home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Читающий запахи

Нандалее чувствовала их. Они пока что были еще на некотором расстоянии. Двигались осторожно. Настолько осторожно, насколько это возможно для троллей. Эльфийка еще не видела их, но знала, что там идут не только охотники. Тролльские охотники обвешивались шкурами и натирали себя экскрементами мамонтов, чтобы перебить собственный запах. Некоторые даже купались перед выходом на охоту. Но своих преследователей она чувствовала отчетливо. Взгляд эльфийки скользнул на восток. Она попыталась пронзить взглядом засыпанный снегом лес. Насколько близко они подошли? Не идут ли охотники впереди добычи? Правая рука тревожно скользнула к висевшему на боку колчану.

Дуадан пристально смотрел на нее. Среди одиноких лесов он появился словно из ниоткуда. Он всегда знал, где она. Старший из ее клана молчал. Во взгляде его читалось больше, чем можно было высказать словами. Нандалее была уверена, что он тоже почуял троллей. Оба они знали, что Нандалее никогда больше не сможет вернуться в семью.

Эльфийка опустилась на колени перед Дуаданом, он мягко погладил ее по голове.

— Лиувар, — печально произнес он, не сводя с нее взгляда глаз цвета серого льда. Он был видящим, и она чувствовала, что он видит ее будущее. Между ними с самого начала установилась очень сильная связь. В ней во второй раз родилась душа его дочери. Он поведал ей об этом несколько лет назад во время совместной охоты. Он любил говорить о своей дочери, и Нандалее расспрашивала его о своем первом перевоплощении. Эльф был немногословен. Сказал, что ничего об этом не знает. И она почувствовала, что он ей солгал. Единственный раз.

— Я покончу с враждой, — бесцветным голосом произнесла Нандалее. Она знала, что не сумеет уйти от троллей. Если немного повезет, она сумеет растянуть охоту еще на несколько дней, но в исходе ее не оставалось никаких сомнений. Они сорвут мясо с ее костей, и предводитель троллей проглотит ее еще теплое сердце. Так же, как тот охотник, что убил ее шестнадцатиконцового.

Дуадан отнял руку. Натянул подбитые овчиной варежки. От его одежды исходил сильный запах. Он натер мех еловой смолой, чтобы перебить собственный запах. Нандалее поняла, насколько сильно докучает старшему холод, несмотря на то что тот пытался не подавать виду.

— Я уведу их от наших охотничьих угодий.

Не мелькнуло ли укора в его взгляде? От узких губ Дуадана отлила кровь. Рот казался похожим на шрам. На миг показалось, что он хочет что-то сказать, однако потом просто откинул плащ, и взору эльфийки открылась связка стрел, которую старший без слов передал ей.

Нандалее поняла. Ее стрелы были помечены. По крайней мере, большинство. На них был знак их клана, олень. Эльфийка кивнула, открыла свой колчан и отдала свои стрелы Дуадану. Все, кроме одной. С перьями серого гуся. Она была последней из сделанных ею. Ее древко еще не было помечено. Теперь у нее с собой не было ничего, по чему можно было бы понять, к какому эльфийскому клану она принадлежит. Почти ничего… — смущенно подумала она. У нее была тайна, о которой ничего не знал Дуадан.

Нандалее вложила в свой колчан новые стрелы. Она была уверена в том, что старший отобрал только самые лучшие. И, тем не менее, эльфийка чувствовала себя неуютно. Каждый охотник делал стрелы сам. От них могла зависеть его жизнь. Девушка судорожно сглотнула. Протестовать, даже говорить что-либо бессмысленно. Ее жизнь все равно кончена.

Из-за ее ошибки началась вражда. Нельзя было идти за белым оленем до самого Кенигсштейна. Охотничья лихорадка ослепила ее. После беды, приключившейся из-за ее несдержанности, тролли начали охоту на нее. Они послали своих лучших читающих запахи. Тролли плохо читали следы. Зато, словно хищники, уверенно шли по запаху своей добычи.

Она отошла почти на двести миль от Кенигсштейна, и, несмотря на это, ей не удалось сбить преследователей со следа. Она ухитрилась пробудить гнев троллей. Охотники других кланов наблюдали за травлей, но они не придут на помощь. Она забралась на земли троллей. К самой королевской пещере. Бросила вызов судьбе — и заплатит за это своей жизнью.

Дуадан оставил ее без дальнейших слов прощания. Его молчание задело Нандалее сильнее любого упрека. Она сильно разочаровала его. Он будет ждать ее нового рождения. Так, как делал это уже дважды. Будет ли молчать о ней так же, как и о ее предыдущем воплощении?

Его стройная фигура исчезла в тенях елей. По ту сторону леса Дуадана ждал ледяной парусник. Отследить его след троллям наверняка не удастся. Вопреки рассудку Нандалее надеялась, что старший возьмет ее с собой. Но она не заслужила этой милости.

Ветер принес с собой звук тяжелых шагов и ломающихся веток. Нандалее выпрямилась и побежала. Ноги будут держать ее еще долго. Троллям придется попотеть!

Она повернулась спиной к бледному зимнему солнцу, понеслась прочь от охотничьих угодий своего клана. Тролли не должны узнать, откуда она пришла.

Час за часом продолжалось ее бегство. Глубокий снег лишал Нандалее сил, приходилось с трудом прокладывать себе путь. Поверхность снега была покрыта очень слабой корочкой, эльфийка то и дело проваливалась, оставляя за собой след, который был хорошо заметен даже троллям. Глубокую борозду. Нандалее слышала, что преследователи нагоняют ее. Некоторые пытались обогнать ее, чтобы перерезать ей путь. По меньшей мере один был слева от нее. Шагах, быть может, в трехстах. В глубоком снегу у троллей было преимущество. На твердой почве им никогда бы не выиграть эту гонку!

Тишину зимнего леса взорвал шум быстрого ручья. Нандалее узнала сосну, корни которой словно рукой обхватывали камни. Однажды она охотилась здесь с Дуаданом, много лет назад. Только они вдвоем. Никто не предъявлял права на эту утесистую местность. Здесь не жили ни эльфы, ни тролли. И охотники, время от времени бродившие по пустынным горным лесам, избегали друг друга.

Нандалее помнила прохладный день на исходе лета, который они с Дуаданом провели у этого ручья. Тогда на охоте им не везло, единственной добычей стали три ежа. Б ту ночь она научилась жарить ежа в яме, в толстом слое глины. Когда на восходе солнца они разбили шарики из глины, оказалось, что иглы и кожа остались в ней. Мясо было на вкус немного островатым, но зато потрясающе нежным.

От размышлений Нандалее оторвал крик, раздавшийся неподалеку за ее спиной. Она побежала быстрее. Спрятавшийся под снегом корень обхватил ее левую ногу. Она споткнулась, упала и покатилась вниз по склону. Колчан раскрылся, стрелы высыпались. Нандалее поднялась, поспешно собрала стрелы, пересчитала. Все на месте.

Что-то шелохнулось в лесу ниже нее? Она снова побежала. В отдалении, ниже по склону, раздался звук охотничьего рога. Тролли точно знали, где она!

Снег ощупывали пальцы-лучи красного вечернего солнца, по бокам вырастали длинные тени. Внезапно путь ей преградила полоса темноты. Отвесный утес разделял склон. Со скалистых уступов свисали сосульки. Снег на утесе сверкал в затухающем свете дня, похожий на розовый кварц.

Она нерешительно пробежалась немного вдоль каменной преграды в поисках подъема, в то время как лающие крики троллей звучали в лесу за ее спиной. Слишком близко! У нее уже не оставалось времени для поисков легкого пути. Эльфийка стала торопливо взбираться по отвесному утесу, царапая пальцы об обледеневшие камни. Дважды соскальзывали ноги. Спокойствие, напоминала она себе. Слепая паника превратит ее в легкую добычу.

Наконец, перебравшись через скалистый гребень утеса, она почувствовала, что запыхалась. Она поднялась вверх шагов на пятнадцать. Пот градом лился с нее. Это нехорошо! Скоро подбитая мехом одежда перестанет согревать ее, да и запах будет легче проследить.

Раздавшийся звук заставил ее обернуться. Эльфийка подняла лук, уперла его в камень и натянула тетиву. Привычное оружие придавало уверенности. Она не беззащитна! Не жертва! Не легкая добыча! Она уже убила одного из них. И это будет не последний тролль!

Огромная серая лапа ухватилась за край утеса. Похожие на когти ногти росли на пальцах, напоминавших покрытые засохшей глиной корни. Нандалее пересчитала стрелы в колчане. Их было двенадцать. Взяла ту, что с оперением серого гуся. Спокойно натянула тетиву.

Над краем показалась лысая макушка, за ней последовали темные глаза, и вот уже над камнем поднялись челюсти тролля, похожие на звериную морду. Не останавливаясь, он продолжал подниматься дальше. Он ее не боялся. Губы оттянулись, обнажая клыки.

Нандалее улыбнулась.

— Поздравляю тебя — ты первый.

Конечно же, он не понимал ее языка. В ответ раздался гортанный звук. Тролль склонил голову набок. Очевидно, он полагался на то, что ее стрела даже с такого близкого расстояния не пробьет толстые кости его головы.

Через скалистый гребень перевалилось колено. Напряглись мышцы на руках тролля. Еще один удар сердца — и он прыгнет.

Нандалее спустила стрелу с тетивы. Она угодила троллю в плечо прямо у основания шеи. Там, где его не защищали кости. Стрела вошла в серую плоть глубоко, почти до самого оперения.

Тролль оттолкнулся, но она увернулась от его огромной руки. Темная кровь брызнула на скалу. Некоторые считали, что первые тролли были детьми гор. Рожденными из камня. И ее враг, столь же несокрушимый, как они, покачиваясь, поднялся на ноги. Он должен был умереть! Неужели слишком глуп, чтобы понять это? Охотник, растерзавший шестнадцатиконцового, упал быстрее.

Нандалее отпрянула еще дальше.

Тролль потянулся за каменным ножом, висевшим у него на поясе, но не смог сжать руку. Пальцы дрогнули, отказываясь служить. Словно скала, возвышался он над ней, ростом более трех с половиной шагов, великан даже по меркам троллей. По лицу его текла кровь. Он пытался удержать ее взглядом, заставить остановиться, стать свидетельницей его смерти.

Слева от нее между деревьями показался огромный силуэт. Еще один тролль!

Нандалее отвернулась и побежала по скалистому хребту. На некотором расстоянии от нее за скалу ухватилась следующая пара рук. Проклятье! Нужно было бежать сразу, как только выстрелила!

Нандалее сделала крюк. Отступила назад к склону, который теперь поднимался вверх несколько мягче и в каменистом грунте которого сплетались похожие на змей корни. Через скалистый гребень перелезли еще две тени. Большой камень, размером с кулак тролля, пролетел совсем рядом, эльфийка даже почувствовала движение воздуха у самой щеки. Под силой брошенного камня треснули ветки, когда тот затерялся в лесу.

Она побежала вверх по склону, меняя направление, словно убегающий заяц. Казалось, на ветви за ее спиной обрушился град. Камни катились по склону, ударяясь о стволы деревьев и гребни скал. Ломались ветки. Вслед ей летели проклятия. Тот, кто никогда не видел, как бегают тролли, никогда не подумал бы, что эти гиганты могут быть настолько проворными. Они буквально наступали ей на пятки, и Нандалее временами казалось, что она чувствует затылком их дыхание.

Шум горного ручья стал громче. Последние лучи вечернего солнца принесли с собой снег и ледяной западный ветер. Привет с ее родины, холодного Карандамона, где даже летнее солнце не могло растопить лед. Ветер проникал сквозь швы ее подбитой мехом курточки, кожаного жилета и холщовой рубашки. Пронизывал ее грудь и тянулся к самому сердцу. Нандалее чувствовала, что силы постепенно оставляют ее. Когда гребень склона остался позади и эльфийка достигла края высокогорного плато, она затравленно оглянулась. Между деревьями она увидела силуэты троллей. Им не понадобятся читающие запахи, чтобы найти ее.

Ночь уже достигла дна долины, где тролли разожгли большой костер. Огоньки поменьше спешили оттуда по направлению к склону, на который она взобралась. Сотни! Нандалее судорожно сглотнула. За ней пошел не просто отряд охотников. За читающими запахи шло войско! Ее искали все, у кого были ноги.

Но почему? Она понимала, почему ее преследуют, — она убила тролля. Но это ведь не объясняет целое войско! Что же она натворила?

Нандалее побежала дальше и почувствовала, как шаг за шагом глубокий снег вытягивает силу из ее тела. Пригнувшись, она прошла под упавшей сосной, вершина которой оперлась о большой обломок скалы. Мертвые ветки хлестнули ее по лицу. Ее преследователи чересчур велики, чтобы суметь протиснуться здесь. Это даст ей несколько дополнительных ударов сердца.

Не оглядываясь, она побежала дальше. Впереди нее по высокогорью бежали тени, чтобы стереть со снега последние пятнышки вечерней зари.

Наконец она добралась до ручья, спешившего вниз по склону, по которому она только что взбиралась. Нандалее мрачно улыбнулась — она преподнесет троллям сюрприз!

За спиной ее раздался звук ломающихся ветвей. Послышалось гортанное сопение. Тролли рубили упавшую сосну. Камень размером с кулак выбил фонтан снега слева от эльфийки, пролетев на расстоянии почти трех шагов от нее. Пока что.

Нандалее снова сделала крюк и побежала к группе скал на берегу. Следующий камень пробил дыру в снегу прямо у нее под ногами. Петляй сильнее! — сказала она себе. Не беги прямо! Полетели новые камни, и ни один не пролетел дальше чем в шаге от нее. Камни бросать они умеют хорошо. Теперь только не оступиться! Подвернутая лодыжка — и все кончено. Неважно, напомнила она себе. Дальше!

Камень задел ее левую руку и полетел дальше. Она упала, снова поднялась и стиснула зубы. Беги! Боль дошла до сознания не сразу. Глухая. А ведь камень только задел ее! Только задел, подумала она, пытаясь подавить боль. А теперь быстрее, быстрее!

Позади раздался ликующий рев. Из-за того, что попал? Она еще не побеждена! Она им покажет! Никто не схватит ее, не сожрет ее сердце. Никто! Эта мысль придала ей новых сил, и она добежала до скал. Камни поехали под ногами. Нандалее подняла вверх обе руки, под снегом зашевелилась галька. Только не падать! Еще всего пара шагов!

Камни в русле ручья венчали снежные шапки, по бокам горный ручей обрамляли плато льда. Во время половодья в большинстве мест он достигал более четырех шагов в ширину, но сейчас морозный корсет сжал его больше чем вдвое. Подобно пробитой скалами лестнице, расположенные друг над другом ледяные ступени вели вдоль берега вниз по склону. Края их обрамляли кристально-чистые сосульки, вода дышала холодом. Все в Нандалее воспротивилось необходимости довериться ручью.

На другом берегу показались тролли, на расстоянии всего лишь трех вытянутых рук. Ей осталась только хрупкая лестница, иначе ее бегству наступит конец.

У троллей на другом берегу в руках были небольшие обломки скал или другие метательные снаряды, но двое из них сжимали мощные, закаленные в огне деревянные копья, толщиной с эльфийскую руку. Третий указал на нее усыпанной камнями булавой и принялся издавать гортанные звуки.

Нандалее вскочила на ближайшее ледяное плато. Оно затрещало и захрустело под ее весом. Сделав широкий шаг, она ступила на следующую, расположенную ниже ледяную ступень. Из-за брызг поверхность их была скользкой. Расставив руки и балансируя, она дошла до следующей ступеньки. Каждое ее движение сопровождалось угрожающим треском. Бушующий ручей поглощал большую часть звуков. Сквозь тонкую подошву кожаных сапог Нандалее чувствовала, как под каждым ее шагом лед подается.

Один из троллей что-то выкрикнул. Нандалее оглянулась и увидела, что тролли с копьями стали тыкать в ледяные ступени. Пока что они даже не пытались ступить на край ручья.

Остальные преследователи теперь тоже достигли ручья. Раздались громкие крики. Очевидно, тролли начали ссориться между собой.

Поскользнувшись в луже, Нандалее больно ударилась о камень. Жгучая боль пронзила колено. Копье ударилось об лед прямо перед ней, отскочило и исчезло в фонтанах поднимавшихся из ручья брызг. Ледяная вода проникла сквозь швы ее замшевых штанов, налилась в сапоги. Колено горело от боли, но она, тем не менее, поднялась. И тут услышала над головой громкий треск — лед сломался! Она испуганно подняла голову и уставилась на большую ледяную ступень, отломившуюся от скалы, упавшую на расположенную ниже террасу и разбившуюся там с грохотом, заглушившим даже рев бурлящего ручья.

На следующую ступень полилась лавина крошащихся льдинок.

Нандалее похромала дальше, пользуясь луком как костылем. Она знала, что не сможет уйти, но решила продолжать сопротивляться. До последнего.

Вокруг нее падали глыбы льда. Дробясь и трескаясь, они плясали на темной воде водопада. Воздух наполнился кристалликами льда. Нандалее упала. Она заскользила к воде, отчаянно вцепилась в корень, торчавший изо льда, качнулась, лежа на льду, перекатилась под защиту скалы и, всхлипывая, прижалась к ней. Все тело болело. Лед трескался под ней. Из трещин сочилась вода.

Она выглянула из-под скалы и поглядела на берег. Тролли спустились немного ниже. Один протянул ей руку. Она сможет дотянуться до нее. А потом?

Ответ ей дала природа. Лед под ней проломился. Ее охватила вода, от холода она перестала дышать. Ее потянуло дальше, ударило о камень. Голову затянуло под воду. Одежда потяжелела. Нет, подумала она. Нет! Но бурлящий ручей тянул ее дальше, навстречу дну долины. Она сопротивлялась, дышала, хватая воздух ртом. Большую острую льдину, на которую ее несло, она увидела только тогда, когда изо всех сил ударилась об нее лицом.


И получаса не дали | Логово дракона. Обретенная сила | Вначале