home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Мятежница

— Я больше не могу, — со свистом выдохнула Бидайн. На ее мокрый от пота лоб налипли пряди волос. Щеки покраснели. Она оперлась на дерево и, казалось, едва дышала.

— Вперед! — крикнул Гонвалон. — Слабаки нам здесь не нужны.

Нандалее поразилась тому, что миниатюрная эльфийка настолько устала. Они ведь не пробежали и пяти миль, да еще таким шагом, которым она могла бежать целый день.

— Ты убьешь меня, если мне придется бежать дальше. Мне плохо… Я… — Ее стошнило.

— Здесь мы превращаем чародеев в воинов, Бидайн. Спроси как-нибудь свою подругу, каково это, когда тебе в затылок дышит свора троллей. Ты должна уметь бегать, чтобы выжить. Тебе нужна выдержка, чтобы стать хорошим воином!

— Да я же стараюсь. Я… — Ее снова стошнило.

Нандалее отвернулась. Бидайн рвало. Гонвалона это, похоже, не удивляло. Он смотрел на нее без сожаления.

— Мы будем бегать каждое утро, — спокойно произнес он, когда Бидайн устало вытерла рот и прислонилась к дереву. Лицо ее было покрыто потом, она была белее мела. Выглядит она жалко, подумала Нандалее.

— И с каждым днем ты будешь становиться лучше, девочка, — невозмутимо продолжал Гонвалон. Он указал на холм в отдалении, на котором стояла башня. — Я пробегусь с Нандалее до башни. А потом мы побежим обратно к главному дому. Когда я вернусь в главный дом, ты уже должна быть там. Или сегодня же вечером тебя не будет в этой долине.

Куда их привели? Нандалее почувствовала, что во рту у нее пересохло. Почему Гонвалон не договорил? Что происходит с чародеями, которые терпят здесь поражение? С эльфами, потерявшими свою семью и не ставшими драконниками?

— Пожалуйста… — Бидайн умоляюще глядела на него. — Пожалуйста, я не могу.

— Ты здесь затем, чтобы переступить собственные границы. Наступает новая эра, Бидайн. И мы, отверженные, в будущем станем могущественными. Те из нас, кто выстоит, — он обернулся к Нандалее. — Если ты откажешься бежать, тебя тоже уведут отсюда. Но для тебя это не должно вызывать трудностей, — с этими словами он отвернулся и побежал к башне.

— Беги, — сказала Бидайн.

— Я ведь не могу бросить тебя здесь.

Подруга попыталась улыбнуться.

— Конечно можешь. Я справлюсь. Как думаешь, сколько ему потребуется времени? До башни и обратно?

Нандалее поглядела на башню.

— Если дорога не слишком извилистая, то еще по меньшей мере час. Но я не знаю. Если он побежит быстрее…

— Думаю, он не настолько зол, как хочет казаться, — Бидайн встала и распрямила спину. — Мне уже лучше. Я справлюсь. Не переживай за меня. Больше часа, говоришь. Я не буду тебя обманывать. Бежать я не смогу. Но идти — это у меня получится.

Теперь она казалась действительно уверенной.

— Ты справишься!

— Да, я справлюсь.

Нандалее поглядела вслед Гонвалону. В голове роились мстительные мысли. Она глубоко вздохнула и вспомнила о Сайне. Нужно обуздать свои чувства.

— Я тебе покажу, что значит бегать. Я им всем покажу! — И она побежала. Не в том щадящем темпе, в котором начинала. Она хотела перегнать Гонвалона и вернуться в главный дом задолго до него. Она знала, что сможет выдержать это.

Вскоре она перегнала его. В бег она вложила всю свою силу. Легко нашла дорогу к башне. Бег освободил ее. Ярость отступила. Она чувствовала себя в равновесии с собой и всем на свете. Она снова встретилась с Гонвалоном, когда ему оставалось до башни еще больше трети пути. Он кивнул ей. Идиот! Думает, она забудет о том, как он обращался с ее подругой?

Она побежала дальше. Мышцы горели. Из-за этого чертового сидения в пещере она давно не тренировалась. Но она сумеет, в этом она не сомневалась. Дыхание ее хоть и участилось, но оставалось ровным. Немного болели суставы. Эльфийка попыталась игнорировать это и отпустила мысли. Бег — вот ее медитация. Не тот бред, которым она занималась у Парящего наставника.

Она снова достигла того места, где сломалась Бидайн. Нандалее бросила быстрый взгляд через плечо. Гонвалона не было видно. До него должно быть еще много миль.

В хорошем настроении она добежала до гребня невысокого холма. Пятьюдесятью шагами ниже на берегу ручья сидела Бидайн и мыла голову.

Нандалее ринулась к ней.

— Что ты там делаешь? — закричала она, вне себя от возмущения.

— Я не собираюсь терпеть, что от меня воняет, когда они уведут меня отсюда, — она печально поглядела на нее. — Мне жаль, что я обманула тебя. Я знала, что не дойду обратно.

Нандалее присела на берегу рядом с ней.

— Тогда им придется увести нас обеих. Ты первая настоящая подруга, которая появилась в моей жизни. Я не брошу тебя в беде.

— Потому что я трусиха и по ночам забираюсь к тебе в постель?

— В этом нет ничего необычного. Неужели ты думаешь, что до тебя никто не забирался в мою постель? Необычно в тебе то, что ты не храпишь.

Бидайн сдержанно улыбнулась.

— Пожалуйста, беги дальше. Я не вынесу, если из-за меня…

— Не из-за тебя! У них несправедливые правила, и ты ведь знаешь, что я подчиняюсь нелегко. У меня есть свои собственные правила. Я лучше отправлюсь с тобой в изгнание, чем оставлю тебя здесь.

— Но о тех, кто не стал драконником, никто никогда ничего не слышал.

— А ты так хорошо в этом разбираешься?

Бидайн потупила взгляд.

— Конечно нет. Я знаю не больше тебя… Есть драконники. Ты когда-нибудь слышала о тех, кто потерпел поражение? Я имею в виду, что кто-то должен был что-то слышать. Они ведь не растворяются в воздухе. Они…

— Они наверняка режут овощи на кобольдских кухнях. Те, кто однажды попал в кобольдскую кухню, не выходят оттуда.

Бидайн не улыбнулась.

— Ты должна бежать. Уходи сейчас же!

— Мы сделаем это вместе.

— Я не могу!

Бидайн произнесла это так устало и безнадежно, что Нандалее осознала, что все разговоры будут бесполезны. Здесь важны только поступки.

— Ты можешь залезть мне на спину!

— Что?

— Это был не вопрос, это был приказ! Если ты не хочешь, чтобы нас постигла одна и та же судьба, слушай меня. Я охотница. Я могу целый день нести убитого оленя по глубокому снегу, — беззастенчиво солгала она. — По сравнению с оленем ты всего лишь зайчонок. Давай!

В глазах Бидайн сверкнула искорка надежды.

Нандалее взяла ее на закорки, и девушка оказалась действительно не очень тяжелой. На первом отрезке пути Нандалее перешла на легкую рысь, вскоре ноги у нее горели сильнее, чем прежде, а когда ей пришлось спускаться с холма, она замедлила шаг, попыталась выровнять дыхание, но уже вскоре не могла сдерживаться. Бидайн настояла на том, чтобы пойти пешком.

Нандалее подчинилась. Подруга хромала и пыталась, насколько это было возможно, скрыть это.

— Подвернула лодыжку?

— Все… в порядке! — выдавила Бидайн сквозь сжатые зубы.

Не в порядке! Когда Нандалее обернулась, то увидела Гонвалона. Драконник бежал в своем спокойном темпе и был, пожалуй, на расстоянии еще полумили.

— Возвращайся на спину!

Бидайн не сопротивлялась. Теперь, казалось, она весила вдвое больше, чем у ручья. Нандалее смотрела на дорогу под ногами. Просто продержаться, думала она. Она то и дело повторяла эти слова, а пот градом катился по лицу. Она то шла, то бежала. Сильно наклонившись вперед. Неровная дорога с кустиками травы посредине становилась все ближе и ближе. Скоро она рухнет. Нет, не думать о поражении! Только о победе. А если не получится, то не думать ни о чем! Она представила себе просторный белый зимний пейзаж. Заснеженную равнину, обрамленную вдалеке деревьями. Снег скрипит под ее шагами. Прохладный ветер дует в лицо. Ей хорошо.

— Мне хорошо, — негромко пробормотала она. Дорога расплывалась перед глазами. Она на этой равнине! Она сильна и в хорошем настроении.

Она услышала за собой шаги. Видение зимнего пейзажа поплыло перед внутренним взором. Гонвалон? Если это он, то он уже не бежит. У Нандалее не было сил обернуться. Она смотрела вниз. Бидайн, казалось, становилась все тяжелее и тяжелее, цеплялась за плечи и не шевелилась.

Дорогу сменили каменные плиты.

Нандалее почувствовала, что на нее смотрят. Должно быть, она рядом с большим домом, но у нее уже не было сил поднять голову. Она продолжала идти дальше. Шаг за шагом. Она уже едва брела. Каждый шаг давался с трудом.

— Спусти меня, — прошептала ей на ухо Бидайн.

Нет, этого она не сделает! Она сама решит, когда окончится путь. Или Гонвалон.

Нандалее добралась до короткой лестницы, ведущей ко входу. Ноги ее дрожали, когда она поставила ногу на первую ступеньку. Левую икру обожгла судорога. Она боялась, что нога просто подломится. Она вытянула в сторону правую руку. Вслепую ощупывала пустоту, пока ее пальцы не коснулись каменных перил. Опершись, она поднялась на следующую ступень.

— Довольно! — произнес за ее спиной Гонвалон. — Вы обе оказались у дома раньше меня. На сегодня достаточно.

Но Нандалее не удовлетворилась этим. Она поднялась на следующую ступень. Икры горели так, как будто тело ее пронзили раскаленные нити. Бидайн шевельнулась на спине. Она хотела спуститься.

— Оставь это! — прошипела Нандалее. Еще всего пара шагов. Она поднялась на следующую ступень. Теперь это вопрос чести. Она хотела коснуться дверей. Только тогда они будут у цели.

Она услышала гул голосов.

Еще один шаг. Лестница преодолена. Белые сапоги, в которые были заправлены просторные белые штаны, показались прямо перед ней. Нандалее подняла глаза, но не смогла увидеть ничего выше пупа — настолько сильно она наклонилась.

У стоявшего перед ней была узкая приталенная верхняя одежда, подол которой был вышит серебряными нитками. Вместо пояса вокруг узких бедер была обернута белая шелковая лента.

Теплая рука легла на ее шею. Бидайн хотела что-то сказать, но сумела произнести только неясный звук.

— Здесь игра заканчивается, — произнес знакомый голос. Айлин!

Драконница усилила давление на ее шею одним-единственным пальцем, и все тело Нандалее словно онемело, она не могла сдвинуться с места. Кто-то подбежал и снял Бидайн с ее спины.

— Пройдет еще около получаса, прежде чем ты сможешь самостоятельно двигаться, — произнесла эльфийка. — Если я говорю, что что-то заканчивается, то предполагаю, что моим словам подчинятся. Мы, драконники, равны друг перед другом. Никто никого не превосходит. Вы обе совершенно не заслужили того, чтобы находиться здесь. Вы находитесь в Белом чертоге исключительно потому, что вас изгнал из пещеры Парящий наставник. Самый слабый из здешних учеников здесь стоит выше вас. Я не потерплю, чтобы вы двое позволяли себе вольности. Свободу нужно заслужить, — еще одно касание вывело Нандалее из оцепенения. — Ты отправишься в свою комнату, поешь немного, затем отдохнешь. В полуденный час я тебя жду. Ты должна сразиться со мной на мечах.

Айлин снова надавила на нее одним-единственным пальцем. Ощущение было такое, что Нандалее расколдовали. Она выпрямилась. Эльфийка была выше Айлин. Драконница могла бы быть сестрой Бидайн, она была такой же миниатюрной и хрупкой, с длинными черными волосами. Только осанка у нее была гораздо более прямой, чем у ее подруги. И лицо ее было твердым, словно высеченным из камня. Не было никаких округлостей. Только прямые линии и углы правили на этом лице. Казалось, жизнь стерла с этого лица способность проявлять чувства.

Нандалее тоже попыталась встать ровно.

— Увидимся в полуденный час, — произнесла она. Скрыть усталость ей не удалось.

Айлин отступила в сторону. На всем пути в комнату Нандалее держала спину настолько ровно, словно проглотила палку. И только когда за ней закрылась дверь комнаты, она позволила себе изможденно вздохнуть. На столе стояла доска с хлебом, сыром и виноградом. Рядом с доской — кружка воды. Неужели здесь нет ничего другого? Неважно. Она все равно не сможет ничего проглотить. Устремив глаза на среднее из трех окон, она рухнула на кровать и стала наблюдать за тем, как восходит солнце.

Когда солнце переместилось ближе к зениту, она встала. Выпила глоток воды и съела несколько виноградин. Затем потянулась. Избавиться от глухой усталости ей не удалось. Но она была исполнена решимости скрыть ее. Выходя из комнаты, она выпрямила спину и сосредоточилась на том, чтобы походка ее казалась сильной и окрыленной.

Айлин ждала возле дома. Терраса под каменными арками была занята учениками. Их было не очень много. И дюжины не наберется. Ни у кого из них не было оружия, шлема или части доспехов. Беспристрастному наблюдателю, наверное, никогда не пришло бы в голову, что это обширное поместье предназначено для того, чтобы обучать искусству убивать.

Айлин стояла немного в стороне от дороги. Рядом с ней была Бидайн. Нандалее вздохнула. Вероятно, подруга молила о милости для нее. Когда Бидайн поймет, что она сама разбирается с тем, что ей нужно?

Айлин приветствовала ее, коротко кивнув головой.

— Ты когда-нибудь сражалась мечом?

— Нет, — для охотницы меч представлял собой ненужный балласт. Он никогда не был ей нужен. Мечами обладали лишь немногие нормирга. Может быть, они полезны на войне. Но лук казался ей гораздо более полезным. А если враг подбирался слишком близко, у охотника всегда был при себе охотничий нож.

Приблизившись, Нандалее заметила, что газон в том месте, где стояла Айлин, был пропитан водой, несмотря на то что дождя давно не было.

— В реальных сражениях зачастую нельзя выбрать почву, на которой придется сражаться за жизнь, — объяснила эльфийка, словно, в отличие от дракона, умела читать ее мысли. — Мы всегда предъявляем высокие требования к своим ученикам. Когда придет день твоего первого настоящего боя, ты будешь благодарна нам за это.

— День моего первого сражения уже давно миновал. Я уже сражалась с троллями, — гордо произнесла Нандалее, очень громко, чтобы все ее слышали.

— Конечно, с луком. Когда они подбираются ближе, это уже другое, — крикнул один из учеников, парень со светло-русыми волосами и благородными чертами лица, пугающе напомнивший ей Сайна. Она решила не сердиться. Ничего подобного тому, что произошло в драконьей пещере, не должно было повториться.

— Я была так близко к ним, что чувствовала их вонючее дыхание на своем лице, — спокойно произнесла она. — Есть здесь кто-нибудь другой, кто уже бывал поблизости от троллей?

Айлин снизошла до слабой улыбки.

— Можно ли заключить из этого, что ты плохая лучница?

— Нет, просто на меня напало больше троллей, чем у меня было стрел.

Драконница махнула рукой одному из учеников. Он принес ей две палки из красно-коричневого дерева длиной примерно в руку. На древесине было несколько вмятин, но трещин не было совсем. Не дожидаясь приказа, ученик удалился. Схватив Бидайн за руку, он утащил ее за собой.

— Ты отдохнула, Нандалее?

Она кивнула Айлин. В тот же миг последовала первая атака. Айлин ринулась вперед, словно змея. Нандалее отскочила назад и подняла палку вверх, чтобы парировать удар.

Драконница изменила направление удара. Ее деревянный меч описал элегантную дугу под оружием Нандалее. Айлин лишила удар силы и лишь легонько коснулась ее живота.

— Стоять к врагу лицом к лицу — это совсем не то, что сделать выстрел с расстояния в сотню шагов, не так ли? — Она убрала палку. — После урока ученик кланяется своему учителю.

— Я думала, что мой учитель — Гонвалон.

— Учитель — это тот, кто всегда чему-либо учит.

— Я поклонюсь Гонвалону, когда он чему-нибудь научит меня, — упрямо ответила она.

— Значит, ты полагаешь, что наши правила на тебя не распространяются?

Нандалее выдержала ледяной взгляд драконницы.

— Хорошо, значит, перейдем к следующему уроку.

На этот раз внезапная атака практически не застигла Нандалее врасплох. Она увернулась и, в свою очередь, атаковала Айлин. Та парировала удар. Он был слишком силен. Палка Нандалее соскользнула с дубинки. Вместо того чтобы блокировать удар, она наклонила оружие, так что сила удара Нандалее увлекла ее вперед. Она закачалась. Удар пришелся ей в подколенную впадину. Она рухнула. Пинок в спину отправил ее лицом вниз, на топкую траву.

— Как я уже говорила, после урока ученик кланяется учителю, — насмешливо произнесла Айлин. — Те, кто усваивает это слишком поздно, просто бросаются ниц.

Нандалее поднялась. Вся ее белая одежда была забрызгана грязью. Зато Айлин по-прежнему сверкала белизной. У нее не испачкались даже сапоги.

— Когда урок окончен, оружие выпускают из рук, — спокойно произнесла драконница.

Нандалее кивнула, борясь с собственным гневом. Голос ее звучал сдавленно, когда она ответила.

— Хорошо. Это я поняла.

Учительница удивленно подняла бровь.

— Что ж, значит, будем продолжать, — она приветствовала Нандалее легким опусканием деревянного клинка.

Нандалее ответила на приветствие. Ее левая нога все еще болела под коленом, в том месте, куда пришелся удар. Она практически не могла опираться на нее. Продолжать урок было неразумно, но гнев и уязвленная гордость взяли верх над рассудком. Поэтому она позволила подбить себя на то, чтобы схватить свой деревянный меч обеими руками и размахнуться для сильного удара, нацеленного прямо в голову Айлин.

Учительница осталась стоять на месте. Она даже не предприняла попытки парировать своим тренировочным мечом. Вместо этого в последний момент она молниеносно подняла вверх левую руку. Схватила меч большим и указательным пальцами. Таким жестом обычно давят надоедливое насекомое.

А для Нандалее это было все равно что ударить мечом по скале. Вся сила удара вернулась к ней, и даже собственный гнев накатил на нее, словно волна, разбившаяся о каменистый утес. Она чувствовала себя посрамленной. Беспомощной, словно маленький ребенок, восстающий против взрослого.

Некоторые зрители рассмеялись.

— Мы не можем просто сразиться меч против меча или тебе нужна магия для того, чтобы выстоять против меня?

Эти слова были нацелены лучше любого из ее ударов мечом. Айлин отступила на шаг и вызывающе подняла деревянный меч.

Несмотря на боль и ярость, Нандалее осознала, что ничего не добилась. Драконница многократно превосходила ее. Все, что принесут ей эти слова, это новую порцию побоев. И ее упрямство снова победило. Она примет неизбежное. Она не сдастся так просто!

Эльфийка подняла меч, чтобы ответить приветствием фехтовальщиков. Мелкие волоски на руках встали дыбом. По телу ее пробежали мурашки, и взгляд затмило видение магического мира. Она увидела силовые линии, стекающиеся на ее деревянном мече. Вокруг Айлин не было никакого сколько-нибудь приметного узора. Она держала слово и не плела заклинаний. Да ей это и не было нужно! Быстро, словно падающий с неба за зайчонком сокол, она атаковала, чтобы вдруг замедлить движения.

Нандалее без труда парировала удар, ни на миг не выпуская из поля зрения Айлин, двигавшуюся проворно, словно кошка. Раздались крики пораженных зрителей. Мастерица меча тоже казалась удивленной. Драконница провела финт и снова непостижимо замедлилась.

Нандалее отразила удар. Айлин снова ускорилась и, проскользнув мимо нее, толкнула локтем под ребра. Оглушенная, Нандалее попятилась. Видение магических нитей вокруг меча расслоилось.

Айлин обернулась и рубанула сверху. Деревянный меч угодил Нандалее прямо по лицу. Переносица сломалась. По губам потекла кровь. Лицо онемело. Айлин ударила ее мечом плашмя и попала по глазам.

Нандалее попятилась. Поверх силовых линий плясали яркие светящиеся точки, мгновение благословенной глухоты миновало. Боль нахлынула на нее с такой настойчивостью, что ее затошнило, и эльфийка наклонилась вперед. Веки в мгновение ока превратились в наполненные кровью мешки. Ей оставалось только магическое зрение. Но она уже не могла думать, не могла действовать, став безвольной рабыней собственной боли. Никогда прежде она не чувствовала себя настолько беспомощной. Казалось, что прямо в мозг за переносицей ей впивается длинный раскаленный шип. Из носа лился ручей крови, смешиваясь со рвотой.

Новый удар пришелся по деревянному мечу и выбил оружие у нее из руки. Грубый толчок в грудь отправил ее на топкую землю, где она принялась беспомощно водить вокруг себя руками.

Она видела ауру Айлин. Красный цвет ярости и легкий налет синевы, как будто учительница тоже испугалась чего-то. Глухая пульсирующая боль стучала в висках. Ослепленная ударом, Нандалее видела только своим Незримым оком. Пучок силовых линий по-прежнему соединял ее с тренировочным мечом.

Затопившая собой все боль понемногу отступила. Она не сдастся! Только не так! Еще один раунд. Она сознавала, что снова потерпит поражение. Но девушка была исполнена безумной решимости сражаться дальше там, где любой другой давно бы сдался. Она не позволит унизить себя! Напротив, она пристыдит Айлин! Она уверенно схватила меч. Драконница стояла над ней; должно быть, наблюдала. Синева в ее ауре стала чуточку сильнее.

Нандалее нанесла упрямый удар по ногам учительницы. Его было легко парировать. Деревянные палки схлестнулись с громким стуком. Звук, лишь подчеркнувший немую тишину, повисшую вокруг.

— Сдавайся! — В голосе Айлин не слышалось ни капли подавляемого страха. Гнев свой она тоже скрывала. Слова ее звучали просто очень уверенно.

Вместо ответа Нандалее перевернулась, села и снова подняла меч. Сможет ли она уколом пробить защиту эльфийки?

Мощный удар выбил оружие у нее из руки. Оно отлетело прочь. Нандалее услышала, как он шлепнулся на вязкую землю на довольно большом расстоянии от нее.

Айлин поставила ей ногу на грудь и медленно стала надавливать.

— Ты побеждена.

Нандалее схватила деревянный меч Айлин, отчаянно пытаясь вырвать его из рук драконницы. Магия давала ей силы, многократно превосходящие обычные. Но теперь сплела заклинание и Айлин.

— Ты используешь то, что хотела запретить мне, — произнесла она так тихо, что кроме Нандалее этого не услышал никто. При этом она немного сдвинула деревянный меч, острие которого теперь было нацелено на горло Нандалее. Дерево затрещало под нажимом обеих.

Нандалее почувствовала, что проигрывает. Дюйм за дюймом продвигался меч по направлению к горлу.

— Довольно!

Рядом с драконницей появилась чужая аура. Голос был знакомым. Гонвалон!

— Ты учительница. Ты должна лучше владеть собой! — негромко упрекнул он Айлин. — Достаточно!

Айлин отпустила ее. Отступила. У Нандалее от облегчения закружилась голова.

— Пожалуй, мне никогда не попадалась настолько глупая ученица, — произнес Гонвалон, беря ее на руки. Вскоре влажное чавканье лужайки сменилось стуком его сапог по каменным плитам. Он нес ее к дому. Нандалее с удовольствием положила бы руку ему на плечо, но слишком устала, чтобы пошевелить хоть пальцем.

— Я позову целительницу, — пробормотал Гонвалон. — Никогда так больше не делай! Как ты могла так спровоцировать Айлин? — Несколько шагов он молчал, а затем негромко добавил, словно обращаясь к самому себе: — Что это, Нандалее, глупость? Или тобой движет безумие?


Изгнанница | Логово дракона. Обретенная сила | При дворе