home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


После праздника

Голова у Галара гудела, словно осиное гнездо. Он чувствовал головокружение, несмотря на то что все еще пребывал в горизонтальном положении, и дышалось ему тяжело. Некоторые битвы не так ужасны, как утро после подобного праздника, отстраненно подумал он. Заморгав, карлик огляделся по сторонам. Прошло некоторое время, прежде чем он убедился, что находится в своей мастерской. Повсюду лежали рога для мета, и этот запах… Ни с чем не спутать. Кобольдский сыр! Вообще- то он уже привык к нему… Но похмелье после бурной ночи может принимать странные формы. Внезапно запах стал ему неприятен. Более того, ему стало по-настоящему дурно.

Вздохнув, он сел и стиснул зубы. Стояла поразительная тишина. Только привычное негромкое бульканье различных дистиллятов. Неужели он здесь один? Он смутно припоминал ревущую толпу непьянеющих товарищей, спустившихся вместе с ним в мастерскую. Некоторые особо пьяные еще той же ночью уползли в соединительный туннель. Чтобы во сне не задохнуться от здешнего запаха, сказали они. Слабаки, подумал Галар.

Он поглядел на то, на чем лежала его голова. Кобольдский сыр! Карлик не сдержал усмешки. Кто бы ни сделал это, у него было чувство юмора. Понадобится не один день, чтобы убрать этот запах из волос. И то, если у него дойдут руки до мытья головы.

Он наморщил лоб. Проклятая головная боль! Нет, он не станет мучить себя мытьем головы. Да и зачем? За женщинами он не бегает. Так что можно полностью оправдать свое прозвище. Он давно знал, что за глаза его называют Пахучим.

Кончиками пальцев Галар принялся массировать лоб. Проклятая головная боль. Он стареет. Он не мог припомнить, чтобы после попоек у него когда-либо бывало такое похмелье. Может быть, остальные правы и вонь кобольдского сыра ослабляет, если нюхать его слишком долго?

В мастерской горели лишь две масляные лампы. Остальные, должно быть, погасли ночью. Сколько же он спал? Галар потянулся. Его суставы хрустнули, карлику смертельно хотелось пить.

Рядом с новым дистиллятором, произведением искусства из медных трубочек и стеклянных колбочек, стоял целый ряд бокалов из-под грибного. Он слил остатки в один и залпом выпил полбокала. Во время лечения нельзя привередничать! Вкус выдохшегося варева усилил ощущение ворсистости на языке, но головная боль вскоре должна отступить.

Взяв курс на большой медный котел с наддувом в дальней части пещеры, он поплелся к колодцу. При этом ему пришлось переступить через несколько луж блевоты.

Это ж невозможно, чтобы маленький безобидный праздник приводил к таким последствиям! Однажды он займется исследованиями более легкоусвояемого грибного. Напитка, которым можно наслаждаться, сколько хочешь, не чувствуя себя на следующее утро таким больным.

Он подошел к колодцу, расположенному посреди его мастерской, собираясь сунуть голову в ведро с холодной водой. Ведро, конечно же, оказалось пустым. Галар задумчиво поглядел в темную глубину. Много лет назад, когда он в очередной раз поссорился с безмозглыми писарями, бюрократами, которые управляли Глубокой шахтой от имени горного короля, ему стало ясно, что его пещера — ловушка. Если они пошлют своих судебных приставов, чтобы схватить его, отсюда бежать будет нельзя. Тогда он перелез через край колодца и начал выдалбливать в скале потайную нишу. Он не говорил о ее существовании никому. Еще одно преступление против законов горного короля, ибо о каждом туннеле, даже о крохотной стенной нише необходимо было докладывать и получать на нее разрешение. Он знал, что однажды они придут за ним. И если они не полные идиоты, то эти приставы заглянут и в колодец. Конечно, все дело в нем… Он слишком упрям. Слишком любит ставить себя выше предписаний. И то, что вонючий кобольдский сыр давным-давно разогнал всех соседей из этого участка горы, втайне радовало его. Он — неприспособленный уродец и гордится этим. Поэтому однажды у него будут большие неприятности…

Галар прислушался к шуму воды. Колодец питался подземной рекой, которая, должно быть, вела к гавани для угрей. Может быть, она течет через потайные гроты? Однажды он узнает. Но пока что нужно сделать кое-что поважнее! Он подошел к бочонку, стоявшему поблизости от котла с наддувом. Сущее мучение было тащить его вчера ночью сюда вниз, когда он был уже наполовину пьян. Бочонок, больше любого карлика и шире задницы первобытного быка. Его бочонок! Знак его триумфа. Ну ладно, их с Ниром триумфа. Мастер-оружейник превзошел сам себя. Вчера вечером они испробовали новую «Драконью шлюху». Это был в буквальном смысле убойный успех! Орудие было сильнее, копье обладало большей пробивной силой. Оно пронзило переднюю стенку бочонка, и хоть не пробило дальнюю стенку, но, по крайней мере, разбило в щепки клепку, в которую попало изнутри.

Это оружие заставит драконов трепетать! Они достанут этих тварей с неба и вынут из их костей магию. Появление этого оружия возвещает о начале новой эпохи! Это поняли все, кто был тогда в долине. И в первую очередь Хорнбори, который тут же произнес высокопарную речь из разряда тех, что так любят их кредиторы. Конечно, этот мешок с дерьмом обставил все так, словно это была исключительно его заслуга.

Впрочем, именно Хорнбори они были обязаны тем, что вчера был пир и что им дали просто нескончаемые запасы грибного. Позднее умники и толстосумы удалились, а праздник переместился в его мастерскую. Сюда пошли только по-настоящему матерые, и с собой они взяли изрядное количество бочонков с грибным. Это был его первый праздник за долгое время. И ему понравилось. Может быть, общение с Хорнбори изменяет его?

Галар весьма смутно помнил подробности празднества. Наряду с привычными экспериментами над тем, горит ли пук, были и более необычные эксцессы. Галар с ужасом вспомнил о том, что Нир где-то раздобыл маленький арбалет. Оружие, которое стреляет тонкими, словно иглы, болтами. Он изобрел его много лет назад, чтобы разобраться с крысами, не пробивая в них слишком больших дырок. Изобретение оказалось неудачным, поскольку большинству крыс попадание иглы не наносило вреда. Нир заявил, что это оружие словно создано для того, чтобы стрелять в ухо — конечно же, с расстояния в пять шагов! К счастью, после нескольких попаданий в брови и носы эксперимент прервали, пока никто не расстался с глазом. По крайней мере, он на это надеялся.

Карлик примирительно улыбнулся. Ему нравились подобные праздники. Но больше всего — когда они проходили не в его пещере. Он смутно помнил, что раздал несколько писем кутилам, сидевшим на корыте с водой у горна, где ему обещали за некоторое количество золота провести его к местам, где питаются драконы. Поначалу он несколько раз повелся на это. Но со временем уже по стилю писем он научился определять, что речь идет об обмане. Большинство из них не стоили даже чернил, которыми были написаны. Вздохнув, он собрал клочки бумаги и кусочки бересты, лежавшие рядом с корытом. В этом беда его народа — во время застолий они теряют всякое чувство меры! Наморщив нос, Галар склонился над корытом. Среди мятой бумаги плавали трупы утонувших мышей. Его мыши, которых он использовал для того, чтобы проверять на яд неизвестные субстанции. Вчера кому-то пришла в голову идея пустить мышей плавать наперегонки. Они заключали пари… Он потерял больше, чем просто своих мышей. Вчера, как он смутно помнил, он участвовал в этом, это казалось забавным. Должно быть, он был чертовски пьян!

Галар выругался и хотел уже было отвернуться, когда в глаза ему бросился клочок бересты, исписанный красным. Неужто долговая расписка, написанная кровью? Вчера могло случиться всякое…

Он пробежал глазами по строкам. Всего лишь дракон, облегченно подумал он. Один… Он замер. Цвет дракона был необычным. Галар перечитал. И на этот раз за подробности золото не просили. Геолог-разведчик неуклюже описывал дракона, у которого было постоянное место для обеда. Высоко в горах, в местности, где на многие мили вокруг не было поселений карликов. Охотиться там было нелегко. Только чтобы дотащить туда орудие… В принципе, все готово, чтобы расправиться с шершнем, как они насмешливо называли черно-желтого дракона, которого выбрали себе в качестве цели. Но описание, которое он держал в руках, пробудило любопытство Галара. Посмотреть на дракона не повредит. Кроме того, ему не придется убирать мастерскую. Он даст необходимые указания одному из помощников. Он еще раз пробежал глазами по строчкам. Похоже, дракон прилетает на свое место довольно регулярно. Он с ужасом подумал о том, сколько карликов уже посвящено в это дело — благодаря Хорнбори — и кому они всем этим обязаны. Это будет не охотничья вылазка, а настоящий поход. В это дело была впутана половина горы. Хорошо будет исчезнуть на пару дней и еще раз все обдумать. Может быть, они сумеют подобраться к другому дракону немного ближе? Это было бы лучше для выстрела. Да, он отправится туда и внимательнее присмотрится к тому дракону.

Галар решил взять с собой Нира. Вчерашняя идея с маленьким арбалетом вышла мастеру-оружейнику боком. Ему пришлось пережить несколько побоев. Ниру наверняка тоже хочется на некоторое время исчезнуть из горы, чтобы события минувшего вечера стали для всех участников всего лишь забавной попойкой, о которой вспоминают с ухмылкой.


Ошибка | Логово дракона. Обретенная сила | Поэзия и ложь