home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Снимая маску

Гонвалон прислушался к звуку рога, зазвучавшего в темноте. Похоже, сигнал доносился с первого собирателя облаков. Три небесных корабля летели в ряд на некотором расстоянии друг от друга. По его прикидкам, расстояние между каждыми двумя собирателями облаков составляло чуть более пятисот шагов. Свет лун-близнецов превратил корабли в черные силуэты на фоне ночного неба.

Ворча, некоторые корабельщики начали подниматься. Гонвалон вместе с Нандалее и Бидайн ночевал на баке. Равно как и команда. Наверное, на борту были и небольшие каюты, но в комнате им отказали, несмотря на то что он готов был заплатить за нее золотом. Поначалу он подумал, что раз они чужаки, то их сословие слишком низкое, чтобы по извращенной логике Великого дома им вообще полагалась какая бы то ни было каюта — сколько бы они ни готовы были за нее заплатить. Но потом он понял, что здесь вообще нет кают — только грузовые помещения.

На палубе от дождя их защищало огромное тело собирателя облаков. Ночью стояла приятная прохлада. Большая часть команды, к счастью, вела себя по отношению к ним сдержанно, мешала разве что парочка зевак. Гораздо больше беспокоило Гонвалона огромное животное, которое несло этот корабль. Он никогда прежде не видел ничего подобного. Сотни щупалец держали большой корпус корабля. Где-то постоянно что-то двигалось. Иногда со щупалец капала слизь. Один раз его во сне коснулось щупальце толщиной в палец.

Зато Нандалее относилась к существу весьма прохладно.

Гонвалон не стал рассказывать Бидайн о том, что случилось с ее подругой; и без того несущее корабль существо пугало Бидайн до смерти. Она постоянно пряталась среди тюков. Три дня она не смыкала глаз, прежде чем свалилась от усталости.

Снова зазвучал рог.

Он опустился на колени рядом с Нандалее и мягко тронул ее за плечо. Эльфийка тут же проснулась.

— Пожалуйста, разбуди Бидайн. Что-то происходит. Мы должны быть начеку.

На один удар сердца в ее глазах сверкнул зеленоватый огонек. Эта одержимость была жутковатой. Со времен разговора в караван-сарае она больше не вступала с ним в контакт.

Нандалее подошла к Бидайн, которая спала среди грузовых тюков, завернувшись в плащ. Подруга осторожно растолкала ее и что-то прошептала ей на ухо. Бидайн казалась оглушенной и, очевидно, никак не могла понять, где находится. Нандалее обходилась с ней очень бережно. Она поглаживала ее, пытаясь помочь побороть страх. Такой Гонвалон не видел ее еще никогда. Эта Нандалее была не такой, как дикая охотница из вечно холодных земель. Нет, подумал он, этот Зеленый дух совсем не такой, как Нандалее. Ему нравилась мягкость существа, но ему хотелось вернуть обратно дух охотницы. Если бы только…

Вдалеке снова послышался сигнал рога. Корабельщики собрались на баке. Большинство из них теперь были вооружены. Вперед выступил высокий мужчина. Гонвалон еще прежде обратил на него внимание, а поскольку остальные дети человеческие относились к нему с уважением, эльф предположил, что это может быть капитан воздушного корабля. У мужчины были густые черные волосы и узкое лицо, что еще сильнее подчеркивала его длинная борода. Под глазами чернели круги, щеки ввалились. На взгляд Гонвалона, в нем было что-то аскетичное.

— Сейчас ваше путешествие завершится, чужак. Я предлагаю тебе золотой слиток за каждую из твоих дочерей и обещаю ссадить тебя в ближайшем городе, где мы станем на якорь, не причинив вреда.

Краем глаза Гонвалон заметил, как Нандалее развязывает веревку, сдерживавшую ее вязанку хвороста. Тряпки с лука она уже сняла. Еще несколько мгновений — и она будет готова к бою. Но на Нандалее и Бидайн никто не обращал внимания. Все смотрели только на него, как будто от него зависело все.

Гонвалон развел руками в бессильном жесте.

— Я ведь не могу продать моих девочек. Что же я тогда за отец, — он говорил плаксивым тоном.

Теперь их окружила дюжина мужчин с бронзовыми мечами, секирами и дубинками. Большинство из них усмехались.

— Ты и правда глупец! — Говоривший от имени остальных вздохнул. — В Облачном городе нам нужны женщины. Ты нам не нужен. Могу пообещать, что с ними все будет в порядке. Больше, чем где-либо в Нангоге. В Облачном городе рождаются дети. Только там!

— А я не могу пойти с вами в Облачный город?

Темноволосый обнажил кинжал, не сводя с него взгляда.

— Нет. Ты поклялся в верности Хранителю огня. Никто не может служить двум господам, а нам не нужен в городе человек, приближенный к Муватте. Твой путь заканчивается здесь. Но ты умрешь, зная, что с твоими дочерьми все будет хорошо.

— Начнем? — спросила по-эльфийски Нандалее.

Что-то в тоне ее голоса заставило командира усомниться.

— Что она говорит? И что это за язык?

— Она предложила третий вариант. Вы бросите оружие за борт, а мы оставим вас в живых. Что скажешь?

Корабельщик нахмурился, а затем улыбнулся.

— Нас более сорока против безбородого дикаря и двух баб. Чего нам бояться? В исходе боя сомнений нет. Прежде чем отправиться под нож, петухи всегда поют очень красиво.

Гонвалон поклонился.

— Согласен с тобой, сын человеческий. В исходе боя действительно нет никаких сомнений, — эльф обнажил полуторный меч и охотничий нож.

Из вязанки хвороста Нандалее вытащила огромный дву- ручник.

В мужестве темноволосому было не отказать. Вместо того чтобы испугаться, он бросился вперед, сделал финт, пытаясь поразить его в горло. Гонвалон отвел его меч в сторону и вонзил свой кинжал в живот сына человеческого. Он ткнул кинжалом выше под ребра, слегка повернул. На левую руку брызнула теплая кровь. Карие глаза мужчины недоверчиво расширились. Он открыл рот, произнес несколько неразборчивых звуков, а затем поразительно отчетливо прокричал:

— Лучники!

Гонвалон высвободил клинок, пригнулся, уходя от удара дубинкой. Он чувствовал воинов вокруг себя. Это не магия! И, несмотря на это, ему казалось, что все его чувства стали объемнее. Он исполнял танец меча, которому обучал в Белом чертоге. Сражался без гнева. Провел мечом по горлу. Отразил удар так, что он пришелся в другого сына человеческого, вместо него. Пригнулся, вонзил кинжал в сустав ноги, почувствовал, как он скользнул по кости и хрящам.

Мельком увидел Нандалее. Она сражалась без элегантности. Огромный двуручный Смертоносный был для нее неподходящим оружием! Он не понимал, почему она выбрала этот меч. Она махала им, словно косой. И, нужно было признаться, сражалась она эффективно. Более того, она внушала больший страх, чем он. Смертоносный отрубал целые конечности, умирающие с криками отползали от нее. Мужчина сжимал свою руку, истекая кровью и при этом надеясь, что конечность прирастет снова.

Стрела ударилась о палубу совсем рядом с Нандалее. Тем временем на такелаже разместилось семеро лучников. Гонвалон двигался так, что в него нельзя было прицелиться, между ним и стрелками всегда стояли люди. Дважды лучники попали в своих товарищей и стали осторожнее. А вот Нандалее представляла собой хорошую цель. Ее кружащийся меч образовал вокруг нее защитный круг, в который уже не осмеливался войти ни один из людей. Этот проклятый меч! Ну почему она не послушалась его! Или хотя бы Нодон, которого он умолял не приносить ей этот клинок. То, что в Нандалее еще не попали, граничило с чудом.

Бидайн стояла, прислонившись спиной к ящику с грузом. В руке она держала кинжал. Перед ней лежал мертвый человек. Эльфийка дрожала всем телом и непохоже было на то, что она сумеет перенести еще одну схватку.

— Назад! — крикнул толстый парень с обвисшими щеками. — Назад!

Гонвалон понимал, что, как только останется один, превратится в мишень. Он бросился к Нандалее и утащил ее в укрытие за стоявшие на баке ящике. И вовремя — стрела пролетела настолько близко к шее, что он почувствовал дуновение ветра.

Нандалее выглядела ужасно! Она была с ног до головы покрыта кровью.

— Ложись! — крикнул он Бидайн, по-прежнему стоявшей у ящика. — Втяни голову в плечи!

Но чародейка не слышала его. Вместо этого, казалось, она задрожала еще сильнее.

Нандалее взяла лук и натянула тетиву.

— Позаботься о Бидайн!

Гонвалон с удивлением отметил, что она взяла на себя командование, словно это было что-то само собой разумеющееся. Эльф вышел из укрытия. Две стрелы пролетели на расстоянии более полушага от него — на торчащих в стороны от корпуса корабля мачтах были маленькие платформы, на которых лучникам было удобно стоять. К счастью, стреляли они не очень хорошо.

Большая часть команды тем временем залезла на такелаж. Никто больше не вставал у него на пути. Смертельно раненного человека, поползшего прочь от него, он, проходя мимо, ударил плашмя мечом, и тот обмяк, потеряв сознание. Это получилось у него так же естественно, как дыхание. Все его внимание поглощали лучники. Он чувствовал, что в него целятся трое.

Крик. Нандалее начала свою работу! Гонвалон пригнулся, уворачиваясь от стрелы. И, наконец, добрался до Бидайн. Она по-прежнему стояла у ящиков во весь рост.

— Тебе нужно спрятаться, — ее поведение было ему совершенно непонятно! Ее учили сражаться. Она была дорогим оружием небесных змеев. Но теперь, когда дело дошло до драки, похоже, она позабыла обо всем.

— Я… я не могу, — дрожащим голосом выдавила она из себя. Она прижимала левую руку к животу. У самого бедра. — Они… в меня… попали. Мне очень жаль.

Гонвалон увидел лужу крови, и ему стало стыдно, что он так неверно оценил Бидайн. Он осторожно убрал ее руку в сторону. Девушка вскрикнула. Еще одна стрела задела ее, оставив на щеке кровавый след.

— Тебе нужно уйти отсюда, — настаивал эльф. — Я понесу тебя.

— Не… получится, — девушка указала на сломанную стрелу, лежавшую у ее ног. — Я… я хотела вытащить ее, — каждое слово давалось ей с трудом. — А она сломалась…

Гонвалон понял. Негромко выругался. Стрела пригвоздила ее к ящику. И при попытке вытащить стрелу девушка ее сломала. Он выпрямился, чтобы заслонить ее своим телом от новых выстрелов. Бросил торопливый взгляд через плечо на мачты. Большая часть лучников была занята поисками укрытия. А Нандалее стояла во весь рост посреди палубы. На тетиве лежала стрела, но лук не был натянут. Стоя там, девушка выглядела пугающе. До глубины души уверенная в том, что в нее не попадет ни одна стрела противника.

Гонвалон положил руки на плечи Бидайн. Он понимал, что сломанная стрела останавливает кровотечение, но оставить ее так не мог. Скоро на других облачных кораблях заметят, что здесь что-то не так. И тогда им придется сражаться с еще большим количеством лучников и абордажных команд. Им нужно уходить отсюда! Но как сбежать с парусника, который летит на высоте тысячи шагов над землей?

— Стисни зубы, Бидайн.

— Ты уверен… Я… Я боялась, что истеку кровью, если…

— Доверься мне, — нежно произнес он и погладил ее по залитой кровью щеке. Он вовсе не был уверен в том, что принимает правильное решение, но оставлять ее здесь было нельзя. — Обними меня, покрепче. Как в тот вечер у костра, когда нас так напугало землетрясение. Я буду защищать тебя.

Она посмотрела на него полными слез глазами. Затем обхватила его и вцепилась, словно утопающий, борющийся за жизнь.

Гонвалон потянул ее к себе. Бидайн издала приглушенный вскрик — а затем обмякла у него в руках. Из ящика за ее спиной торчало окровавленное древко. Оно было сделано из плохого дерева, сильно расщепилось. Возможно, еще в момент удара. Если в ране останутся щепки, ей не выжить!

Как он и опасался, кровь из ее раны пошла сильнее. Бидайн потеряла сознание. Эльф осторожно положил ее на палубу. Он никогда не был особенно хорошим целителем. Даже если бы он не потерял способность к плетению чар, он ничего сейчас не смог бы сделать.

Гонвалон оторвал от рубашки полоску ткани, выдернул лишние нитки, смотал в клубок и крепко прижал к ране. Он понимал, что, запихивая тряпку в рану, он увеличивает вероятность смертоносного воспаления. Но если не сделать ничего, она истечет кровью в ближайшие полчаса.

Негромкие звуки шагов заставили его обернуться. Нандалее! Она держала лук наготове.

— Как она? — спросила девушка, не отводя взгляда от мужчин на такелаже.

— Плохо.

— Что мы можем сделать?

— Не знаю. Я… Может быть, этот дух, что в тебе, может нам помочь. Дети человеческие оставят нас в покое?

— Не думаю. Видишь того парня в бесшовной юбке с зеленой бахромой?

Гонвалон поднял голову.

— Что с ним?

— Он пытается подбодрить их для новой атаки. Он все время говорит с ним. Заставить его замолчать? У меня осталось всего три стрелы.

На некотором расстоянии от них на палубе лежал мертвый лучник.

— А ты не можешь использовать луки детей человеческих?

Нандалее скривилась.

— Это примерно то же самое, что спросить меня, не хочу ли я воспользоваться примитивной дубинкой вместо драконьего меча. Там нет ни одной стрелы, которая могла бы лететь прямо! Это так… — Она запнулась. А когда заговорила снова, голос ее звучал уже иначе. — Мы должны немедленно спуститься к корабельному дереву. Идем! Иначе Бидайн умрет.

Гонвалон вспомнил о лесорубах, которых они обнаружили в самом начале путешествия. Зеленые духи Нангога и деревья этого мира, похоже, заключили между собой ужасный союз. Но разве у него есть выбор? Сидеть здесь, с медленно умирающей от потери крови Бидайн? После того, что они увидели в лагере лесорубов, Бидайн до смерти стала бояться деревьев. Как он может отнести ее к дереву сейчас?

Не дожидаясь ответа, Нандалее тронулась в путь. Никто из детей человеческих уже не осмеливался атаковать ее. Было довольно одного взгляда лучницы, чтобы заставить их испуганно прятаться за предметами. Гонвалон поднял Бидайн и пошел за ней. Рядом с ней можно было чувствовать себя в относительной безопасности.

Дерево возвышалось над палубой, словно башня — настолько мощным был его ствол. На его коре образовались странные наросты, напоминавшие скривившиеся лица. Их встретил настоящий концерт птичьих голосов! В ветвях Гонвалон заметил и обезьян. Животные казались напуганными.

Вдалеке небо разрезала разветвленная молния. Ослепительный свет был с зеленоватым оттенком. Гонвалон обеспокоенно поглядел на надутое тело собирателя облаков — ив этот самый миг на них обрушился ливень. Совсем скоро вода ручьями стала стекать по его телу, сверкающими каскадами переливаться вниз, за борт. Что случится, если в такое чудище попадет молния?

— Положи Бидайн рядом со мной. Земля защитит ее, — Нандалее присела на черную землю, в которую было посажено корабельное древо, говорила она по-прежнему изменившимся голосом.

Гонвалон медлил. Между досками палубы и землей была четкая грань. У самого дерева древесина казалась подгнившей. Черной, как земля. Ее поверхность потрескалась, в щели протискивалась земля. Мертвое дерево корабля пронизывали корни. Казалось, они дотягивались в самые дальние уголки корабля — словно дерево захватило все судно. Часть ветвей корабля достигала до боков собирателя облаков, а некоторые щупальца обвивали ствол. Дерево, корабль и собиратель облаков, казалось, пронизывали друг друга и были единым целым.

«У меня нет выбора», — подумал Гонвалон и осторожно положил Бидайн на темную землю. При этом он недоверчиво поглядывал на корни. Ничто не шевелилось. Ничто не тянулось к ней. Бидайн по-прежнему была без сознания. Одежда ее была пропитана кровью. Эльф нащупал ее пульс. К горлу подкатила холодная ярость. Она не должна была здесь находиться! Бидайн не хватало главного качества для того, чтобы быть драконницей, — способности хладнокровно убивать врагов.

Он в отчаянии поглядел на Нандалее. Было холодно. Холоднее, чем должно быть на такой высоте. Гонвалон чувствовал, что она изменилась. Тонкие волоски на затылке встали дыбом. Эта штука, которая захватила контроль над ней, казалось, набирала силу. В чем здесь дело — в дереве или в непогоде, вызванной стихиями этого мира? С неба сыпались молнии: одна, другая, третья. Все ближе к кораблю. От громовых раскатов дрожала палуба. Птицы в ветвях дерева умолкли.

Нандалее прижала обе руки к темному стволу. Губы ее бесшумно шевелились. Она была полностью погружена в себя.

Гонвалон обеспокоенно поглядел на детей человеческих. А затем взял лук Нандалее. Обращаться с ним он не умел, но враги-то этого не знают. Широко расставив ноги, он поднялся, заслоняя собой своих спутниц. Наложив стрелу на тетиву, он смотрел вверх. Похоже, это сработало!

По листве корабельного дерева пробежал шепот. Звук, слишком интенсивный даже для бури, в которую попал огромный корабль. Гонвалону казалось, что дерево что-то нашептывает Нандалее! Из тела собирателя облаков послышался глухой рокот. Затем — протяжное шипение. Словно предупреждающий звук раздраженной змеи. Что делает Нандалее?

— Ты должна помочь Бидайн! Она умирает. Прошу, Нандалее, вернись! Вспомни о своей подруге. Бидайн!

Охотница повернула голову к нему. В ее глазах появилось то пугающее зеленоватое сияние, которое ему уже доводилось видеть. Она покачала головой.

Палубные доски затрещали. Кто-то из детей человеческих испуганно вскрикнул. Теперь происходящее дошло и до Гонвалона. Огромный корабль начал опускаться! Быстро! При этом его несло ветром к северу.

И Гонвалон понял. Зеленый дух обманул его! Они разобьются в бесконечном лесу.


Душистая вода и крылья дракона | Логово дракона. Обретенная сила | Наблюдатель