home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Мистер Браун

   Дэниел лежал на табурете в кухне и наблюдал за тем, как Тайги-человек, склонившись над кошачьей миской, выхватывал зубами кусочки мяса и проглатывал. Дэниел фыркнул и ударил лапой по крышке табуретки, затем снова и снова. Совсем недавно он обнаружил еще один способ выразить смех. К частому фырканью добавились удары лапой.

   - Он такой смешной, - думал Дэниел. - Хотя идиоты все смешные. У него есть руки, а он хватает мясо зубами. Мозги совсем не соображают. Видели бы это отец с матерью. Точно инфаркт получили бы.

   Желанию Дэниела сбыться было не суждено, Мэри закрылась в гостиной и ждала приезда мистера Брауна, а Эван Макмилан еще не вернулся с прогулки.

   Насытившись, Тайги-человек принялся лакать воду из соседней тарелки, затем посмотрел по сторонам, заметил деревянный брусок, прислоненный к стене и двинулся к нему. Приблизился к бруску, выгнул спину и положил на брусок пальцы рук. Дэниел не сразу понял, что собрался делать Тайги. Но когда тот принялся двигать пальцами по бруску вниз-вверх, ему все стало понятно. Тайги точил когти!

   - Ну и дубина! У тебя же когтей нет. Ногти только поздираешь, - Дэниела передернуло, когта он представил раны на пальцах от содранных ногтей.

   Тайги понадобилось немного времени, чтобы понять, что он что-то не то делает. Острая боль пронзила его руки и из-под парочки ногтей показалась кровь. Зашипев от боли, Тайги отскочил от бруска, словно от змеи. Взглянув на брусок, будто на заклятого врага, он лизнул поврежденные ногти и вышел из кухни, вернее выполз, так как передвигался на коленях и ладонях. Дэниел проводил Тайги недоумевающим взглядом, затем поднял голову и устремил взгляд на стол. Нос задвигался, вдыхая запахи, несшиеся со стола.

   - Зато у меня теперь нюх шикарный. Вот бекон учуял, - Дэниел повел носом. - Ага, точно бекон.

   Дэниел заскочил на стол, где лежали нарезанные, но так и не съеденные Эваном Макмиланом кусочки копченого бекона, выбрал на вид самый аппетитный и принялся за трапезу.

   - Вкуснятина, - Дэниел вонзил зубы в мясо. - Это тебе не кошачий корм. Я б эту вкуснятину каждый день ел.

   Кусочка бекона Дэниелу вполне хватило, чтобы насытить маленький кошачий желудок. Облизавшись, он спрыгнул со стола и направился прочь из кухни. Но оказавшись в коридоре, остановился, так как заметил Тайги. Тот как раз выползал из туалета.

   - Хорошо, что хоть к туалету он был приучен, - подумал Дэниел. Дождавшись, пока Тайги скроется в спальне, Дэниел забрался в туалет и мгновение спустя выскочил оттуда пулей.

   - Ну и вонь! - Дэниел забежал в свою комнату и запрыгнул на кровать. В памяти всплыла куча кала в кошачьем судочке. - Тупой придурок! Унитаз для чего предназначен?! Теперь мне некуда в туалет сходить. Хотя..., - Дэниел соскочил с кровати, выбрался в коридор и двинулся к ванной. Спустя минуту он уже выходил из нее довольный тем, что нашел выход.

   Клацнул ключ в замке, входная дверь открылась и на пороге возник Эван Макмилан. Дэниел метнулся к себе в комнату, запрыгнул на кровать, прижался к ней телом и устремил взгляд в коридор. В коридоре слышался шум, затем он переместился на кухню, вернулся в коридор и начал приближаться к комнате Дэниеля. В дверном проеме возник Эван Макмилан, окинул комнату взглядом, принюхался и шагнул в сторону раскрытой туалетной двери.

   - Что сейчас будет, - пронеслось в голове Дэниеля.

   Эван Макмилан скрылся с глаз. Дэниель спрыгнул с кровати и стал пробираться к выходу из комнаты. Не успел он пройти и метра, как тишину квартиры взорвал крик Эвана Макмилана.

   - Твою мать! - орал Эван Макмилан. - Дебил! Обосрал весь туалет! Я его мордой в говно засуну!

   Из гостиной выскочила Мэри Макмилан.

   - Что случилось? - в глазах женщины поселились тревога и страх.

   - Зайди в туалет и посмотри, что натворил этот идиот, - отозвался Эван Макмилан, остановившись у входа в спальню. - У него точно мозги не на своем месте. Но я знаю, как вставить ему их на место.

   Мэри подбежала к туалету. Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы увидеть, что произошло.

   - Не трогай его. Я все уберу, - женщина забежала в туалет и в тот же миг в квартире зазвучала соловьиная трель.

   - Это мистер Браун, - донесся голос Мэри из туалета. - Эван открой, пожалуйста, ему дверь.

   Эван Макмилан что-то буркнул под нос и направился в прихожую. Мэри Макмилан вышла из туалета и двинулась за ним. Дэниел услышал, как открылась входная дверь.

   - Здравствуйте, Эван, Мэри, - Дэниел узнал голос мистера Брауна, их семейного врача.

   Дэниел выбрался в коридор и выглягул из-за угла. Да, это был он, мистер Браун, среднего роста, седовласый мужчина, с волевым лицом, живыми глазами и задумчивым взглядом. В черном пальто, идеально выглаженных брюках, лакированных туфлях, шляпе-котелке и с кожаной сумкой-портфелем мистер Браун больше походил на вычурного и педантичного англичанина, чем на прагматичного и веселого шотландца. Дэниел вспомнил, что последний раз он видел мистера Брауна несколько месяцев назад, когда подхватил воспаление легких.

   - Мистер Браун! - воскликнула Мэри. - Как хорошо, что вы пришли.

   - Как только смог, как только смог, - мистер Браун повесил шляпу на крючок в стенке, снял пальто и раззулся. - Что у вас произошло? По телефону, Мэри, вы показались мне очень взволнованной, настолько, что я мало что понял из того, что вы сказали. Прошу прощения.

   - Это все Дэниель. С ним что-то не так, мистер Браун.

   - Я помню, вы говорили что-то про кошек.

   - Вам просто это надо увидеть, мистер Браун. Давайте я проведу вас к нему.

   - Что ж, ведите Мэри. Посмотрим, что не так с Дэниелем, - мистер Браун взял в руки портфель и проследовал за Мери в спальню. Эван Макмилан остался на кухне. Дэниел же пробрался в спальню и спрятался под кроватью. Тайги лежал на остатках кошачьей корзинки и спал.

   - Только не пугайтесь, мистер Браун, когда увидите Дэниела, - предупредила доктора Мэри, когда они вошли в спальню. - Но это совершенно не тот человек, который был прежде. Я начала даже сомневаться, человек ли он вообще.

   - О, Мэри. За свою врачебную практику я многое повидал, поэтому не думаю, что ваш сын меня чем-то удивит. Где же он? Я не вижу его, - мистер Браун окинул взглядом спальню.

   - Он за кроватью, - сказал Мэри.

   - Ах вот оно что. Что ж он там делает-то? Прячется от меня? - мистер Браун улыбнулся и прошел за кровать. Увидев Тайги-человека, он повернул голову к Мери и спросил. - А почему он голый?

   - Он не позволяет одеть себя, - вздохнула Мэри.

   - Хм... Не позволяет одеть себя? - мистер Браун почесал кончик носа. - Расскажите мне подробнее обо всем, что случилось с вашим сыном. Начиная с того момента, когда вы заметили, что с ним что-то не так.

   Пока Мэри рассказывала мистер Браун неотрывно смотрел на спящего Тайги-человека, руки были сложены на груди, нижняя губа была поджата, а пальцы правой руки поглаживали гладко выбритый подбородок. Закончив говорить, Мэри посмотрела на сына, затем перевела взгляд на доктора. Тот молчал и казалось что-то обдумывал.

   - Очень интересно, - наконец пробормотал мистер Браун. - Но пока ничего конкретного не могу сказать. Для начала мне надо осмотреть мальчика. Вы не против, если я разбужу его?

   - Нет, - Мэри мотнула головой.

   - Хорошо, Мэри. Если вы не против, я хотел бы остаться с Дэниелем наедине.

   - Хорошо, мистер Браун. Если я понадоблюсь, буду на кухне, - Мэри Макмилан развернулась и вышла из спальни, прикрыв за собой дверь.

   - Что ж, Дэниель, для начала попробуем тебя разбудить, - мистер Браун склонился над Тайги и потряс того за плечо.

   Несколько секунд ничего не происходило, затем Тайги открыл глаза, зевнул, потянулся и стал на четвереньки. Взгляд его пробежался по комнате, на миг замер на мистере Брауне. Тайги опять зевнул, свернулся калачиком и собрался было вернуться к прерванному занятию, но мистер Браун поднял его за руку и усадил на кровать. Тайги посмотрел в глаза доктору и завалился на бок.

   - Интересный случай, - пробормотал мистер Браун, раскрыл портфель и достал медицинский молоточек, после чего снова усадил Тайги и принялся водить молоточком перед его глазами. Казалось, это действие доктора заинтересовало Тайги. Взгляд его стал более цепким и живым. Но вскоре Тайги надоело наблюдать за молоточком, он завертел головой и начал мяукать. Дэниел выбрался из-под кровати и взобрался на стул. Усевшись на задние лапы, он принялся наблюдать за доктором. Мистер Браун проверил рефлексы, пощупал пульс и зачем-то заглянул в глаза Тайги.

   - Рефлексы слегка заторможены, - сказал Мистер Браун, складывая инструменты назад в портфель. - Пульс учащен, зрачки расширены. Хм. Этот парень считает себя животным, котом, если быть точным. Шизофрения что ли? Диссоциативное расстройство идентичности? Но для такого заключения необходимо наличие хотя бы двух личностей, которые регулярным образом по очереди контролировали бы поведение мальчика. У него же человеческая личность исчезла напрочь. По сути, у него вообще нет никакой личности. Здесь что-то с восприятием. Без клинических исследований не обойтись.

   Какое-то время мистер Браун наблюдал за Тайги, затем взял портфель и вышел из комнаты. Дэниел спрыгнул со стула и побежал следом. Кому-кому, а вот ему было очень любопытно, к чему пришел мистер Браун в результате своих нехитрых манипуляций с молоточком и другими медицинскими принадлежностями.

   В прихожей мистер Браун оставил портфель, сам же снял с вешалки пальто и зашел на кухню. Дэниел скользнул следом и спрятался под стол.

   - Мистер Браун, вы уже уходите? - Мэри оторвала взгляд от духовки, где пеклись пироги, и посмотрела на доктора.

   - Да, Мэри. Мне надо идти. Договорился о встрече, - сказал мистер Браун, надевая пальто.

   - Может, хотя бы чаю с пирогами попьете?

   - Спасибо, Мэри, но как-нибудь в другой раз, - мистер Браун переместился в прихожую.

   - Мистер Браун, вы можете мне сказать, что с Дэниелем?

   - К сожалению, у меня нет однозначного ответа на ваш вопрос, Мэри. Дэниела стоит показать психиатрам. Были у меня подозрения на шизофрению, на диссоциативное расстройство идентичности, но утверждать что-либо не берусь. Нужны более глубокие исследования. Пока что эти выходные Дэниелу лучше побыть дома. Тишина, спокойствие, здоровый сон и еда - это лучшее из того, что необходимо сейчас вашему сыну. Кстати, хотел спросить. У Дэниеля не было в последнее время никаких травм головы? - мистер Браун обулся и стряхнул штанины, словно от пыли.

   - Нет, насколько мне известно, - покачала головой Мэри.

   - А в детстве были травмы головы?

   - Нет, - Мэри снова качнула головой.

   - Хорошо. Значит физическую травму, как причину заболевания можно исключить. Хорошо, Мэри. Буду идти. На следующей неделе я свяжусь с вами. До свидания, - мистер Браун подхватил портфель и вышел из квартиры.

   - До свидания, - отозвалась Мэри и медленно закрыла за ним дверь.

   Вернувшись на кухню, Мэри опустилась на табурет и смахнула рукой, выступившую на глазах слезинку.

   - Что ж такое произошло с Дэниелем, что даже доктора ничем помочь не могут? Как будто подменил кто.

   Из зала вышел Эван Макмилан.

   - Мистер Браун, уже ушел? - спросил он, войдя на кухню.

   - Только что.

   - Что он сказал?

   - Он не знает, что с нашим сыном, - Мэри уронила голову на колени и залилась горючими слезами.

   - Так и сказал? - Эван Макмилан приподнял бровь.

   - Сказал, нужны какие-то исследования дополнительные, - Мэри подняла голову и посмотрела на мужа.

   - Ладно, только не плач. Ты же знаешь, я этого не люблю.

   - Знаю, но поделать с собой ничего не могу. Это мой ребенок и как любая мать я хочу, чтобы мой ребенок был здоров. У меня сердце кровью обливается, но тебе этого не понять.

   - Ну, конечно, - хмыкнул Эван Макмилан, направляясь прочь из кухни. - Я же тупой.

   - Ты не тупой, - прошептала Мэри, роняя голову на колени. - У тебя просто нет сердца.

   Едва отец покинул кухню, Дэниел выбрался из-под стола и побежал в свою комнату. Запрыгнув на кровать, он растянулся на боку и выгнул спину.

   - Подозрения на шизофрению, - Дэниел вспомнил слова мистера Брауна и фыркнул. - А еще какое-то там расстройство личности. Сам ты шизофреник и расстроенная личность. Сказал бы, бес вселился, так нет, сразу шизофренником называет... Да-а-а, не повезло Тайги. По врачам затаскают, беднягу. Ну и черт с ним, главное, чтобы меня не трогали.

   В комнату вошла Мэри. Бросив взгляд на кота, развалившегося на кровати сына, она подошла к балконной двери и открыла ее.

   - Проветрю немного комнату, Тайги. Запах здесь нехороший, несвежий, - Мэри подошла к кровати и присела на краю. Рука ее потянулась к коту и коснулась его мягкой шерсти.

   - Горе у нас, Тайги, - сказала Мэри, гладя кота. - Что-то случилось с Дэниелем и никто не знает что с ним.

   Капелька слезинки скатилась по щеке женщины и упала на грудь. Мэри хлюпнула носом и вытерла глаза.

   - Шизофрения у него. Личность у него того, расстроилась, - Дэниел зафыркал. Ему стало весело, когда он снова вернулся воспоминаниями в недавнее прошлое.

   Мэри от неожиданности отдернула руку и с удивлением посмотрела на кота. Дэниел воспользовался моментом, выскользнул из-под руки матери, спрыгнул с кровати и забрался под стол.

   - Как мне надоели ваши сопли, а еще эта рука. Себя гладь, меня-то зачем? - Дэниел недовольно фыркнул и свернулся в калачик возле батареи.

   Мэри проводила кота удивленным взглядом, затем поднялась и покинула комнату.

   - Вот это здорово. Было бы хорошо, если бы вообще никто не заходил в эту комнату. Что вам здесь сахаром посыпано?

   Ветер дернул за штору, колыхнул тюль и заиграл волосками на теле кота.

   - Как-то скучно вот так целые дни проводить. Лежать и ничего не делать, нет, я так не могу. Я не кот, хоть и тело кошачье, - Дэниел выбрался из-под стола, вышел на середину комнаты и завертел головой, думая, чем бы себя занять. Внезапно взгляд его зацепился за штору, вновь потревоженную вездесущим ветром. Дэниел приблизился к балконной двери, скользнул в дверной проем и оказался на балконе, затем запрыгнул на коробку из-под компьютера, с нее перебрался на деревянный ящик, а с ящика - на подоконник. Дэниел осторожно выглянул наружу. Внизу виднелся пустой внутренний дворик, с трех сторон окруженный домами, двухэтажкой, в которой жил Дэниел, трехэтажкой напротив и четырехэтажкой справа. Слева, за проволочным забором, протянулась серая полоска автомобильной дороги. Чуть дальше виднелась громада холма Говен, а еще дальше убегали на север к Грампианским горам пустоши, вотчина шотландских ветров, серых туманов и пьяных дождей, глухих дебрей и диких холмов.

   Дэниел приподнялся на передних лапах, вытянул тело стрелой и устремил взор по направлению к Грампианским горам. Нос его ожил, задвигался вместе с усами, будто пытаясь унюхать воздух далеких, укрытых небесным облачным одеялом, гор. Налетевший порыв ветра заставил Дэниела вжаться в подоконник, вцепиться в него когтями всех четырех лап, чтобы не упасть с балкона. Проверять количество собственных жизней у Дэниела не было никакого желания.

   Дэниел отодвинулся от края подоконника и вновь устремил взор на невидимые отсюда пустоши.

   - Вот там тебя точно никто не достанет. Там и людей, раз два и обчелся. Но далеко, да и холодно там. Здесь теплее, - Дэниел бросил последний взгляд на дорогу, бежавшую неподалеку, затем перевел его на темное, клубящееся тяжелыми облаками, небо и соскочил с подоконника на пол.

   Вернувшись в комнату, Дэниел почувствовал голод.

   - Что-то это тело слишком быстро расходует энергию, - подумал он, направляясь к выходу из комнаты. Пробравшись на кухню, Дэниел направился прямиком к кошачьей тарелке. У тарелки он остановился, посмотрел на ее содержимое, затем запрокинул голову, пытаясь разглядеть что-нибудь повкуснее на столе. Не удовлетворившись увиденным, он запрыгнул на стул, стал передними лапами на стол и окинул его взглядом полным надежды. Увы, надеждам Дэниеля сбыться было не суждено, чего-нибудь вкусненького на столе не было.


   До слуха Дэниела донесся звук шагов. Пока он искал, куда спрятаться, на кухню вошел отец. Заметив кота на стуле возле стола, он стащил с ноги тапок и запустил его в кота. Дэниел взвизгнул, когда тапок врезался ему в бок, чуть не сбив со стула. Спрыгнув на пол, кот метнулся в коридор, но по дороге успел получить пинок под зад от Эвана Макмилана.

   - Я тебе покажу, как лезть на стол, - пробурчал Эван Макмилан, надевая на ногу тапок. - Знай свое место, кот.

   Дэниел влетел в свою комнату и спрятался под стол. Его кошачье сердце колотилось, глаза готовы были выскочить из орбит.

   - Идиот. И это еще отец называется, - Дэниел закрыл глаза и попытался успокоиться. - Пинки, летящие в мою сторону тапки - вот мое будущее в этой квартире. Я здесь никому не нужен, так зачем мне здесь оставаться? Жизни здесь для меня все равно не будет. Или тапочком убьют, или умру от обьятий матери, а то и чего доброго с ума сойду в четырех стенах с шизофреником Тайги. Нет, не могу я здесь оставаться. Лучше там, - Дэниел выбрался из-под стола и снова выскочил на балкон. Взобравшись на подоконник, он снова устремил взор в сторону невидимых отсюда Грампианских гор. - Там ... там никто меня не будет пинать. И тапочки в меня кидать никто не будет, - Дэниел почувствовал соленую воду на губах. Скатываясь с глаз, она прокладывала тонкие дорожки на шерсти, увляжняла его кошачью мордочку и падала на деревяный подоконник. - Далеко? Ничего страшного... Не пойду так далеко... Вон туда пойду, - Дэниел сместил взгляд правее от холма Говен. - К Лох Ломонду. В лесу у Лох Ломонда спрячусь и буду жить себе в тишине и спокойствии. И никто меня там не найдет, потому что никому я не нужен.

   Раздался раскат грома. Небо пронзила молния и на землю хлынула вода. Пронзительно задул ветер, засвистел, застонал и попытался сбросить кота с балкона. Но тот вцепился когтями в подоконник и все смотрел и смотрел в сторону Лох Ломонда. Ни завывания ветра, ни косые струи дождя, ни грохот небесных барабанов, ни вспышки небесных огней, - ничто казалось не способно было отвлечь Дэниела от далекого Лох Ломонда. Он еще долго так сидел, промокший, продрогший, но не отступивший. В конце концов, утомленный борьбой со стихией, он вернулся в комнату, забрался под стол и уснул.



В теле животного | Перевоплощение | Побег



Loading...