home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


О ветре свободы

Артакс наблюдал, как в борт вцепились абордажные крючья, как пираты туго натянули канаты. Он стоял за люком длинного помещения, отведенного под каюты, сразу за корабельным древом. В помещении пахло потом, нестираной одеждой и оружейной смазкой. Снаружи лил дождь, как из ведра. Ветер посвежел, струи дождя хлестали палубу. Артакс удивился тому, что во время такой бури небесные пираты вообще решились идти на абордаж. Ему с трудом удавалось подавить ярость. Эти мешки с дерьмом испортили все. Рог возвестил о приближении их судов.

С другой стороны, если бы не они, непогода все равно прервала бы их свидание с Шайей. На горизонте сверкали яркие молнии, окутывая палубу и такелаж в ослепительно яркий свет, чтобы спустя удар сердца снова оставить все в темноте. На борту появились первые пираты. В свете молний их лица были похожи на маски. Движения казались неестественными и резкими.

— Будет им самый большой неожиданность в их жизнь, — произнес Володи, привычно не обращая внимания на грамматические правила. В его голосе слышалось радостное предвкушение грядущего сражения.

— Пока выжидаем, — решительно ответил Артакс.

Несмотря на то что никто не ворчал, бессмертный чувствовал, что его решение пришлось людям не по нраву. Отряд Володи, наемники и пираты, — не лучший выбор для долгого путешествия на облачном корабле. Две недели, на протяжении которых им было почти нечего делать, кроме как поглядывать на проплывающие внизу пейзажи, сильно надоели им. Небесным хранителям под командованием Джубы то и дело приходилось разнимать наемников, когда они ссорились из-за игры в кости или какого-либо — настоящего или вымышленного — оскорбления. Они рвались в бой. И были совершенно уверены в том, что дерутся гораздо лучше облачных пиратов. Откуда у них взялась эта уверенность, для Артакса оставалось загадкой. Ведь, в конечном итоге, они не знали о своих противниках практически ничего.

Атакующие перебирались на их корабль по канатам. В свете лун-близнецов Артакс не мог толком разглядеть их, но одежда у них была настолько различной, что казалось, будто они собрались со всех уголков мира.

Удивляясь тому, что никто не оказывает им сопротивления, пираты замерли на палубе, оглядываясь по сторонам. Худощавый воин указал секирой на каюты.

— Выходите! — закричал он на лувийском языке. — Тот, кто пойдет с нами, познает свободу, о которой до сих пор не осмеливался даже мечтать, — у мужчины было узкое приятное лицо и темные глаза. Седеющие волосы поддерживала красная повязка. Бороды у него не было, что показалось Артаксу довольно странным. Равно как и поведение небесного пирата. Это предложение свободы… Не этого он ожидал. Об этом нужно разузнать поподробнее. Было у него подозрение относительно того, кто стоит там и возглавляет атакующих.

— Постойте пока здесь, — обратился Артакс к Джубе. — Я разберусь с этим сам.

Военачальник вздохнул, но ничего не сказал.

Спустившись со спины собирателя облаков, Артакс надел доспех, выдававший в нем бессмертного. Роскошный шлем- маску и холщовый доспех, который будто бы не могло пронзить никакое оружие. Он вышел на палубу. До сих пор никто из атакующих не ворвался в длинную каюту, не спустился в люк к грузовым помещениям. То, что они никого не увидели на палубе, наверняка вселило неуверенность в небесных пиратов.

— А что случится с теми, кто не выберет свободу? — В ушах Артакса зазвенел собственный голос, искаженный шлемом.

— Ты кто, серебряная голова? — поинтересовался безбородый с красной повязкой. У него был низкий, приятный голос. Часть абордажной команды окружила его, пытаясь защитить.

Самоуверенное поведение пиратского капитана разозлило Артакса. Неужели они не видят, кто он? С другой стороны — кто же будет ожидать встретить бессмертного на старом грузовом корабле где-то над глухими лесами Нангога?

— Я командую жизнью и смертью, — удар грома подчеркнул его слова. Ветер настолько сильно вцепился в его плащ, что брошь неприятно надавила на шею.

Безбородый казался удивленным.

— Ты сатрап?

— Я бессмертный Аарон, повелитель всех черноголовых. И я предлагаю тебе жизнь, если ты сложишь оружие. Немедленно!

Разобрали его слова в грохоте грозовых раскатов только те, что стояли ближе.

— Ты лжец, — самоуверенно ответил пират.

Артакс решил не обращать внимания на эти слова.

— А ты назовешь свое имя?

— Я Таркон Железноязыкий, Дающий свободу. Враг тиранов и поработителей. А ты — покойник! — И с этими словами он атаковал.

Удар секиры был направлен снизу. Артакс попытался увернуться, но оружие все равно угодило ему в щеку. Шлем-маска загудел так, что зазвенело в ушах. За металлическим колокольным звоном он услышал воинственные крики его воинов.

В глазах Таркона Артакс увидел панику. Пират понял, что угодил в ловушку.

— Отступаем, ребята! Возвращаемся на корабль! Обрезать канаты! — Ветер немного утих, и его низкий голос разнесся над палубой.

Артакс пошел за Тарконом Железноязыким. Вокруг его клинка плясал зеленоватый свет. Он казался живым и пульсировал в том же ритме, что и его сердце!

Таркон испуганно захрипел. Он ловко увернулся от меча и освободил пространство вокруг себя с помощью удара секирой. В грудь бессмертному вошла стрела. Выстрел не мог пробить броню девантаров, но сила удара заставила Артакса пошатнуться. На него обрушился град стрел.

— Схватить его! — кричал Таркон, которому, очевидно, стало ясно, что дело его безнадежно. — Схватить его, и остальные сдадутся сами!

Артакс увернулся от нового удара. Таркон нужен был ему живым! Он не хотел, чтобы предводитель мятежников стал мучеником. Ему доводилось слышать о Тарконе Железноязы- ком еще в свою бытность крестьянином. Для кого-то он был героем, для других — кровожадным безумцем, который предавал каждого не желавшего подчиняться пленника смерти в облаках. Артакс был преисполнен решимости узнать, что из этого правда.

Вместо того чтобы убраться на свой корабль, к своему предводителю бросились другие пираты.

— Свалите его с ног! Не убивайте! — кричал своим людям Таркон.

Артакс отразил могучий удар копья, блокировал наручем нож и вонзил одному из пиратов меч в бедро. В шлем-маску угодил новый удар. Как будто обязательно бить по голове! Ар- такс сильно размахнулся мечом и почувствовал, что попал сразу в нескольких. Впрочем, увидеть он этого не увидел. Перед глазами плясали яркие огни. Бессмертный с удивлением обнаружил, что на него уже никто не нападает. Ему было дурно. Он отступил на шаг. Отвел руку назад, пока не нащупал стену каюты. Мужчине пришлось прислониться к ней, пол уходил из-под ног. «Зато я, наконец, хорошо вижу», — подумал Артакс. Таркона молотил гигантский воин. Выглядел он ужасно. Лицо его представляло собой сплошную маску из шрамов. Артакс вспомнил его. Он был из числа его пиратов.

— Оставь его… — Голос Артакса снизился до хриплого шепота. Слишком поздно. Нападавший вонзил свой меч в живот Таркона. Железноязыкий выпустил секиру из рук. Он уставился на Шрама, который поставил ему ногу на грудь и, слегка повернув меч, вытащил его из раны.

Артакс застонал, словно в него самого попали. Он не хотел этого! Он хотел поговорить с Тарконом! Все еще чувствуя головокружение, Артакс побрел по палубе, опустился на колени рядом с умирающим пиратом и снял свой шлем.

Таркон Железноязыкий с трудом дышал.

— Ты проиграл, — прохрипел он.

Артакс бросил взгляд на поручни. Он увидел, как грузовые люки борта корабля ишкуцайя открылись и оттуда вылетели маленькие собиратели облаков, несущих поднебесных воинов кочевого народа. Они размахивали абордажными крючьями и забрались на такелаж второго облачного парусника, в то время как их прикрывали лучники на палубе их корабля. Проиграли небесные пираты, а не он.

Черты лица Таркона разгладились. Он даже улыбнулся!

— Разве ты не знал, что это произойдет? Почему не сдался? — Умирающий Таркон растрогал его.

Небесный пират лежал в свете одного из ходовых огней. В свете маленького пламени за молочного цвета стеклом черты его лица казались мягче.

— Свобода никогда не проигрывает. Она всегда прорастает, — прошептал он.

Артакс цинично улыбнулся.

— А какая свобода была у корабельщиков, которых захватили твои люди?

— У них был выбор, серебряная голова. Большинство пошли с нами. А остальные… По крайней мере, у них был выбор. Это больше, чем есть у крестьян в твоей империи и в других, где жизнь их определена от самого рождения. Нангог — новый мир.

Здесь все может быть по-другому. Старые законы не должны действовать. Так думают многие…

— Я тоже так считаю, — с печалью в голосе произнес он. — Мы многое могли бы сделать вместе.

— Не нужно лгать умирающему, убийца священнослужителей. Некоторые из твоих храмовых служек нашли у меня пристанище. Они многое мне о тебе порассказали. Такие люди, как ты, не выносят ветра свободы, потому что вы знаете: он перерастет в бурю, которая выметет вас из дворцов. Но вам его не остановить. Он придет. И с нами придут Зеленые духи!

Артакс рассмеялся.

— Невозможно! Зеленые духи не сотрудничают ни с кем!

Глаза Таркона расширились, словно он уже глядел в лицо смерти. Тем не менее он улыбнулся.

— В нашем городе есть дети! У меня два сына. Духи знают, что мы не вредим миру. Мы не жадничаем… Мы заключили с ними мир.

Бессмертный поглядел на большую лужу крови.

— Тебе стоило поговорить со мной. Тогда ты увидел бы, как твои сыновья станут мужчинами.

— Не мужчинами — рабами. А так они вырастут на свободе. Когда они вырастут, то сумеют оценить мой дар.

— Мы найдем ваш город, — с нажимом произнес Артакс. — Скажи мне, где он. Я смогу защитить твоих детей. Другие придут туда с огнем и мечом. Я не хочу этого. Я приду и протяну руку дружбы. Я и этого сражения не хотел!

Кровь тонкой струйкой потекла из уголка губ Таркона.

— И поэтому ты пришел с двумя кораблями, полными воинов? Только наш город не найти никому! Ваши корабли не принесут вас туда. Никогда… — Его руки задрожали. — Сейчас я как ты. Бессмертный. Человек, умерший за свои убеждения. Герой. Мое имя будут знать все. Все! И ветер свободы обратится в бурю. Бурю… Я вижу ее. Она тебя… — Его глаза расширились. Он смотрел на фонарь. Буря улеглась. Луны-близнецы вышли из-за туч.

Артакс мягко закрыл ему глаза.

— Ты стал бессмертным еще при жизни, хоть и не понимал этого.

— Упаси нас от своего пафоса! Перережь ему горло. Он испортил тебе вечер с Шайей. Этому безумцу повезло. Его нужно было бы казнить в Золотом городе. Такие, как он…

Что-то мясистое прилетело с другого корабля. Два щупальца схватили Таркона и подняли умирающего пирата с палубы. Его левая рука качнулась в воздухе, и Артаксу показалось, что Таркон машет ему.

С обоими собирателями облаков, которые несли корабли небесных пиратов Таркона, произошла жуткая перемена. Дюжины щупалец отпустили корпус корабля и взлетели в воздух. Изогнутый клык попал в одного из Джубиных хранителей неба с такой силой, что мужчине оторвало ногу. Другие щупальца выхватили воинов Шайи из полетной упряжи и швырнули кричащих воинов вниз.

— Рубите абордажные канаты, — закричал Артакс и бросился к поручням. — Разводите корабли! — Одним мощным ударом он перерезал один из канатов. Володи со своей секирой пришел ему на помощь.

— Убирайте крепежные канаты, — закричал Артакс, перекрикивая шум боя. Их атаковало все больше щупалец, а их собственные корабли не предпринимали ничего, чтобы защитить их.

Он испуганно поглядел на воинов Ишкуцы. Шайя наверняка была первой, кто покинул палубу, чтобы взять на абордаж другой корабль пиратов. В безопасности ли она? Артакс прыгнул на одну из мачт, горизонтально выступавших из корпуса корабля, балансируя на влажном дереве. Он не видел ее!

За своей спиной он услышал, как ревет, отдавая приказы Володи. Их корабль начал отодвигаться от облачного корабля пиратов. Там, где спутались мачты и такелаж, трескалось дерево. От сильного удара содрогнулась мачта, на которой стоял Артакс. Он ухватился за один из страховочных тросов, проходивший параллельно мачте. Их парусник начал подниматься.

В ночи раздавались пронзительные крики. Щупальца облачного корабля хватали его людей и швыряли вниз. Некоторые щупальца обвивались вокруг мачт, словно пытались удержать его корабль. Другие колошматили по парусам и такелажу. Подобно призрачным птицам улетали во тьму обрывки парусов. Артакс пригнулся, уходя от удара щупальца. Мужчина в отчаянии глядел вниз на корабль ишкуцайя, пытаясь разглядеть Шайю в суматохе среди маленьких собирателей облаков. Он отчетливо слышал жужжание катушек, сматывавших страховочные тросы. Одна надежда на то, что они втащили Шайю. Одна…

Он в ужасе обнаружил, что бок собирателя облаков, атаковавшего его собственный корабль, разверзся. Мясистая пасть появилась в том месте, где только что была лишь покрытая слизью кожа. В отверстии плясали дюжины щупалец поменьше, словно двигаясь в такт неслышимой людям мелодии. Что, ради всех богов, там происходит?

Таркона поднесли ко рту. Когда воина отправили в пасть, его охватило призрачное зеленое сияние. Это не было жадным поглощением. Сколь чуждой и непонятной ни была церемония, она казалась торжественной и мирной. Артаксу показалось, что он стал свидетелем погребения правителя.

Его отвлекло щупальце, колотившее по мачте на расстоянии едва ли десяти шагов от него. Дерево дрожало под силой ударов.

— Да, иди туда, сразись с ним, — шептал голос в его мыслях, и Артакс знал, что это плохая идея. Несмотря на это, он поднял свой меч, вцепившись левой рукой в страховочный трос. Дюйм за дюймом продвигался он по мокрому дереву. Все более угрожающе трещала под ним мачта. Ему вдруг пришла в голову мысль о натянутом луке.

Он ударил изо всех сил. Магический клинок разрубил щупальце и вонзился в дерево мачты. Щупальце дернулось и взвилось, еще сильнее увеличивая рану. По плоти собирателя облаков пошли пузыри, словно он прикоснулся к нему раскаленным железом. Из раны повалил густой черный дым. Наконец щупальце высвободилось и дернулось назад. При этом оно издавало негромкое, но пронзительное шипение.

Небесный корабль пиратов опустился ниже, словно собиратель облаков изо всех сил старался убраться из пределов досягаемости Артакса. Неужели магия его оружия подчинила себе могучее чудовище? Словно лишившись дара речи, глядел Ар- такс вслед удаляющемуся облачному кораблю.

Корабль Шайи по-прежнему был втянут в отчаянную борьбу. Большую часть маленьких собирателей облаков, на которых летали на абордаж воины, втянули внутрь. Некоторые вцеплялись в бока огромного существа, несущего корабль. Несколько щупалец пиратского корабля ворвались в грузовые люки, из которых вылетали маленькие собиратели облаков, и Артакс видел, как воины полетели вниз. Шайи нигде не было видно. От такелажа ее корабля остались одни ошметки. Из восьми грот-мачт три были разбиты. Если ничего не предпринять, ее корабль будет окончательно уничтожен.

И тут у него зародилась отчаянная мысль. Быть может, ему удастся отогнать и второй корабль, если он сумеет атаковать его щупальце? Он пополз дальше по мачте, уворачиваясь от хлопающих на ветру обрывков парусов и при этом на удар сердца упустил из виду корабль Шайи. Он уходил под его облачный корабль, в то время как его корабль поднимался выше и выше. Артакс вложил меч в ножны. Вниз лучше не смотреть. Там так ужасно глубоко. Мужество оставило его. Мужчина вспомнил обо всех тех чудесных часах, что провел с Шайей. О своих мечтах забрать ее однажды к себе во дворец.

— Точно, нам тоже кажется, что если ты не бросишься ей на помощь, то предашь свои идеалы.

Слушать внутренний голос было неправильно. Артакс знал это совершенно точно. Аарон и другие надеялись, что он умрет. Они хотели подтолкнуть его к тому, чтобы он совершил глупость. Но на этот раз они были почти правы. Хотя он предаст не свои идеалы, а свои мечты, если не рискнет всем. Он должен найти Шайю! Может быть, она давно уже лежит, разбившись, в джунглях, в тысяче шагов внизу под ними, но, даже если надежда настолько мала, — он должен рискнуть, по крайней мере попытаться. Или же он никогда в жизни не обретет покоя!

«Сейчас»,  — подумал он.

Издав отчаянный крик, Артакс прыгнул вниз.

Падение казалось бесконечным. Сколько там было, пятьдесят шагов? Или больше? Он ударился о верхнюю площадку собирателя облаков. Надутая плоть прогнулась под ним. Это было все равно что ударить кулаком по наполовину полному бурдюку с водой, вот только кожа собирателя облаков была намного мягче и податливее, чем обычная.

В рот и нос набилась горькая слизь. Он закашлялся, сплюнул. Поднялся на ноги, еще оглушенный после падения. У него дрожали колени, но тревога за Шайю гнала вперед. Он нащупал один из страховочных тросов, подобно большой сетке натянутых поверх собирателя облаков. Нащупав один из канатов, он снова сплюнул слизь. Пригибаясь, одной рукой все время держась за канат, он поспешил к боку огромного существа. Несмотря на то что тайные встречи с Шайей значительно развили его способности отважного верхолаза между небом и землей, дождь и слизь мешали найти твердую опору. И, несмотря на это, он, не колеблясь ни минуты, принялся спускаться вдоль бока собирателя облаков.

Он поспешно отталкивался ногами, скользя все ниже и ниже по канату. Наконец бессмертный смог перебраться на такелаж. Он нашел один из страховочных канатов и заскользил по нему. Несмотря на то что пенька была мокрой, она впилась в его ладони.

Весь собиратель облаков содрогался под ударами щупалец пиратского парусника. Рядом с ним вниз улетела часть снастей. Внезапно канат, на котором он висел, начал раскачиваться. Должно быть, он порвался где-то наверху.

До палубы было уже не так далеко. Терзаемый тревогой, он рискнул прыгнуть. Приземлился он тяжело. Жгучая боль опалила лодыжку. Используя меч в качестве костыля, он поднялся. Удар щупальца раздробил поручни рядом с ним. Он обнажил меч, покачиваясь, пошел по шатающейся палубе — и опоздал. Щупальце снова исчезло в темноте. Почему их собственные собиратели облаков не защищаются? Почему они допускают, чтобы под ними разбивали корабли, которые они столько лет носили по небу Нангога? Что сделал он и его люди, что привели в такое бешенство обычно столь спокойных небесных бродяг? Неужели эти существа защищают пиратов Таркона?

Яростный крик заставил его вздрогнуть. Голос, который он узнал бы из тысячи. Шайя! Крик доносился откуда-то издалека, где находилась разрушенная палуба собирателя облаков.

Он ринулся вперед, каждый шаг отдавался жгучей болью. Под ногами качались разбитые доски. Сквозь зияющие проемы он глядел в грузовой трюм. Там толпились молодые собиратели облаков.

Артакс ринулся дальше, пока не добрался до широкого проема в палубе. Он видел бушевавшие внизу щупальца. Те самые, с изогнутыми бивнями на конце.

Артакс нашел отверстие, достаточно большое для того, чтобы проскользнуть в него. Он снова услышал ее голос. Что-то ударилось о металл, похожий на удар гонга звук сотряс корабль. Молодые собиратели облаков испуганно зашипели. Из грузового трюма начал подниматься дым. Должно быть, разгорелся пожар.

Артакс прыгнул в проем. Ударился об одного из собирателей облаков — животное размером со слона — скользнул вбок и упал: подвернутая нога не хотела нести его. В тот же миг над ним пронеслось длинное щупальце, промахнувшись лишь на волосок. Артакс обнажил меч. Молодые собиратели облаков вокруг него зашипели и расступились, но едва не сразившее его щупальце изогнулось, словно изготовившаяся к прыжку змея. С кривого клыка на конце щупальца капала кровь. Артакс попытался подняться, но тут же снова упал.

— Иди сюда! — яростно закричал он, обращаясь к щупальцу, словно то могло понять его.

Щупальце извивалось из стороны в сторону, готовое нанести удар. Среди маленьких собирателей облаков Артакс увидел Шайю. Она стояла спиной к стене в окружении своих воинов, пытаясь обороняться от нападающих щупалец. У некоторых воинов были бронзовые щиты, но они не могли по-настоящему защитить их от яростных атак чудовища.

Артакс ухватился за одно из свисающих щупалец маленького собирателя облаков. В тот же миг он поднял меч и плашмя коснулся бока животного. Существо дернулось и рванулось вверх. Поднявшись таким образом на ноги, он ударил большое щупальце. Клинок разрубил толстую лапу. Убийственный клык с грохотом ударился о палубу. Зеленое свечение вокруг клинка вскипело и на миг накрыло грузовую палубу.

Нападение на корабль Шайи закончилось моментально. Щупальца убрались прочь. Все было кончено. «Они боятся моего меча», — с удивлением понял Артакс. Неужели его защищает Зеленый дух? Нет, невозможно.

Артакс выпустил маленького собирателя облаков и соскользнул на пол. Снова пользуясь мечом как костылем, он похромал к дальней стене грузового трюма. Шайя была похожа на фурию. Весь ее пластинчатый доспех был покрыт кровью. Она держала поднятой свою шипастую секиру, словно готовая каждый миг встретить новую атаку. Вокруг нее лежали воины ее собственной лейб-гвардии. В бронзовых щитах некоторых виднелись дыры размером с кулак. На полу лежало три отрубленных щупальца.

— Все кончено, — хриплым голосом произнес Артакс.

Шайя бросила на него безумный взгляд. Два… три удара сердца, а затем она вздохнула и опустила оружие.

— Что произошло? Собиратели облаков никогда прежде не вмешивались в сражения. Никогда!

Артакс тоже не знал ответа.

— Мы поднимаемся. Ты чувствуешь это? Облачные корабли расцепились. Все действительно кончено, — она обняла и поцеловала его. У всех на глазах!

— С тобой все в порядке? — прохрипел он.

— Я не ранена, — коротко ответила девушка. По пути к открытому грузовому люку в бортовой стене она обхватила его рукой, помогая идти.

Оба облачных корабля пиратов находились уже более чем в сотне шагов ниже них. Они быстро набирали высоту. На оба серпа лун надвинулась большая группа туч. Вокруг корабля завывал порывистый ветер. Надвигался новый грозовой фронт. Но погода не беспокоила Артакса. Никогда прежде облачные корабли не поднимались в небо настолько быстро. Его охватило дурное предчувствие.

— Ты словно герой из сказки, которую я читала в детстве. Пришел и спас свою возлюбленную от ужасного чудовища, — она снова поцеловала его. Теперь поцелуй был долгим и страстным. — Ничто не разлучит нас больше, — восторженно воскликнула девушка. — Боги благосклонны к нам!

Артакс молчал. В благосклонность богов он уже не верил.


Герой, рожденный из пламени | Логово дракона. Обретенная сила | Читающий по звездам