home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Предсказуемый визит

Темный грел свое драконье тело на солнце и поглядывал на небо. Утро и почти весь последовавший за ним день он провел с газалами. Те пророчества, которых он так давно опасался, все чаще повторялись в их песнопениях. Чаще всего это служило знаком того, что события, о которых говорили пророчицы, приближаются. Что они очень близко! Раздражало то, что в предсказаниях почти никогда не было указания на то, когда конкретно случатся события. Еще сложнее все становилось из-за того, что будущее было неоднозначным. Все равно что стоять у дерева и смотреть на ветви. Ближайшие несколько часов — это ствол. А затем пути начинают расходиться, в зависимости от принимаемых решений.

А положение было сложным. Он знал, что среди его братьев- драконов что-то происходит. Они плели интриги — как обычно. Он устал от бесконечных разговоров, результатом которых вечно становились полумеры и компромиссы, вместо четких решений. Темный был уверен в том, что альвы предусмотрели эти козни, и именно поэтому они, драконы, должны были принимать все свои решения сообща. Таким образом нужно было помешать тому, чтобы один из них стал тираном. Однако ценой такого правления становились полумеры.

Образ будущего, все отчетливее вырисовывавшегося в голосах оракулов, требовал решений, которые ему никогда не удастся принять вместе с братьями-драконами. И еще меньше — с альвами. Девантары придут в Альвенмарк! Он не знал, куда и когда. Он не знал, что они задумали. Но они придут. И таким образом древний договор между альвами и девантарами в очередной раз будет нарушен! Ни альвов, ни девантаров не должно быть в Нангоге. И их детей тоже! Нельзя допустить, чтобы де- вантары осмелились прийти сюда. Он должен остановить такой вариант развития событий, иначе начнется война, о которой газалы рассказывали такие страшные вещи.

Темный много думал о путешествии, которое предпринял вместе с Нандалее. Бесконечно долго ломал себе голову над тем немногим, что удалось узнать, пытаясь уловить смысл происходящего. Неужели девантар явился в Альвенмарк и убил альвов? Возможно ли вообще, чтобы подобные вещи происходили без ведома альвов? Почему они ничего не предприняли? Неужели их агония уже настолько сильна, что они уже не борются даже за собственную жизнь? Или слепо верят в небесных змеев, в то, что они предотвратят беду?

На пороге война! Война, которая захлестнет три мира, если никто в определенный момент не осмелится принять решение в одиночку.

Темный снова поглядел на небо. Они оказались в отчаянном положении. Если они будут придерживаться древних договоров, это будет честно. Но тот, кто в предстоящем конфликте нанесет первый удар, окажется в выигрыше. Нет, это не та битва, в конце которой будут торжествующие победители…

Он с ужасом думал о пророчествах, услышанных этим утром. Все миры изменятся. И тот, кто проиграет этот бой, никогда больше не поднимет головы. Он будет уничтожен.

Темный знал, какую цену придется заплатить, если о его планах станет известно до срока. И, тем не менее, был исполнен решимости.

Громкое проклятие оторвало его от размышлений. Он поглядел вниз, на широкую дорогу, которая вела ко входу в пирамиду. На то место, которое уже на протяжении нескольких дней было ареной для уроков фехтования, которые Нандалее давал Нодон.

Юная эльфийка выпустила меч. Левую руку прижала к правому плечу. Между пальцами сочилась кровь. Нодон перегибает палку! Нет никакой необходимости постоянно ранить ее! Он предупредил мастера меча о плохо контролируемых магических талантах его ученицы. Очень наглядно описал ему, что с ним может случиться, если он вызовет ее ярость. Но, похоже, это только сильнее раззадорило эльфа. В своем роде Нодон был столь же несдержан, как и Нандалее. Поэтому наставники Белого чертога не стали терпеть его в своих рядах, несмотря на то что он, возможно, был лучшим мечником среди драконников.

В вышине над ним раздались крики. Темный поднял голову. Черный, как ночь, пегас появился над садом Ядэ. Он сложил крылья и отчаянно ринулся вниз, преследуемый еще тремя пегасами. Значит, они заметили его, но не сумели остановить, подумал Темный, и в нем поднялась волна раздражения. Он знал, что любовь приведет сюда эльфа. Он сделал его частью своих планов, однако же его появление взбесило его, необъяснимым образом вызвало гнев, и он с трудом подавил в себе желание выдохнуть в небо огнем.

Может быть, стоит приказать стражам в будущем использовать луки? То, что они не смогли остановить Гонвалона, разозлило его, равно как и внезапное появление эльфа. Однажды придет такой же, как он… Нет, еще хуже, кто-то, кто пользуется его полным доверием. И это станет днем его смерти. Он видел это в серебряной чаше Золотого, да и газалы давно уже предсказали это.

Выбивая копытами искры, пегас приземлился на дорогу перед пирамидой. Гонвалон тяжело спустился со спины своего жеребца — упал! Он неловко поднялся на ноги. Нодон ринулся к мастеру Белого чертога с обнаженным мечом в руке. Три других пегаса спустились вниз. Двое всадников спешились, едва копыта их ездовых животных коснулись земли. Драконники окружили Гонвалона, прежде чем тот успел приблизиться к ним на расстояние ста шагов.

Какое-то мгновение Нандалее наблюдала за происходящим, застыв на месте. А затем она тоже бросилась к мастеру меча. Темный заметил, что рука эльфийки перестала кровоточить.

Значит, это она тоже умеет, несмотря на то что сделала это, скорее всего, неосознанно. Для того, чтобы затягивать раны, не оставляя даже шрама, нужна некоторая сноровка. Это удавалось лишь немногим чародеям. Если от нее потребовать повторить это, вероятно, она не сумеет. Темный задумался, что еще можно сделать, чтобы раскрыть ее способности. Возможно, терпение — единственный ключ к успеху.

Он соскользнул со своего места по повернутой к солнцу грани пирамиды. Его чешуя царапнула скалу. Все туже и туже смыкалось кольцо драконников вокруг Гонвалона. Нандалее прорвалась к нему и теперь, обнажив меч, стояла рядом со своим наставником.

Темный думал, вмешиваться или нет в дуэль между Нодоном и Гонвалоном. Наверняка было бы забавно понаблюдать за обоими мастерами меча во время дуэли. Но с Гонвалоном было что-то не так. Он двигался как-то странно.

Темный мысленно послал стражам приказ отступить. Нодон повиновался последним. Одетый в красное эльф с неохотой вложил меч в ножны. Однажды эти двое окажутся по разные стороны баррикад, подумал Темный. Ему было ведомо будущее, где эльф пойдет против эльфа. Будущее, где каждый небесный змей потребует верности. А Гонвалон отдал себя Золотому. Однако, возможно, подумал он, удастся предотвратить такое мрачное развитие событий.

— Кто это так обошелся с вами?  — мысленно спросил он у Гонвалона. Он ясно ощущал, насколько взволнован мастер меча. Как важно для него, что он нашел Нандалее. Переживания Гонвалона вызывали интерес. Интересно, если он сумеет когда-либо прочесть мысли Нандалее, найдет ли он подобные чувства и у нее? Но внешне мастер меча оставался холодным и отстраненным. Он поистине умел мастерски скрывать свои чувства.

— Мои ноги — это цена, которую я заплатил за то, чтобы попасть сюда, — ответил Гонвалон. Темного рассердило, что эльф позволил себе ответить ему словами. Было совершенно очевидно, что Гонвалон хочет, чтобы Нандалее была свидетельницей этого разговора.

Дракон поглядел на заклинание, опутывавшее ноги эльфа. Просто произведение искусства! Сплетенное незнакомым образом, вне всякого сомнения, искусное и в то же время переполненное неимоверной злобой. Взгляд Нандалее оторвал его от размышлений. Она гневалась. На него! Это озадачило его до глубины души. Неужели она думает, что это его рук дело? Он многое готов был отдать за то, чтобы прочесть ее мысли! Четко и ясно дать ей понять, что он не имеет никакого отношения к этому несчастью, как это возможно сделать, лишь полностью открывшись мыслям другого.

— Кто тебя покалечил? — В облике дракона эльфийский язык с трудом срывался с его губ. Слова были нечеткими, искаженными из-за шипения. В нем поднялось раздражение. Если бы не Нандалее, он бы поговорил с эльфом совсем по-другому. Но перед ней ему не хотелось предстать в виде самовлюбленного тирана — и осознание этого тоже удивило его. Разве он должен отчитываться перед ней? Нет. Но ему хотелось понравиться ей. Эта мысль смутила его. Так больше продолжаться не может! Нужно освободиться от нее!

Нандалее испуганно глядела на Гонвалона. Очевидно, она еще не понимала масштабов случившегося с ее возлюбленным.

Почувствовав на себе ее взгляд, Гонвалон сдался. Он рассказал о Махте Нат, а когда закончил, Темный почувствовал, что очень сильно удивлен. Он знал, что наделенные душой деревья — могущественные создания. Однажды он целую осень болтал с молодым дубом, называвшим себя Атта Айкъярто. Приятный был разговор. Дерево оказалось поразительно умным и с чувством юмора. Под конец оно подарило ему желудь. Наделенные душой деревья были из числа ранних творений альвов. Они были немного моложе драконов и обладали глубоким пониманием мира. То, что некоторые из этих деревьев могут быть злыми, никогда не приходило ему в голову. Дерево, открывшее для себя силу магии крови… Поразительно. Но удивило его и поведение Гонвалона. Здесь он обнаружил параллели с тем, что рассказывала ему Нандалее в пещере. Гонвалон считал, что это он виноват в том, что девушка пропала, и отдался во власть дерева, чтобы найти Нандалее. Это любовь? Нет, поправился Темный. Любовь Нандалее была иной. Она ничего не хотела для себя. А Гонвалон позволил искалечить себя, потому что хотел снова увидеться с ней. Он снова вгляделся в мысли эльфа: радость, стыд, облегчение, страх, гнев и желание лечь с ней в постель и спариться. Нет, решил он. Распутыванием клубка любовных отношений он займется позже. Вместо этого он занялся изучением магического узора заклинания. Оно было вплетено в ауру эльфа. Настолько искусно, что заклинание нельзя было разорвать без того, чтобы не нанести повреждения магической ауре Гонвалона.

— Зачем ты явился сюда, Гонвалон? Ты же знаешь, что эльфам запрещено приходить в эту долину без приглашения. Даже драконникам!

— Я пришел, чтобы забрать Нандалее обратно в Белый чертог. Я ее наставник. Заботиться о моей ученице — моя обязанность, — эльф запнулся. Даже ему должно было быть ясно, насколько прозрачно его утверждение. — А еще я здесь потому, что люблю ее и не могу без нее жить.

— Ценю искренность, — он еще несколько часов назад знал, что Гонвалон придет. Еще ни разу эльф не смог приблизиться к саду Ядэ, чтобы газалы вовремя не предупредили его. Мысли его вернулись к пророчеству, которое гласило, что однажды придет эльф и убьет его. Все указывало на то, что это будет Нандалее. Он мог бы убить ее — и Гонвалона в придачу. Это было бы легко. Но он хотел завоевать Нандалее — привязать ее к себе так, чтобы подобное предательство стало немыслимым. Поэтому он решил простить Гонвалона. У Нандалее должно возникнуть чувство, что она глубоко обязана ему.

— Вы знали о запрете приходить сюда и поставили себя выше его, Гонвалон. Это немалая провинность.

Он поклонился, с трудом сохранив равновесие.

— Надеюсь на твое милосердие.

Темный выпрямился во весь рост. Он показал эльфам, насколько они маленькие и хрупкие, и не ошибся.

Нандалее выступила вперед и униженно опустилась на колени.

— Я прошу за него, перворожденный. Позволь ему уйти. Он пришел не затем, чтобы злить тебя. Теперь, когда он увидел, что со мной все в порядке, он наверняка вернется в Белый чертог. Умоляю, прости его, — никогда прежде он не видел такого подобострастия у мятежной эльфийки. Значит, и это тоже любовь.

— Я ожидаю, что вы окажете мне услугу, — мысленно обратился он к Гонвалону. — Я не собираюсь торговаться. Ответом может быть только «да» или «нет». И Золотой никогда не узнает, что вы сделали для меня. Как и остальные.

Мастер меча едва заметно кивнул.

— На закате солнца вы придете ко мне в пирамиду! — произнес вслух Темный.

Когда газалы предсказали ему скорое появление Гонвалона, он решил, что настало время послать первого разведчика в Нангог. Шпионы из Лазурного чертога для этого не годились. Ведь любой из его братьев мог послать их, любой мог допросить их. А значит, о том, чтобы сохранить тайну, не могло быть и речи. Обдумывая план, он пришел к выводу, что должен послать драконника. Гонвалон — хороший выбор! Мастер меча опытен и сражался за Золотого во многих миссиях. Это он знал, несмотря на то что подробности поступков Гонвалона были ему неведомы. Ему доставляло радость подтачивать пакт, заключенный между драконником и его братом. Гонвалон уже доказал, что ради Нандалее готов на все — и глупо не воспользоваться этим. Прежде чем эльф сможет ходить, он заставит его принести еще одну клятву — сделает Гонвалона еще более зависимым от него. В будущем мастер меча будет рассказывать ему о тайнах Золотого.

Он сознавал, что подобное предательство сломает Гонвалона. Но даже это будет на руку дракону — потому что в его лице брат потеряет своего лучшего воина.


Конец любовной истории | Логово дракона. Обретенная сила | Соглашение небесных змеев