home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Над крышами Акшу

Айя взобралась на крышу и, пригнувшись, спряталась. Под собой она услышала шаги кастрата. За последние недели Джуба еще больше усилил стражу гарема. Большинство этих глупых гусынь добровольно подчинились. Для них жизнь в гареме была честью. Обеспечением на всю жизнь. Здесь была самая лучшая еда. Об их здоровье заботились лучшие врачи, и женщины могли оставлять детей при себе, пока мальчики не достигали определенного возраста и их присутствие в гареме не становилось невозможным. А девочек воспитывали во дворце, пока они не выходили замуж за какого-нибудь князя с целью укрепления связей. Аарон когда-то даже посылал одну из своих дочерей на небесную свадьбу с Муваттой. Что ж, не сильно это помогло.

Шаги стражника стихли. Айя осмелилась слегка выпрямиться. На огромных крышах дворца было почти что негде укрыться. Один из стражников на высоких наблюдательных стенах дворцового города мог увидеть ее. К счастью, их внимательные взгляды искали захватчиков, которые могли явиться с другой стороны стены. Наверняка они не станут особо смотреть на крыши дворца.

Пригнувшись, Айя скользила вдоль низкой стены. Отец всегда нежно называл ее горной козочкой. У него не было сыновей, и он долго боролся с судьбой, но в конце концов третья дочь стала его любимицей. Она лазала и дралась, как мальчишка, и была при этом неповторимо прекрасна. В любом случае отец всегда повторял это.

На глаза Айи выступили слезы. Ее выбрали для гарема бессмертного. Это была наивысшая честь, которую могли оказать женщине. Делить ложе с живым богом. Рожать ему детей! Она не смогла подавить негромкого всхлипа. Если бы отец догадывался, как повернется ее жизнь здесь, он наверняка не отдал бы ее сюда!

Она не забеременела. В брачную ночь Аарон грубо овладел ею. Без единого ласкового слова. За процессом наблюдали двое его советников. Айя до сих пор не могла сказать, что было хуже. Как Аарон бил и кусал ее или же стыд от того, что свидетелями ее позора стали другие мужчины. Она вела себя как уличная шлюха, отдававшаяся в темных переулках каждому, кто вложит ей в руку медяк.

Еще до исхода первой луны в гареме ей пришлось увидеть, что бывает с женщинами, которые не подчиняются. Во внутреннем дворце была яма со львами и большой бассейн, где держали крокодилов. Принцесс не возвращали, если они разочаровывали. В записях придворного писаря значилось в этом случае, что они погибли при родах.

Ей удавалось не разочаровывать Аарона, когда он вызывал ее к себе, что, к счастью, бывало нечасто. Здесь было так бесконечно много женщин. Некоторых бессмертный не брал в постель никогда. Они пребывали в уверенности, что, оказавшись в Акшу, становились особенными. А затем их красота увядала за стенами гарема, и им так ни разу не доводилось увидеть бессмертного.

Поэты называли гарем розовым садом. Вот глупцы. Это сад, полный ядовитых цветов. Место интриг и тихой грусти. Место детоубийц и шлюх. Некоторые пытались подружиться со сторожившими их кастратами. Что они делали для того, чтобы нравиться потерявшим мужественность мужчинам, Айя и представить себе не могла.

Но опаснее всего было обрести внезапное расположение бессмертного. Все здесь надеялись на это. И некоторые женщины не хотели долго ждать, они начинали бороться. Оружием гарема. Предательством и интригами. Ложью! Изредка — порошком из толченого стекла. Он резал внутренности, женщины истекали кровью до смерти. А мужчины, такие глупые, считали подобное кровотечение трагичной женской долей. Они не смотрели, из какого отверстия льется кровь.

Айя хотела убраться из этого места. Конечно, бессмертный стал не таким насильником с того дня, как рухнул с небес и вернулся другим человеком.

Поначалу Айя боялась, когда оказалась в числе немногих женщин, которых выбрали для путешествия в летающем дворце, но когда Аарон выбрал ее и рыжеволосую Шапту в ночь после своего падения с неба, чтобы они разделили с ним ложе, Айя уверилась в том, что ее судьба наконец-то приняла счастливый оборот. Он выбрал еще Мару, но эту жалкую потаскуху он к себе больше ни разу не позвал!

Аарон очень сильно изменился. Казался почти робким. Позже он стал очень страстным, но уже никогда не был таким грубым, как раньше. Во время путешествия в летающем дворце он несколько раз звал ее к себе на ложе. Даже одну! После одиночества и опасностей гарема это было почти похоже на настоящую любовную историю. Но с возвращением во дворец Акшу все ее надежды растаяли. Аарон там почти не бывал. Бесконечно путешествовал. Если он и появлялся во дворце, то очень редко приходил в гарем, а если приходил, то только ради того, чтобы пообедать с ними и немного поболтать. Некоторым женщинам это нравилось. В первую очередь, старшим и тем, кто родил от него детей. Но многие отчаивались. Им судьбой было предначертано иметь только одного мужчину за всю жизнь, которого приходилось делить со многими другими. А теперь этот мужчина не приходил, чтобы исполнить свои обязанности.

Некоторые поговаривали, что он не настоящий Аарон. Исчезли родимые пятна или появились в других местах, а когда они любили друг друга, то он делал это с большей силой и страстью, он был нежен и перестал обижать их. По крайней мере, физически. Зато души страдали сильнее! Они были обречены на прозябание в гареме. Двадцать три из них еще никогда не ложились с ним. Девственницы! Они состарятся, не познав любви. Некоторые сами решили подмешать себе в пищу толченое стекло.

Она никогда так не поступит, решила Айя некоторое время назад. Она была борцом по натуре. Она была девочкой, заменившей отцу сына. Она так просто не сдастся. Девушка была исполнена решимости найти способ выбраться из дворца. Домой вернуться она не могла и понятия не имела, что сулит ей будущее, но все лучше, чем медленное умирание в гареме. Говорят, что от тела женщины, не лежавшей с мужчиной, со временем начинал исходить неприятный кислый запах. Некоторые пожилые женщины, которые не мылись каждый день, действительно источали подобный аромат. Это она сама унюхала.

Айя вспомнила ту женщину, которая гадала по руке, побывавшую во дворце несколько дней назад. Приятное развлечение, думали все. Но та женщина принесла несчастье! Она говорила с каждой девушкой, которую вызывала к себе, наедине! Айя вообще не хотела видеть ее, потому что сама принимала решения о своем будущем и это совершенно точно не записано на ее руке с самого рождения! Шапту и Мара были суеверными, глупыми девушками. Старуха сказала обеим, что линия их жизни коротка. Очень коротка! Кто же захочет такое знать! Ходили слухи, что она объявила это и многим другим девушкам. В первую очередь самым молодым, которые еще никогда не делили ложе с Аароном и готовы были отдать все ради этого. Что же их ждет?

От размышлений Айю оторвал низкий рокочущий звук. Она заглянула за край стены. Под ней находилась яма со львами. В отличие от стражей на дальней стене, хищные кошки, похоже, заметили ее. Лев с огромной черной гривой оперся лапами на * стену и смотрел на нее. В хищных глазах отражался звездный свет. Айя отпрянула.

Решетка в конце платформы, ведущей в яму, была открыта. Айя слышала, как девушки шептались о том, что некоторые дворы ночью охраняют львы, но не верила в это. До сих пор.

Она поспешно поползла дальше. Все сильнее прижимаясь к низкому парапету, обрамлявшему плоскую крышу, девушка глядела на море террас и плоских крыш. Ни одно здание не было выше трех этажей. И только сад, часть гарема, уходил выше. Различные террасы сада возвышались одна над другой, образуя что-то вроде большой лестницы. Все они были окружены высокой, очень толстой стеной, защищавшей от любопытных взглядов.

Айя изо всех сил боролась с подавленным настроением. Может быть, ей просто стоит решиться спрыгнуть в один из дворов, где ходят львы. Если она будет вести себя достаточно тихо, возможно, бестии и не заметят ее. Сегодня она все равно собиралась только разведать ландшафт дворцовых крыш. Хороший план должен еще вызреть! Она сбежит из своей темницы!

Айя балансировала на высокой кирпичной стене, отделявшей друг от друга два двора. Она знала, что это сущее легкомыслие. Это, должно быть, часть здания, где размещаются высшие сановники. Она с облегчением оказалась в безопасности на другой плоской крыше. Не забраться ли в покои одного из приближенных к бессмертному? Если она попадет к такому, как Джуба, он сразу же выдаст ее, но другого, возможно, удастся одурачить? Некоторых сановников она знала, поскольку самым близким приближенным иногда разрешалось сопровождать Аарона на формальные ужины в гареме.

Вчера ночью бессмертный вернулся из долгого путешествия. Такие новости очень быстро достигали гарема. Но он еще не позвал к себе ни одну из женщин! Не до женщин ему. Может быть, он делит ложе с мужчинами? В путешествиях в его свите никогда не было женщин. Это было странно. Раньше все было совсем иначе. Раньше караван паланкинов всегда сопровождал караван правителя. Шатры обитательниц гарема всегда образовывали собственный лагерь внутри общего. Впрочем, не все из тех, кто покидал дворец, возвращались обратно… Неужели она сошла с ума? Как можно тосковать о прежнем Аароне? Он был жесток и груб, а за такими любовными играми не будет скучать даже тот, кто отчаялся так, как она.

Она подумала о волосах, которые с недавних пор стали расти в ушах Аарона. Раньше их там не было! Может ли падение с неба заставить за одну ночь вырасти волосы в ушах? Или Аарон действительно другой, как шептались некоторые девушки? Может быть, кто-то, такой похожий, как брат, выдает себя за него? Неужели Львиноголовый допустил бы это? Никогда! Если только… Если только девантар сам не хотел этого обмана. Обманывают ли боги людей? Какая безумная мысль! Нужно убираться из дворца! Если она не сбежит из гарема, то непременно сойдет с ума. Она будет не первой, кто…

Шаги! Она прижалась животом к крыше. Стражник! Если ее найдут здесь, все будет кончено. Она задержала дыхание. Может быть, беспокойство львов вспугнуло кого-то? Шаги звучали как- то нерешительно. Может быть, стражник озирается по сторонам? Она закрыла глаза, как делала в детстве. Конечно, все это глупости и сказки. Ребенком она верила, что если она не может видеть мир, то мир тоже не увидит ее. Она просто исчезнет, на миг. И в этот миг Айе захотелось снова стать ребенком. Снова стать любимицей отца. Чтобы он разрешил ей уснуть, положив голову ему на колени, слушая истории о его путешествиях.

Шаги удалились, и она осторожно выглянула за край парапета. Стражник находился под колоннадой, окружавшей двор. Она не видела его, но шаги вызывали образы в голове. Медленно плывущая между колоннами тень.

Нужно повернуть обратно. Для одной ночи она сделала много. Отчаянно поглядела на высокие стены, окружавшие двор. Она знала, что ни одно из зданий не приближается к стене ближе чем на десять шагов. Ей не уйти. Только не так. Утренние или Вечерние врата. Покинуть дворец можно лишь так. Через Вечерние ворота проходили караваны, прибывшие из Нового мира. Иногда их были сотни! Торговцы, погонщики скота, носильщики. Нужно бежать в Новый мир! Там слишком мало женщин. Она наверняка найдет себе богатого мужа.

Между колоннадами на противоположной стороне двора появилась тень и устремилась навстречу следующему двору. Ночной бродяга двигался с дерзкой грациозностью кошки; темный плащ с капюшоном скрывал фигуру. Кто это?

Айя перебежала крышу. Если поспешить, то она сумеет бросить на него взгляд у самого перехода. Неважно, кто это, это родственная душа. Они оба крадутся по дворцу среди ночи. Но он, похоже, мужчина! Женщина не стала бы бегать там, внизу!

С негромким звуком открылись ворота в следующий двор. Это место было более оживленным. Она увидела писарей с широкими поясами, из-за которых торчали грифели. На руках — деревянные рамки с ящичком не больше ладони, в которую уложена влажная глина. Вокруг бродили несколько воинов. К счастью, они были не слишком внимательны. Ругающийся погонщик скота гнал своего вьючного осла через двор, а через противоположные ворота вводили целую колонну мужчин в жалких одеждах. Теперь Айя поняла, где находится. Это тот самый двор, из которого вела магическая тропа в Золотой город. А мужчины были новыми поселенцами.

Фигура в плаще с капюшоном исчезла. Айя отважилась пройти еще немного вперед и сунула голову за парапет. Под ней несколько воинов разговаривали с человеком, на котором был парик из черного конского волоса. Может быть, с одним из сатрапов империи. Она отодвинулась немного назад.

Через просторную площадь спешило несколько факелоносцев, послышался непонятный крик, и внезапно появился большой серебряный лев, которого она уже однажды видела, когда возвращалась из Нового мира. Из пыльного грунта выросла арка из серебристого света.

По коже Айи побежали мурашки. Одни поселенцы испуганно вскрикнули, другие бросились на землю. Лишь некоторые опытные путешественники между мирами первыми осмелились ступить на Золотую тропу, ведущую во тьму. Воины согнали поселенцев вместе. Один, похоже, передумал. Он хотел убежать, но не смог. Воины схватили его и потащили к светящейся арке. Внезапно налетел ветер. Тучи надвинулись на покрытое шрамами лунное лицо. Над широкой площадью взметнулась пыль. В ночи зазвучали проклятия и крики. Вьючный осел уперся, лягнул копытом своего погонщика, отправив его в пыль.

Среди поселенцев Айя обнаружила мужчину в плаще с капюшоном. Только что еще его там не было. Как будто его принес ветер. Порыв ветра сорвал капюшон с его головы. Он тут же снова натянул его, но Айя успела увидеть его лицо. Его нельзя было спутать ни с чьим. Лицо, над которым успел посмеяться каждый во дворце. Датамес, гофмейстер. Сейчас на нем были простые одежды крестьянина. Но у него единственного среди поселенцев не росла борода. От яркого макияжа он в эту ночь решил отказаться, лицо его казалось неестественно бледным. Натягивая капюшон на свои волнистые волосы, он поднял голову и посмотрел в ее сторону. У Айи возникло чувство, что он посмотрел прямо ей в глаза через весь двор. Она испуганно отпрянула от парапета. Не может быть, чтобы он заметил ее здесь, наверху! Айя еще раз осмелилась заглянуть за парапет. Гофмейстер исчез, а с ним и остальные поселенцы. Что он делал там, внизу? Почему столь поспешно и тайно бежал в Новый мир? Узнал ли его еще кто-нибудь? Или все были ослеплены пылью, поднятой внезапным порывом ветра?

Айя отодвинулась от парапета. Сейчас она вернется в безопасный гарем. Возможно ли, что Датамес увидел ее? Что он делал там, внизу? И что будет делать теперь? Выдаст ее?


Особое искусство | Логово дракона. Обретенная сила | Лазурный чертог