home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


При дворе

У Артакса кружилась голова. Вино на этих праздничных банкетах было поистине лучше, чем в деревенском кабаке в Бель- беке. Оно было совершенно не кислым. Что у вина может быть такой вкус… А анисовая водка! К сожалению, это единственное, что было лучше. Все эти роскошные, слишком жирные блюда… От них ему постоянно делалось дурно. Ладно, вино тоже могло немного сыграть свою роль — но в первую очередь дело было в жирных блюдах. Пять-шесть бокалов вина — это мелочи!

Артакс поглядел на посла Валесии, сидевшего за праздничным столом на почетном месте по правую руку от него. От жирной медузы пахло, как от девушки. А его голос — резкий и жеманный! Посол стал неприятен ему с первого взгляда. Как там его звали… Артакс зажмурился, отыскивая его имя в воспоминаниях Аарона. Но там не было ничего. Неважно, подумал он, улыбнулся послу и поднял свой золотой бокал вина.

— За вечную дружбу между Арамом и королевством медуз.

Рыжебородый посол уставился на него широко раскрытыми голубыми глазами.

— Э, что вы имеете в виду?

— Великий соизволил использовать метафору, — вмешался Датамес, тот безбородый красавчик, который был его гофмейстером. — Королевство медуз, так называем мы царство на дне морском, мир неповторимой красоты и буйства красок. Я полагаю, что сделать королевству Валесия более удачный комплимент было невозможно; ибо слава Белого Зелинунта, прекраснейшего города мира, вышла далеко за пределы границ.

Поразительно, как этот Датамес умеет болтать, подумал Ар- такс. Просто чудесно. Этот гофмейстер поистине полезен. Если бы он только не выглядел, словно безбородый юнец. Это портило его внешность. Печально. Может быть, он болен какой-то болезнью, из-за которой не растет борода?

Голубые глаза посланника засияли.

— Какое поразительное сравнение. Великий — поистине поэт среди правителей!

Этот парень только что назвал его плебеем? Артакс поднялся. Такие слова он уже знает! Он уже не какой-нибудь там глупенький крестьянин. Воспоминания Аарона были полны подобных слов!

У Артакса закружилась голова. Боги всемогущие, ему дурно! Последний бокал вина… С ним что-то было не так. Придется поговорить об этом с Датамесом! Негоже, чтобы за праздничным столом разливали испорченное вино.

Едва он поднялся на ноги, как все разговоры смолкли. Все гости поднялись. Как же это раздражает! Еще один пункт в длинном списке вещей, которые нужно обсудить с Датамесом. Как же надоели эти списки, подумал Артакс. Едва расправишься с одним, как гофмейстер приходит с новым. Тошнит от всего этого! Он громко рыгнул.

— А теперь бессмертный желает удалиться, — любезным тоном произнес Датамес. — Он благодарит нашего благородного гостя и желает всем доброй ночи.

— Прекрасно, — пробормотал Артакс. Датамес действительно умеет обращаться со словами, подумал он, сделал шаг, покачнулся и порадовался тому, что Джуба бросился к нему, чтобы поддержать.

Казалось, голова вот-вот лопнет. Джуба вывел его из праздничного зала, и Артакс застонал. Он смутно помнил, что до его спальных покоев еще идти и идти. Еще один пункт в списке! Сократить перемещения по дворцу!

— Великий, у вас жар. Вам следовало бы давать меньше аудиенций и пока не ходить на банкеты. Я серьезно тревожусь за вас.

— Очень мило с твоей стороны, — заплетающимся языком ответил Артакс. Его обычно такой суровый военачальник мог быть по-настоящему классным парнем, если с ним как следует раззнакомиться. — Ты не мог бы отвести меня к поилке для скота?

— К поилке для скота, великий? Боюсь, я не понимаю…

— Да ладно, Джуба, к поилке для скота! Перед домом Сирана. Я когда слишком перепью в трактире, всегда сую голову в поилку. Холодная вода творит настоящие чудеса.

Джуба откашлялся.

— Боюсь, великий, дом Сирана не так уж близко.

— Дерьмо, — пролепетал Артакс. — Мы забрались так далеко?

На это Джуба не ответил. Он отвел его в королевскую спальню, и, сев на постель, Артакс испытал бесконечное облегчение. Рухнуть и уснуть. Отдохнуть… Отдохнуть, черт побери!

— Джуба?

— Да, великий.

— Пожалуйста, не надо никого из гарема. Боюсь, я не совсем в том состоянии…

— Конечно, великий. Может быть, принести чашу с водой вместо поилки для скота?

— Поилки для скота? — Проклятье, Артакс вспомнил. Ничего подобного не должно больше повториться. Он не имеет права отпускать замечания относительно своего крестьянского прошлого. Он широко усмехнулся. — Это была шутка, Джуба. Про поилку для скота.

— Я так и подумал, великий. И если вы позволите… Вам действительно стоит поберечься. Вы еще не совсем оправились от ранения, нанесенного Муваттой. И мне кажется, у вас жар. Не послать ли лучше за придворными врачами?

— О да, придворные врачи. Им не придет в голову ничего лучшего, чем пустить тебе кровь. Все, что тебе нужно, это несколько часов сна.

Вот если он прав, то он прав, подумал Артакс. Иногда — очень редко — Аарон оказывался не таким уж плохим парнем.

— Я просто хочу немного поспать, Джуба. Не нужны мне здесь шарлатаны.

— Как прикажете, великий.

Так мрачно, подумал Артакс. Джуба понятия не имел, что это такое: позволить пустить себе кровь. С ним это происходило чаще всего на поле боя, но не в собственной постели. Просто отвратительно! Конечно, его военачальник прав, неразумно появляться на всех этих пиршествах. Лучше полежать в постели, подумал Артакс. Но этот вечер был важен. Эта медуза, посол из Валесии, пришел, чтобы попросить его послать его правителю на три года несколько каменотесов и архитекторов. Они должны были помочь ему в строительстве Зелинунта. В качестве ответной услуги он получит целый корабль первоклассных бронзовых мечей. Его королевству нужны мечи, чтобы выстоять в войне против Муватты. От каменотесов и архитекторов он может отказаться. По крайней мере, пока что. И как это только Аарон выдерживал эти бесконечные банкеты и пустую болтовню?

— Тренировка, дорогой мой. А теперь тебе нужно отдохнуть. Мы по-настоящему беспокоимся.

Артакс вздохнул и рухнул ничком на свою мягкую постель. Он так устал! И Джуба прав. Наверное, у него действительно жар и он, вне всякого сомнения, выпил слишком много.

Его окружила темнота, и он скользнул в сон, где чувствовал себя гораздо сильнее.

Аарон сел. Наконец-то он снова свободен. Потребовался не один день. Только когда Артакс в буквальном смысле валился с ног, он снова мог стать свободным. Нужно удержать его здесь, при дворе. Эта жизнь — ничто для деревенского увальня! Аарон знал, что Артакс хотел объехать королевство и убежать от своих здешних обязанностей. Он уговорит его, что это безответственно. Он ведь так сознателен, этот крестьянин.

— Джуба!

— Великий, вы…

— Нет, — резко перебил он военачальника. — Я не буду беречься. Мне нужно управлять империей. Принесите мне список казненных священнослужителей. Я хочу изучить его и поразмыслить, не пропустили ли мы парочку. И что с Барнабой, доверенным лицом верховного жреца Абира Аташа? Когда его, наконец, схватят? Я хочу получить его голову. Как случилось, что он все еще на свободе?

— Арам — большое королевство.

— Не нужно отговорок, Джуба. Не думай, что я отпустил поводья.

— Нет, конечно же, повелитель.

Так хорошо снова полностью повелевать своим телом. Этот крестьянин… Артакс еще сведет его с ума. Нужно избавиться от этого парня! Но как? Эти грезы об Альмитре и варварской принцессе, от которой воняет лошадьми… Но чего другого можно ждать от крестьянина? Наверняка он чувствует себя неуютно, когда в его постели лежит выкупанная женщина.

— Приведи мне… — Эти имена. Он никогда не мог их запомнить. В отличие от маленького крестьянина. Но его разум сейчас наверняка не стоит будить только ради того, чтобы узнать имя одной из обитательниц гарема. — Приведи мне эту высокую светловолосую из гарема. Ту, у которой длинные ноги, которая почти не говорит на нашем языке. Ты понял, кого я имею в виду, Джуба?

Военачальник кивнул.

— Да, великий. Но вы ведь только что сказали…

— Забудь о том, что я только что говорил. Просто приведи мне девочку. И не забудь списки!

— С вами все в порядке? — Джуба пристально поглядел на него. Неужели что-то заметил?

Аарон ободряюще улыбнулся ему.

— Поверь мне, друг мой, со мной все отлично. Этой ночью я снова совсем прежний!


Мятежница | Логово дракона. Обретенная сила | О сломанных носах и темных сердцах