home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Сердце

Отчет Гонвалона был очень скуп. Поначалу Нандалее удивлялась, но чем дольше он говорил, тем сильнее она злилась. Он пережил то же самое, что и они с Бидайн! Одного взгляда на подругу оказалось достаточно, чтобы понять, что та испытывает сходные чувства. На руке у нее была тугая повязка, лицо покрывала сеточка шрамов. Она по-прежнему прижимала к груди окровавленный узел кореньев, который нашла, когда очнулась от беспамятства. Или транса. Или мысленного путешествия… Впрочем, случившееся с ними в кристальной пещере можно называть как угодно.

Все трое стояли в просторном зале под пирамидой. Темный лежал на своем троне в облике дракона. Пять дней после возвращения он не звал их к себе, в то время как ими занимались Нодон и другие драконники, — насколько могли. По возвращении Нандалее чувствовала смертельную усталость, а Бидайн до сих пор не оправилась от шока, вызванного полученными ранениями. Она то и дело непроизвольно вздрагивала и затравленно оглядывалась по сторонам, словно опасаясь, что Человек-вепрь найдет ее. Гонвалон говорил об их сражениях, о странных существах, летающих по небу Нангога, но о самом важном на ее взгляд событии почти не упомянул. В кристальной пещере все они видели один и тот же сон. Они погрузились в зеленый свет. И глубоко внутри кристалла их ждал самый могущественный из всех Зеленых духов. Это было на самом деле. Но послушать Гонвалона, это было лишь одним из множества странных событий.

— Благодарю вас за ваши тщательно подобранные слова, мастер меча Гонвалон.

Голос Темного звучал в ее мыслях непривычно холодно. Нандалее предположила, что дракон говорит одновременно со всеми ними. Отчет Гонвалона разочаровал ее. Она позволила ему говорить, но теперь не могла больше сдерживаться.

— Но ведь там что-то было, — вырвалось у нее. — Там, внизу, в свете… Оно просило нас о помощи.

— Разве ты видела это своими собственными глазами? — спросил Гонвалон.

Нандалее поразилась, насколько печально звучал его голос.

— Но ведь мы видели это! — упорствовала эльфийка.

Он покачал головой.

— Мы видели сон.

— Как мы могли все вместе видеть один и тот же сон? И что с Бидайн? Корни вышли из ее груди. Когда мы проснулись в кристальной пещере, она была здорова. Это ведь не могло быть сном, Гонвалон! Это сделало это существо, внизу, в свете! Оно исцелило ее!

— Или кто-то, приходивший в кристальную пещеру, когда мы… спали. До того, как пришли сыны человеческие, — спокойно ответил Гонвалон. — Возможно, это были Зеленые духи. Тебе известно лучше всех нас, насколько они могущественны, Нандалее. Я даже думаю, что они и послали нам этот сон. Этот мир непохож на известные нам. Мы не понимаем всего, что с нами случилось. Поэтому так важно придерживаться только фактов. Из снов нельзя делать логичные выводы.

— Там было что-то, там, внизу, в глубине кристалла, — настаивала Нандалее. — Я знаю, я знаю.

— А откуда ты знаешь? — ледяным тоном поинтересовался Гонвалон. — Ты не видела себя. Ты была одержима. Ты была сама не своя. Оно находилось в тебе много дней! Кто знает, может быть, оно даже осталось? Этот Зеленый дух привел нас в пещеру. Это и было его целью с самого начала. Не будь такой чертовски легковерной!

— А зачем он сделал это? Чтобы показать нам Нангог! Какой еще смысл тащить нас в пещеру?

— Смысл в том, чтобы привести нас к месту силы. К месту, где он мог вселиться во всех троих, чтобы показать что-то такое. Мое Незримое око закрылось навеки, я утратил дар плетения заклинаний, но даже я чувствовал, какие силы действуют в этой пещере. Не обманывайся, Нандалее. И ты, и Бидайн не были готовы для такой миссии, и обе заплатили за это страшную цену. Мир Нангога настроен враждебно по отношению к нам. Он хочет втянуть нас в войну против детей человеческих. Вот и вся загадка!

Никогда прежде Нандалее не видела мастера фехтования настолько взволнованным. Он беспокоится о ее здоровье? Действительно ли он верит в то, что говорит?

— А что видела в кристальной пещере ты, Бидайн? — Нандалее поглядела на свою подругу, в надежде получить поддержку по крайней мере от нее.

— Я смутно помню этот сон…

— Но это был не сон! — вскипела Нандалее.

— Благодарю вас всех за усилия, которые вы приложили,  — теперь в его голосе сквозил привычный жар, боль, служившая постоянным напоминанием о могуществе дракона. — Вы все очень много сделали. Вам нужно отдохнуть и собраться с силами. Я позволяю вам удалиться.

Нандалее не поверила услышанному.

— И это все? Ничего не произойдет? Зачем мы вообще были в Нангоге?

Лежавший на троне дракон поднялся. Он смерил ее взглядом с головы до ног. И она испугалась звериного блеска в его глазах.

— Вы считаете это подобающим тоном в разговоре со мной, госпожа Нандалее?

Гонвалон, не колеблясь, встал между ней и драконом.

— Она не ведает, что творит!

Нандалее не знала, что и думать о мастере фехтования. Только что он обращался с ней, как с дурой, не умеющей отличить сна от яви, а теперь бросает вызов старейшему из всех драконов, пытаясь защитить ее.

— Нандалее останется!  — Голос дракона жгучей болью отозвался в ее мыслях.

Давно уже Нандалее с такой отчетливостью не ощущала могущества Дыхания Ночи: такого осязаемого, наполняющего ее с ног до головы. Цвета, неизменно блекнувшие в его присутствии и заставлявшие все казаться более серым и безрадостным, казалось, стали еще бледнее. Гонвалон и Бидайн смертельно побледнели. Но все это перестало интересовать Нандалее. Внезапно ее заполнила одна-единственная мысль: ей хотелось ему понравиться. Не разочаровать его. Где-то в дальнем уголке сознания девушка догадывалась, что такие ощущения вызывает в ней магия дракона, но рассудок не мог больше повлиять на ее мысли.

Она останется, она горда тем, что стала избранницей перворожденного.

Гонвалон сильно дрожал. Еще больше, чем Бидайн! Что он чувствует? На лбу выступил пот. Он боролся…

— Я ничего ей не сделаю,  — сизый дым валил из ноздрей дракона; его аромат создавал приятное чувство в животе и вызывал легкое головокружение.

— Я буду ждать тебя снаружи, — наконец произнес Гонвалон, и Нандалее чувствовала, какого труда ему стоило отступить. А Бидайн ушла, ни разу не взглянув на нее. Эльфийка не могла винить подругу. Охотница слишком хорошо знала силу дракона и то, что противиться его воле невозможно.

Вскоре шаги ее товарищей затихли в коридоре, ведущем прочь из затопленной пещеры.

— Я верю вам, потому что знаю, что находится там, в свете, и чего оно хочет.

Сначала Нандалее удивилась, а затем разозлилась.

— Почему ты не мог сказать этого при других?

— Потому что вы можете скрывать свои мысли, а ваши товарищи — нет. Потому что Гонвалон клялся в верности не мне, а Золотому. Потому что я еще не знаю, какое приму решение.

— По поводу чего?

Хвост дракона со скрежетом скользнул по скале его трона.

— То, что вы видели в свете… Что вы об этом думаете?

Нандалее не поняла вопрос и просто смотрела на дракона, широко раскрыв глаза.

— У вас установилась связь с… ней. Какое ощущение это вызвало?

— С ней?

Драконий хвост хлестнул по воде.

— Отвечайте на вопрос! Какое было ощущение от встречи с ней?

— Она была в отчаянии.

— Вы почувствовали в ней злобу?

Внезапно Нандалее утратила уверенность в том, что пережитое ею не было всего лишь сном. Все казалось ей таким нереальным.

— Нет, не злобу… Но она была рассержена. Возмущена тем, что творят дети человеческие.

Дракон поднялся еще выше. Надавил на переднюю часть каменного острова, служившего ему в качестве трона. Послышался пронзительный скрежет. Глубоко под ними. Вода выплеснулась из зала.

Нандалее почувствовала, как задрожала земля под ногами. Грохот становился все громче. Дракон соскользнул со своего трона. И вовремя! Обтесанные валуны размером с дом сдвинулись с места, пещеру залил яркий зеленый свет. Свет, который она видела, падая в кристалл.

— Вам известна история великанши Нангог, Нандалее? Устроительницы миров? Это правда. Девантары и альвы вырвали у нее сердце и разделили его между собой. То, что лежит под этим троном, — это половина сердца, которую взяли альвы. Они доверили его мне.

Эльфийка подошла к расщелине, зиявшей на том месте, где еще только что был каменный остров. Она заглянула туда, но свет был настолько ослепительно ярок, что она ничего не смогла разглядеть.

— Вы хотите вернуть Нангог сердце, милая моя?

Нандалее в недоумении смотрела на Темного.

— А потом? Что будет потом?

— Этого я не знаю. Но могу обещать вам, что это деяние в корне изменит весь мир. И после этого у вас появятся враги, более могущественные, чем вы можете себе представить.


Свадебные планы | Логово дракона. Обретенная сила | Эпилог