home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Поход ради любви

Наместник поглядел на роскошного белого жеребца, который стоял привязанный неподалеку от шатра. Было совершенно очевидно, что ему очень сильно хочется иметь этого коня. Как раз на это Артакс и надеялся.

— Возможно, второго такого жеребца нет во всем Нангоге, — почтительно произнес Канита.

— И нет второго такого человека в Нангоге, который по достоинству оценил бы красоту коня, кроме тебя, почтенный Канита. Я был бы очень рад, если бы ты принял жеребца в подарок.

— Поистине — дар бессмертного! — Наместник задумчиво поглаживал реденькую седую бородку. Одна-единственная прядь волос, тонкая, словно шелковая нить, достающая ему до самой груди. — И вы желаете, значит, выступить против мародеров мятежника Таркона Железноязыкого. До сих пор они не напали ни на один из облачных кораблей моего народа. Мы почти не торгуем на севере.

— Разумно ли дожидаться, пока вор придет в ваш двор, почтенный Канита?

Вместо ответа наместник снова поглядел на жеребца.

— Я велю оснастить два маленьких грузовых судна. Торговых. Они должны выглядеть безобидно, — Артакс попытался выдавить из себя заговорщицкую улыбку. — Но если пираты нападут на нас, то больше уже никому не причинят зла.

— Я по-прежнему не совсем понимаю, почему вы сами хотите заняться этим делом, бессмертный Аарон.

— Даже дикари лучше понимают обязанности бессмертного, чем ты. Но ты продолжай, продолжай. Мы поддерживаем твои планы. Такого развлечения, которое принесет твоя затея, у нас давненько не было.

Артакс осознал, что неподобающим образом таращится на наместника — настолько усиленно он пытался остановить болтовню в своей голове. Артакс откашлялся и в свою очередь поглядел на роскошного жеребца.

— У нас, в Араме, есть поговорка: если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам.

Канита улыбнулся.

— Вы намекаете на то, что на севере находится большая часть земли, отведенная королевству Лувии. Может быть, вы сами хотите посмотреть, где находятся их железные копи?

— Ты знаешь, что все семеро бессмертных много лет назад заключили соглашение, в котором записано, что небо свободно. Значит, над чьей землей мы полетим, совершенно неважно. Но если мы победим небесных пиратов, то совершим благородный поступок, который принесет нам уважение всех семи империй.

— Не уважение, а недовольство принесет он тебе. Ни один бессмертный не верит в благородные поступки. Несущий в себе знания многих жизней редко поддается иллюзиям.

Наместник поднял одну бровь и одарил его скептичной улыбкой.

— Я бы сказал, это принесет вам уважение торговых домов Нангога. Я здесь уже слишком долго, чтобы поддаваться иллюзиям относительно того, что бессмертных интересует что-либо, кроме сокровищ этого мира.

Аарон ликовал.

— А я что говорил?

— Значит, вам все-таки важно, чтобы головы тех, кто ворует эти сокровища, были насажены на копья, не так ли? И разве подобный поступок не стал бы важным поводом съездить к Кочующему двору, чтобы лично доложить о происходящем бессмертному Мадьясу? — В глазах наместника Артакс увидел тоску. Он знал, как сильно князь желает снова увидеть просторные степи Ишкуцы.

— Есть и еще кое-что, о чем стоит подумать, — продолжал бессмертный. — У небесных пиратов где-то есть их бандитская гавань. Место, которое все больше и больше обрастает легендами. Ты знаешь, сколько мужчин необходимо, чтобы управлять облачным кораблем. Судя по всему, у них уже сейчас есть три небесных корабля. И в такой бухте скоро вырастет целый город. Вольный город, не принадлежащий ни одному из семи королевств. Он станет мечтой всех недовольных. И, как это бывает со всеми фантастическими идеями, весть об этом городе распространится быстрее степного пожара. Нангог слишком велик. Слишком мало людей живут здесь, и этот мир изменяет их. Если здесь распространится дух мятежа, нам станет трудно вырвать его с корнем.

— Это могли бы быть наши слова. Ты удивляешь нас, варвар. Если бы нам были неведомы твои истинные намерения, мы были бы в восторге!

Канита сохранял спокойствие. Он снова поглядел на белого жеребца. Раньше о наместнике ходила слава страшного живодера. Человека, рубившего слугам головы только за то, что они ставили чаши для вина не точно в центр стола. Похоже, от того тирана осталось немного. Он слишком долго пробыл в Нангоге.

— Вы можете объяснить мне, почему вам нужна именно моя лейб-гвардия, чтобы провести свою кампанию, великий Аарон, правитель всех черноголовых? Вы выразили желание получить от меня поддержку в лице моих воинов. Но я по-прежнему не понимаю, почему это должны быть именно люди Ишкуцы. Насколько меня информировали, у вас самих есть достаточно бойцов для подобной экспедиции.

— Мне нужна твоя гвардия, потому что она умеет летать. Они будут на острие атаки и будут брать на абордаж корабли небесных пиратов. Буду перед тобой откровенен — без твоих людей я опасаюсь потерпеть поражение.

— Разве у цапотцев, к примеру, нет воинов, которые тоже умеют летать? Кажется, их называют людьми-орлами.

— Но кто когда-либо видел их, дражайший Канита? Я полководец. Я не могу опираться на войска, силы которых не знаю. А твою дворцовую гвардию я уже видел в деле собственными глазами. Они дисциплинированы, бесстрашны и атакуют любого врага, не колеблясь ни минуты.

От наместника не ускользнула подколка.

— Мне очень жаль, что в тот раз у нас вышло недоразумение, великий, когда вы были настолько любезны, что решили защитить наш дрейфующий облачный корабль. Надеюсь, вы не держите на нас зла.

— Будь я обижен, разве я сидел бы в этом дворце, чтобы просить у тебя помощи именно тех воинов, которые столь впечатляющим образом показали мне, как брать на абордаж вражеский корабль?

Канита махнул рукой воинам вокруг Шайи, ожидавшим у врат огромного, заросшего травой двора, рядом с Джубой и Володи.

— Вы не повторите еще раз свой план для высокородной принцессы Шайи? Как вы знаете, она командует моей дворцовой гвардией, — давая понять, что он далеко не в восторге от того, что во главе войска стоит женщина.

Артакс старался не смотреть на Шайю, поскольку боялся покраснеть или выдать себя иным образом. Вместо этого он взял кубок, стоявший перед ним на низеньком столике, и отпил кислого молока, которым он был наполнен. Одного запаха молока оказалось достаточно, чтобы распроститься с какими бы то ни было романтичными мыслями.

Артакс снова изложил свой план. Время от времени он поднимал взгляд — если бы он вообще не смотрел на Шайю, это бросилось бы в глаза. Зато она, похоже, отлично справлялась с тем, чтобы ничем не выдать себя. Она вела себя по отношению к нему прохладно, почти пренебрежительно.

— Ну что, дорогая принцесса, как считаешь? — поинтересовался Канита, когда Артакс закончил. — Реален ли план бессмертного Аарона?

— Без сомнений.

— И наш народ покроет себя славой, если мы примем участие в этой борьбе с облачными пиратами?

— Мои люди слишком давно не проливали крови. Клинок, который не используют, тупеет и ржавеет.

— Значит, ты советуешь вступить в битву на стороне бессмертного Аарона?

— Я бы не стала называть это битвой, скорее стычкой. Но я согласна, что это поднимающее голову зло нужно вырвать с корнем, и для меня было бы честью повести в этот бой часть дворцовой стражи.

— Тогда я последую твоему совету, высокородная Шайя.

Старый лис, подумал Артакс. Если его задумка обернется поражением, он сможет взвалить всю вину на Шайю. Но если ей будет сопутствовать успех, Канита наверняка сможет присвоить всю славу себе.

— Чтобы кампания увенчалась успехом, все приготовления необходимо провести быстро и в строжайшей тайне, — заявил Артакс. Ему хотелось плясать от счастья. Все складывалось именно так, как он надеялся. — Я уже отобрал два торговых судна. Мы будем готовы выступить через два дня.

— Мы снарядим свой собственный корабль, — решительно заявила Шайя.

Он поднял голову и встретился взглядом с ее жгучими карими глазами. Во рту пересохло. Ему очень хотелось коснуться девушки.

— Предлагаю воспользоваться северным ветром, который обычно начинает дуть за час до заката. Мы будем готовы, бессмертный Аарон.

И теперь мы будем видеться каждый день, ликуя, подумал он. В принципе, ему дела не было до облачных пиратов. Важна была только Шайя.


Орлы и ягуары | Логово дракона. Обретенная сила | cледующая глава