home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Второе лицо

Нандалее лежала в пещере, которую отвели для нее. Несмотря на то что молодая эльфийка плотно завернулась в одеяло, ей было по-прежнему холодно.

Свод ее пещеры была настолько низким, что там нельзя было даже встать во весь рост, а ложась отдыхать, эльфийке приходилось подтягивать ноги — иначе не хватало места. Кроме одеяла, пары огарков свечи и ведра, в которое она могла справить нужду, здесь не было ничего.

За два дня никакого прогресса. Она должна познать саму себя… Она себя знает! Знала себя еще до того, как пришла сюда. Но это не помогло. Ее Незримое око, вот чего она не знает, и оно не хочет открываться! Сесть и углубиться в себя… Она делала это. Постоянно. Вот только не знала, что делает не так. Дракон не помогал ей, и больше никто не разговаривал с ней — поэтому единственное, что она чувствовала, углубляясь в себя, это неприятие со стороны других учеников.

Дракон улетел в сумерках, и с тех пор они осаждали ее пещеру, как будто не хотели давать ей даже этого крохотного угла в скале. Дракон улетел впервые с тех пор, как Гонвалон привел ее сюда, и, вероятно, его отсутствие придало остальным мужества. Пусть приходят! Она была как раз в таком настроении, чтобы подраться. Что ж, это она умеет.

Нандалее отбросила одеяло в сторону и выпрямилась. Бесшумно подошла ко входу.

Несмотря на то что никого не было видно, эльфийка была уверена в том, что там, снаружи, кто-то есть. Не мешкая,

Нандалее пригнулась и выскочила в коридор, протянула руку и втащила шпиона в пещеру. Грубо бросила пойманного на свое ложе и тут же накинулась на него.

— Пожалуйста, не бей меня, — пролепетал звонкий голос. Женщина! Нандалее удивилась. Вообще-то она готова была поймать того надутого парня, который постоянно таращился на нее так, как будто больше всего на свете ему хотелось сбросить ее со скалы. Схватив эльфийку за руки, она развела их, чтобы поглядеть ей в лицо. Это была одна из тех двоих, кто умел парйть. Она была невысокой и хрупкой, волосы у нее были черными.

— Что тебе здесь нужно? — прорычала Нандалее.

— Я пришла поговорить с тобой. Есть кое-что, что тебе следовало бы знать.

— Тогда почему ты просто не вошла? Зачем пряталась и подслушивала?

Эльфийка несмело улыбнулась.

— Неужели после такого приема ты удивляешься тому, что я не спешила входить? Все считают тебя варваром.

Нандалее выпустила руки пленницы.

— А что еще вы обо мне говорите? Боитесь, что могу сожрать одного из вас, если проголодаюсь? — Слова произвели на собеседницу странное впечатление. Нандалее почувствовала, как та напряглась.

— Нас всех удивляет, почему ты стала любимой ученицей Парящего наставника, несмотря на то что ты совсем не умеешь плести заклинания.

Нандалее рассмеялась.

— Его любимой ученицей? Я здесь мерзну до смерти. Он мне не помогает. Я не знаю, как открыть свое Незримое око, и каждую ночь думаю о том, как бы сбежать отсюда.

— Он дал тебе первую пещеру. Здесь всегда располагаются его любимчики. До твоего появления ложе здесь было моим, — негромко добавила она.

— Эта дыра — знак отличия? Если это шутка, то я слишком уж дикая для того, чтобы ее оценить.

— Дело в том, чтобы быть ближе к нему… В здешних пещерах действует четкая иерархия. Тот, кому приходится жить в последней пещере, в опасности.

Нандалее решила, что маленькая эльфийка не представляет для нее опасности. Она слезла с нее и села рядом с ложем.

— Что такое иерархия? И о какой опасности ты говоришь?

— Меня зовут Бидайн.

Такого поведения Нандалее терпеть не могла. Отвечать совершенно не на тот вопрос, который тебе задали. Кроме того, она не станет вот так просто выдавать свое имя.

— О каких опасностях ты говоришь?

Бидайн села.

— Ты из народа нормирга, не так ли?

Вот, опять она за свое! Говорит о том, о чем ее вообще не спрашивали. Лучше бы ей быть осторожнее. Если она думает, что может позволить себе так шутить с ней, то скоро ей предстоит неприятный сюрприз.

— А какое имеет значение, нормирга я или нет? — раздраженно ответила она.

— Я из Аркадии. Это прекрасная страна. Идеальная. Я выросла во дворце у моря.

Какое мне дело, подумала Нандалее. И почему она постоянно уходит от ответа? Может быть, Бидайн хочет дать ей понять, что сама далеко не дикарка?

— А почему тогда ты сидишь на этой скале, если твоя родина так прекрасна? Наверное, твой клан не очень-то любит тебя.

На эту подначку Бидайн отвечать не стала.

— В канун зимнего солнцестояния прилетают драконы Ишемона и требуют трех молодых женщин. Я была в числе избранных.

Нандалее недоверчиво уставилась на нее.

— Это же сказка, ведь так? Ты рассказываешь сказки…

— Нет, — ответила Бидайн, и голос ее прервался, как будто она с трудом сдерживала слезы. — Я пришла для того, чтобы ты узнала о втором облике драконов. Они — хищники. Непредсказуемы. Я своими глазами видела, как наш учитель растерзал когтями юную ученицу. Будь осторожна с ним. Он вспыльчив. То кроткий, как ягненок, и вот уже в следующий миг становится кровожадной бестией. Еще некоторые говорят, что он сумасшедший. То, как он спит… Как летучая мышь. Такого не делает больше ни один из известных мне драконов.

— А у тебя много знакомых драконов? — резко спросила Нандалее. Она доверяла дракону больше, чем остальным эльфам. Теперь она понимала, что нарушила порядок в среде учеников. Может быть, Бидайн пришла исключительно для того, чтобы напугать ее. Эта история просто не может быть правдой! Драконы не едят эльфов.

— Нет, я знаю немного драконов. Точнее сказать, хорошо я знаю только его. Он очень одаренный чародей. Но как раз поэтому он так быстро разочаровывается в нас. Тем более загадка, почему он предпочел тебя. Он постоянно наблюдает за тобой. И еще кое-что. Не нужно громко разговаривать. Это мешает в самопогружении. Некоторые очень сильно злятся на тебя. И не все здесь так милы, как я, — она широко улыбнулась. — Я имею в виду… Я не хочу с тобой ссориться. Даже несмотря на то, что ты продолжаешь вести себя натянуто и неприязненно.

Вопреки желанию, Нандалее улыбнулась.

— Я ведь варвар. И скажи остальным, пусть приходят. Я выросла по соседству с троллями. Я люблю есть печень поверженных врагов.

Бидайн негромко захихикала, но, когда Нандалее не присоединилась к ней, быстро умолкла.

— Это ведь была шутка?

— Конечно. В отличие от троллей, я жарю печень своих врагов, прежде чем съесть ее. Не такие уж мы, нормирга, и варвары.

Эльфийка смотрела на нее с таким ужасом, что Нандалее не удалось сохранить серьезность. Фыркнув, она засмеялась. Но на этот раз серьезной осталась Бидайн.

— Да брось, не такие уж мы, нормирга, плохие. Это была всего лишь шутка.

Бидайн кивнула, но по-прежнему оставалась серьезной.

— Здесь мало смеются. Он… Драконы — немилосердные хозяева. Их повадки… Они слишком различны. Мы рождены, чтобы служить им. И они дают нам почувствовать это.

Нандалее энергично покачала головой.

— Слугами не рождаются. В слуг превращают. И только тогда, когда половина пути уже пройдена тобой самой.

— Ты перестанешь говорить так, когда проживешь здесь первый год. Но ты тоже уже не можешь быть свободной. Или ты можешь вернуться к своей семье?

— Нет, — Нандалее опустила взгляд. Она не хотела, чтобы Бидайн прочла что-либо на ее лице. Боль от потери сидела глубоко внутри нее. Больше всего она тосковала по Дуадану, который взял ее к себе еще ребенком после того, как ее родители погибли во время страшного снежного бурана. Никто другой в клане не понимал ее настолько глубоко, как он. С ним хорошо было молчать. Он любил ходить на охоту в одиночестве, так же, как и она. Почти каждую ночь она думала о нем. Сознание того, что она больше никогда не увидит его, вызывало глухую боль. Ощущение было примерно таким же, как будто ты откусил слишком большой кусок и он застрял в горле: ни туда ни сюда. До сих пор собственное одиночество никогда не имело для нее значения. Но у нее всегда было место, куда можно было вернуться. Узнали ли тролли, к какому клану она принадлежала? Или, быть может, они просто пошли дальше на восток, намереваясь отомстить каждому встречному эльфу? Сколько жертв принесла ее, Нандалее, вспышка гнева? Одна необдуманно выпущенная стрела?

По меньшей мере одну.

Айлин.

Драконница, которая пришла, чтобы спасти ее от троллей, и за это заплатила собственной жизнью.

Нандалее подумала о том, как воительница невооруженная вышла навстречу огромным троллям. О смертельно пугающем спокойствии, с которым Айлин сидела в снегу. Она обязана драконникам жизнью. Она должна взять себя в руки и сильнее стараться открыться магии. Она должна вернуть долг!

— Эй? — Бидайн помахала рукой перед ее лицом. — Ты еще здесь? Ты не одна, слышишь? У всех, кто приходит сюда, больше нет дома, куда они могли бы вернуться. Сюда нас приводят не только способности.

— Как они тебя выбрали? — Голос Нандалее стал хриплым, взгляда она по-прежнему не отводила.

— Я тоже люблю розы, — ответила Бидайн.

— Довольно, — прошипела Нандалее. — Если ты не хочешь говорить по-хорошему, то лучше уходи, пока я тебя не вышвырнула.

— На себя посмотри, варварка. Ты здесь уже несколько дней и еще никому не назвала своего имени. Разве так поступают? Ты получишь от меня ответы только тогда, когда я буду знать твое имя, — Бидайн поднялась, насколько это было возможно под низким сводом пещеры. Похоже, она действительно собиралась уйти.

Пусть идет, подумала Нандалее. Ни эта безродная эльфийка, ни кто-либо другой не будет говорить ей, когда и что она должна говорить. Нандалее с гневом глядела на гостью. Хрупкая эльфийка уперла руки в бока, сжала губы в узкую полоску. Она производила скорее смешное, чем устрашающее впечатление. И, несмотря на это — Бидайн и остальные в будущем станут ее кланом. Нандалее вздохнула, взяла себя в руки и попыталась подобрать потерянную нить разговора.

— Искусство плести заклинания… Скажи, стоит ли оно того, чтобы все потерять? Ты находишь в этом утешение?

— Иногда. Но ты не найдешь здесь утешения, если не будешь придерживаться всех правил. Берегись остальных! Не мешай им своими разговорами. Они заставят тебя поплатиться за это.

Нандалее улыбнулась. Она долгое время разглядывала каждого из учеников. Прикидывала, на что они могут оказаться способны. Она никого здесь не боялась. Пусть приходят, если хотят ссоры. Они очень скоро пожалеют об этом. Может быть, остальные послали Бидайн, а теперь подслушивают? Или малышка должна была подлизаться к ней?

— Этот красавчик, он ваш предводитель, не так ли?

— Ты имеешь в виду Сайна? — Бидайн вздохнула. — Он действительно хорошо выглядит, правда? Мы все здесь немного влюблены в него. И он так талантлив! Возможно, уже скоро его призовут в один из чертогов. Наверняка однажды он станет очень знаменит, а его избранница наверняка будет очень счастлива.

— Ты влюблена в него?

Бидайн слегка покраснела.

— Мы все здесь влюблены.

— Скажи ему, что если он будет злить меня, то дикарка с ледяных равнин Карандамона выпотрошит его и сожрет его печень, как научили ее тролли. У него наверняка очень красивая печень.

Бидайн смотрела на нее широко раскрытыми глазами.

— Это ведь шутка, правда? Шутка, да?

Нандалее не ответила.

— Давай заключим мир. У нас у всех здесь одна судьба, и легче не будет, если между нами воцарятся недоверие и сомнения.

— Я еще не смирилась с необходимостью быть служанкой! — решительно ответила Нандалее. — И я не подчинюсь ни дракону, ни этому красавчику Сайну. Моя свобода здесь, — она положила руку на сердце. — Пока оно бьется, никто не лишит меня ее.

Бидайн мягко покачала головой.

— Гордые слова, сестра. Им неизбежно придется столкнуться с самым неумолимым противником: временем.


предыдущая глава | Логово дракона. Обретенная сила | Серебряная чаша