home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Драконьи глаза

Он тревожно огляделся по сторонам. Побывать у карликов оказалось легко. Они были подобны камням и практически не чувствовали магии. Или, точнее сказать, пока что еще не открыли для себя свои скрытые таланты. ОН знал, что однажды это изменится. По крайней мере, для некоторых. Как бы там ни было, среди карликов он мог передвигаться совершенно уверенно. ОН принял их отвратительный, приземистый облик. И их запах…

Здесь все было иначе. ОН уже прошел сквозь трое врат в Нангоге, почувствовал связанную магию этого мира, ее непохожесть. Альвы запретили своим детям когда-либо приходить сюда. Всем, даже своим первым детям, радужным змеям! Лишь сами альвы знали, какие здесь тлели силы.

ОН стоял посреди толпы, проходившей сквозь врата. Вот уже более часа шла сквозь врата процессия под предводительством короля в паланкине. Бессмертный произвел на НЕГО впечатление. Несмотря на то что ему едва хватало сил на то, чтобы говорить со своим народом, было в нем что-то такое, что внушало уважение. А потом еще это выступление летающих воинов. Поистине этот бессмертный умеет показать себя с выгодной стороны!

ОН чувствовал, как сильно восхищаются своим правителем простые люди вокруг. По отношению к НЕМУ такого не высказывали никогда. Только уважение.

Он опустил взгляд, стал единым целым с массой, большую часть СВОЕЙ силы потратил на то, чтобы скрыть СВОЕ заклинание. Подумал о СВОЕМ брате, Пурпурном, когда-то ушедшем в мир людей. Без разрешения альвов. Тот верил, что сумеет добиться мира. Более того, ему удалось заставить остальных разделить его надежду.

Девантары убили его. Ни один из радужных змеев точно не знал, что произошло. ЕМУ тоже были ведомы лишь запутанные истории в пересказе людей. Истории, в которых шла речь о небе в огне, о похожем на змею кошмаре. ОН знал, что это неправда! Пурпурный пришел ради мира. Он никогда не стал бы поджигать небо!

Все они почувствовали тогда, что умер их брат по гнезду. Ужас из-за того, что в конечном итоге они тоже смертны, так никогда и не отступил, равно как и решимость однажды отомстить девантарам. Месть ждала слишком долго. ОН знал, в какую из семи империй собирался отправиться ЕГО брат. Нужно будет послать драконницу взять старый след. Если он не полностью потерялся спустя столько лет в сагах и сказках друснийцев.

На миг он отважился поднять голову и с облегчением отметил, что серебряный лев ушел через звезду альвов. Эти существа были новыми. ЕГО разведчики докладывали ему о серебряных львах. Сегодня ОН впервые увидел одного из них своими глазами. ЕМУ придется поговорить о них со своими братьями по гнезду. Для какой цели они служат? Они были целиком и полностью сделаны из металла и, тем не менее, были живыми. Способны ли девантары строить еще более крупных подобных существ? Не будут ли они использованы для вторжения в Альвенмарк?

— Смотри, куда идешь! — накинулся на НЕГО бородатый грузчик, на которого ОН наткнулся, погрузившись в размышления.

— С дороги!

Мужчина испуганно отпрянул. Глаза его расширились от ужаса… Глаза! ОН осознал, что не сдержался. Его глаза… Заклинание!

Среди носильщиков возникло беспокойство.

— Братья! Вы это видели? Братья, вы только посмотрите! Среди нас демон!

Он полностью сосредоточился на магической сети, заставлявшей ЕГО тело принимать другую форму и скрывавшей ЕГО истинный вес. ЕГО глаза. На какой-то удар сердца они приблизились к своей истинной форме.

ОН негромко прошептал слово силы, и дыхание склочника изменилось. Теперь от него пахло анисом, как если бы он выпил крепкой водки, которую — это ему тоже было известно благодаря разведчикам — очень любил простой народ Арама. Новое слово силы заставило язык носильщика заплетаться.

— Да посмотрите же… — пролепетал тот.

— Что тебе нужно, пьяница? Еле на ногах стоит, а еще задирается!

Некоторые носильщики рассмеялись.

— Встали в ряд! Вперед, идем, идем! — Сквозь толпу стал пробираться надсмотрщик с широкой зеленой лентой, загоняя мужчин в строй энергичными толчками своей толстой суковатой дубинки.

— Демон… — пролепетал носильщик. — Со змеиными глазами! Смотри!

Надсмотрщик обернулся.

— Что он увидел в твоих глазах, Умар?

Надсмотрщик сунул край дубинки ему под подбородок и поднял ЕГО голову наверх. Нужно побороть СВОЙ гнев! Это ничтожество осмеливается…

ОН смотрел ему прямо в глаза и читал мысли надсмотрщика. Этот парень заботился о том, чтобы не возникали задержки, или о том, чтобы ни один из его людей с ценным грузом не потерялся в Ничто. О самих людях он не заботился. Их было достаточно.

— А что должно быть с глазами Умара? Змеиные глаза ты увидел на дне своего стакана водки! Отдай мне свой груз! — Надсмотрщик сорвал тяжелый мешок с плеч Марика и взвалил его на себя. — Пусть Ничто поглотит тебя, бесполезный пропойца!

Марик встал обратно в строй. Он то и дело испуганно оглядывался через плечо.

Сдержись, молча напомнил ОН СЕБЕ. Прошлым вечером ОН подкараулил Умара в тихом переулке и впитал все его знания. Затем ОН принял облик умирающего и избавился от трупа. Теперь ОН радовался тому, что был достаточно осторожен, что действительно принял облик носильщика, а не любого тела, которое сумел бы вспомнить. Похоже, среди людей было важно иметь место в сети знакомств и зависимостей. Особенно странными были отношения среди лувийцев. Буквально абсурдными! Они называли свое государство большим домом и разделили народ на комнаты. Полное безумие! Арам свободнее.

ОН обернулся назад, на стремящийся к небу город людей. В Альвенмарке ничего подобного не было — и хорошо! Люди разрушают созданное. Ему было неясно, почему девантары терпят это, более того, даже пытаются поддерживать.

Он поплыл дальше с потоком носильщиков. Они боялись Ничто. Этот страх ощущался почти физически. Все они, похоже, по крайней мере однажды ступали на золотую тропу. Возможно, даже чаще. Марик почти не пил, но от многих других пахло дешевой сивухой или же у них были стеклянные глаза куривших опиум.

ОН прошел сквозь магические врата. Как и все остальные, ОН не сводил взгляда с магической тропы под ногами. Золотой тропы, которая вела из одного мира в другой. ОН мог сойти с нее, пожалуй, единственный здесь из всех. Мог свободно перемещаться сквозь Ничто, не теряясь. Но ОН не имеет права привлекать к себе внимания. Поэтому ОН решил пройти среди носильщиков и, в первую очередь, не самостоятельно открывать звезду альвов. Так ОН не оставит следов.

Марик, шедший непосредственно перед ним, молился. Как будто парочка слов, которые он пробормочет, могут принести пользу! Наверное, девантары смеются над подобными молитвами, и, вероятно, носильщики уже совсем скоро будут хвастаться тем, что бесстрашно выстояли перед ужасами Ничто. Из воспоминаний Умара ОН знал, что почти все были здесь добровольно. Любой, получивший клочок земли в Нангоге, должен был некоторое время отработать носильщиком. Всегда находилось достаточно мечтателей, веривших в быстрое богатство в Новом мире.

Они пересекли еще одну звезду альвов. Сколько продлилось их путешествие? Десять шагов? Одно мгновение — и вот уже они стоят на широком дворе дворца. Из украденных воспоминаний всплыло имя — Акшу. Дворец бессмертного Аарона. Яркий свет ударил в глаза. Свет, от которого драконьим глазам даже не потребовалось бы моргнуть. Но находиться в человеческом теле означало отказ от совершенства. Моргая, он огляделся по сторонам, пот выступил у НЕГО на лбу.

Бесчисленное множество ног подняло пыль. Марик все еще каждые пару мгновений оборачивался и смотрел на НЕГО. ЕМУ очень хотелось проклясть его. Что-нибудь зрелищное. Может быть, стаи мух, которые вылетали бы из его рта и носа.

Тихо, словно статуя, стоял Серебряный лев на пьедестале, сторожа звезду альвов и носильщиков, покидавших Золотую тропу.

ОН опустил голову перед серебряным кошмаром. ОН должен оставаться неприметным. Смиренным! Может быть, в толпу затесался девантар? Они тоже любили принимать чужие обличья. С ними никогда не знаешь… Некоторым нравилось, когда их почитали, словно богов. Другие смешивались с людьми и, неузнанные, бродили среди них. ОН снова вспомнил о Пурпурном. Интересно, каким образом распрощался с жизнью ЕГО брат по гнезду?

Людей делили на группы. Некоторые, низко склонившись под налобными ремнями, несли на спине корзины, но большинство тащили на плечах простые мешки. Над двором витал аромат свежеиспеченных лепешек. Некоторые носильщики отдыхали в тени вдоль северной стены, окружавшей двор. Мужчины уже перебрасывались шутками. Усталость и напряжение отступили; они избежали Ничто и стали на шаг ближе к мнимому счастью обладания землей в Новом мире.

— Не стой без пользы! — Надсмотрщик грубо ткнул его дубинкой и погнал, словно скот, к одной из групп носильщиков. — Подожди здесь, пока тебя не вызовут, и не нарывайся на очередные неприятности! Ты меня понял, Умар?

— Да, господин, — недовольно пробормотал ОН.

Последовал новый тычок дубинкой.

— Что ты сказал? Я не расслышал.

— Да, господин! — выдавил из себя он.

Некоторые носильщики смотрели на НЕГО и усмехались. ОН пошел к ним. Искушение продемонстрировать им СВОЮ власть возрастало. ОН представлял себе ужас на лицах мужчин, когда ОН откроет СВОЙ истинный облик. ОН заполнит половину дворцового двора. ЕГО дыхание будет подобно буре…

Настроение у НЕГО улучшалось…

Снова улыбаясь, ОН остановился среди остальных и стал ждать, не уходя в тень и наслаждаясь солнечным светом на лице. Неподвижно, словно ящерица на горячей скале. Шепот мужчин заставил ЕГО насторожиться. Тень прошла дальше и отступила почти до самой стены дворца. Мужчины перешептывались, тон их голосов изменился.

ОН огляделся по сторонам. Теперь из яркой арки звезды альвов выходили тяжело вооруженные воины. За ними следовали носильщики в расшитых ярко-красной бахромой юбках. Натертые маслом мускулистые торсы сверкали, длинные волнистые волосы спадали носильщикам на плечи. Каждые четверо из них несли на носилках большой сундук. Во двор принесли более дюжины таких сундуков. Они были украшены латунной обивкой, белоснежные инкрустации складывались, погружаясь в темное дерево, образуя побеги цветов и абстрактные узоры.

Последний из трех ящиков окружала странная аура. Что бы ни лежало там, оно было пронизано магией. Настолько сильно, что ОН чувствовал ее силу как физическое прикосновение, даже с расстояния пятидесяти шагов. Это вызвало ЕГО интерес, и ОН отважился открыть свое скрытое око. Всего на пол-удара сердца. Всего лишь слегка моргнул. То, что поспешно вынесли через створки врат из орехового дерева носильщики, изменило магическую структуру. Силовые линии искривились. Их узор пришел в беспорядок. Ничего подобного ОН никогда прежде не видел! Ведь ни один чародей не касался силовых линий. Что они украли из Нангога? Какие тайны скрывал в себе запретный мир?

Он все еще смотрел на врата из орехового дерева, даже после того, как они закрылись. Они должны исследовать Нангог! Уже не достаточно посылать разведчиков в мир людей. ОН подумал о выжившей. Может ли ОН послать ее снова? Нет, было бы ошибкой выбирать только ее для важных миссий. Кто подойдет в таком случае? Из какого зала выбрать, из Лазурного или из Белого? Или вызвать к себе Талавайна, того разведчика, что поднялся до самых высших ступеней дворцовых слуг? Он наверняка сумеет подобраться к этим сундукам. Но тогда его, наверное, раскроют. Нет, его приносить в жертву нельзя. Пройдут десятилетия, пока эльф снова вознесется до приближенных к бессмертному Аарону особ! Если это вообще удастся во второй раз.

Резкий приказ внес оживление в ряды стоявших вдоль стены мужчин, они недовольно подняли свои грузы. Их снова охватил страх.

ОН пристроился в ряд носильщиков. К болтовне и резким, отрывистым приказам вдруг примешалось негромкое позвякивание, и тут же стало тихо. Серебряный лев спустился с пьедестала — и шел ЕМУ навстречу! Его лапы оставляли глубокие следы в пыли двора.

ОН невольно отступил на шаг. На то, чтобы принять свой истинный облик, может потребоваться десять ударов сердца. Десять ударов сердца — и все будет испорчено. ОН подумал о камне, который нес с собой. Об убийстве, которое ОН совершил, устранив именно ту, которая оказалась в списке смертников только по ЕГО прихоти. Ту, которая понадобилась для того, чтобы их было восемь. Если ОН превратится в дракона здесь, за НИМ тут же ринутся девантары. И, что хуже, — обо всем узнают альвы!

ОН-то уйдет. Звезда альвов всего на расстоянии пары шагов. Но ЕГО возвращение в Альвенмарк в облике дракона не останется незамеченным. Пойдут вопросы; вопросы, на которые не было ответов. Все закончится тем, что альвы начнут читать ЕГО мысли. Делать то, чего они — как он теперь знал, — обычно не делали, потому что это шло вразрез с их высокими идеалами свободы. Но если ОН вернется из мира людей в облике дракона и воспротивится их вопросам, тогда…

Лев был уже совсем близко — а потом прошел мимо него к звезде альвов. Из земли поднялся яркий свет, похожий на змей. Свет, настолько яркий, что пил все краски, и каждый из стоявших во дворе потупил взгляд. Светящиеся змеи склонились друг к другу, образовали арку, и, когда они соприкоснулись, между ними пролегла тьма, пронизанная ровной, как стрела, золотой тропой.

Лев не обратил на НЕГО внимания! Или просто притворился?

У ворот показалось несколько сановников. Послышались приказы. Носильщики построились в колонну по двое.

ОН присоединился. На этот раз ОН пойдет СВОИМ путем!

Запах страха вернулся, тихое перешептывание, быстрое бормотание молитв. Некоторые носильщики крепко сжимали свои талисманы, другие отпили из тыквенных фляг, висевших на тонких кожаных ремешках на их израненных плечах. Они так слабы, эти люди.

Он поправил груз на спине и ровным шагом направился к звезде альвов. Темнота окружила ЕГО. А затем ОН сделал то, чего так боялись все носильщики. ОН сошел с тропы.

Надсмотрщик с суковатой дубинкой выругался, когда ЕГО поглотила темнота. У него возникло ощущение падения. За ЕГО спиной раздался крик.

ОН бросил мешок. Пропавший носильщик вызывал досаду, но переполоха не вызовет. Это была повседневная смерть посреди неповторимого магического чуда творения, с подачи девантаров деградировавшего до караванного маршрута.

ОН знал, что чувство падения обманчиво. И, несмотря на это, ЕГО разум никак не мог справиться с удушающим страхом, сопровождающим воображаемое падение в бесконечную тьму.

ОН направил свою волю на тропу, которую хотел найти. Перед ЕГО внутренним взором возник образ сложной сети, пронизывавшей Ничто и соединявшей между собой все три мира. Одна мысль, и вот ОН снова стоит на Золотой тропе. В другом месте. Вскоре появилось пересечение. Несколькими шагами дальше обнаружилась низшая звезда альвов. Место, где пересекались четыре Золотые тропы.

ОН прошел звезду, снова возвращаясь в мир людей. Подождав немного, вернулся обратно в сеть. Попытался стереть свой след и сдался. Все, чего ОН добился, так это следа, стертого магическим способом. ОН снова прошел через низшую звезду альвов. ОН вполне осознавал опасности, таившиеся на этих легкомысленных переходах по нестойким тропам. Одно неверное слово во время плетения заклинания, одно мгновение, когда концентрация будет неполной, и вот ОН совершит очередной шаг не только сквозь пространство, но и сквозь время. Может быть, всего на несколько часов, а возможно, и на несколько десятилетий.

ОН стоял на утесе высоко над сине-зеленым морем. У самого горизонта ОН различил парус. Его украшало крылатое солнце на красном фоне. Корабли были стройными и казались хрупкими. Возможно, люди слабы, но они обладают мужеством, позволяющим им отдаваться на волю океана.

ОН пристыженно вспомнил о том, как вышел из себя. У НЕГО был план. В том числе и на путешествие. ОН хотел соединить необходимое с полезным. Хотел пройти через множество различных звезд альвов, чтобы стереть СВОЙ след и, в конце концов, объездить человеческое королевство, о котором так много слышал и так мало знал наверняка. Стоять на побережье моря и смотреть вслед кораблям в ЕГО планы не входило.

Одно слово силы — и вновь открылись магические врата, через которые ОН только что прошел. На этот раз ОН оставался дольше на Золотой тропе и прошел множество звезд альвов, пока наконец не нашел ту, на которой так часто бывал мысленно. Здесь пересекалось семь путей. Это было место великой силы. Путь, который должен был привести ЕГО в королевство Цапоте. О нем было известно мало. Ни одно другое из человеческих королевств не поглотило такое количество ЕГО разведчиков. Даже Плавучие острова.

Он ступил под светящуюся арку и вышел во влажную жару. Теплый туман тянулся сквозь буйную зелень. Густой подлесок окружил ЕГО. Рядом с НИМ, наполовину скрытая под вьющимися растениями, стояла стела, украшенная нарисованным лицом. Рожа с широко раскрытым ртом, из которой торчали слишком большие зубы. На левом глазу сидел мотылек размером с человеческую ладонь. Свет раскаленными копьями пронизывал ветви дерева; длиннорукая обезьяна пролетела по ветвям дерева, украшенного ярко-красными цветами. Из подлеска поднимался запах разложения. Запах мокрой шерсти.

Между красными цветами показался бесформенный крупный клюв. За ним последовала птичья голова. Черные глаза смотрели на НЕГО.

Удар угодил прямо ЕМУ в грудь. ОН недоуменно оглядел СЕБЯ.

Стрела. Она попала в НЕГО!


Выступление | Логово дракона. Обретенная сила | Хищник