home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Драконьи прихоти

Удар меча последовал так быстро, что парировать его было невозможно. Нандалее отпрянула, ее противник продолжал наступать. Эльфийке удалось отвести клинок, но равновесие она потеряла. Нодон безжалостно воспользовался возможностью и нанес удар.

Нандалее упала, и едва она оказалась на полу, как горла ее коснулось острие меча. Клинок надавил на нежную кожу у самой впадинки в основании шеи. По стали побежала капля крови.

— Довольно! — послышался голос Темного.

Нандалее с трудом переводила дух. Прошло несколько дней с тех пор, как она вышла из драконьей пещеры под пирамидой. Дней, заполненных тренировками, поскольку Темный решил, что ее умение фехтовать далеко еще не соответствует требованиям, предъявляемым к драконникам. Он нашел для нее мастера меча, который был по меньшей мере так же ужасен, как Айлин. Еще один, которому нравилось задевать ее.

Лежа на полу, Нандалее ощупала шею. В ней закипал гнев. Нодон сражался не как учитель фехтования. Он вел себя так, словно она была его смертельным врагом. Он постоянно ранил ее. Наносил маленькие, поверхностные раны. Но он хотел видеть ее кровь.

— Она ужасно работает ногами, — объявил ее наставник. — Я знаю кобольдов, которые двигаются изящнее, выгребая свиной хлев! Из нее никогда не выйдет хорошая мечница. Вам следует отослать ее обратно к дикарям Карандамона.

— Давай как-нибудь померяемся силами в стрельбе из лука, — негромко прорычала она.

— Это искусство совершенно не годится, — высокомерно ответил тот. — Никто из драконников не пользуется луками. Мы убиваем с мечом в руке. Лучники — трусы, которым не хватает смелости встретиться с врагом лицом к лицу!

— А мечники — идиоты, которые погибают, в то время как лучники выполняют миссию.

— На каком опыте основана эта фраза, храбрая героиня лесов?

— Чтоб в тебя молния попала, когда ты будешь срать!

Делая нарочито оскорбленный вид, Нодон положил руку на грудь.

— Какая сила в твоих словах! Поистине трогательно. Думаю, благодаря неуклюжему шарму твоей поэзии ты будешь иметь большой успех при дворах Аркадии. Тебе следует стать поэтессой. Я прощу тебя, если твоя рука отныне будет тянуться исключительно к перу, но не к мечу.

Однажды моя рука коснется оперения стрелы, и ты узнаешь, как луки торжествуют над мечами, в ярости подумала она. Какая прихоть природы — позволить такой куче дерьма иметь такой благородный облик! Здесь, в саду Ядэ, он всегда был рядом с Темным. Впрочем, эльф всегда держался на расстоянии примерно десяти шагов. Она одна могла приближаться к старейшему из небесных змеев настолько, что могла коснуться его рукой. Может быть, именно это и было одной из причин того, что Нодон не упускал ни единой возможности обидеть ее. Она превосходила его в чем-то, хоть и не могла объяснить себе, почему пользуется такой привилегией. Мысль об этом заставила ее улыбнуться.

— Вставай! Наш урок фехтования еще не окончен.

Нандалее подняла меч и раздраженно поглядела на Нодона.

В нем было что-то кошачье. Дело было не только в том, как он двигался, дело было и в его непредсказуемости. Он объяснял ей что-то и посреди объяснения начинал атаковать. Словно кошка, которую гладишь, а она вдруг выпускает когти. При этом у него не было необходимости в подобных играх. Он и без того многократно превосходил ее.

Столь же странной, как и его поведение, была и внешность эльфа. Он был очень мелким, даже немного ниже ее. Свои белокурые, почти серебряные длинные волосы он носил распущенными. Одевался Нодон во все красное. А потом его глаза. Именно из-за этих глаз он казался не просто необычным, а жутким. Они были совершенно черными — не различить ни зрачка, ни радужки, ни белка. От прикосновения этого взгляда Нандалее каждый раз вздрагивала. Никогда прежде она не видела у эльфа подобных глаз.

Он поднял свой меч в приветствии фехтовальщика, и Нандалее встала в основную стойку. Она была начеку, потому что обычно он не начинал их маленькие поединки с таких формальностей. Внезапно она вспомнила Айлин и то, как отделала ее мастер меча в первый же день в Белом чертоге. Может быть, дело в ней, что учителя постоянно обращаются с ней подобным образом?

Нодон сделал обманный выпад в голову. Нандалее подняла меч. Слишком медленно. Когда мастер меча изменил направление движения, она уже не могла на него отреагировать. Он плашмя ударил ее мечом по бедрам, и от боли у Нандалее на глаза выступили слезы.

— Мертва, девочка, — презрительно произнес он. — В семнадцатый раз за сегодня, — затем он обернулся к Темному. — Ее мастера меча следовало бы бросить в темницу! Она не умеет ничего, кроме как сносить побои. Теперь, когда я вижу это, я уже не удивляюсь тому, что его ученицы регулярно погибают во время своих миссий. Его следовало бы изгнать из Белого чертога!

— Против кого вы сражаетесь? — спокойно поинтересовался Темный, наблюдая за улетающими к лесу бабочками. — Против Нандалее или против Гонвалона?

Нодон вложил свой меч обратно в ножны и склонился перед Темным.

— Прошу прощения! Я забылся.

— Сегодня ваши услуги больше не нужны. Мы будем рады видеть вас завтра для нового урока фехтования.

Драконник снова поклонился. На лице его не отражалось ничего. Сколь несдержан он был в бою, столь же совершенно удавалось ему владеть собой вне сражений. Он пугает, подумала Нандалее, радуясь тому, что он ушел. Впрочем, ушел он не очень далеко. Он занял свой пост. Эльф командовал драконниками, сторожившими сад Ядэ в крепости, скрытой высоко в горах. Он никогда не уходил далеко. Это мешало Нандалее. Ей нужно было побыть одной.

Темный положил ей руку на плечо. Его прикосновение было ей неприятно. Все дело в эльфийском облике. У нее было такое чувство, что ее обманывают, когда он находился рядом с ней в этой личине. Он скрывал правду за столькими заклинаниями. Она знала, как по-настоящему выглядит когтистая лапа, которая ее касалась. Какой у нее вес. Она хотела видеть его таким, каким он есть. Не такое искажение! Единственным плюсом эльфийского облика было то, что он говорил с ней нормально и его голос не вгонял в ее голову раскаленные стрелы.

— Сегодня вы в очередной раз удивили меня, Нандалее. Я опасался, что Нодона постигнет та же участь, что и Сайна. Но совершенно очевидно, что вы уже не та гневная талантливая эльфийка, которую обучал Парящий наставник два года назад.

Значит, он проверял ее! Вот зачем эти уроки фехтования. Может быть, он даже приказал Нодону настолько сильно злить ее.

— Я рада, что не разочаровала тебя, — не моргнув и глазом, солгала она.

Он рассмеялся.

— Не забывайте, что мне не нужно читать ваши мысли, чтобы знать, что говорите вы совершенно не то, что думаете, милая моя.

— Если ты и так знаешь, что я думаю, то зачем со мной вообще разговариваешь? Разве тебе не скучно постоянно получать подтверждение своих предположений?

Он остановился. Его рука соскользнула с ее плеча.

— Языком вы владеете намного лучше, чем мечом.

Она поглядела на него краем глаза. Он казался расстроенным. Старейший из драконов. Наместник этого мира. Неужели она совершенно спятила, раз связывается с ним? Когда он стоял перед ней в облике эльфа, она слишком легко забывала о том, что он настоящий хищник. Чудовище, способное уничтожить ее одним-единственным ударом когтя. И, вдобавок ко всему, он капризен. Эльфийка никогда не знала, в каком он настроении. Нужно быть осторожнее, подумала она, понимая, что именно его почти полная непобедимость снова и снова заставляет ее оказывать сопротивление.

— Скука… — задумчиво произнес он. — Вы практически угадали, госпожа Нандалее. Моя жизнь преподносит очень мало сюрпризов, я могу читать мысли каждого. Это противоречит хорошим манерам и иногда происходит непроизвольно. И именно тогда, когда кто-то хочет скрыть от меня свои мысли, я ощущаю их особенно ясно. Как будто он выкрикивает их мне в лицо. И только у вас — молчание. Мрак. Вы провели здесь уже столько недель, но я по-прежнему не знаю вас. А что касается ваших упреков… Да, я изучаю вас. Было важно увидеть, что вы изменились. Что ваш гнев уже не проявляется в разрушительных заклинаниях, ускользающих у вас из-под контроля. У меня на вас большие планы!

— Нодон знал, какой опасности подвергался?

— В этом не было необходимости. Это знание лишь мешало бы ему, — Темный улыбнулся. — Его действия очень предсказуемы.

— И когда-нибудь в будущем я буду для тебя вроде него? Фигурой на игровом поле, которая даже не осознает, что ее направляет чужая воля. Которая думает, что просто живет своей жизнью.

— Это ниже вашего уровня, милая моя.

— Уровня? Это еще что такое?

Он вздохнул.

— Уровень — это то, чего нужно достигать. Его достигают, когда превосходят самого себя. Поднимаются на новую ступень.

— Ты забыл, что я дикарка из Карандамона? От нас всего можно ожидать. К примеру, того, что во время долгих зим мы убиваем и съедаем своих детей. Но уровень… Нет, уровню не место в глуши!

Его небесно-синие глаза сверкнули, словно из-за туч выглянуло полуденное солнце.

— Может быть, именно это я и ищу? Эльфийку дикую, упрямую и самобытную. Вспыльчивую. Умеющую ранить по-разному. Слишком опасную даже для своих наставников. Более того, даже для самой себя.

Она в недоумении смотрела на него. Неужели он именно так о ней думает? Разве она для него не просто непредсказуемая, довольно забавная дурочка? Плюс щепотка острых ощущений, чтобы было не слишком скучно? Неужели она действительно настолько несдержанна? По-прежнему представляет опасность для себя и других? И в первую очередь… Обладает ли она силой ранить его.

— А, еще забыл. Она напрочь лишена чувства юмора! — Он улыбнулся. — В самый раз для меня. Бальзам на мою запыленную душу.

Так это была шутка? Нандалее не поверила ему. Было что-то такое в его манере говорить, что раздражало ее. Все чаще. Вот только она не могла подобрать этому определения. Лучше быть начеку.

— Можно мне пойти поискать кое-какие дикие цветы? Одной?

Темный посмотрел на нее, словно ястреб на зайца, которого держит в своих когтях. Кивнул. Она может идти, но о побеге лучше не думать, вот что это значило.

Что она, конечно же, все же сделает!


О великой войне | Логово дракона. Обретенная сила | Ошибка