home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Изгнанница

Девять дней прошло с тех пор, как умер Сайн. Они то и дело скоблили пол пещеры, и, несмотря на это, Нандалее все казалось, что она видит следы крови в тонких бороздках на камне. Все так старались вернуться к нормальному образу жизни, но напряжение никак не хотело уходить. Самым абсурдным было то, что Бидайн упрекала себя за то, что не смогла вовремя помочь ему. Она плохо спала и не могла оставаться одна в темноте. Почти каждую ночь она приходила в пещеру Нандалее.

Сегодня дракон закончил медитативное молчание раньше обычного. Вечерняя заря еще боролась с наступающей тьмой, надвигавшейся на небо с востока, когда он велел возвращаться по домам.

Нандалее первая вскочила на ноги.

— А вы останьтесь!

Она не особенно удивилась тому, что дракон оставил ее. Наставник не говорил с ней вот уже несколько дней.

Проходя мимо нее, Бидайн бросила на эльфийку испуганный взгляд.

— О чем вы думали, когда умер Сайн?  — Дракон задал вопрос только после того, как все ученики удалились в свои пещеры. Очевидно, ему было важно, чтобы, кроме него, ее ответа не услышал никто.

— Я удивилась, что никто не спешит ему на помощь.

— А до этого? Что было до того, как у него пошла кровь? Я хоть и не могу читать ваши мысли, но это не значит, что я слеп.

— Это не я… — Она произнесла это без убежденности. Ее давно уже мучили сомнения.

— Я видел связь между ним и вами. Вы сплели заклинание. Я видел, как оно коснулось его. Он внес свою лепту, в этом я не сомневаюсь. Но я уверен, что, если бы $ас здесь не было, он был бы жив. В нем всегда была склонность к саморазрушению, с самого начала. Вы усилили ее своим заклинанием. А я даже не могу сказать наверняка, как вы это сделали. Вы пользуетесь магией непонятным мне образом.

Нандалее поразилась его откровенности.

— Я не хотела его…

— Это ему мало помогло. Для вас уроки здесь окончились. В эту ночь. У вас есть могущественный покровитель. Если бы спросили меня… За вами придут. И Бидайн вы тоже заберете с собой.

— Это несправедливо! Она совершенно ни при чем!

— Вам вряд ли пристало судить о том., что справедливо. Она ваша подруга. Между вами обоими тоже возникла связь. Если ваша неуемная магия убьет ее, то я хочу, чтобы это произошло не здесь, — он раздраженно хлестнул хвостом по полу пещеры. — Подобная вам встретилась мне лишь однажды. Таких, как вы, нужно съедать! Мысли других я по крайней мере могу читать! — Он засопел, и из ноздрей его повалил дым. — Вы опасны, госпожа Нандалее. Я предупрежу ваших новых учителей относительно вас.

— Но разве нет возможности совладать с тем, что таится внутри меня? — Перспектива уйти отсюда ее не пугала. Только то, что она снова становится отверженной.

— Если вам удастся обуздать свои страсти, вы сможете стать великой чародейкой. Но я не думаю, что вам это удастся. Смерть будет вашей постоянной спутницей. Такое будущее предвижу я для вас. Так же, как и для… — Он оскалил зубы. — Вы встретите ее, и я надеюсь только на то, что перворожденные не выберут ее в качестве вашей наставницы. Такие создания как вы… Вас тянет друг к другу. Радужные змеи будут уделять вам много внимания. И вы…

За их спинами вспыхнул свет. Из пола пещеры выросли две пламенные колонны, склонились друг к другу, образуя магические врата.

Из мрака Ничто вышел Гонвалон. И женщина, следовавшая за ним, была Айлин! Значит, она все же ушла от троллей. Оба с неодобрением глядели на нее. Нандалее судорожно сглотнула. Что рассказал им о ней наставник? Что она — непредсказуемая убийца?

— Ты быстро выучилась, Нандалее, — холодно произнесла эльфийка. — Теперь Гонвалон будет иметь удовольствие обучать тебя.

Оба поглядели на дракона. По их лицам Нандалее видела, что они беседуют с наставником, но никто не произнес ни слова. Парящий наставник испытывал очевидное облегчение.

Из туннеля, ведущего к крохотным пещерам, вышла Бидайн. Под мышкой она несла узелок и выглядела так, словно больше всего ей хотелось спрятаться внутрь самой себя. Стать невидимой. Нандалее поспешно отвернулась. Интересно, она действительно может убить силой мысли? Это ее вспыльчивость? Сайна она терпеть не могла с самого первого дня, это верно. И эта неприязнь была взаимной. Но она не хотела убивать его… Ладно, иногда она представляла себе, как толкает его со скалы. Но убить его… Неужели это действительно была она? Или Парящий наставник просто нашел причину прогнать ее? Зачем ему это делать? Она-то думала, что по-своему, по-драконьи, она ему нравится.

— Можете собирать вещи, госпожа Нандалее.

Как Нандалее ни хотелось уйти отсюда — она представляла себе это не так.

— Куда вы поведете меня?

Гонвалон бросил на нее ледяной взгляд. Ответила Айлин.

— Туда, где потребуется твой величайший дар — убивать других. Радужные змеи считают тебя полезным инструментом, — она улыбнулась ей так, что у Нандалее кровь застыла в жилах. — Как тебе известно, я тоже весьма одарена в этой области. Советую тебе не терять их расположения, ибо моего расположения ты не добьешься.

Нандалее видела, как хрупкая эльфийка убила тролля голыми руками. Она завоюет ее расположение! Учиться сражаться — это совсем не то, что сидеть на заднице и медитировать. Куда бы ее теперь ни отвели, она была уверена в том, что сможет учиться лучше, чем здесь.

— Забери свои вещи, — холодно произнес Гонвалон. Ему она тоже докажет, что заслужила место среди драконников. Именно ему, ее спасителю!

Она подчинилась и поспешила к небольшой пещере, из-за которой ей так сильно завидовали соученики. Взяла свое одеяло и браслет для левого запястья, который сделала из старого куска кожи. Скоро у нее снова будет лук! Ей так не хватало возможности стрелять и охотиться. Она скатала одеяло, забросила его на плечи, связала оба конца над бедрами куском кожаного шнура. Затем вернулась в просторную пещеру. Вещей все равно было немного. Кроме одежды, которая была надета на ней, она взяла бы только хрустальный амулет, подаренный ей Сатой. Бидайн выглядела так, как будто ее избили. Она горбилась и казалась очень и очень несчастной. Зато Нандалее радовалась тому, что, наконец, сможет бежать из этого места. Нужно было сделать только одно. Она собрала все свое мужество в кулак и, широко расставив ноги, встала перед Парящим мастером.

— Я требую назад амулет, который ты у меня забрал.

В просторном зале воцарилась мертвая тишина. Бидайн испуганно пригнулась, в ожидании того, что должно было последовать в ответ на неслыханное оскорбление. Остальные ученики стали медленно отступать к стене пещеры. Гонвалон уставился на нее, широко открыв рот. Айлин глядела на нее, недовольно подняв бровь.

— Вы знаете, что означает этот амулет, дитя эльфийское?

Нандалее поразилась тому, насколько спокойным остался дракон.

— Вы думаете, что это просто подарок? Это нечто гораздо большее. Это символ вашей слабости. Вы пришли сюда, чтобы перерасти это. И вы потерпели поражение. Вы должны были покинуть мою пещеру гордой чародейкой. Тогда я отдал бы вам амулет, чтобы он напоминал вам о вашем собственном величии. Я оставлю его у себя, до того дня, когда вы самостоятельно сможете пройти через звезду альвов. Пока что он не что иное, как знак вашего поражения, поскольку вы не можете даже согреться с помощью магии. Перерастите себя! Удивите меня! И тогда возвращайтесь, и я отдам вам амулет в знак вашего торжества, госпожа Нандалее.

Дракон поднял на прощание одну из своих маленьких передних лап, и она увидела, что он носит амулет на кожаном ремешке вокруг запястья чуть ниже когтистой лапы, как любящие покрасоваться эльфы носили нарядные браслеты. Ее захлестнула волна гнева. Этот самоуверенный, высокомерный ящер! Он обокрал ее! Она…

Гонвалон схватил ее за волосы.

— Ты не будешь устраивать ссор! Тебя что, никогда не учили уважению? Приготовься к тому, что в моем лице тебе не найти терпеливого наставника. Ты покидаешь это место, покрытая позором, и, если не хочешь, чтобы я тащил тебя за волосы через звезду альвов, стань наконец послушной и подчинись.

— Они оба знают о том, что произошло. Уступите, госпожа Нандалее. Не давайте им повода опасаться, что вы воспользуетесь своей неусмиренной силой. Они убьют вас, не колеблясь.

Жар его мыслей отступил и, наконец, угас совсем. На долю удара сердца она задумалась о том, чтобы вырваться из рук драконника. Но дракон был прав. Она не могла победить. Эльфийка мрачно взглянула на Парящего наставника и поклялась себе вернуться. В тот день все будет иначе. Тогда он уже станет бояться ее, а амулет будет напоминать ей о том, что она восторжествовала над драконом.

Она покинула Парящего наставника, не произнеся ни слова на прощание.

Нандалее и Бидайн молча следовали за обоими драконниками через звезду альвов. Путешествие сквозь Ничто приглушило гнев Нандалее, потому что она осознала, что сама потерялась бы здесь. А еще она осознала, что дракон дал ей на дорогу напутствие. Драконники — когти небесных змеев. Их палачи. Если ей не удастся усмирить свой темперамент, то в том месте, куда ее отведут теперь, ей долго не прожить.

На звезде, где пересекалось несколько золотых троп, выросли врата. Путешествие между мирами привело их в просторную долину, склоны которой поросли соснами. Нандалее понятия не имела, куда привели ее оба драконника. Но долина ей нравилась. Воздух был чистым и прохладным. Пейзаж немного напоминал родные края. Здесь зимой наверняка будет снег, несмотря на то что это место было расположено гораздо южнее Карандамона. Где бы они ни были, это место находилось далеко от пещеры Парящего наставника, поскольку здесь едва наступил полдень.

Бидайн старалась держаться вплотную к ней. Озиралась, широко открыв глаза. Ей, похоже, здесь не понравилось.

Гонвалон и Айлин шли впереди. Оба не произнесли ни слова.

Они шли целый день. То под ветвями елей, то среди берез вдоль прохладного ручья. Наконец, когда уже приближались сумерки, они достигли большого дома, прижавшегося к склону горы. Он был построен с неприступной элегантностью. Изгиб стен повторял изгиб склона. Фасад обрамляли колонны и элегантные арки. На первом этаже было множество маленьких окошек, похожих на дыры от сучков. Нандалее впервые видела дом. В Карандамоне ее клан жил в скальной крепости или же, как во время путешествий, в палатках. Крыша дома немного напоминала седло, только была сделана из плоских, перекрывающих друг друга пластинок шифера. Похожие на две руки, к ним тянулись буйно заросшие деревянные леса. Красные и желтые цветы показывали свои головки из бесполезных зарослей. При всем желании Нандалее не могла представить себе, для чего это могло служить. Стены деревянных лесов состояли только из расположенных на расстоянии нескольких шагов балок, а крышей служили усики растений. Странно.

— Наконец-то, — прошептала Бидайн. — Я уже почти не чувствую ног.

Нандалее считала, что прогулка не стоила даже упоминания, но понимала, что будет довольно бессердечно честно сказать подруге, что она об этом думает.

— Это лучше, чем дыра в скале, правда? — В голосе Бидайн, указывавшей на дом, сквозило облегчение.

— Хм… — Нандалее жила в дырах в скале целыми зимами и никогда не бывала недовольна ими, пока они предоставляли защиту от колючего северного ветра. Лучше ли то, что перед ней… Разберемся. Главное, что здесь их будут учить тому, в чем она кое-что понимает.

Подойдя ближе, Нандалее учуяла лошадей. Но увидеть ни одну не увидела. Может быть, с другой стороны дома есть конюшни. Никто не вышел встретить их. Бидайн казалась несколько разочарованной из-за этого. Она постоянно вертела головой и глазела на все вокруг.

Короткая лестница вела к фронтону дома, перед которым находился поддерживаемый колоннами коридор. Зелень вилась и вокруг нескольких каменных колонн.

Входная дверь была более трех шагов в высоту. Она была двустворчатой, украшенной пышной резьбой. Похоже, они здесь любят безделушки. За дверью оказался просторный холл, из которого на галерею вели две лестницы. Приглушенный вечерний свет падал сквозь окно за их спинами. Пол был выложен мозаикой, изображавшей женщину, танцующую среди змей. Странно, пронеслось в голове у Нандалее.

Между лестницами возвышалась статуя из белого камня. Обнаженный воин с бронзовым щитом и коротким мечом из голубоватой стали. С галереи свисали яркие знамена. Темные пятна и разрезы на ткани позволяли предположить, что они уже бывали в других местах, не только в этом мирном зале. Несколько разочарованная, Нандалее поглядела на лестницу, по которой поднималась Айлин, и у нее захватило дух. Стены вдоль лестниц скрывались в полумраке. Свет отвлек ее взгляд и на несколько ударов сердца скрыл от нее истинное сокровище зала. На выкрашенных белым стенах висело оружие. Сотни видов! Мечи всех возможных форм и размеров. Было здесь и несколько копий и секир. Это хорошо, подумала она. Очень хорошо.

Айлин и Гонвалон провели их по лестнице наверх. Нандалее шла за ними. Она чувствовала силу, жившую в клинках. В сталь были вплетены чары, и ей казалось, что мечи рассказывают о героических подвигах, смерти и славе, которую когда-то завоевывали. Несмотря на то что клинки производили ухоженное впечатление, они были покрыты шрамами и зазубринами. Под подставками на стене висели маленькие латунные таблички. На каждой табличке были имена.

— Почему здесь нет луков? — В тишине зала ее слова прозвучали неестественно громко, а ведь она намеревалась говорить тихо и с уважением.

Айлин остановилась. Темноволосая воительница медленно обернулась к ней. Драконница окинула ее с ног до головы полным презрения взглядом.

— Мы учим своих учеников встречаться с врагом лицом к лицу. Мы ценим то, что наши враги знают, кто пришел казнить их. Послать стрелу — это подлый поступок. Равно как и использование отравленных клинков. Это не наш стиль.

Нандалее резко вздохнула. Оскорбление было довольно очевидным.

— Я понимаю, что некоторым не хватает силы и роста для того, чтобы натянуть длинный лук. Размахивать мечом, конечно, гораздо проще, если не обладаешь подходящей для лучника фигурой.

Бидайн с ужасом глядела на нее. А вот Айлин улыбнулась.

— Гонвалон, ты позволишь мне завтра преподать твоей ученице вводный урок по размахиванию мечом?

— Если мне можно будет на это посмотреть, — с улыбкой ответил тот.

— Она ничего такого не имела в виду, — вмешалась Бидайн. — Она из Карандамона. Всегда несколько прямолинейна. Она наверняка не хотела оскорбить тебя…

Нандалее положила руку на плечо подруге.

— Мне не нужно, чтобы за меня вступались. Я к твоим услугам в любое время, Айлин.

— Что ж, по крайней мере, мужества тебе не занимать. Итак, завтра в полдень во дворе. А теперь следуйте за нами в свои комнаты. Вам принесут легкий ужин. После этого вы должны будете рано отправиться отдыхать. Здесь мы встаем с первыми лучами солнца.

Эльфийка развернулась на каблуках.

На втором этаже они шли по широкому коридору, из которого вело несколько дверей. На стенах висело столько вставленных в рамы картин, что Нандалее не сумела разглядеть и пяди побелки. На картинах были изображены эльфы, накрытые столы или пейзажи. Было несколько сцен сражений. Но в целом в качестве украшения для стен Нандалее все это показалось скучным.

Внезапно Гонвалон остановился перед одной из дверей. На двери был вырезан стилизованный олень, похожий на тотемный знак ее клана.

— Это твоя комната, Нандалее. Ты будешь жить здесь многие годы. Если тебе что-то не нравится, можешь менять.

Она погладила оленя на отполированном дереве, борясь с воспоминаниями. Внезапно нахлынула тоска по родине. Интересно, как дела у Дуадана?

Внезапно она осознала, что Гонвалон наблюдает за ней. Перед ним она не собиралась проявлять слабость. Довольно и того, что она стояла обнаженная перед ним; не стоит пускать его еще и на самое дно души. Она толкнула дверь.

Комната была поразительно большой. Три узких арочных окна открывали вид на долину. Под ними стоял большой сундук. Постель занимала стену слева от нее. Над ней была полка. К счастью, в этой комнате не было ни одной из этих смешных картин. Завершал обстановку стол с двумя стульями. Свободного места было много. Мебель не сужала пространство. Никаких украшений. Стены были настолько белы, как будто их только что покрасили.

— Хорошо, — несколько напряженно произнесла она. Чем меньше она будет говорить, тем меньше неосторожных оскорблений сорвется с ее губ. Здесь лучше, чем у Парящего наставника. Здесь ей будет спокойно.

Гонвалон коротко попрощался и закрыл за собой дверь. Нандалее подошла к окну. На ее взгляд, было слишком тепло, да и сам воздух казался несколько удушливым. Она с любопытством ощупала стекло в оконной раме. Оно было почти совсем ровным. Она слыхала о том, что существуют окна из совсем прозрачного стекла, но никогда ничего подобного не видела. Она спросила себя, как открывают такие окна. Осторожно надавила на стекло. Деревянная рама слегка затрещала. Эльфийка испуганно отняла руку. Она ничего не хотела ломать.

В нерешительности, не зная, что делать дальше, она села на кровать. Она прогнулась под ней. Эльфийка озадаченно откинулась назад. Матрас оказался невероятно мягким! Наверняка набит не соломой. Она перекатилась вправо. Затем влево. Сможет ли она спать на этом? Она поглядела на пол. Пожалуй, доски пола будут поуютнее.

Дверь распахнулась, и в комнату вошел кобольд. В руках он держал большой, накрытый платком поднос. Не обращая на нее внимания, он прошел к столу и поставил поднос.

— Кружка воды будет позже, — пробормотал он и заученным жестом отбросил платок в сторону. На деревянной доске лежала краюха хлеба, кусок сыра и яблоко. Нандалее ожидала большего.

— Что не так? — спросил кобольд, словно разгадав ее мысли.

— Постель слишком мягкая.

Он склонил голову набок и пристально посмотрел на нее. У кобольда была темная, обветренная кожа и нос, выступавший на лице, словно нож. На его узких губах играла хитрая улыбка.

— Может быть, принести тебе валун в качестве ложа, чтобы тебе было уютнее?

— Меня устроит самое меньшее гранит. И у камня должна быть такая чудесно неровная поверхность.

Его улыбка стала шире.

— Сначала вода, — и с этими словами он исчез.

Вернувшись немного позже, он все еще улыбался, но больше ничего не сказал. Нандалее спросила себя, не допустила ли она ошибку. Она наслушалась историй о кобольдах. Говорили, что маленький народец всегда не прочь был поссориться.

Она в задумчивости съела свой скудный ужин. Она бросила вызов смертоносной воительнице и обменялась шутками с кобольдом. Это вообще излечимо? Почему она постоянно нарывается на неприятности?

Дверь приоткрылась, и в комнату просунула голову Бидайн.

— Можно я посплю у тебя?

— Только если займешь постель.

— Я могу и…

— Нет, пол — мой, — Нандалее улыбнулась. — Рада видеть тебя.

— Я тебе действительно не мешаю?

Вечно она переспрашивает! Бидайн неисправима.

— Нет. Я чертовски рада тому, что оказалась здесь не одна. И думаю, что мне нужен кто-нибудь, кто бы за мной присмотрел, — усмехнулась Нандалее.

Бидайн осторожно прикрыла дверь.

— Тут ты права. У тебя просто талант устраивать себе трудности.


Цена ночи | Логово дракона. Обретенная сила | Мятежница