home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Догхантеры

   Дэниел неспешно семенил по Крофтхед-роуд. Впереди посреди равнины возвышался Стерлингский замок. Дэниел не собирался заходить на территорию замка. Ему там делать было нечего. Толпы туристов, видимые даже с этого расстояния у входа в замок, вызывали одно лишь неприятие. Дэниел всегда старался избегать людных мест, сейчас же, после того, что с ним произошло, и подавно. Любого человека Дэниел начал воспринимать как врага, поэтому завидев издалека фигуру человека, он сворачивал в сторону в поисках обходного пути. Дэниел чувствовал странное отторжение ко всему человеческому роду. Такое отторжение могло бы испытывать дикое животное. Дэниел не был диким животным, да и вообще животным он не был, по крайней мере, ему так казалось. Несмотря на то, что его нынешнее тело было телом самого что ни на есть настоящего животного, в частности кота, разум его был человеческим. Именно это обстоятельство заставляло Дэниела считать себя больше человеком, чем животным. Только вот была одна проблема: в глазах других людей он был самым настоящим животным, если быть точнее, то котом породы скоттиш-фолд с редким тигровым окрасом. Поэтому встречаться с людьми Дэниелу совершенно не хотелось. В его памяти ярким метеором горели воспоминания о недавнем прошлом, в котором он испытал от человека больше боли, чем радости. Человек был слишком жестоким существом, чтобы желать с ним встречи. Избегать любой встречи с человеком - вот какой была главная задача у Дэниела. Дэниел знал, там, где человек, там страдания и боль, где нет человека - счастье и свобода. Сейчас Дэниел хотел лишь одного - добраться до Лох Ломмонда и там затеряться среди гор и лесов. К сожалению, Лох Ломмонд не был совершенно безлюдным местом, хватало там и туристов и местных, но его территория была огромной, поэтому Дэниел нисколько не сомневался, что ему удастся найти там для себя подходящее убежище. В любом случае, этот вариант нравился Дэниелу больше, чем дикие пустоши Хайленда. Там людей было мало, но вот расстояние, которое стоило преодолеть было слишком большим для небольшого коротколапого животного.

   Дэниел свернул с дороги и побежал через поляну к видневшемуся неподалеку кладбищу Балленджех. Кошачьи лапы мягко и бесшумно касались земли, укрытой зеленым травяным ковром. С семенящего шага Дэниел перешел на бег прыжками, затем снова сбавил темп. В какой-то миг он почувствовал, как его охватывает волна невероятного удовольствия от осознания совершенства его нового тела.

   - Черт! Да оно действительно лучше, чем предыдущее! - подумал Дэниел, ощущая гибкость, легкость и грацию кошачьего тела. - А если бы я мог разговаривать, было бы вообще замечательно. Хотя зачем мне это умение? С кем я собрался разговаривать? С собой? Ну, для этого речь мне совершенно не нужна.

   Дэниел обогнул стороной кладбище Балленджех и устремился дальше к Балленджех-роуд. Теплые лучи солнца нежно касались кошачьего тельца, заботливо одаривая его теплом и пробуждая чувство непонятной радости в груди. Дэниел почувствовал, что улыбается. Внутренне. Внешне его кошачья улыбка больше походила на оскал. Так мог бы скалиться тигр при виде жертвы.

   Добежав до Балленджех-роуд, Дэниел остановился. Слева к небу возносился каменный утес со Стерлингским замком наверху. Утес казался Дэниелу гигантским кораблем, бороздившим просторы Стерлигской равнины. Для того чтобы увидеть Стерлингский замок Дэниелу пришлось здорово запрокинуть голову. Глядя на утес и на замок, его венчающий, Дэниел чувствовал, как в груди рождается нечто сродни благоговению. Сердце затрепетало, по телу пробежалась мелкая дрожь. Дэниел даже не заметил, как рот его приоткрылся и округу наполнило тихое восхищенное мяуканье. Дэниел за свою жизнь видел Стерлингский замок не одну тысячу раз, но, как помнил, не испытывал ничего даже близко похожего на то чувство, что ожило в его груди в эти минуты.

   Неизвестно, сколько Дэниел еще простоял бы, созерцая красоту Стерлингского замка, если бы не собачий лай, раздавшийся совсем рядом. Сначала Дэниел не придал ему большого значения. Но по мере приближения собачьего лая, у Дэниела в груди все больше и больше росло беспокойство. Чувствуя раздражение, Дэниел отвернулся от Стерлингского замка и посмотрел в сторону лающих собак. Лай доносился со стороны Бэк О'Хилл-роуд, невидимой из-за небольшого подлеска, раскинувшегося по обе стороны от Балленджех-роуд. Дэниел поднялся на задние лапы, чтобы дальше видеть. Тревога ворвалась в его сознание, требуя к себе пристального внимания. Дэниел окинул взглядом округу, не понимая причины тревоги. Собак он не боялся, даже бездомных. Не раз бросал в них камни. Дэниел осмотрелся в поисках камней. Так на всякий случай. Собаки разные бывают, и бешенные, и не очень.

   Из-за деревьев выбежала стая собак и побежала в сторону кладбища Балленджех. Дэниел поднялся на задние лапы и замер сусликом. Ближайшая к Дэниелу собака повернула голову, заметила его и залаяла. В тот же миг все собачьи головы обернулись к Дэниелу. Глаза собак зарыскали вдоль Балленджех-роуд. Заметив кота, собаки издали многоголосый лай и понеслись к нему. Дэниел опустился на передние лапы и озирнулся в поисках камней. Камней было предостаточно.

   - Безмозглые собаки, - Дэниел ухмыльнулся и направился к ближайшему булыжнику. - Похоже кое-кого надо проучить.

   Дэниел потянулся за камнем и вздрогнул, когда вместо привычной руки увидел кошачью лапу. - Черт! Я же кот! Опять забыл. Когда-то такая забывчивость может мне дорого обойтись, или даже стоить жизни. Чертов человеческий разум. Как я могу думать о себе, как о животном, если разум у меня чело...? - Дэниел замер и посмотрел в сторону приближающихся собак. - Я - кот. Они - собаки. Собаки и коты ненавидят друг друга, а если так, то... Деру!!! - кто-то завопил внутри Дэниела. - Паскудство! Они же разорвут меня на части!

   Дэниел прыжками понесся вдоль дороги. Сзади несся собачий лай. Холод ворвался в сознание Дэниела, когда он понял, что лай не отдаляется, а, наоборот, приближается.

   - Точно разорвут! Дурацкие кошачьи лапы! - в эти секунды безумной гонки кошачье тело с короткими лапами уже не казалось Дэниелу великолепным. Строение тела собак, как и длина их ног, было намного лучше приспособлено к бегу, чем кошачье, особенно на большую дистанцию. Дэниел чувствовал, как выдыхается. Дыхание сбилось. Мышцы на ногах заныли, жалуясь на выпавшую им горькую участь. С сожалением Дэниел понял, что изнеженное, не знавшее улицы, тело Тайги если и способно бегать то, только на кухню к миске с кормом или в туалет к судку.

   - Нет, нет. Я не хочу умирать. Не хочу!!! - Дэниел почувствовал, как холод когтистой лапой ухватил за сердце.

   Слева показались дома. Между ними Дэниел заметил проход, свернул туда и выбежал на поле. Слева возносился Замковый холм со Стерлингским замком на вершине, справа, в отдалении виднелась Раллок-роуд.

   Дэниел понесся вперед, с ужасом осознавая трагичность ситуации, в которую попал. Лай слышался совсем рядом. Похоронным маршем звучал он в ушах Дэниела, заставляя трепетать сердце от страха. Ох, как неприятно было ощущать себя жертвой. Ужасно неприятно! Дэниел боялся обернуться. Ему казалось, что зубы собак вот-вот вонзятся ему в спину. Он уже чувствовал боль, которая должна была взорвать его сознание с секунды на секунду. Его шерсть щетинилась от одной мысли, что совсем скоро тигровый окрас станет темно-красным от крови, бегущий из страшных ран, нанесенных собачьими клыками. Дэниел чувствовал, что это произойдет и совсем скоро. Лапы готовы были в любую секунду отказать. Сердце безумно колотилось, грозя разорваться и забрызгать кровью всю округу. Воздуха не хватало. Легкие жгло огнем.

   - Я не могу..., - мысли в голове Дэниела носились, как безумные. - Больше не могу... Мне больно... Лапы... лапы отваливаются. Я их уже совсем... не чувствую. Умереть... Лучше умереть, чем терпеть эту боль... Горлом кверху... Упасть... Тогда будет не больно... Наверное... Клыки вонзятся в горло и все... Тогда будет все...

   Дэниел готов уже был грохнуться на мягкую траву и застыть в ожидании быстрой смерти. И все же что-то в груди удерживало его от этого шага. Лапы, как и прежде, возносили тело вверх, бросали вперед, стараясь унести прочь от опасности. Жажда жизни все никак не желала покидать это маленькое кошачье тельце.

   - Чертов инстинкт самосохранения, - Дэниел почувствовал, как страх начал уступать место злости. - Здохнуть и все! Конец мучениям. Зачем ты только нужен? Тупой инстинкт! Тупой пережиток прошлого! Не даст умереть!

   По правую сторону от Дэниеля панорама поля слилась в одну сплошную линию, по левую мелькали деревья Замкового холма. Едва взгляд Дэниела зацепился за деревья, в тот же миг в его груди затеплилась надежда.

   - Как только мне это раньше в голову не пришло! - сознание Дэниеля заполнил поток мыслей. - Я же кот, а где коты прячутся от собак? На деревьях!

   Словно второе дыхание открылось в груди Дэниеля. Лапы наполнились новыми силами, боль в груди поутихла, надежда окрепла. Дэниель рванул к ближайшему дереву, высокому ильму. Дэниел не думал о том, как он взберется по его вертикальному, без единого сучка, стволу. Главное было до него добраться, а там видно будет. Если разум у него человеческий, то тело - кошачье, с цепкими острыми когтями на пальцах. Нижние ветви дерева находились метрах в двух от земли, не так уж и много для кота, правда, для кота полного сил, а не едва ли не издыхающего от перенабряжения всех членов.

   Добежав до подножия Замкового холма, Дэниел начал прыжками взбираться вверх по склону. Пять метров до вожделенного дерева... четыре... два... Дэниел рванул к дереву. Тело взмыло вверх, когти выскользнули из пазух и вонзились в ствол дерева. Где-то за спиной раздалось клацание зубов. Но Дэниел ничего не замечал. Все его внимание сосредоточилось на том, чтобы удержаться на стволе, и не просто удержаться, а взобраться по нему наверх, к нижней ветви, обещавшей безопасность и отдых в тени раскидистой кроны дерева.

   Дэниел напряг мыщцы на задних лапах, прижался к стволу и выбросил тело вперед, затем снова и снова. Мышцы ныли от перенапряжения. Рот пересох. Было невероятно жарко. И тем не менее, Дэниел снова и снова бросал тело вверх, карабкаясь по стволу, подальше от воя, несшегося снизу, поближе к безопасности. Наконец-то, обессиленный, но довольный Дэниел втащил тело на нижнюю ветку дерева, обхватил ветку лапами и свесил голову вниз. Улыбка тронула его губы. Стая собак бесновалась внизу, жадно пожирая кота глазами. Дэниел насчитал семь собак в стае. К своему удивлению среди них он узнал немецкую овчарку и колли. А он-то думал, что за ним гнались дворняги.

   - На кой черт заводить собаку, чтобы ее потом выгнать на улицу? - подумал Дэниел, наблюдая за собаками. - Глупые люди.

   Лай под деревом стоял невероятный. Дэниел хотел было подняться на ноги и прогуляться по ветке, дабы подразнить собак, но сил подняться уже не было. Дэниел закрыл глаза. Легкий ветерок шелестел листвой, шевелил шерсть на спине, приятно лаская измученное тело.

   - Какое блаженство, - Дэниел открыл глаза. - Как хорошо, что я не сдался. А ведь мог. Глупый. Тогда бы я не почувствовал такого удовлетворения, как сейчас. Никогда не думал, что боль и страдания могут привести к такому невероятному удовлетворению. Как приятно. Чертовски приятно. Будто заново родился.

   Дэниел оторвал взгляд от собак и устремил его вперед, туда, где возвышался холм, покрытый островками вереска. На этом холме находился Стерлингский гольф-клуб. Но гольф-клуб Дэниела совершенно не интересовал, да и не любил он никогда гольф. Просто возле холма Раллок-роуд вливалась, словно приток в реку, в Дамбартон-роуд, та уходила вдаль, прочь от Стерлинга, к Лох Ломонду.

   Тишина под деревом заставила Дэниела опустить глаза вниз. Собаки перестали лаять. Взгляд их скользил по полю и упирался в машину, ехавшую по Раллок-роуд. Проехав с десяток метров, машина свернула на поле и потащилась к Замковому холму, прямо к тому месту, где собаки сторожили кота. Собаки почувствовали неладное. Кто-то залаял, кто-то заскулил, кто-то отбежал от холма с видимым намерением смыться отсюда как можно быстрее. Только то, что основная часть стаи все еще была возле дерева и напряженно вглядывалась вдаль, не позволяла остальным спастись бегством от странного ворчащего металлического чудовища.

   Машина остановилась метрах в пятидесяти от Замкового холма. Теперь Дэниел мог рассмотреть ее. Фургон, выкрашенный в желто-зеленые цвета. С боку виднелась надпись. Что именно было написано на фургоне Дэниел разобрать не смог. Наблюдая за машиной Дэниел вспомнил, что раз или два уже видел такие фургоны. Правда, что это были за фургоны он не знал.

   Мгновение спустя из машины вышли двое мужчин в желтых камбинезонах. Они о чем-то разговаривали, то и дело бросая взгляды в сторону собак. Затем один из них направился к задним дверцам фургона. Когда вернулся, в руках у него Дэниел заметил два каких-то длинных предмета, очень похожих на ружья.

   Дэниел посмотрел на собак. Те, казалось, расслабились. Многие из них улеглись в тени дерева и высунули языки. Частое дыхание собак было таким громким, что даже Дэниел, лежавшей на ветке в нескольких метрах от них, слышал его. Но некоторые из собак, здоровенная немецкая овчарка и одна небольшая дворняга, навострив уши, продолжали рассматривать пришельцев.

   Внезапно овчарка взвизгнула, завертелась волчком, зубы заклацали, пытаясь ухватить что-то торчавшее в боку. Не прошло и полминуты, как ноги овчарки подкосились и она, скуля, повалилась на землю. Глаза собаки закрылись, тело замерло. За овчаркой завизжала дворняга, за ней еще одна и еще.

   Дэниел пробежался взглядом по полю до машины.

   - Догхантеры! - догадался Дэниел. - Ловцы бездомных собак.

   Еще одна собака взвизгнула, прежде чем другие сообразили, что с парочкой двуногих что-то не так и пустились наутек. Но убежать удалось только одной собаке, маленькой рыжей дворняге с коротким хвостом и безволосым тельцем. Другие же собаки остались лежать там, где их настигла пуля догхантера.

   - Вот вам! - обрадовался Дэниел. - Будете знать, как охотиться за кошками! Теперь будете охотиться за кошками на небесах.

   Дэниел поднялся на ноги. Откуда ни возьмись появились силы. Возможно стоило сказать "спасибо" отдыху, который наполнил кошачье тело новыми силами. Дэниел посмотрел на тела собак взглядом полным презрения и собственного превосходства.

   - Жалко, что не я лично пристрелил вас. С каким бы я удовольствием это сделал.

   Шум двигателся привлек внимание Дэниела. Машина догхантеров тронулась с места и поползла к собакам, устлавшим телами подножие Замкового холма. Дэниел уселся на задние лапы и принялся наблюдать за машиной. Та остановилась возле тела немецкой овчарки. Из машины показались два догхантера.

   - Смотри какой здоровый, - кивнул на тело собаки один из догхантеров, молодой, не больше тридцати лет, шарокоплечий, невысокий, с круглым лицом и золотистыми волосами.

   - Да, хор-рош, - согласился второй догхантер, внешним видом походивший на флешера, краснолицый, темноволосый, с руками-граблями. - На таком и заработать можно хор-рошо. Продать кому.

   - Ну да. Пастухам из Хайленда.

   - Вот-вот. И я про это.

   - Надо подумать над этим. Но потом, - светловолосый распахнул задние дверцы фургона и достал из машины металлическую клетку, бросил на землю, открыл, наклонился и ухватил овчарку за передние лапы. - Помоги-ка мне этого кобеля в клетку забросить.

   Темноволосый схватил собаку за задние лапы и двоем с напарником запихнул ее в клетку. Остальных собак постигла таже участь, не прошло и десяти минут, как все собаки были помещены в клетки, которые затем сложили в фургон. Покончив с собаками, догхантеры облокотились о капот машины и закурили.

   - Шон, - темноволосый повернулся к светловолосому. - Будем ехать в приют, завернем ко мне домой.

   - Эт зачем, Рон? - светловолосый харкнул и сплюнул слюну на землю, затем засунул сигарету в рот и принялся попыхивать.

   - Я все думаю про дойча, - темноволосый кивнул куда-то назад, после чего принялся чесать моливший о бритье подбородок. - Такую собаку жалко усыплять. Да и шелти хорош. За них можно хорошо выручить. Предлагаю оставить их у меня дома, остальных отвезем в приют. Сам знаешь, стоит только привезти пса в приют, его сразу регистрируют, а после этого попробуй продать. С работы могут погнать. А я рисковать работой не хочу. Сам знаешь, кризис хренов по миру гуляет. Продадим кобелей, деньги поделим. И все будут довольны. И мы и собаки, - темноволосый осклабился и подмигнул товарищу.

   - Да я и не против совсем, - отозвался Шон. - В наше время деньги лишними не бывают. Правду говоришь, кризис по миру гуляет, деньжат искать заставляет, - Шон рассмеялся.

   - Складно-то как говоришь, - ухмыльнулся Рон. - Прям как Бернс.

   - Ато, - хмыкнул Шон. - А ты, и вправду думаешь, что этих собак, как и всех предыдущих тоже решат усыпить?

   - А хрен их знает. Слышал, усыпление зверушек скоро уже не в моде будет.

   - Думаешь, все эти разговоры про стерилизацию больше, чем слухи?

   - Думаю, да. В современном мире и у животных права появились. Гуманность требует человеческого к ним отношения. Вот и будут зверушек стерилизовать, а затем на волю отпускать. Живите родимые, только вот о потомстве забудьте.

   - Не сказал бы, что это более гуманно, - Шон сплюнул и отбросил окурок в сторону.

   - Кто его знает, что гуманно в нашем мире, а что нет, - Рон пожал плечами. - Не наше это дело, о гуманности говорить. Нам надо работу выполнять. За нее-то нам деньги и платят. Пора ехать. Прыгай в кабину.

   - Тут ты прав. Гуманность - не наша забота, - Шон развернулся и двинул к дверце кабины.

   Рон докурил сигарету, скомкал окурок и бросил под ноги. Наступив на окурок, он вдавил его в землю и собрался последовать примеру напарника, когда замер, услышав шипение.

   Дэниел слушал разговор догхантеров. С каждым новым словом, сказанным кем-то из догхантеров, настроение его портилось. Собаки оказывается живы, а он-то думал, что они понесли заслуженное наказание и теперь будут кормить червей. Недовольное шипение вырвалось из груди Дэниела. Вот именно это шипение и услышал один из догхантеров, Рон.

   Едва шипение достигло его ушей, он поднял голову в поисках источника звука. На лице догхантера отразилось удивление, когда среди зеленой листвы он различил комок шерсти.

   - Вот те на! - воскликнул светловолосый, поворачиваясь к товарищу, топтавшемуся у передней двери машины со стороны пассажирского сиденья. - Эй, Шон! Ты глянь кто у нас тут. Скотиш-фолд как я посмотрю.

   Темноволосый поднял голову и устремил взгляд на дерево.

   - Так вот кого они сторожили, - кривая улыбка тронула губы Шона. - Кота на дерево загнали. Скотиш-фолд говоришь? Ага, кажись, правда, он. Ошейник видишь? - Шон повернулся к Рону.

   - Нет. Бездомный получается. Что ж придется забрать с собой. Красивый, черт! Только вот, если бы не скотиш-фолд, можно было бы и себе оставить, а так каждый второй их брат попадается.

   - А ты что хотел? Как-никак наш, родной, шотландский. Я бы удивился, если бы нам все время персы попадались. Надо снять его с дерева.

   - Я за ним точно не полезу, - Рон запрокинул голову и посмотрел на кота. - Давай, неси петлю и сачок.

   Дэниел сидел на ветке и наблюдал за догхантерами. Про собак он забыл, едва услышал о том, что догхантеры решили и его с собой забрать.

   - Ну уж нет, - подумал Дэниел, вскакивая с места. - Я с вами ехать никуда не собираюсь. Убирайтесь к черту!

   Шерсть на спине кота встала дыбом, морда исказилась от гнева. Шипение снова вствревожило округу.

   - Эй, Шон, - Рон обернулся в поисках товарища. - А клиент-то наш агрессивный. Давно небось по помойкам шастает. Одичал.

   - А мы его сейчас быстро приручим, - Шон выглянул из-за фургона.

   Спустя мгновение он появился держа в руках большой сачок и раскладной шест с петлей на конце.

   - Держи сачок, - Шон протянул сачок Рону. - А я ему петлю на тело закину.

   Спина Дэниеля изогнулась и сердитое шипение понеслось к догханетрам, когда он увидел орудия труда догхантеров.

   - Идите к черту! - шипел Дэниел. - Убирайтесь похорошему!

   Дэниел затрясся от страха. Если его поймают, можно забыть о свободе, Лох Ломонде, а может даже и о жизни, если решат его усыпить. Нет, он не должен попасться в руки к этим живодерам. Дэниел завертел головой в поисках спасения. Путь вниз был отрезан догхантерами, оставался путь наверх или... Дэниел посмотрел по сторонам. Рядом росли деревья, можно попробовать перебраться на одно из них, по нему спуститься на землю и бежать, бежать, пока опасность не останется далеко позади.

   Дэниел почувствовал, как что-то коснулась шерсти. Взгляд брошенный в сторону сообщил о петле, бесшумно подбиравшейся к жертве.

   - Нет!!! - завопил Дэниел, отскакивая в сторону. - Не дамся!!!

   Петля, словно на привязи понеслась за котом. Кошачья лапа взметнулась вверх и нанесла удар по противнику. Дэниел зашипел и запрыгнул на ветку повыше, после чего принялся ошалело выискивать глазами путь к дальнейшему отступлению.

   - Что б тебя! - чертыхнулся Рон, отводя шест с петлей в сторону. - Не дается, зараза.

   - Уж больно дикий, смотрю, - отозвался Шон, держа сачок наготове. - Заберется выше, тогда мы его точно не достанем. Пойду-ка возьму игрушку посерьезнее.

   Рон бросил сачок на землю и двинулся назад к фургону. Но Дэниелу было уже не до него, петля снова начала приближаться, медленно и неотвратимо, как злой рок. Дэниел снова нанес удар лапой, но это скорее был жест отчаяния, он сколько угодно мог молотить по петле, но она была всего лишь инстументом в руках, державшего ее человека.

   Дэниел переметнулся на другую сторону ильма, вскочил на длинную ветвь и побежал по ветке, надеясь с нее перескочить на другое дерево.

   - Рон, ты где там?! - донесся до Дэниела взволнованный голос Шона. - Давай скорее сюда! Кот убегает!

   - Ага! Не ожидали? - обрадовался Дэниел и быстрее начал перебирать лапами, правда, ближе к окончанию ему пришлось остановиться, ветка сужалась и начинала раскачиваться под его весом. Дэниел посмотрел вниз. Не далее как в метре от него начиналась ветвь еще одного ильма. Можно было бы попробовать прыгнуть, если бы не было так страшно. Дэниел попытался взять себя в руки.

   - Надо успокоиться и прыгать, - сказал себя Дэниел. - Ты сможешь. Главное, не бояться.

   Только вот подумать было значительно легче, чем сделать.

   - Интересно, настоящие коты тоже боятся прыгать с ветки на ветку? Давай, прыгай. Ты же не хочешь попасть в руки к этим живодерам? - Дэниел поджал задние лапы, собираясь с духом перед прыжком.

   Мышцы лап толкнули тело вперед как раз в тот миг, когда что-то острое вонзилось в бок Дэниела. Приземлившись на соседнюю ветку, Дэниел почувствовал, как в голове начал сгущаться туман. С каждой секундой тело слабело все больше, будто кто невидимый помпой откачивал из него энергию.

   Дэниел тряхнул головой. Не помогло. Туман стал плотнее. Струи извивались в голове, словно потревоженное кубло змей. Очень сильно хотелось спать. Дэниел чувствовал, как слипаются глаза. Сопротивление было бессмысленным. Веки отяжелели, налились свинцом. Из последних сил Дэниел обхватил лапами ветку, чтобы удержаться на ней и не отправиться в свободное падение к земле. Но лапы отказали ему. Дэниел почувствовал, как тело заваливается на бок.

   - Ну и черт с ним, - подумал Дэниел, проваливаясь в темноту. - Я хочу спать.


Побег | Перевоплощение | Приют



Loading...