home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Удержать счастье

Наконец-то они одни! Нандалее прижала Гонвалона к скале и осыпала его поцелуями. Они так много лун не виделись. А когда он нашел ее, то оказался отмеченным магической печатью. Она едва узнала его. Его нетвердый шаг разбил ей сердце.

Но теперь все было позади. Теперь ей хотелось проглотить его, стать с ним единым целым и никогда больше не отпускать. Прежде чем он ушел с Темным, у них почти не было времени. Но теперь они, наконец, могли побыть наедине. Наконец-то!

Он был сдержаннее ее. Наслаждался ею. Ее порывом. Его рука забралась ей под платье, тепло устроилась у нее на груди, у самого сердца. Она закусила губу и запрокинула голову назад. Какие у него чудесные глаза! Все то, что не сорвалось с его губ, можно было прочесть в них. Его тоску, его любовь — и его страх. Он не произнес ни слова об этом с тех пор, как пришел в сад Ядэ, однако эльфийка чувствовала, что он по-прежнему боится своего проклятия.

— Меня не так-то легко умертвить, — прошептала она. — Я не буду…

Он притянул ее к себе и поцеловал. Страстно. Она закрыла глаза. Стала наслаждаться его руками на своем теле. Он умел читать ее тело, как никто другой. Знал, когда и где прикоснуться. Ему удавалось разжечь в ней огонь, затем сдержать его, чтобы он запылал еще сильнее. Он наслаждался любовной игрой. Наслаждался тем, что знает ее, как никто другой. Позволял ей вести, при этом не сдаваясь полностью.

Но внезапно она остановилась и высвободилась из его объятий. Запыхавшаяся. Она переживала, что все может произойти слишком быстро. Она жаждала наслаждения — спустя столько лун — и чувствовала себя неуверенно. Может быть, в ней осталось что-то от тела карлика, что она до сих пор не заметила? Может быть, запах или несколько волосинок в незаметном месте? Может ли он прочесть в ней и то, что с ней произошло? Темный сказал, что она совершенно изменилась. Может быть, она потеряла что-то, что было дорого в ней Гонвалону?

Она отошла от эльфа на шаг и пристально посмотрела на него.

— Я сделал что-то не так? — Несмотря на то, что он задал вопрос, по тону его голоса было слышно, что в себе он не сомневается.

Нандалее покачала головой. От его одежды пахло дымом, лицо и руки покраснели. Он не захотел говорить ей, куда ходил с перворожденным, а времени поговорить она ему не оставила. По пути через сад, сюда, к скрытому среди скал бассейну, она рассказывала ему о произошедшем с ней за эти месяцы. Он оказался терпеливо улыбающимся слушателем. Это была внимательная улыбка, не отстраненная, которая так легко появляется на губах, когда мысленно уносишься куда-то далеко. Иногда он задавал короткие вопросы, участливо, но при этом без сочувствия. Ему удалось дать ей почувствовать гордость. Только одно тревожило ее. Она не боролась за него так, как он за нее. То, что он не захотел говорить о том, что с ними случилось, беспокоило еще сильнее. Должно быть, это было что-то ужасное.

Внезапно она почувствовала себя пристыженной. Она так решительно пыталась вернуть себе свой прежний облик и разгадать секрет пирамиды и так мало пыталась вернуться в Белый чертог до истечения года, который потребовал от нее перворожденный. Да, во время боя с Нодоном в последнее время она совсем не думала о Гонвалоне. Вместо этого постоянно размышляла о том, с помощью каких финтов она могла бы пробить кажущуюся совершенной защиту своего учителя фехтования.

— Я так рад тебя видеть, — он говорил тихо, и в его глазах читалась тоска, которая отбросила прочь все ее сомнения. — Я готов идти за тобой за край времен, пока небо не упадет на землю и не останется только Лунный свет.

Она нежно коснулась щеки Гонвалона. Шрамы, оставленные витражом, полностью исчезли. Она снова чувствовала кончики своих пальцев. Она отчетливо ощутила неестественное тепло его кожи.

— Да это же ожоги!

— Ничего страшного. Не переживай.

— Я могла бы вылечить тебя!

Он улыбнулся так, что стало видно, как ему больно.

— Не нужно. Я лучше натру ожоги жиром. Через пару дней все уйдет. Я…

Его слова задели ее.

— Все уже не так, как раньше. Я намного лучше плету заклинания. Дыхание Ночи говорит, что я делаю большие успехи. Я действительно могла бы…

Он улыбнулся так, как мог улыбаться только он. Невинно и красноречиво.

— Это сердце мое ты должна исцелить. И этому заклинанию не нужно учиться у дракона. Ты им владела всегда, — он поднял руку и осторожно убрал прядь волос с ее щеки. — Как же мое сердце истосковалось по тебе…

Она схватила его за руку, поднесла пальцы к губам. Они тоже пахли дымом.

— Тебе нужно помыться. Ты пахнешь как копченый окорок, — она кивнула в сторону выложенного камнем бассейна.

Он усмехнулся, и лукавые искорки, которых ей так не хватало, вернулись в его глаза.

— Значит, это не изменилось, моя неотразимая дикарка из лесов. Никогда и никто не сравнивал меня с копченым окороком. Впрочем…

Он преувеличенно нахмурил лоб и вздрогнул. Похоже, его ожоги были не такими безобидными, как он утверждал.

— …впрочем, вижу я в тебе и новую для меня утонченность. Раньше ты не стала бы говорить о ванной, а просто заявила бы в лицо, что хочешь видеть меня голым, — его взгляд смягчил укор. Он просто поглощал ее глазами.

Она подошла вплотную к нему.

— Не только увидеть. Я хочу почувствовать твою наготу. Попробовать ее на вкус. Я хочу тебя, Гонвалон. Я… — Она сбросила тунику. Затем потянулась к его ремню. — Ты можешь помыться и позже. Я…

Он поцеловал ее. На этот раз со всей дикой страстью, которую дарил ей во время их тайных ночей в лесном убежище. Ей было очень приятно прикасаться к нему. Чувствовать его сильные руки на своем теле.

Он схватил ее, притянул к себе. Ничего не изменилось! Это было подобно опьянению. Они безудержно любили друг друга. Жадно. Она пыталась оттянуть последний миг. Не хотела, чтобы все закончилось так быстро после стольких лун. И, несмотря на все старания, она была бессильна. Дико вскрикнув, она опустилась на его грудь. Внезапно она почувствовала смертельную усталость.

Гонвалон крепко обнимал ее. Это было приятное чувство. Как будто не хотел никогда отпускать ее.

— Думаешь, можно удержать счастье? — негромко спросила она.

— Нет, — он произнес это с такой знакомой ей меланхолией. Слушая его в таком настроении, можно было подумать, будто он не хочет бороться за свое счастье. Однако, именно он готов был заплатить любую цену, чтобы найти ее. А она была той, кто, в конце концов, подчинился разделившей их судьбе.

— Я счастлива, сейчас, в этот миг.

Он нежно поцеловал ее.

— Спасибо.

— Спасибо за что?

— За то, что ты есть, здесь и сейчас, — его глаза сияли. — Чаще всего счастливые мгновения пролетают так быстро, что не успеваешь осознать свое счастье. Как будто счастье стирает все остальные мысли. Любая рефлексия на происходящее, любое…

Она негромко вздохнула. Ему нет нужды утверждаться за счет умных слов. А она, она просто хотела лежать в его объятиях, чувствовать тепло и защищенность. Молча наслаждаться им. Нандалее поцеловала его, чтобы заставить замолчать.

— Рефлексия? Давай сделаем это потом, а сейчас просто побудем счастливыми.


Ночной гость | Логово дракона. Обретенная сила | Новый мир