж очень часто. Джессика как будто все время ждала звонка. С таким нетерпением Джессика могла ждать звонка только от Энтони. Дэниел загрустил. Он надеялся, что Джессика разлюбила Энтони, но как оказалось надеждам Дэниела не суждено было сбыться.

   Будто холодный дождь прошел. На душе Дэниела посерело. Серость превратилась в черноту, когда он заметил, что Джессика в своих душевных муках даже забыла о его существовании. Дэниел пытался несколько раз обратить на себя внимание девушки, то запрыгнет к ней на кровать, то прижмется телом к ее ноге на кухне. На мгновение улыбка вспыхивала на лице Джессики, но мгновение спустя уныние и печаль возвращались, кот же в тот же час забывался, становился тенью, может быть даже надоевшей тенью человека желающего побыть в одиночестве. Тогда Дэниел выбегал во двор, как правило, прыгал с балкона, прятался под одним из розовых кустов и горевал, горевал как человек утративший самое ценное в своей жизни. Наверное в любви нет ничего болезнее, чем осознание утраты, осознание того, что то что было невернется уже никогда. Не раз в такие минуты и даже часы уединения на кошачьих глазах Дэниела появлялись слезы. И он плакал, плакал как небо в осеннюю пору, когда проливает холодные слезы на опавшие, пожухлые листья. Дэниелу казалось, что он самое несчастное существо на планете. Без любви, без семьи, без собственного тела.

   Проводя много времени в одиночестве Дэниел часто раздумывал над тем, как вернуть себе человеческое тело, но так ничего и не придумал. В конце концов, он начал подумывать, а не кот ли он на самом деле? Может настоящее имя его Мью, а не Дениэл? Может никакого Дэниела никогда и не существовало? Может жизнь в человеческом теле была не более чем сном, сном, который давно закончился и который стоит забыть? Можно было бы, если бы не было так больно. И именно эта боль, вспарывающая сердце, словно нож ацтекского жреца грудную клетку жертвы, побуждала Дэниела верить, что он никакой не кот, а самый настоящий человек, правда, без человеческого тела, побуждала верить и надеяться, что когда-нибудь, в один прекрасный день, его тело вновь вернется к нему, только вот... только вот надо ли оно ему, если рядом не будет той, чей образ намертво впечатался в сознание и даже в самые одинокие часы не оставлял в покое, звал, манил, будоражил воображение, обещая рай на земле? Но кому нужен рай, если его не с кем разделить? Разве что со своей тенью, но тогда уж лучше со смертью, не так будет одиноко, не так будет больно.

   Дэниелу, словно собаке на привязи, ничего не оставалось, как ждать. Чего? Он и сам не знал. Да и другого выхода у него не было. Единственное что он знал наверняка, он хотел быть рядом с Джессикой.

   Нет, Дэниел и впрямь был человеком, ведь только человек будет стремиться находиться рядом с тем, кого любит даже несмотря на то, что ничего кроме боли и страдания от этого не получает...

   Когда на дороге заурчал двигатель машины Энтони Дэниел сидел под столом на кухне и смотрел как миссис Макфери готовит то ли завтрак, то ли обед. Время было довольно таки позднее как для завтрака и довольно таки ранее как для обеда. Но, похоже, это никого не волновало, так как в доме Нэвилов ели тогда, когда хотели, никто не придерживался расписаний или графиков приема пищи.

   Заслышав двигатель, Дэниел выбрался из-под стола и двинул на улицу. Джессика вместе с Кэролайн были во дворе, сидели на лужайке перед домом и разговаривали.

   На дворе стоял июль-месяц. Все цвело, благоухало. Кричали воробьи, радуясь теплой погоде, реактивными самолетами проносились над землей ласточки, гоняясь за мошкарой. В саду шелестел ветер, покачивал ветви яблонь и груш, и время от времени сбивал с веток спелые плоды, которые с тихим стуком падали на землю.

   Энтони припарковал свой порш недалеко от ворот поместья Нэвилов, выбрался из машины, достал из салона два огромных букета цветов, торт, и двинул к калитке. При виде Энтони, в темных идеально выглаженных брюках, голубой рубашке, тонкой синей жилетке и, конечно же (Дэниел в этом нисколько не сомневался) пахнущего будто самый большой в мире цветочный магазин, Дэниел скривился и посмотрел на Джессику.

   - Привет, Тони! - воскликнула Кэролайн, вскочила на ноги, отряхнула подол зеленого сарафана и побежала к воротам.

   Джессика поднялась на ноги вслед за сестрой, но эмоции при виде парня проявлять не спешила, а может не хотела. Стройная как сосна и грациозная как пантера Джессика выглядела великолепно в своем нежно голубом коротком платье с рюшами. В который раз Дэниел позавидовал Энтони. Он по праву считал, что такой девушкой как Джессика можно гордиться.

   Джессика приблизилась к асфальтированной дорожке, разрезающей лужайку надвое, и остановилась. Босые ноги девушки мягко касались короткой травы. Обнаженные по плечи руки, словно тонкие змеи обвили талию и замерли, то ли окаменев, то ли в ожидании неизвестно чего. Взгляд прекрасных голубых глаз девушки устремился к дороге. Лицо Джессики Дэниелу показалось серьезным, даже слишком серьезным, может даже чуточку холодным. Неужели Джессика не рада видеть Энтони? Дэниел не мог в это поверить. Уж слишком много за последнее время он видел взглядов Джессики, обращенных в сторону, лежащего на столе в комнате девушки, мобильного телефона.

   Дэниел спустился с крыльца, пробежался по траве и прижался к земле в пару метрах от Джессики. Кэролайн открыла калитку и впустила Энтони во двор. Энтони протянул Кэролайн один из букетов и поцеловал в щеку. Лицо Кэролайн засияло, будто поверхность моря под лучами солнца. Девушка подхватила цветы, закрыла за Энтони калитку и пошлепала вместе с юношей к Джессике.

   - Привет, Джесс, - Энтони осклабился, приблизился к девушке, поцеловал в щеку и протянул цветы. - Это тебе, а это вам, - вслед за цветами Энтани отдал Джессике торт.

   - Спасибо, но... но не стоило тратиться.

   - Пустое, - Энтони махнул рукой. - Мне это ничего не стоило.

   - Идемте чай пить! - Кэролайн выхватила из рук Джессики торт и побежала к дому. - Тони, давай за мной.

   Джессика прижала цветы к груди и бросила расстерянный взгляд по сторонам.

   - Как поездка?

   - Какая? - удивился Энтони.

   - Кэролайн говорила, что ты ездил с родителями в Лондон.

   - А, эта... Только вчера вернулись. А как мистер Нэвил? Все хотел тебе позвонить, да никак не получалось. То забывал, то времени не было, - на лице Энтони появилось виноватое выражение.

   - Папа? Хорошо, - Джессика поджала нижнюю губу и посмотрела на Энтони. - Скоро будет дома.

   - О, это здорово. Обязательно заеду навестить его. Может даже вместе съездим? Как ты на это смотришь?

   - Я собиралась сегодня вечером к нему.

   - Здорово. Рад буду тебя подвезти.

   Легкая улыбка тронула губы Джессики.

   - Идем в дом, пока Кэр не съела весь торт, - Джессика развернулась и направилась к дому.

   - Идем, - понеслось ей в спину.

   Дэниел вскочил на лапы и побежал следом. Внутри его кошачьего тельца бушевали грозы, сверкали молнии и хлестал ливень. Как никогда раньше он почувствовал, что теряет Джессику, теряет свою принцессу, а вместе с ней теряет и душевный покой.


   Час спустя Джессика выбралась из-за стола и поднялась к себе в комнату переодеться перед поездкой к отцу в клинику. Энтони и Кэролайн остались на кухне вместе с миссис Макфери. Вместе с ними остался и Дэниел. Прячась за мягким уголком, он блуждал взглядом вверх-вниз по паутине, которую многоногий умелец поместил между задней ножкой и днищем мягкого уголка. На какой-то миг Дэниел позавидовал невидимому умельцу. В отличии от человека он не знал, что такое любовь, не знал о душевных муках и страданиях, которые часто сопровождают ее. Он просто жил, терпеливо плел паутины, терпеливо ждал в гости мух, терпеливо заматывал их в коконы. Пожалуй, на свете не было более терпеливого существа, чем паук. Да и нужно ему было мало для жизни, темный уголок, да муха в паутине. Никакой любви, никаких страданий и разочарований. Если паук и заморочен какими-либо хитросплетениями в своей жизни, так разве что теми, из которых состоит его паутина. Ему неведомы были хитросплетения души, самые таинственные, самые обманчивые и... и самые болезненные. Куда уж без этого, особенно человеку. Он не паук, паутины внутри него не такие прочные, как те, что плетет паук. Они рвутся при первом же порыве ветра перемен.

   - Мью! - услышал Дэниел. - Ты где?

   На кухню вернулась Джессика. Дэниел выбрался из-за мягкого уголка, ненароком потревожив хвостом паутину, и посмотрел на Джессику. В одной руке девушка держала кошачью переноску, в другой сумочку. Джинсы, кофточка и короткая курточка составляли весь наряд девушки. Волосы девушки были аккуратно подобраны по бокам и перехвачены резинкой.

   - Вот ты где, - Джессика поставила переноску возле кота и посмотрела на Энтони.

   - Съездим к озеру после клиники?

   - Ломонду? - уточнил Энтони.

   - Да, - кивнула Джессика.

   - Давай.

   - Мью, - Джессика перевела взгляд на кота. - Забирайся в переноску.

   - Мы поедим с ним? - Энтони бросил на кота косой взгляд.

   - Ты против? - встревожилась Джессика.

   - Э-э-э н-н-нет, - наконец-то выдавил Энтони.

   - Чудесно, - Джессика улыбнулась и открыла дверцу переноски. Дэниел послушно забрался внутрь и улегся на мягкие тряпки, устилавшие дно переноски.

   - А можно и мне с вами? - встрепенулась Кэролайн.

   - Тебе лучше побыть дома, милая, - миссис Макфери забрала из-под носа девушки пустую чашку и тарелку и отнесла к мойке.

   - А почему? - заерзала на стуле Кэролайн.

   - Так надо, - миссис Макфери улыбнулась. - Миссис Нэвил просила тебя побыть сегодня дома.

   - Правда?

   - Правда, - поддержала миссис Макфери Джессика. - Поехали? - девушка повернулась к Энтони.

   - Как скажешь, - Энтони выбрался из-за стола и направился к выходу из кухни.

   Джессика подхватила переноску, улыбнулась миссис Макфери и последовала за парнем.

   - Нам действительно нужна его компания? - спросил Энтони, когда он и Джессика двигались по дорожке, ведущей к калитке. Взгляд юноши то и дело прилипал к переноске.

   - Ты боишься его? - улыбка тронула губы девушки.

   - Я? Его? Фи-и-и. Скажешь же такое. Чего мне его бояться? У нас с ним разные весовые категории, - Энтони хмыкнул и скосил взгляд на переноску. - Может это ты боишься оставаться наедине со мной?

   - Не знаю, - только и сказала Джессика, вмиг посерьезнев.

   В молчании они дошли до машины Энтони. Джессика забралась на переднее пассажирское сидение и поставила переноску на колени. Энтони сел за руль и завел машину. Двигатель взревел, воздух наполнился запахом бензина. Машина рванула с места и понеслась по улицам города.


   - Как красиво, - сказала Джессика.

   Девушка сидела на берегу озера, согнув ноги в коленях, и смотрела на будто застывшую поверхность Лох Ломонда. Катер вынырнул из-за острова, пролетел сотню-вторую, развернулся и устремился назад.

   - Да, есть такое, - Энтони придвинулся к Джессике и обнял ее за талию. Похоже было, что в эти минуты озеро его мало интересовало, в отличии от Джессики.

   Девушка казалось не обратила внимания на мускулистую руку на своей тонкой талии, все также продолжала скользить взглядом по темной поверхности озера, по зеленым лесам и голым шапкам гор на противоположной стороне озера.

   - Смотри! - Джессика вытянула руку и указала куда-то вдаль. - Где-то там курит старик Бен. Вон видишь, там, где те серые тучи.

   Энтони бродил взглядом по горным вершинам коленок Джессики, спускался по их крутым склонам к ложбинке в области таза, затем на мгновение отвлекся от тела девушки и посмотрел в указанном направлении.

   - Ага, где-то там, - Энтони повернулся к девушке, наклонился к ее шее и потянул носом. - Ты великолепно пахнешь, - будто невзначай заметил он.

   - Спасибо, - Джессика отвернулась от озера, посмотрела на Энтони и улыбнулась, затем вновь устремила взгляд прекрасных глаз к озеру.

   Дэниел лежал на траве рядом с переноской, бродил взглядом по окрестностям, и время от времени посматривал на Джессику и Энтони, сидевших перед ним недалеко от кромки воды. Рука Энтони на талии девушки его раздражала, заставляла нервничать, а пальцы юноши, то и дело норовившие залезть в задний кармашек джинсов Джессики, злили. С каким бы удовольствием Дэниел впился бы зубами в эти мясистые, похожие на сосиски, пальцы Энтони. Чтобы не видеть заигрываний Энтони с Джессикой Дэниел вскочил с земли и направился к зарослям тростника, выступавшему из воды в стороне от парочки. Оказавшись на месте, Дэниел плюхнулся на землю и уставился взглядом в зеленую, мутноватую у берега, озерную воду. Взгляд кошачьих глаз пробил молчаливую поверхность озера, понесся дальше сквозь толщу воды и вонзился в зелено-бурые водоросли, обильно покрывавшие илистое дно.

   - А вон кто-то даже купается, - донесся до Дэниела голос Джессики. - На том берегу. Видишь?

   - Вижу, - отозвался Энтони, прошелся ладонью по спине девушки и вернул ее в задний карман джинсов Джессики. - А ты... э-э-э... не хочешь искупаться?

   - Нет, - Джессика мотнула головой, густые волосы взметнулись вверх, на миг замерли, превратившись в крыло неведомой птицы, и упали на плечи. - Холодно купаться.

   - Да брось, - рассмеялся Энтони, обнял Джессику за плечи и прижал к себе. - На улице тепло. Солнце вон как высоко забралось и еще не скоро двинется к горизонту.

   - Если хочешь, купайся, а я не буду. Я и купальник не взяла.

   - Я тоже плавки не брал. И что? Здесь же никого кроме нас с тобой, да еще твоего кота больше нет.

   - Я не хочу, - Джессика обняла себя за ноги и положила подбородок на колени.

   - Как хочешь, - сдался Энтони. - А я все же освежусь, - с этими словами Энтони поднялся, сбросил туфли, носки, жилетку, рубашку с майкой, брюки и предстал перед девушкой в одних трусах-боксерах. Фигура Энтони, мускулистая, стройная, без каких-либо видимых физических недостатков, часто вызывала восторг у девушек, особенно у тех, кому посчастливилось увидить Энтони без верхней одежды. Восторг Энтони собирался увидеть и в глазах Джессики, но если девушка и была восхищена, то этого не показала. Энтони даже расстроился, заметив такую реакцию Джессики.

   - Ну, я пошел, - сказал Энтони.

   - Ага, только не замерзни, - улыбнулась Джессика.

   - Постараюсь, - Энтони махнул рукой, второй, потянулся, прогнулся, разогревая мышцы. - Ты точно не хочешь составить мне компанию?

   - Точно не хочу. Я ужасная мерзлячка. Замерзну, заболею. Нет, не хочу.

   - Я тебя потом согрею и ты не заболеешь, - Энтони осклабился. - Обниму так крепко, что тебе станет жарко.

   - Даже не сомневаюсь в этом, - звонкий девичий смех потревожил округу, заставив на какое-то время умолкнуть разнообразную озерную живность.

   - Пошли со мной, - Энтони наклонился, взял Джессику за ладони и потянул на себя, тем самым побуждая девушку подняться на ноги. - Ты не замерзнешь. Я тебе это обещаю.

   - Нет, Энтони, нет, - смеялась Джессика. - Я не хочу.

   - Помогу даже снять... э-э-э... курточку, - глаза Энтони смеялись, на лице играла озорная улыбка, а руки потянулись к куртке Джессики с видимым намерением избавить от нее девушку.

   - Ну, Энтони, перестань, - Джессика обхватила себя руками, не позволяя Энтони стащить с нее кожанку.

   - Я ничего не делаю, - рассмеялся Энтони. - Только помогаю тебе снять куртку.

   Вдруг Энтони перестал бороться с курткой Джессики, притянул девушку к себе, коснулся пальцами ее подбородка и поцеловал. В то время как губы Энтони впились в губы Джессики, его руки будто мелкие воришки скользнули девушке под куртку, ладони легли девушке на спину, понеслись вниз и накрыли ее ягодицы.

   Дыхание Джессики участилось. Ее тело оказалось плотно прижато к телу Энтони, руки легли на его грудь.

   Энтони, ободренный успехами, убрал руки от ягодиц Джессики, просунул их девушке под руки и накрыл ладонями ее грудь, губы сильнее впились в губы Джессики. Джессика вздрогнула и попыталась вырваться из объятий Энтони.

   - Нет, Энтони. Прекрати. Нас могут увидеть, - простонала Джессика, отрывая руки Энтони от своего тела.

   - Никто нас не увидит. Здесь никого нет, - прошептала Энтони, покрывая поцелуями шею девушки. - Джесс, ты сводишь меня с ума.

   - Прекрати, Энтони, - взмолилась Джессика.

   Дэниел шлепнул лапой по воде. Как же ему хотелось оказаться где-нибудь в другом месте. Где угодно, лишь бы подальше отсюда, лишь бы не слышать этих стонов и охов, звуков поцелуев и учащенного дыхания. И какого черта он согласился ехать к Лох Ломонду? На помощь Джессике Дэниел решил не приходить. Если Джессика вернулась к Энтони, пусть сама и выпутывается из передряги. Сама виновата.

   - Значит так ты ее любишь? - раздался в голове Дэниела чей-то голос. - Любишь так сильно, что готов смотреть как на твоих глазах ее домагаются, к тому же против ее воли?

   - Сама виновата, - попытался оправдаться Дэниел перед невидимым судьей. - Знала на что способен Энтони. Да и я Энтони понимаю. Джесси шикарна, устоять перед ее красотой трудно.

   - Разве человек не может себя контролировать? - допытывался голос. - Неужели он всего лишь животное... животное, живущее первобытными инстинктами, неуважающее желания других, ставящее свои инстинкты выше желания другого человека?

   - Ну, нет, конечно, - Дэниел сконфузился. - Не такое уж человек и животное.

   - Так чего же ты ждешь? Где твоя любовь?

   - Здесь! Здесь!!! - Дэниел вскочил на лапы, готовый растерзать Энтони и любого другого, кто хоть пальцем тронет Джессику, его принцессу!

   Но помощь Дэниела не понадобилась. Дэниел не успел покинуть заросли тростника, когда услышал голос Джессики.

   - Энтони, по-моему тебе стоит немного охладиться, - Дэниел увидел, как Джессика схватила Энтони за руки и оттолкнула того от себя. Энтони не удержался на ногах, замахал руками, будто птенец, выпавший из гнезда крылышками, и с громким всплеском плюхнулся в спокойные воды Лох Ломонда.

   Лягушки примолкли, когда над озером разнесся веселый смех Джессики. Дэниел также не удержался, рухнул на передние лапы и зашелся в тихом хохоте.

   - Ты... ты, - Энтони показался над поверхностью озера и принялся неистово тереть глаза. - Да ты сумасшедшая!

   Энтони пробкой из-под шампанского вылетел из воды и принялся носиться по берегу, размахивая руками, растирая тело и прыгая так, будто его ужалила в зад оса.

   - Вода же холодная! - крикнул он Джессике, продолжавшей покатываться со смеху. - Ненормальная!

   - Но ты же сам хотел искупаться.

   - Мало что я хотел! Ты такая же, как и твой придурочный кот. Ты только посмотри, что он вытворяет, - Энтони подхватил с земли брюки и запрыгал, пытаясь натянуть штанину на ногу.

   Джессика вытерла с глаз слезы и повернулась к коту. На какой-то миг она потеряла дар речи. Ее Мью катался по земле, совсем как человек и хохотал, конечно же, не так как человек, но вот как вполне довольный жизнью кот точно.

   - Мью! - глаза Джессики округлились.

   Дэниел услышал знакомое имя, замер, понял, что его разоблачили, вскочил на лапы, и давай кашлять, старательно изображая из себя подавившегося то ли шерстью, то ли еще чем, кота.

   - Мью, ты что заболел?

   - Ага, заболел, - Энтони застегнул пояс, натянул майку, сверху набросил рубашку. - Своди к врачу, заодно и сама обследуйся. Вы друг друга стоите. Оба шибанутые.

   - Энтони, - Джессика отвернулась от притихшего кота и повернулась к парню. Голос девушки зазвенел, будто воздух перед грозой. - Не оскорбляй меня.

   - Что хочу, то и делаю, - Энтони шмыгнул носом и надел на рубашку жилетку. - Ты ненормальная девченка!

   - Если так... если так, тогда найди себе нормальную! - Джессика закусила губу и посмотрела на Энтони.

   - Уже! - ухмыльнулся Энтони.

   - Что?

   - Что слышала. Чем я по-твоему занимался в Лондоне? И звонить совсем не собирался, - Энтони шмыгнул носом, сел на траву и принялся натягивать носки. - Это наше последнее свидание. Хотел тебе сказать да вот повод никак не представлялся.

   - А...а как же цветы? Торт?

   - Чтобы смягчить расставание, - Энтони взулся и поднялся на ноги.

   - Зачем же ты ездил со мной к папе в клинику? - в глазах Джессики заблестели слезы.

   - Хотел увидеть мистера Нэвила, - пожал плечами Энтони. Заметив слезы в глазах девушки, Энтони опустил взгляд. - Ну ладно, ты меня прости если что. Давай я тебя домой отвезу.

   Джессика стояла будто каменная, вперив взгляд куда-то в сторону. В глазах блестели слезы, зубы покусывали губы.

   - Убирайся, - прошептала девушка, не глядя на Энтони. - Я не хочу тебя больше видеть... никогда.

   - Как скажешь, - Энтони пожал плечами, развернулся собираясь двинуться к машине, припаркованной на обочине дороги в десятке метров от озера, но снова повернулся к Джессике. - Давай я тебя хотя бы домой отвезу.

   - Убирайся, - процедила Джессика, метнув глазами молнии в Энтони.

   - Как скажешь, - повторил Энтони, шмыгнул носом, взъерошил рукой волосы на голове и зашагал к машине.

   - Я твою сумочку на обочине оставлю! - спустя минуту услышала Джессика крик Энтони.

   Взревел двигатель порша. Заскрипел гравий под колесами машины, когда та двинулась с места. Проехав несколько метров Энтони остановился в надежде, что Джессика передумает, образумится и он все же отвезет ее домой, но Джессика была непреклонна в своем решении. Она стояла на берегу озера, гордая и упрямая, и блуждала невидящим взором по поверхности озера.

   В конце концов, Энтони не выдержал, двигатель снова заревел, машина рванула и понеслась в сторону далекого Глазго.

   Как только шум двигателя затих вдали, Джессика опустилась на землю, зарылась лицом в руки и тихо заплакала.




Лепестки | Перевоплощение | Тайги



Loading...