home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Воспитывающий витраж

Нандалее библиотека не нравилась. Иногда ей казалось, что комнаты Белого чертога давят на нее. В библиотеке это чувство было особенно сильным. Может быть, все дело было в запахе или вечно одинаковом свете янтаринов? Солнечный свет никогда не проникал в эти комнаты. И очень редко забредали сюда ученики.

И, тем не менее, Нандалее оттягивала визит в библиотеку до поздней ночи. Эльфийка хотела быть совершенно уверенной в том, что она будет одна в этой крипте погребенного знания.

Нандалее шла извилистым путем, уходя все глубже и глубже в лабиринт из засыпанных пылью шкафов, старых фолиантов и свитков. Интересно, сколько животных распрощались с жизнью ради гор пергамента, сложенных здесь? И стоят ли слова, записанные на их коже, того, чтобы храниться вечно?

Она знала, что Бидайн проводит здесь много часов. Сама Нандалее предпочитала уходить в лес. В свое укрытие. Но Гонвалон приходил все реже. Она знала, что он любит ее, но, несмотря на это, избегал ее. Как только они оказывались в обществе других, он становился таким холодным и отстраненным, что никому и в голову бы не пришло, что они могут быть вместе.

Нандалее не верила в проклятие, которое, как думал наставник, висело над его головой. Она держит свою судьбу в своих руках. И она не предначертана.

Она вошла в комнату с книгами, о которой рассказала ей Бидайн две ночи тому назад. Увидев витраж, она тут же поняла, что ее подруга имела в виду. Нандалее почувствовала силу, с которой он притягивал ее, заставляя не отводить взгляд.

Она попыталась сосредоточиться на том, чего хочет. Ей не хотелось попасть в какое-то определенное место. Она хотела к… кому-то определенному? Нет, это не совсем верно. Тот, к кому она хотела, никогда не являлся в своем истинном облике. Нандалее не знала слово силы, с помощью которого можно было пользоваться волшебной силой витража. Однако она пришла сюда, в отчаянной надежде на то, что Темный почувствует ее присутствие и сам установит связь. Она будет стоять здесь и ждать. Ждать долго. Она охотница, она умеет ждать.

Но она не ждала, она смотрела. Витраж притягивал. Вопреки собственной воле, она сделала шаг к нему. Нандалее вспомнила о страшных историях, рассказанных ей Бидайн. О том, что этот витраж может проглотить ее, чтобы сделать частью себя. Она почувствовала, как в комнате что-то изменилось. Стало холоднее. Ощутимо холоднее.

Сама не желая того, Нандалее подошла ближе. И еще один шаг. Раздался тихий звенящий звук, в витраже что-то сдвинулось! Отдельные цветные стеклышки растягивались, борясь с теснотой своих золотых обрамлений. Крохотные руны искривились и распались, словно золото начало таять.

От холода дыхание застывало облачками у губ Нандалее. Тонкие волоски на ее руках встали дыбом. Что-то пробудилось в этом витраже. Внезапно он стал чем-то большим, чем просто стеклом и золотом. Витраж смотрел на нее! Он касался ее Незримого ока, хотел распахнуть его и показать ей вещи, которые сведут ее с ума, — Нандалее внезапно осознала это со смертоносной уверенностью. Нельзя было приходить сюда!

Нандалее зажмурилась, но это не помогло. Она по-прежнему смотрела на витраж. Его изображение прочно укрепилось в ее памяти — и стеклышки зашевелились. Изображение сопровождал отвратительный треск, проникавший через уши до самых костей.

Эльфийка зажала уши руками. Тщетно! Избавиться от этого звука было невозможно. В гневе Нандалее закричала. Она хотела заглушить звук. Она будет бороться, не сдастся так просто. Она разрушит витраж! Она побеждала троллей — она не позволит какому-то проклятому витражу поставить ее на колени. Навстречу ей ударил ослепительный свет, настолько яркий, что ей показалось, будто в глаза ей вонзили раскаленные иглы.

Назад!  — подумала она, но вместо этого сделала еще один шаг навстречу витражу. Она была полностью во власти его чар.

Она хотела схватиться за кинжал. Вонзить клинок в поток из света, но не сумела даже дотянуться рукой до пояса. Вместо этого она сделала еще один шаг вперед. И еще один. Ее тело, это хорошо натренированное оружие, на которое она всегда могла положиться, перестало повиноваться ей! Нандалее никогда в жизни не испытывала такого страха.

Нандалее по-прежнему не осмеливалась открыть свое Незримое око. Она опасалась, что в этом случае неизвестная сила окончательно захлестнет ее. Пока что она могла защититься, по крайней мере от того, что хотел показать ей витраж.

Мрачные картины. Бездны, полные ужаса. Если она мысленно сделает хотя бы шаг в сторону этой силы, безумие поглотит ее.

Витраж превратился в кружащийся водоворот света. Бледное облачко пара у ее губ затянуло внутрь.

Нандалее отчаянно пыталась вспомнить уроки Парящего наставника. Как можно оборвать заклинание? Нужно освободить душу. Это первый шаг. Отойти от всего и стать недосягаемой для реальности на острове воспоминаний. Она подумала о Гонвалоне. В животе образовалось приятное теплое чувство, когда ей удалось вызвать в памяти его лицо, почувствовать его губы на своих устах.

Движение рывком вернуло ее к реальности. Ее рука дернулась вверх! Она протянула руку к витражу.

— Нет!

Никто не услышал ее крик. Нельзя ей было приходить сюда. По крайней мере, в одиночку. Теперь ее пальцы находились на расстоянии всего дюйма от кружащегося света, и звук летящего стекла донесся до ее ушей. Она быстро представила себе вращающиеся осколки стекла с острыми, как ножи, краями.

Образ Гонвалона померк, остался только страх. Витраж победил.

— Нет, — прошептала она — и коснулась витража. Брызнула кровь, когда обрубленные кончики ее пальцев по одному стали падать на пол. А затем витраж поглотил ее.


Среди убийц | Логово дракона. Обретенная сила | Кровавый след