home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Конец любовной истории

Володи поглядел на небо. Луны-близнецы клонились к горизонту. Стояла давящая тишина, и он слышал дыхание людей за своей спиной. Он стоял в центре большой площади, на белых каменных плитах которой были изображены странные животные и боги. Огромные змеи, обвившиеся вокруг солнца. Воины в одеждах из перьев, идущие по телам обезглавленных врагов. Священнослужитель, поднимающий к небу нож. Неужели Кветцалли в конце концов привела бы его сюда, чтобы подарить его сердце жестоким богам? Его разум соглашался, сердце говорило «нет». По-прежнему. Володи вздохнул. Неужели действительно лишь магия дурачит его и его чувства?

Друсниец поглядел на большой безыскусный портал, за которым располагалась просторная территория дворца наместника Цапоте — маленький город внутри другого. Не было видно ни души, но мужчина чувствовал, что за ним наблюдают.

За его спиной раздались шаги. К нему подошел Коля.

— Не разумнее ли постепенно потушить чертовы факелы? Если у них здесь лучники…

— Насколько я знаю, лучников у них нет. И разве это поможет? Мы стоим на площади, где светло, как на заснеженной равнине, обе луны полные.

— Но ребята будут чувствовать себя лучше, если…

— Ребята будут мне еще благодарны. Больше ничего я по этому поводу сказать не могу.

— Тогда положи хотя бы кинжал у ворот. Мы и так ждали достаточно долго. Давай наконец начинать резню.

Володи кивнул.

— В этом ты, пожалуй, прав, — он поднял кинжал высоко над головой, чтобы все отчетливо могли его видеть. Затем он медленно пошел к воротам. Они были огромными! Более тридцати шагов в высоту. Стоя перед этим огромным проемом из тщательно отполированного камня, чувствуешь себя незначительным. Карлик в месте, созданном для богов.

Из-за лун-близнецов ворота отбрасывали двойную тень. И именно эта тень беспокоила его все это время. Там было что-то, у самого пола, у самых ворот, где обе тени сливались друг с другом. Если смотреть прямо, то казалось, что все в порядке. Но если немного отвернуться и посмотреть краем глаза, то там внезапно появлялось движение! Казалось, словно над полом стелется черный дым.

Примерно в десяти шагах от створа ворот Володи остановился. Он бросил быстрый взгляд через плечо. Ребята разделились. Несмотря на напряжение, они стояли неподвижно. Коля отобрал тех воинов, которые выглядели особенно внушительно. Высокие мужчины с широкими плечами и суровыми лицами. Наемники! Каждый из них. Люди, решившие жить за счет того, что проливают кровь других.

Нарочитым жестом Володи положил кинжал на землю.

— Я возвращаю вам то, что добыл в бою. Вчера вы забрали жизнь за жизнь. Мы не будем мстить за эту смерть. И я объявляю нашу вражду законченной!

Володи снова поглядел на небо, затем отступил от кинжала и попятился, не спуская взгляда с ворот.

Словно из ниоткуда под аркой ворот появился хрупкий мужчина в просторном плаще из перьев. Воротник плаща был поднят, образуя за головой ореол из ярких и пестрых перьев. Бедра его были обмотаны полотном белой ткани. Запястья украшали широкие браслеты с бирюзой. Грудь покрывали темные татуировки. Этого человека Володи никогда прежде не видел.

Друсниец остановился и стал наблюдать за тем, как священнослужитель присел перед кинжалом. Цапотец молча вынул каменный клинок из ножен и тщательно осмотрел его.

— Думаешь, можешь так просто брать себе то, что тебе не принадлежит?

Володи удивился. Священнослужитель говорил по-друснийски, с сильным акцентом, но понять его было можно.

— Ты украл и убил. А теперь думаешь, что все закончилось? Из-за нескольких слов? На восходе солнца мы подарим ваши сердца Пернатой змее. Вот тогда с враждой будет покончено! — Священнослужитель развел руками в драматичном жесте. — Тени, восстаньте! Закончите жизнь высокомерных, вообразивших, что они могут бросать нам вызов! Убейте их всех!

То, что только что казалось Володи дымом, сгустилось и обрело форму. Из тени вырастали фигуры — такие, каких друснийцу никогда не доводилось видеть. Низко пригнувшись, они крались, словно кошки, но ходили не на четырех лапах. Они двигались плавно, но не бросались вперед, а пританцовывая уходили то вправо, то влево, медленно приближаясь к ним. Живые тени покрывали черные шкуры. Из широко открытых ртов торчали клыки!

— Все в круг! — крикнул Коля. — Никто не должен думать о том, что происходит у него за спиной. Вперед, парни! Живо!

Володи увидел, как по периметру площади начали сгущаться тени. Их ждали, похоже, более сотни людей-ягуаров. И до этого момента они не видели ни одного из этих проклятых ублюдков. Казалось, они родились из тени. И теперь они стекались на площадь, словно волны ожившей тьмы. У них не было мечей или кинжалов. Их руки заканчивались длинными черными когтями. Некоторые черные воины шипели, словно и в самом деле были кошками. На них были шлемы, напоминавшие голову ягуара. Они тоже были черными, как ночь. Широко раскрытые пасти, зачерненные лица. Ну и твари, подумал Володи. И в тот же миг понял, что эти люди не годятся для открытого боя. Они — хитрые убийцы, выскакивающие из-за утла. Здесь, на открытой площади, его наемники ни в чем не уступят этим ублюдкам!

— Поднимите факелы повыше! — спокойным голосом произнес друсниец.

— Какой от этого прок? — прошипел Коля. — Что нам нужно, так это… — Громкий звон заставил его замолчать.

Цапотец теперь стоял всего в двадцати шагах. Он медленно отступал к большим воротам. А теперь остановился, глядя на красно-коричневые осколки разбитого горшка, лежавшие примерно посредине между ним и Володи на белых каменных плитах.

Жидкость забрызгала ноги Володи. Поблескивающее золотым ламповое масло текло между плитами. Священнослужитель глядел прямо на него. Понял, что происходит?

Вокруг разбивались о мостовую новые горшки. Сдавленные стоны говорили о том, что некоторые попали в людей-ягуаров, но никто из них не закричал. Они по-прежнему исполняли свой странный танец — отпрыгивали назад, затем двигались вперед, уходили вбок — их движения представляли собой причудливый узор, но они постепенно приближались.

Володи ни секунды не сомневался в том, что одного-единственного взмаха руки священнослужителя будет достаточно, чтобы бросить черный поток на круг из мечей и факелов.

Теперь в воздухе висел едкий масляный запах. Лужи масла перетекали одна в другую, а с неба продолжали сыпаться горшки.

Володи не смотрел наверх. Он знал, что увидит. Облачный корабль, примерно в сотне шагов над площадью. Купеческий, без знамен, благодаря которым его можно было бы причислить к одной из семи империй. Грязный, вонючий корабль. Потемневшие от времени снасти, многократно заштопанные паруса. У якорных башен Золотого города пришвартованы дюжины подобных судов. Рабочие лошадки небес. Их вид был настолько привычен для Золотого города, что никто не обращал особого внимания на эти суда, когда они скользили по воздуху.

Неподалеку от больших ворот разбился целый ряд горшков. У ног священнослужителя образовалась лужица масла.

— Отзови своих ягуаров, и я подарю жизнь тебе и твоим людям.

Священнослужитель поглядел на него с холодной, сдержанной яростью.

— Вы не бросите факелы. Потому что тогда вам тоже конец, — шипящие люди-ягуары уже были на расстоянии пяти шагов от круга воинов. — Видишь их когти? Они разорвут вас еще до того, как пламя убьет их.

Володи поднял правую руку и махнул ей. Один удар сердца — и с неба упали канаты.

— Берите канаты, ребята. Обмотайте их вокруг рук. И я вас предупреждаю — кто выпустит факел, того наши ребята наверху бросят вниз. Мы ведь не хотим бойни!

— Вы слышали, ребята! — крикнул Коля голосом, разнесшимся по всей площади. — Мы отступаем, вверх! — Он рассмеялся. — Вперед!

Жест священнослужителя заставил людей-ягуаров остановиться.

— Думаешь, на этом все закончится?

— Все в твоих руках. Я наемник. Я сражаюсь не из страсти — я сражаюсь потому, что ясно вижу свою выгоду. А в этом случае я не вижу выгоды ни для одной из сторон. Я не сомневаюсь, что твоим ребятам удастся поставить еще несколько шкафов с неприятным содержимым на каких-нибудь улицах. И я знаю, мы придем к тебе и твоим людям с огнем и мечом, если это произойдет. Но какая нам от этих сражений выгода? — Краем глаза он увидел, как уносят вверх первых его ребят.

— Ты оскорбил моего бога, украв кинжал.

— А теперь я чту твоего бога и дарю ему жизнь важного священнослужителя и многих его воинов, — Володи ухватился за один из канатов. Он легко обернул его вокруг предплечья, бросил взгляд через плечо и увидел, что он — последний наемник, еще стоящий на площади.

Священнослужитель отозвал своих ягуаров. Послышалось обозленное шипение.

— Кветцалли привела бы меня к жертвенному камню? — Этот вопрос не давал Володи покоя с тех пор, как Митя открыл ему, какую роль во всем этом играют жрицы.

Священнослужитель в плаще из перьев улыбнулся.

— Пройди со мной через эти ворота, и она сама даст тебе ответ, друсниец.

Володи помедлил. Почва ушла у него из-под ног. Мышцы руки натянулись. Его быстро поднимали вверх. Под ним простирался дворец Цапоте. Он увидел большие цветники, в центре которых располагалось круглое озеро. Оно было похоже на черное око. Должно быть, оно очень глубокое. На некоторых крышах домов он увидел украшенные цветами алтари. Полки с черепами нигде не было видно. Казалось, во дворце все спокойно.

Люди-ягуары ушли в тень и исчезли в темноте, словно сама тьма поглотила их. На площади остался только священнослужитель. Он глядел на поднимающегося вверх Володи. Действительно ли их ссора закончена? Священнослужитель не ответил на его вопрос.

Взгляд Володи вернулся обратно на дворец, полный цветов. Стоит ли где-нибудь там Кветцалли, наблюдая, как его поднимают наверх? Испытывает ли она облегчение?

Друснийца схватили под руки и перетащили через перила. На него мрачно смотрел Джуба.

— Что там, внизу, произошло?

— Конец моя любовь, — Володи вздохнул. Он терпеть не мог говорить на языке Арама. Он знал, что, разговаривая на нем, похож на идиота.


предыдущая глава | Логово дракона. Обретенная сила | Предсказуемый визит