home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Другой берег

День перевалил за половину. Нандалее потянулась к колчану. Бесшумно вытащила стрелу и наложила ее на тетиву лука. Слишком тихо! Она подала Гонвалону знак идти дальше. Бидайн они оставили в более чем ста шагах позади. Нандалее мучила из-за этого совесть, но ее подруга производила просто слишком много шума!

Она пригнулась и осторожно пошла вперед. Чуть впереди Нандалее обнаружила дитя человеческое! Повсюду на его лице росли волосы. На нем была одежда, но на взгляд Нандалее в этой лохматой шкуре он похож на зверя. Даже у кобольдов на лице не растут волосы! Похоже, это мужчина. Сын человеческий сидел неподвижно, прислонившись к дереву. Он смотрел в ее сторону, но девушка была уверена, что ее он не видит. Нандалее присела за густым кустом ежевики. Странно, какая неподвижность…

Гонвалон подкрадывался чуть правее и дальше от нее. Он остановился за толстым стволом дуба. Кивнул ей.

Сапоги Нандалее были все еще мокры. Кожа негромко скрипнула, когда она присела на корточки. Им пришлось сделать очень большой крюк в поисках брода, но и там река доходила ей до груди. Бидайн едва не унесло течением. Она потеряла свою сумку и припасы. Впрочем, в отличие от вчерашнего дня, она не причитала. Нандалее знала, что это означает. Если Бидайн затихла, значит, ей по-настоящему плохо. Ее хрупкая подруга не создана для долгих переходов. Никогда прежде она не подвергалась таким нагрузкам. Лучше было бы подобрать для этого приключения другую плетущую заклинания.

Нандалее вышла из укрытия. При этом она не сводила взгляда с часового. Что-то с ним не так! Никто не может сидеть так неподвижно! Немного дальше она увидела несколько лежащих на земле завернутых в одеяла фигур. Как будто все еще спали. Когда день перевалил уже далеко за полдень!

Все это могло означать только одно. Эльфийка решила отбросить всяческие предосторожности. Здесь красться уже не было смысла. Никто из детей человеческих не заметит их. Ведь все они были мертвы!

Она сняла стрелу с тетивы.

Нандалее подошла к сидевшему у дерева мужчине. Не обнаружив ран, она осторожно ощупала его шею. Может быть, он все же еще жив? Кожа была сухой, пульса девушка не нашла. Она ощупала бородатое лицо. Оно казалось старым и изможденным. Глаза окружал ореол глубоких морщин, губы высохли и потрескались. Нандалее удивленно глядела на землю рядом с умершим. Никакой трупной жидкости! Даже мухи не прилетели откладывать яйца в труп!

Несколько испугавшись, Нандалее отпрянула от мужчины.

— Альвы всемогущие! — вскрикнул Гонвалон. Он стоял на коленях рядом с мертвым, который вместе с несколькими другими лежал на земле у потухшего костра. — Иди сюда! Только посмотри на это! Я попытался перевернуть одного из них…

Нандалее подошла к нему. Сначала она не поняла, что он имеет в виду.

Гонвалон снова попытался перевернуть мужчину, лежавшего закутавшись в одеяло на земле перед ним. Поднять его не удавалось.

— Загляни под его ладонь!

Из ладони в землю уходила паутина, словно сделанная из тоненьких кровеносных сосудов.

— Он сросся с землей, — произнес Гонвалон, с трудом сохраняя спокойствие. — Как будто что-то вытянуло всю плоть и жидкость из его тела в землю! Его тело совершенно высушено.

Нандалее услышала шаги Бидайн. Она хотела уберечь подругу от этого зрелища, но Бидайн уже дошла до сидевшего у дерева мертвого часового. Она ущипнула труп за щеку!

— Он уже не проснется, — трезво объявил Гонвалон. — Нам нужно уходить!

— Мне кажется, мы должны узнать, как они умерли, чтобы нас не постигла подобная участь, — Бидайн подошла к ним. Было совершенно очевидно, что вид трупов совершенно не страшит ее. Нандалее поразилась хладнокровию подруги. Снова она в ней ошиблась. Бидайн осматривала мертвых под одеялами, в то время как Гонвалон пытался объяснить ей, что вряд ли можно защититься от того, чтобы земля выпила из тебя все соки.

Бидайн выдернула из-под руки мертвеца одну из тонких вен и раздавила ее между большим и указательным пальцами. Принюхалась. Затем запрокинула голову.

— Хоть я и не люблю спорить с наставниками, — произнесла она тоном, заставлявшим предположить обратное, — но мне кажется, ты ошибаешься, Гонвалон. Вы оба уже осмотрели деревья? Особенно листья.

Нандалее подняла голову. Прожилки на листьях казались темными на фоне листвы. Повсюду вокруг стоянки!

— Это не вены проросли из тел умерших, а тонкие корешки вонзились в них. Их выпили до дна.

Гонвалон тяжело вздохнул.

— Это…

Нандалее заметила, что он дрожит. Эльф сжал кулаки, пытаясь унять дрожь. Она подумала о том, что рассказал ей Темный о Махте Нат. О том, что сделала с Гонвалоном бузина. Больше всего ей хотелось обнять Гонвалона. Но он не захочет этого. Не перед Бидайн. Нандалее догадывалась, что он пошел к Махте Нат только ради нее, несмотря на то что не знала, что могла бы дать ему бузина.

— Но почему мы не слышали, чтобы они кричали? — Гонвалон снова взял себя в руки. — Это ведь не могло произойти быстро. Я… Они должны были умирать медленной смертью.

— Их лица кажутся такими спокойными, — ответила Бидайн. — Я не думаю, что они заметили, что с ними произошло. Они уснули и не проснулись. Что бы ни было в ответе за случившееся здесь, оно могло разделаться с ними и более жестоко.

— То есть ты считаешь, что, когда тебя пронзают корни, это не больно? — Нандалее вспомнила об историях, которые ей рассказывали о лесах у подножия Головы альва. Там, где жил народ маураван. Об этих лесах тоже говорили, будто они убивают непрошеных гостей. Даже тролли боялись этих мест, а дикие звери, которым удавалось бежать от гигантских охотников под сень древних дубов, могли чувствовать себя в безопасности.

— Это вполне может быть безболезненно, — настаивала Бидайн. — Ты когда-нибудь наблюдала за тем, как комар вонзает хоботок в твою кожу?

— Обычно я не даю комарам возможности укусить меня.

— А ведь на этом примере можно было бы поучиться. Это поразительно. Когда они используют хоботок, нам совсем не больно. Ты видишь, как он входит в тебя, но ничего не чувствуешь. Может быть, на нем есть яд, приглушающий боль? Может быть, с корнями то же самое? Кто знает…

Нандалее поглядела на срубленные деревья и на ряд земляных конусов высотой в три шага, построенных детьми человеческими. Она окинула взглядом широкое поле пеньков. К реке отнесли лишь часть стволов. Остальное, равно как и большая часть веток, исчезло. Почувствовав любопытство, эльфийка осмотрела один из конусов. Под покровом из земли, травы и мха она нашла дерево. Еще она обнаружила наполненную хворостом яму. Похоже, дерево хотели сжечь под землей, но зачем, было неясно.

Нандалее обследовала еще два холма. Все они были устроены сходным образом. Затем по ту сторону вырубки в тени липы она обнаружила двух массивных лошадей. Обе они были еще в упряжи. Успокаивающим голосом заговорив с животными, она подошла к ним. Они оказались не пугливыми. Рты у лошадей были истерзаны. Прямо под сбруей кожа была содрана и покрыта шрамами. Эльфийка осторожно сняла с обеих сбрую. Лошадь покрупнее, рыжая кобыла с доверчивыми глазами, ткнулась мордой ей в руку. Нандалее задумалась, смогут ли они обе выжить в глуши. Снова поглядела на истерзанные рты. На свободе им будет лучше. Она развязала уздечку и вернулась к своим спутникам.

— …мы никогда не узнаем, что здесь произошло, — взволнованно говорила Бидайн.

— Никакой магии! — возражал Гонвалон с почти враждебной решительностью. — Ведь ясно, что здесь плелись чары. Что еще ты собираешься исследовать?

— Если бы мы знали, как его сплели, то, возможно, поняли, кто это сделал. Любое заклинание изменяет естественный магический узор. С каждым уходящим часом матрица восстанавливается. Это все равно что идти по траве. Спустя несколько часов она снова поднимется, и ничего не увидишь…

— Довольно! Я тоже когда-то был учеником Парящего наставника. Не нужно мне лекций по магии. Мы уходим немедленно! Достаточно пойти по следам детей человеческих, и мы поймем, кого они сделали своим врагом.

Бидайн хотела было возразить, когда Нандалее схватила ее за руку и притянула к себе.

— Оставь его. Не спорь с ним. Он прав. Мы должны идти.

— Но этот зеленый свет, о котором ты рассказывала. Может быть, он сопровождал заклинание. Некоторые чародеи создают побочный эффект своих заклинаний в виде свечения тела. Я сама уже видела такое. Элеборн даже делает это нарочно, — она посмотрела в сторону Гонвалона. — Кроме того, мы не можем просто так уйти. Только тролли бросают своих мертвых на земле!

— Тролли, милая моя, — набросился он на свою спутницу, — едят умерших. Не говори о том, чего не понимаешь. Кто бы это ни сделал, он хотел оставить детям человеческим послание. И мы не станем вмешиваться в этот спор. Мы ничего не будем здесь трогать! Мы всего лишь разведчики.

— Он абсолютно прав, — успокаивающим тоном произнесла Нандалее. Она поразилась тому, как упорно принялась Бидайн отстаивать свою точку зрения. Раньше она не была такой. За минувшие луны она тоже сильно изменилась.

Нандалее заметила, что Гонвалон бросил на нее удивленный и в то же время благодарный взгляд.

— Пора покинуть лагерь. Если мы пойдем вниз по течению реки, то выясним, что здесь произошло.

— Двадцать семь трупов, а он просто оставит их лежать, — прошипела Бидайн. — Он ничем не лучше тролля.

Нандалее невольно усмехнулась.

— Мы должны доверять ему. Он знает, что делать.

— Откуда он знает, что делать в мире, где еще никогда не бывали эльфы?

— Он знает детей человеческих. И он — драконник. Его не так-то просто убить, если тебя это беспокоит.

Бидайн с сомнением поглядела на нее.

— Но я не драконница. Боюсь, меня убить просто. И я совершенно точно не собираюсь спать возле деревьев!

Нандалее не стала отвечать. Эльфийка знала, что иногда с Бидайн лучше не спорить.

Они молча пошли вдоль реки. Гонвалон оказался прав. Всего в двух милях ниже по течению они обнаружили еще одну большую вырубку, окруженную разрыхленной землей. Похоже, дети человеческие жгли здесь большой костер, который лишь подготавливали в другом лагере. Спутники не обнаружили могил и никаких следов, указывавших на то, что здесь произошло нечто подобное. Поэтому они пошли дальше.

В последующие дни они обнаружили еще больше дюжины вырубок. Нандалее они казались похожими на шрамы на земле. Для нее разрушения были ужасны еще и потому, что она не видела в них смысла. Зачем сжигать деревья в земляных ямах?

Ландшафт менялся с каждым днем, пока они шли вдоль реки. Горы становились круче. Они шли по глухому бездорожью.

Легче было построить плот и позволить течению нести себя, но Гонвалон был категорически против. Нандалее не понимала, почему он так боится внезапной встречи с детьми человеческими. Маскировка у них была хорошей, кроме того, эльфов на Нангоге не видели никогда, ведь так? Так почему же дети человеческие должны отнестись к ним враждебно? Но Гонвалон не соглашался, и, в конце концов, они подчинились, продолжая день за днем прокладывать себе дорогу сквозь чащу.

Больше всех страдала Бидайн. Зачастую она уже так уставала к обеду, что едва могла ползти дальше. Однако девушка почти не жаловалась. Она сознавала, что задерживает своих товарищей.

К трудностям перехода добавлялось еще постоянное ощущение того, что за ними наблюдают. Звери смотрели им вслед так, как не должны были смотреть. Однажды Нандалее даже показалось, что на нее смотрит дерево. Она не сказала об этом другим, с одной стороны, потому что не хотела показаться смешной, а с другой — потому что у Бидайн развился прямо-таки панический страх перед деревьями. Каждый вечер им приходилось искать место для стоянки, находящееся достаточно далеко от деревьев и корневой системы, что обычно означало, что отряду приходилось ночевать на голых камнях.

Из-за Бидайн в полдень они постоянно устраивали долгий привал, а вечером заканчивали поход за два часа до захода солнца. Нандалее удалось договориться с Гонвалоном относительно того, что во время дневных стоянок он будет уходить вперед в качестве разведчика. А она охотилась вечером. Они называли это так из-за Бидайн. Но почти настолько же важной, как и озвученные причины, была для них и возможность побыть наедине.

Один раз Нандалее обнаружила на реке лодки. Это были легкие суденышки из ивовых прутьев и кожи. Они казались неуклюжими и были почти круглыми. Сидевшие в лодках гребцы отчаянно боролись против течения. Не разыскивают ли дети человеческие тех лесорубов?

За время своего путешествия они лишь дважды попали под короткий ливень. Чаще всего погода была благосклонна к путешественникам. Тучи скрывали солнце.

Стоял солнечный день, когда Бидайн однажды увидела среди туч движущиеся тени. Что-то большое, находившееся слишком далеко, чтобы как следует рассмотреть это. Ясно было одно: оно должно быть огромным! Что это — летучие корабли? Или животные, чудесным образом умеющие подниматься в воздух без помощи крыльев? Нангог подбрасывал все новые и новые загадки! Они наблюдали за тенями больше часа. Но тучи не расходились. Может быть, и лучше, если они не узнают, что населяет небеса Нангога.

На шестой вечер их путешествия Нандалее снова охотилась одна. Солнце склонялось за горы, из долин к вершинам поползли первые тени. Чуть выше звериной тропы Нандалее спряталась за валуном, надеясь подстрелить дикую козу, которую видела днем в отвесных скалах. Но ветер был не в ее пользу. Он уносил ее запах к козам, и животные уходили дальше.

Над ней кружила большая серо-коричневая хищная птица. Она парила в воздухе, широко расправив крылья. Она смотрела на нее, и Нандалее едва устояла перед искушением схватить лук. Нангог действовал ей на нервы. Она была не робкого десятка, но здесь для нее оказалось внове не знать, кто или что за ней охотится.

Эльфийка сняла тетиву с верхнего изгиба, скатала ее и положила в маленький кожаный мешочек. На сегодня охоту стоит завершить. Днем Гонвалон нашел грибы и даже пару луковиц. Мясо им не нужно.

Тут хищная птица пронзительно вскрикнула, сложила крылья и стала падать прямо на нее. Девушка испуганно отпрянула и подняла руки, пытаясь защитить лицо от когтей, но вместо того, чтобы атаковать ее, птица приземлилась на скалу, повернула голову в сторону и пристально уставилась на эльфийку. Нандалее слегка отшатнулась. С птицей пришел непонятный холод. Птица наклонилась вперед, расправила крылья, словно собираясь закричать. Но из открытого клюва не донеслось ни звука. Птица выплюнула зеленый светящийся туман! Извиваясь, словно червяк, зелень поползла по скале.

В лицо Нандалее пахнуло сильным холодом, на перьях хищной птицы образовался иней. Хищник вскрикнул, словно наслаждаясь свободой, встряхнулся, взмахнул крыльями и поднялся в воздух. А зеленое свечение осталось.

Нандалее отодвинулась еще дальше. С отвесным склоном за спиной у нее не оставалось иного выбора, кроме как двигаться по тропе на кромке обрыва. Не сводя взгляда с этого странного зеленого света, она балансировала на узкой тропе. Она была отрезана от тропы, по которой пришла сюда.

Дюйм за дюймом отодвигалась она назад. Из-за мелких камней под ногами девушка не могла ступать уверенно.

Странный светящийся червь изогнулся спиралью, а затем растекся, образовав облако. Интенсивность свечения изменилась. Нандалее догадывалась, чего хочет существо. Завладеть ею. Наполнить собой, как хищную птицу. Она сжала губы.

Эльфийка почувствовала что-то за спиной. Большое, массивное. Но обернуться она не решалась. Зеленое облачко снова превратилось в длинную извивающуюся веревку. Как змея, подумала Нандалее.

Она отступила еще на шаг. Пятки ее коснулись скалы. Она отвела левую руку назад. Валун, отвесная скала… Что-то большое перегораживало тропу. Она по-прежнему не осмеливалась оглянуться назад. Нельзя выпускать из виду этот зеленый свет. Даже на удар сердца! Ее нога двинулась в сторону. Тропы больше не было. Краем глаза она увидела склон. Слишком отвесный, подумала она. Она сломает себе шею! Она… Светящийся червь приподнялся. Словно собирающаяся атаковать змея.

Она ударила существо луком. Оружие прошло сквозь непонятное создание, даже не зацепив его. Что-то ледяное коснулось ее щеки, холод потек ниже. Девушка испуганно вскрикнула. Это было ошибкой.


Новый мир | Логово дракона. Обретенная сила | Большая служанка