home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Большие ожидания

— Это он! — прошептал Галар, когда дракон на миг замер в воздухе с широко раскинутыми крыльями, а затем опустился на площадку, где обычно ел.

Галар с трудом сдерживался, чтобы не стучать зубами. Вот уже несколько дней они лежали на наблюдательном посту. Три дня они не разжигали костра, не ели и не пили ничего теплого. Их маскировочная накидка уже покрылась толстым слоем снега. Им оставалась только узкая щель, которая издалека должна была казаться расщелиной, из которой они могли наблюдать за склоном.

Худощавого Нира, похоже, холод терзал еще сильнее. Его нос уже приобрел тревожный темно-красный цвет. Он тоже, не отрываясь, смотрел на дракона.

— Этот слишком большой, — тихо, почти благоговейно произнес он.

— Как раз то, что нужно! Я хочу большого. Из его крови и костей мы сможем выделить концентрированную магию.

— Ты имеешь в виду, что хочешь сделать неуязвимой и вторую руку Хорнбори?

— Я совершенно серьезно, — прошипел Галар. — Мы должны научиться плести заклинания, если хотим сохранить свою свободу. Разве ты не слышал разговоров о созыве совета подгорных королей?

— А правда, что Хорнбори тоже был там?

— Да, но он не имеет права голоса, — невероятная карьера этого выскочки злила Галара. С другой стороны, он непосредственно пользовался этим. Его мастерскую увеличили и оснастили так хорошо, как год назад он и помыслить себе не мог. У него был даже собственный колодец и три помощника, плясавшие исключительно под его дудку. Еще Хорнбори великодушно поддержал его путешествие в Драшнапур. Вот только, к сожалению, оно оказалось совершенно безрезультатным. Выяснить, в какой сыроварне сделали сыр, смешавшийся с драконьей кровью и совершивший чудесное превращение руки Хорнбори, оказалось невозможно. Из путешествия Галар привез семьдесят два сорта сыра. Их запах был слышен в туннелях за полмили от его пещеры. Ему срочно нужна была свежая драконья кровь, чтобы иметь возможность продолжить эксперименты. Раздражение из-за запаха сыра внутри горы нарастало. Если в скором времени он не сможет развить успех, его вышвырнут вон.

До сих пор единственным успехом его исследований стало то, что он смог с уверенностью сказать, что сыр из Драшнапура был отличным консервирующим средством. Если положить несколько крошек в бочонок или ящик с припасами, продукты не тронут ни личинки, ни черви. Ни одна мышь не осмелится полезть туда, не прорастет даже плесень. Вот только запах обработанных таким образом продуктов был, мягко говоря, непривычным.

— Он ест взрослого первобытного быка, — благоговейно пробормотал Нир, по-прежнему не сводивший с дракона глаз. — Первобытного быка!

— Самое большее теленка, — успокоил его Галар. — Ты ошибаешься из-за расстояния.

— Хочешь выставить меня дураком? Это бык, а никакой не теленок! Я ведь вижу там ель для сравнения.

— Ты имеешь в виду ту елочку?

— Если хочешь, чтобы я еще раз сунулся на эту чертову холодную гору, то не доставай меня! Я вижу то, что вижу! Мы могли бы взобраться на другую гору, чтобы посмотреть на кости. Я не удивлюсь, если там будут лежать даже кости мамонта.

— Мы не можем туда ходить. Я тебе уже тысячу раз объяснял! Если мы будем там лазать, дракон нас почует. И, может быть, больше вообще не прилетит. Или примется нас искать…

— Поэтому я предлагаю больше здесь не показываться. Ты совсем ума лишился? Что это за вид? Солнечный дракон, не так ли? Это один из этих проклятых солнечных драконов из Ишемона! Можешь сразу связаться с одним из радужных змеев! Выбрось это из головы!

Дракон на другой стороне долины перестал есть и посмотрел в их сторону.

— Если не будешь вести себя тише, мы превратимся в его десерт. И не начинай. Не бывает черно-желтых солнечных драконов. Они все мертвы.

Дракон все еще смотрел в их сторону. Он находился на расстоянии по меньшей мере пятисот шагов. Невозможно, чтобы он услышал их! Галар судорожно сглотнул. Во рту и в горле мгновенно пересохло.

— В любом случае сейчас эта тварь жрет первобытного быка. Это, черт побери, самый большой дракон, которого я когда- либо видел, — прошептал Нир.

— Может быть, он чувствует наши взгляды, — неуверенно произнес Галар. — А ну, давай, смотри на сапоги!

— Как можно почувствовать взгляды? — проворчал его товарищ. Но послушался.

Галар тоже опустил взгляд.

— Драконы умеют колдовать. От них всего можно ожидать.

Оба замолчали.

Прошла целая вечность, когда послышался звук, напоминавший треск веток.

— Может, снова жрет? — прошептал Нир.

— Ну, вряд ли он будет валить деревья.

Они снова замолчали, прислушиваясь к тревожным звукам с другой стороны долины.

— Интересно, он заметит, если смотреть на него в зеркало?

— Как ты себе это представляещь?

— Ну, если поставить зеркало под правильным углом, то можно наблюдать за драконом, не глядя на него прямо. Может быть, так он не почувствует, что за ним наблюдают.

— А если в зеркале преломится луч солнца, нам конец.

— Вполне вероятно, — задумчиво пробормотал Нир. — Почему это обязательно должен быть именно этот дракон? Мы не можем поймать какого-нибудь миленького водного дракона? Или взрослого среброкрыла?

— Потому что это единственный дракон, которого я знаю, который постоянно прилетает в одно и то же место. Обычно они едят там, где убивают свою добычу. Им ведь нечего опасаться других охотников. Но этот очень необычный. Может быть, он сумасшедший? Выглядит немного странно.

Нир кивнул.

— Да, он напоминает огромную осу, такой же черно-желтый. Эта тварь выглядит опасной. Не люблю ос. И он… Если хотим убить его, нужно подобраться ближе. Пятьсот шагов — это слишком много.

— Значит, ты со мной, — Галар попытался, чтобы голос его звучал небрежно. — Мне не хотелось бы брать другого стрелка…

— Ты не найдешь никого другого, достаточно безумного для того, чтобы связываться с солнечным драконом, — Нир сунул правую руку под нос, и на его варежке остался след зеленых соплей.

— Ты будешь самым известным стрелком горного королевства.

— Или самым мертвым, что более вероятно.

— Ты помнишь Блодмаркт? Или резню в Бергхеме? Сколько еще нам терпеть произвол драконов? Насколько глубоко нам нужно зарыться под горы, чтобы быть в безопасности от них? Сколько еще нам от них бегать? Мы должны овладеть магией, если хотим принять их вызов. И у нас должно быть оружие, которого будут бояться даже драконы. Одним мужеством нам этого не добиться.

Нир рыкнул, и было неясно, означает этот звук согласие или нет.

— Хорнбори обеспечит нам все, что нужно. Лучшую сталь, которую не умеют делать даже эльфы. Из нее мы выкуем лук для нового копьеметателя. Мы возьмем все самое лучшее. Счастье, что Хорнбори на нашей стороне. Его влияние растет с каждым днем.

— А какова цена за его помощь?

— Нам нужно будет взять его с собой на следующую охоту на дракона.

Нир улыбнулся.

— Три таких дня — и можно будет хоронить этого засранца. У таких как он в первый же час яйца замерзнут. Он ведь не выдержит, этот болтун. Тогда мы, по крайней мере, отделаемся от него.

— Возможно, он крепче, чем ты думаешь. Мне кажется, что он вбил себе в голову идею стать королем горы. И он способен убалтывать людей. Может быть, у него и получится.

Казалось, это не произвело большого впечатления на Нира.

— И мы помогаем такому парню получить власть? Разумно ли это?

Галар глядел на большого полосатого дракона. Над долиной снова разнесся звук ломающихся костей первобытного быка.

— Мы должны освободиться от драконов. И от их рабов, эльфов. Если ценой за это будет то, что Хорнбори станет королем горы, то мы должны заплатить ее. Королей ведь тоже можно свергнуть.


О сломанных носах и темных сердцах | Логово дракона. Обретенная сила | История павшей богини Анату