home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Смерть в облаках

Они шли за ним. По крайней мере, часть их. Ему поверили двадцать три ишкуцайя. Но главное — Шайя. Он видел ее страх, ее недоверие. Они подготовили маленьких собирателей облаков в грузовом трюме. Трое поднимутся в небо без людей. Животные тревожились, равно как и они. Могут ли собиратели облаков чувствовать, что ощущают люди?

— Ты действительно знаешь, что делаешь? — прошептала Шайя.

— Я уверен, что мы умрем, если останемся на корабле, — ответил он. Он уходил от ответа и знал это.

— Наши собиратели облаков слишком маленькие, чтобы нести двоих людей, — через грузовой люк она поглядела на корабль, поднимавшийся в небо перед ними. В ясном свете лун он был отчетливо виден, и казалось, до него подать рукой.

— Я не могу бросить своих людей на произвол судьбы. Мы должны попытаться. Мы уравновесим вес. Доспехи придется оставить. Мы прикрепим к каждому животному по одному высокому и по одному низенькому человеку.

Она покачала головой и хитро улыбнулась.

— Не смей даже думать о том, чтобы пристегнуть ко мне Колю!

Он негромко рассмеялся.

— Нет, что ты.

— Что мы будем делать, если там наверху больше людей, чем мест на собирателях облаков?

Об этом он уже думал, но говорить об этом не хотелось. Не сейчас и не с ней. Он знал, что решение ей не понравится.

— Их бой был таким же трудным, как и ваш. Боюсь, выживших немного, — он подошел к порогу грузового люка. Ледяной ветер трепал его одежду, немного смягчая жгучую боль в голове. Все они были связаны друг с другом длинной веревкой. И только последний из тех, кто спрыгнет, держал страховочный трос от корабля. Артакс знал, что большинству ишкуцайя страшно совершать этот прыжок. Нельзя больше колебаться. Они поступают верно!

Он сделал последний шаг и доверил свою жизнь небесам. Рывок у пояса. Щупальца собирателя облаков взяли его под мышки. Ему было противно чувствовать покрытые слизью щупальца и доверять этим существам. Особенно после неожиданного нападения собирателя облаков. Но выбора не было.

Ишкуцайя один за другим прыгали в небо. Веревка держала их вместе. Они поднялись в небо, словно бусы из собирателей облаков, навстречу его кораблю.

Артакс дышал тяжело, как собака. Как бы он ни дышал, у него постоянно возникало ощущение, что у него заканчивается воздух. Он посмотрел вниз. В пяти шагах от него, следующей в цепочке, висела Шайя. Она закрывала рукой лицо, искаженное гримасой боли. Эта проклятая головная боль! Неужели все они заболели? Он не понимал, откуда взялась боль. Должно быть, это какая-то болезнь. Может быть, их чем-то заразили пираты?

— Хей-хо!

На крайней мачте своего корабля Артакс разглядел чью-то фигуру. Коренастый парень без волос. Коля! Высоченный друсниец размахивал канатом, наблюдая за их подъемом. Мягкий бриз относил их к востоку. Если ничего не предпринять, они промахнутся мимо облачного корабля и будут подниматься все выше и выше. Некоторые ишкуцайя начали готовить небольшие якоря.

Коля отвернулся от них, но голос его разносился по всем— Похоже на то, что ты сделаться богатый сегодня ночью, Джуба. Он живой!

Артакс вздохнул. Вот ублюдки. Похоже, его наемники делали ставки на то, что он умер.

Коля бросил ему канат. Бессмертному удалось ухватиться за него только с третьей попытки, и друсниец подтянул их к кораблю. Прежде чем добраться до мачты, Артакс увидел коренастого чернобородого мужчину, ползущего по такелажу. Джуба.

Военачальник оттеснил Колю в сторону и настоял на том, чтобы лично втащить его на мачту.

— Ты жив! — выдохнул он, вне себя от радости. — Ты жив! — В глазах у него стояли слезы.

Артакс был тронут.

— Я спущу вас вниз, — пообещал он. — Сколько выживших?

— Дело плохо, — Джуба отошел в сторону, чтобы он мог пройти и сойти с мачты на главную палубу. — Нас всего сорок девять, — военачальник говорил отрывистыми фразами, словно битва за корабль закончилась совсем недавно.

Артакс закрыл глаза и замер на миг. Счет давался ему с трудом, и он трижды проверил результат. Выживших было больше, чем он ожидал, и ничего хорошего в этом не было. Он пересчитал еще раз, а затем отослал Джубу в каюту.

Спустившись на палубу, он увидел полные надежды лица. Ликовали даже те, кто, возможно, потерял в пари на него последнюю рубашку. Они ждали, что он спасет их. Он ведь бессмертный, правитель всех черноголовых, бог среди людей.

Володи был среди них. Митя со своей юной дочерью. Набор, старый лоцман. Выжил целый отряд его хранителей неба. В своих погнутых нагрудниках и порванных белых плащах они казались ему более гордыми, чем когда-либо прежде.

Артакс приветствовал некоторых по имени. Воинов, наемников и простых работников судна. На протяжении последних недель среди прочего он поставил себе задачей каждый день выучивать по десять имен. Он хотел знать, кто ему служит, кто рискует ради него жизнью. Он знал больше половины выживших, стоявших на палубе, по крайней мере по именам.

Артакс присел на корточки рядом с Набором. Было видно, что лоцман на пределе, рот у него был широко открыт, из-за чего он напоминал выброшенную на берег рыбу.

— Что здесь происходит, Набор? Что с нами происходит?

— Мы поднялись в верхние слои небес, — после каждого слова Набор останавливался, переводя дух. — Это место для богов. Люди здесь жить не могут.

Этого не может быть, подумал Артакс.

— Тогда собиратели облаков должны быть богами…

— А ты уверен, что это не так?

Этого не может быть! Эти глупые существа — боги? Полный абсурд. Артакс поднялся, и из-за сильного головокружения ему пришлось облокотиться на поручни. Его постоянно мучила тупая головная боль. Единственный плюс этого заключался в том, что боль заставила умолкнуть голоса Ааронов.

Джуба вернулся, и по его лицу Артакс понял, что его военачальник знает, что теперь будет.

— Вы не должны делать этого, великий.

— Разве мы больше не на «ты»?

Джуба смутился. Он принес небольшой медный горшок, как и поручал ему Артакс.

— Когда ты приветствовал меня на борту корабля, ты обратился ко мне на «ты», — улыбнулся Артакс. — Это было приятно.

— Я могу… Это от радости. При остальных говорить вам «ты» не подобает, — он запнулся. А когда заговорил снова, голос его снизился до шепота. — Прошу вас, великий, не делайте этого, — он встряхнул горшком, и Артакс услышал, как внутри что-то застучало. Он был уверен, что Джуба выполнил его приказ.

— Я не выше остальных, друг мой. Здесь, на борту, мы все равны.

— Но это же чушь! — возмутился Джуба, настолько громко, что на них обратили внимание. — Вы избранный. Я вижу, какую борьбу вы ведете, великий. Как вы хотите сделать Арам лучше. Хотите облегчить жизнь людей, всех людей. Падение с небес изменило вас. Должно быть, боги послали вам просветление. Я никогда прежде не видел правителя, подобного вам. Вы должны быть спасены.

Артакс взял горшок.

— Если боги защищают меня, то я, конечно же, вне опасности. А если я, наоборот, потребую сейчас ото всех того, что не готов сделать сам, тогда, возможно, мои труды не будут разрушены, но я потеряю доверие. Я должен сделать это. Прости меня, друг мой.

Набор озадаченно смотрел на обоих. Он не понимал, что происходит.

Артакс сел, поднял горшок и вложил в свой голос всю оставшуюся силу.

— Мы должны покинуть этот корабль. Что-то здесь ослабляет нас и в конечном итоге убьет. Есть лишь одна надежда — мы должны вернуться на землю. Мы не созданы для неба, и мы оказались в месте, не предназначенном для нас. Я не могу обещать вам, что мы спустимся все в целости и сохранности. Но у меня есть надежда. Ишкуцайя, которые поднялись на маленьких собирателях облаков на наш корабль, ждут нас. Каждый из них возьмет с собой в упряжь одного человека. Вес будет слишком большим для маленьких собирателей облаков. Они будут падать на землю. Но если нам повезет, падение будет медленным и мы останемся в живых. Здесь, на борту корабля, нам нечего надеяться на спасение. Здесь мы умрем.

Люди смотрели на него. Большинство не поняли, о чем он говорит. Некоторые казались слишком апатичным. Известие о том, что, возможно, они умрут, не произвело на них впечатления. Лишь переводчик Митя обнял свою дочь и крепко прижал ее к себе.

— Места в полетных системах хватит не для всех. Некоторым придется остаться, — Артакс встряхнул горшком, чтобы в нем застучало. Он едва расслышал звук. На него накатила тошнота, и он на миг потерял равновесие. Нужно собраться с силами! Сейчас он не имеет права слабеть! — Ишкуцайя привели тридцать пять собирателей облаков. У троих нет седока, а четвертый нес меня. Это значит, что для нашего корабля есть лишь тридцать семь мест для сорока девяти выживших. Я не буду принимать решение о том, кому жить, а кому умирать. Времени на разговоры нет. В этом горшке сорок девять бобов, двенадцать белых и тридцать семь красных. Тот, кто вытянет красный боб, получает место на собирателе облаков, — Артакс сунул руку в горшок. Кончиками пальцев нащупал гладкий боб, вынул один и сжал его в кулаке. Затем протянул горшок дальше, Джубе. — Пусть каждый вытянет боб, военачальник. Отдадим себя на милость судьбы.

Артакс закрыл глаза. Он не хотел смотреть на то, что будет теперь, но уши закрыть не мог. Он слышал вздохи и проклятия, стон облегчения. Митя, уверяющий свою дочь, что он никогда не бросит ее. Коля, настойчиво втолковывавший что-то кому-то на чужом языке. Крик ярости. Сдавленные всхлипы.

Постоянная глухая боль в голове медленно распространялась. Артакс уже ничего не слышал, ничего не чувствовал. Боль уносила его прочь.

— Великий!

Оглушенный, он открыл глаза. Все казалось расплывчатым. Прямо над ним виднелось бородатое лицо.

— Великий! — Голос казался глухим и незнакомым.

— Кто…

— Это я, великий. Джуба. Ты потерял сознание. Все уже готово. Ишкуцайя стоят вдоль грот-мачты. Мы пристегнули всех, кто вытянул красный боб. Шайя сказала, что мы должны прыгнуть все одновременно. Она полагает, что так будет надежнее.

Артакс увидел кровь на палубе.

— Что произошло?

— Не все сумели с достоинством принять выбор судьбы. Коля нашел человека, который продал ему красный боб. Другие решили, что могут забрать красные бобы себе. Мы с хранителями неба подавили это. Некоторые обменялись по доброй воле. Одно место освободилось из-за смерти одного из наемников. Он просто рухнул, как подкошенный.

Артакс видел расплывчатые фигуры, стоявшие на палубе в некотором отдалении.

— Вы должны занять свое место, великий. Я буду защищать вас.

Ему было неприятно, что он не мог подняться без посторонней помощи и не может вспомнить, когда упал. Он неловко вскарабкался на мачту, придерживаясь левой рукой за страховочный трос.

Джуба надел на него систему. Он оказался на одном собирателе облаков со старым лоцманом. Они висели в системе лицом к лицу. От старика пахло рвотой. Белки глаз были покрыты красными прожилками. Он казался оглушенным.

У Артакса было такое чувство, что что-то не так. Он обернулся через плечо на Джубу. Вид у его военачальника был торжественный.

— Идите своим путем, великий. Вы поистине бог среди людей. Для меня было честью сражаться вместе с вами.

Его рука. Его правая рука была по-прежнему сжата в кулак. Какой боб он вытащил? С нехорошим предчувствием он разжал руку. Боб был белым.

— Я надеялся, что вы забудете, великий.

Артакс уставился на него.

— Ты знал?

— Я умею считать. Одного белого боба не хватало.

— Ты должен отвязать меня!

— Все готово? — крикнула Шайя с другого конца мачты.

— Нет! — возмутился Артакс. — Нет! — Он ухватился за ремень и попытался расстегнуть пряжки. Руки его дрожали. Он даже разглядеть толком ничего не мог.

Джуба улыбнулся. Мягко. Печально. Искренне. Военачальник был ему другом. Настоящим другом. Он знал «нового Аарона», как называл его всегда, лучше, чем кто-либо другой.

И, несмотря на это — или, быть может, именно поэтому — всегда поддерживал его.

— Насколько я знаю вас, вы не стали бы меня слушать, великий, — произнес он.

— Я приказываю тебе развязать меня, Джуба. Судьба назначила мне место. Я не позволю тебе…

Джуба покачал головой.

— Много лун тому назад вы спасли мне жизнь, когда я должен был упасть с неба. Дали избежать уготованной мне судьбы. Я сожалею, что вынужден окончить свою службу у вас неподчинением приказу. Но гораздо больше я горжусь возможностью дать Араму неповторимого правителя. Прощай, Аарон, правитель всех черноголовых… и мой друг, — с этими словами он сделал шаг назад. Он упал! И, падая, отдал последний приказ.

— Лети, Шайя! Все готовы.

— Джуба! — закричал Артакс. — Друг мой… — Артакса оторвало от мачты. Система впилась в его грудь. Щупальца подхватили его под мышки. Они падали слишком быстро. Слишком много людей висело на маленьких собирателях облаков.


Пещера | Логово дракона. Обретенная сила | О мстительных духах